Алкоголизм и созависимость как следствие нездорового симбиоза

Сегодня обсуждаем тему: алкоголизм и созависимость как следствие нездорового симбиоза с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Семейная болезнь созависимость

Алкоголизм поражает всю семью. Согласно оценкам, каждый алкоголик оказывает сильное воздействие на жизнь, по крайней мере, четырех человек.

Каковы бы ни были личностные особенности алкоголиков, члены их семей обычно реагируют на тяжкое бремя жизни с ними достаточно хорошо предсказуемым образом. Эти реакции могут стать такими же непреодолимо навязчивыми, как и поведение самого алкоголика, и как таковые они грозят ввергнуть членов семьи в настоящую болезнь — даже более серьезную, чем болезнь алкоголика.

1. Нежелание семьи признать реальность

Семья алкоголика в среднем лишь через семь лет после появления явных свидетельств его патологического пристрастия признает, что в доме живет алкоголик. Еще года два они тянут с тем, чтобы обратиться за помощью.
В этом упорном отрицании фактов членами семьи и близкими друзьями, каким бы бессмысленным оно ни казалось, есть своя логика. На ранних стадиях алкоголизма редко присутствуют очевидные признаки, позволяющие отличить алкоголика от сильно или даже умеренно пьющего человека. Когда все же появляются первые угрожающие симптомы, — возрастающее потребление алкоголя, частое опьянение, изменения личности, — то ближайшие к алкоголику люди бывают ослеплены требованиями личной лояльности и страхом перед общественным осуждением алкоголизма. Для каждого из нас гораздо легче отмахнуться от вопроса о чьем-то тревожащем отношении к алкоголю, приняв его за совершенно нормальное, чем допустить возможность, что у человека, которого мы хорошо знаем и любим, сформировалось социально неприемлемое пагубное пристрастие.

Поскольку семья пребывает в эмоциональном разладе, и ее изоляция усиливается и поскольку алкоголик находится в центре приложения ее сил, члены семьи часто принимают и точку зрения алкоголика на действительность. Дело не в том, что он слишком много пьет, а в том, что его жена сварлива, или дети шумят, или родители несправедливы, или хозяин — настоящий надсмотрщик. Члены семьи непроизвольно вбирают в себя фальшивые объяснения, умозрительные построения и проекции алкоголика и, подобно ему самому, могут отрицать его пагубное пристрастие, платя при этом необычайно высокую цену за его пьянство. (6, стр. 42-53)

Роли выживания

Каждый член семьи алкоголика, так или иначе, меняет свое поведение ради его удобства и спасения его от последствий пьянства.

Семейные роли детей алкоголиков
Эти роли включают:
а) превращение в необычайно ответственного человека;
б) превращение в «утешителя»;
в) постоянное приспособление или отказ от ответственности;
г) причинение хлопот.
Примет ребенок одну роль или комбинацию ролей, его самозащитное поведение компенсирует ему неадекватность родителей, прикрывает пробелы в его эмоциональном развитии и приносит видимость стабильности и порядка в хаотичную жизнь. Поскольку дети учатся доверять надежности своей стратегии овладения ситуацией, они переносят ее во взрослую жизнь.

Семейный герой
Почти в каждой разрушенной или нездоровой семье бывает ребенок, часто старший, который берет на себя обязанности отсутствующего или перегруженного родителя. Этот ответственный, заменяющий взрослого ребенок готовит еду, заботится о финансах, обеспечивает благополучное существование младших братьев и сестер и пытается поддержать, насколько возможно, нормальное функционирование семьи. Иногда этот ребенок выступает в роли советчика, разрешая споры между родителями и пытаясь наладить испорченные отношения.
В школе семейный герой обычно является сверх-успевающим. Он может получать повышенные оценки, выполнять какие-то обязанности в классе или быть тренированным спортсменом. Он много работает над достижением целей и завоевывает одобрение учителей. Часто он является одаренным организатором или же он пользуется необычайным авторитетом среди своих одноклассников.
Сверх-успевающие дети становятся взрослыми, пробелы в своем эмоциональном развитии они обычно прикрывают интенсивной работой и самодисциплиной.
Хотя внешне эти интенсивно работающие мужчины и женщины кажутся умелыми и самоуверенными, внутренне они страдают от низкой самооценки и неуверенности в себе.

«Потерянный ребенок»
«Потерянные дети» страдают от постоянного ощущения неадекватности в сравнении с другими, потерянности и одиночества в мире, который они не понимают, а в действительности даже боятся. Они даже и не пытаются самостоятельно действовать, вместо этого выбирая «плыть по течению». Их низкая самооценка, их мироощущение заметны и внешне: они часто бывают застенчивыми и замкнутыми. Они предпочитают оставаться в одиночестве, научившись тому, что грезы безопаснее и приносят больше удовлетворения, чем непредсказуемые отношения с людьми.
Становясь взрослым, «потерянный ребенок» продолжает себя чувствовать человеком бессильным, не имеющим выбора или альтернатив. Обычно он тяготеет к таким же эмоционально обособленным людям, как и он сам, или вступает в брак с партнером, воссоздающим хаос его детства.
Эмоциональную обособленность и апатию «потерянного ребенка» часто ошибочно принимают за безмятежность. Приспосабливающийся ребенок, к сожалению, принимает как факт то, что он никогда и ничего не сможет изменить.

«Семейный шут» или «фамильный талисман»
Эти необычайно восприимчивые дети обладают способностью даже самые тягостные моменты обращать в шутку и привыкают с помощью умело использованного чувства юмора нейтрализовать раздражение и гнев.
Взрослея, семейные шуты часто превращаются в неспособных остановиться болтунов и необычайно взвинченных людей. Даже в самые мучительные моменты они прикрывают свои глубочайшие чувства шуткой. Лишь самым настойчивым и восприимчивым из их друзей удается прорваться сквозь покров юмора к находящимся за ним ранам.
Они могут быть очень талантливыми, но не умеют радоваться своим успехам даже вместе с другими.

Определение созависимости.

Созависимый — это человек, который позволил, чтобы поведение другого человека повлияло на него, и который полностью поглощен тем, что контролирует действия этого человека (другой человек может быть ребенком, супругом, родителем, братом или сестрой, клиентом, лучшим другом, он может быть алкоголиком или наркоманом, больным умственно или физически). Это является попыткой обрести уверенность в себе, осознание собственной значимости и попыткой? определения себя как личности.
Созависимость является самым распространенным заболеванием. Она приводит к нарушениям на всех уровнях: физическом, эмоциональном, поведенческом, социальном и духовном.
Созависимость лежит в основе всех зависимостей: химической зависимости, зависимости от денег, пищи, работы, секса и т.п.

Взрослые дети алкоголиков

Существует миф (ложное убеждение), что лишь непосредственное общение с активным алкоголиком или наркоманом может оказать определенное влияние. Однако ни развод, ни расставание, ни даже смерть химически зависимого человека не останавливают развитие созависимости в семье. Отдельно стоит сказать еще об одной группе жертв алкоголизма (и наркомании) — это взрослые дети алкоголиков. Многие из них во взрослой жизни испытывают проблемы, которые являются последствиями прошлого.

Читайте так же:  Как сохранить личные границы 3 важных шага

Характерные черты взрослых детей алкоголиков

Низкая самооценка

Невозможно, воспитываясь в обстановке эмоционального пренебрежения или, в лучшем случае, противоречивого воспитания, обрести достаточную уверенность в своих силах.
Взрослые дети алкоголиков — большие мастера в создании своего внешнего образа: они стремятся убедить окружающих, что у них «все в порядке», надеясь одновременно убедить в этом и себя. Положительные внешние изменения не приводят, тем не менее, к преодолению чувства неполноценности. Возникает «синдром самозванца», постоянный страх разоблачения, установления, кто он есть.

Неспособность попросить помощь
В химически зависимых семьях существует закон жизни: если ты не позаботишься о себе сам, то никто о тебе не позаботится. Детям становится ясно, что у родителей не остается для них ни душевных, ни физических сил.
Став взрослыми, дети алкоголиков не могут надеяться на то, что другие желают им помочь, и становятся неспособными сами просить помощи у других даже в таких простых случаях, как подвезти на работу или получить чашку кофе. В то же время они обязательны в отношении помощи другим, даже когда нет необходимости или люди не заслуживают этого. Такая модель поведения, когда избегаются любые разговоры о помощи в связи с личными трудностями, ведет к обострению проблем и необходимости дальнейшего отрицания. Не имеет значения, большие это или маленькие проблемы, реакция детей алкоголиков одинакова.

Экстремальное мышление
Эта черта касается способности принимать решения, рассматривать альтернативы и соответственно действовать в трудных ситуациях. Наиболее типичная реакция на повседневные проблемы в семьях алкоголиков: «этого не происходит». Такая тенденция ведет к тому, что проблема откладывается до тех пор, пока она не станет еще острее, и ее нельзя уже избежать.
Когда кризисная ситуация неизбежна, то процесс принятия решения и последующих действий главным образом сводится к поиску виновного, а затем наблюдается либо чрезмерная активность, либо почти полная пассивность. Экстремальное мышление приводит к тому, что члены семьи или ничего не делают вообще, или принимают абсурдные решения.

Этот далеко неполный перечень характерных черт дает возможность представить те трудности, с которыми сталкиваются взрослые дети алкоголиков. Они влияют на семьи, которые создают взрослые дети алкоголиков.

Алкоголизм и созависимость как следствие нездорового симбиоза

Одной из проблем, с которыми сталкиваются психологи, является алкоголизм. Терапия алкоголизма – довольно долгий и сложный процесс, так как сам по себе алкоголизм всего лишь симптом, указывающий на более глубокие деструктивные процессы.

Эрик Берн рассматривал алкоголизм как психологическую игру, в которой есть чётко определенные роли жертвы, преследователя и спасателя. Причём эти роли переходят от участника к участнику. Внешне это может выглядеть так: муж пьёт, потому что нет сексуальной близости с женой, жена не подпускает к себе, потому что муж пьёт. Т. е. оба играют по очереди в жертву и преследователя. Отмечу, что подобных игр существует превеликое множество, но общей чертой у всех них является то, что один или несколько участников в результате напиваются.

Как можно понять из вышеизложенного, работать над проблемой алкоголизма только с самим зависимым не эффективно. Как правило, такие методы используют какую-либо блокировку или перевод зависимости в другую форму (менее или более деструктивную). Ещё одной сложностью является то, что алкоголь вызывает физиологические изменения, поэтому зависимому в начале лечения бывает очень сложно себя удерживать от употребления алкоголя. Но поддерживая зависимого человека, легко провалиться во все ту же игру, в роль спасателя. Как же тут быть?

Существует понятие созависимости. Внешне, на социальном уровне, созависимость проявляется в том, что человек всё время «находит» зависимых в своём окружении. Вспомните женщин, у которых было несколько мужей, и все как один спились. Здесь возможна и обратная картина: мужчина спивается исключительно в браке. Если рассматривать внутренние процессы, то там как правило имеет место так называемый нездоровый симбиоз. Простыми словами, один из симбионтов (пьющий) как бы выключает свою взрослую и родительскую часть личности, оставляя только детскую, отдавая ответственность за себя второму симбионту, а второй её принимает в ущерб себе, часто неосознанно.

Таким образом, одной из целей терапии алкоголизма должна быть сепарация, т. е. выход из симбиоза и достижения автономности как зависимого, так и созависимого.

Помимо этой цели, я хочу выделить следующие цели:

— устранение обесценивания зависимого и созависимого как личностей;

— устранение обесценивания возможностей и способностей зависимого самому справиться с проблемой как со стороны зависимого, так и со стороны созависимого;

— вывод на уровень сознания психологических игр и выгод от них у обоих участников симбиоза;

— поиск ресурса у зависимого воздерживаться от употребления алкоголя.

Как видите, объём работы с зависимым и созависимыми примерно сопоставим, и это не удивительно, ведь «вклад» зависимого в свою зависимость только 50%.

Хочется верить, что данная статья немного прольёт свет на проблему алкоголизма для непсихологов, а психологам даст пищу для размышлений.

Что такое созависимость при алкоголизме и как от неё избавиться

Родственники человека, который страдает алкоголизмом, часто сами требуют помощи и ищут способы, как избавиться от созависимости. Жизнь с алкоголиком – испытание и горе для всей семьи. Постоянное напряжение, испорченные отношения, отрицательные эмоции, чувство вины за неспособность помочь больному, потребность контролировать, гнев, обида, раздражение – это целый комплекс проблем, с которыми сталкиваются родственники зависимого человека. Со временем неприятности только накапливаются, оказывая влияние на психическое и физическое здоровье каждого. Важно помнить, что члены семьи могут оказать алкоголику поддержку и предоставить реальную помощь в лечении лишь в том случае, когда сами эмоционально от него не зависят.

Что такое созависимость?

Созависимость возникает на фоне ежедневного стресса от пребывания рядом с человеком, который пристрастился к алкоголю. Явление сводится к тому, что алкоголик зависит от спиртного, а члены семьи – от алкоголика. В широком понятии этому подвержены супруги, партнеры, взрослые дети. Чаще всего созависимы женщины, они считают своим долгом спасти мужа, сына, отца от пагубной привычки.

Если проанализировать семьи алкоголиков, то можно выявить общие черты поведения родственников. Так, они пытаются контролировать поведение пьющего, направляют силы на то, чтобы изолировать его от дурного влияния окружения, ищут его тайники, не умеют правильно вести себя с ним. Созависимое поведение характеризуется своей иррациональностью и импульсивностью, отличается от реальной помощи в борьбе с алкоголизмом тем, что упускает главное – не мотивирует больного лечиться.

Читайте так же:  Почему бывшие мужчины часто возвращаются после расставания

Любая болезнь патологической зависимости, а в данном случае алкогольной, несет в себе разрушение и деградацию. Мысли алкоголика заняты поиском способов удовлетворить потребность в спиртном. И чтобы достичь желаемого, он готов на многое: врет, манипулирует, изворачивается. От таких психологических приемов страдают отношения в семье. Одержимый выпивкой уже не так похож на себя, доброго и отзывчивого. Люди перестают доверять некогда родному, любимому человеку. Скандалы становятся привычным делом, что значительно отдаляет членов семьи друг от друга.

В периоды ремиссии он возвращается к родным, просит прощения, даже чувствует раскаяние. Достаточно слез алкоголика, его пламенных речей о том, что он бросит пить, все будет как раньше и даже лучше – чтобы созависимый простил. И созависимый прощает все: хамское поведение, ложь и даже побои.

Естественно, обещаниям алкоголика верить нельзя, все повторится вновь. Образовывается замкнутый круг, из которого просто невозможно вырваться. Созависимый «отпускает грехи» алкоголика, а тот понимает, что его поступки всегда будут прощать, можно продолжать вести себя неподобающе. Здесь следует акцентировать внимание на том, что члены семьи чаще всего не задумываются о себе и не ищут способы, как избавиться от созависимости. Болезнь, зеркально отражаясь на родных, близких, разрушает их жизни. Таким образом, положение лишь ухудшается, не способствует выздоровлению.

Признаки созависимости

Созависимость при алкоголизме – частое явление в семье пьющего человека. Обычно люди отрицают это, не осознают проблему, ведь их внимание направлено только на больного родственника, а не на себя. Адекватное лечение от алкоголизма невозможно без терапии и выхода из созависимости всех членов семьи.

Характеристика созависимого человека

Особое внимание следует уделить членам семьи, близким – тем людям, которые постоянно контактируют с человеком, страдающим алкогольной зависимостью. Как правило, в зону риска чаще всего попадают женщины. Именно они с природным стремлением сохранить семью и отношения терпят выходки алкоголика, неудобства, позволяют алкоголику вести себя неподобающе. Созависимая посвящает все свои мысли уходу за «больным» мужем. Она перестает ценить свою жизнь, себя, забывает о комфорте, теряет интересы, перестает ухаживать за своей внешностью. Со временем проявляются другие нарушения: физические, психологические, эмоциональные. Также созависимости более подвержены лица, у которых было трудное детство или пили близкие родственники.

Для созависимого характерны:

  • низкая самооценка;
  • потребность контролировать;
  • отрицание действительности;
  • потребность спасать.

Если в семье есть пьющий, то эту семью уже нельзя назвать полноценной. Важно, чтобы родные это понимали. Для созависимой личности характерно непринятие проблемы, ее отрицание и игнорирование. Часто члены семьи пытаются оправдать поступки своего непутевого родственника, спасти отношения: «выпил, потому что на роботе плохой начальник», «встретил старого друга», «расслабился после тяжелой недели», «переживает тяжелый период жизни» и т. д. Скрывая проблему от других людей и таким образом выгораживая алкоголика, созависимый поощряет его поступки. Для зависимых от пьющих родственников характерна жизнь в мире иллюзий, преуменьшение проблем в семье.

Вместо того чтобы работать над мотивацией больного, побуждать его лечиться – созависимые устраивают опеку, лечат зависимого тайно от него самого, решают его проблемы.

И если алкоголик ввязался в драку или попал в полицию, то зависимые члены семьи, сразу приходят на «помощь». Они не дают пьющему человеку самостоятельно отвечать за свои поступки и их последствия, а забирают его из отделения, лечат, жалеют. Женщина, которая ухаживает за своим непутевым супругом, чувствует свою значимость, реализовывает свою потребность спасать кого-либо, но не помогает ему избавиться от зависимости. Такая «медвежья услуга» лишь усугубляет положение. Алкоголик в семье или преодоление созависимости – это тяжелое испытание, труд для всех членов семьи.

Лечение созависимости

Лечение от алкогольной зависимости – комплексное мероприятие, направленное не только на пьющего человека, но и на членов его семьи. Вовлечение родных в терапию и положительные изменения в их поведении ускорят процесс выздоровления. Умение правильно вести себя с человеком, страдающим алкоголизмом, способствует построению правильных взаимоотношений в семье.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Помощь родственникам алкоголиков включает:

  1. Общеобразовательный этап. Слушание лекций об алкогольной зависимости, чтение брошюр, литературы.
  2. Семейные консультации и групповые сеансы психотерапии. Помогают сплотить членов семьи, восстановить отношения, преодолеть трудности в общении, наладить взаимопонимание.
  3. Индивидуальная помощь психотерапевта. Оказание помощи в преодолении депрессии, психических расстройств, других явлений, с которыми человек не может справиться самостоятельно.

Отдельное внимание следует уделить изучению вопроса об алкоголизме в семье. Книга Мелоди Битти «Алкоголик в семье или Преодоление созависимости» предназначена для тех, кто хочет справиться с этой проблемой, начать жить счастливо и независимо. В ней идет речь о том, как помочь себе выйти из зависимости от больного близкого человека, обрести счастье. Мелоди – в прошлом химически зависимая и созависимая личность – сумела не только найти способы преодоления проблемы, но также вела широкую общественную работу для помощи людям.

Подводя итог, можно с уверенностью утверждать, что справиться с созависимостью, стать самодостаточной личностью – реально. Конечно, это труд и работа над собой, но для человека, который принял решение стать счастливым – нет ничего невозможного.

Проблемы симбиотичности в созависимых семьях

Статья рассматривает созависимость как состояние, возникающее у членов семьи больного алкоголизмом или другими формами зависимости, которое подчас тяжелее, чем само заболевание. Созависимость можно срав­нить с симбиозом алкоголика и членами семьи, но такой симбиоз имеет разрушительную тенденцию не только для «донора», но и для всех его участников. Изначально созависимость формируется из гуманных побужде­ний -помочь пьющему человеку, но по мере развития алкоголизма и чем дольше длится болезнь механизм действия созависимости приобретает обратный вектор. Опасение специалистов, в первую очередь, вызывает потерн усвоенных форм поведения, чувств и верований, делающих жизнь проблемной, отрицательно влияю­щей на адаптацию личности, приводящей к негативным личностным изменениям, нарушениям гармоничного и всестороннего развития. Именно это определяет созависимость как серьезную психологическую, медицинскую, педагогическую и социальную проблему.

В последние десятилетия в современной психологической науке, социологии, педагогике и медицине все больше внимания уделяется од­ной из актуальных проблем современного чело­векознания — проблеме созависимости. Многие исследователи прямо указывают на исключи­тельное значение данного явления в жизни как отдельного человека, так и определенных соци­альных групп. В.Д. Москаленко (1995) — автор фундаментального исследования, посвященного созависимости, указывает на то, что проблема созависимого состояния личности занимает осо­бое место в современном научном знании. Это психологическое явление оценивается: «как цен­тральная проблема современной цивилизации» (Э. Смит, 1991; В. Сатир, 2000; Г. Клауд,1999; Э. Эриксон, 1950, Н. Иванец, И. Вачков, М. Бит­ти, А. Мягер, Э. Эйдемиллер, А. Захаров.), важ­нейшая проблема нашего времени, освобожде­ние личности от созависимого состояния

Читайте так же:  Помощь в создании семьи

Симбиоз в семьях порой трудно распознать как серьезную проблему, потому что он под­держивает иллюзию “Мы — это одна большая счастливая семья”. Когда-то такая форма взаи­моотношений считалась здоровой. Как только мы осознаем важную потребность в психоло­гическом рождении и личностной автономии, симбиоз начинает восприниматься как дис­функциональная форма взаимоотношении [1].

Симбиоз может выражаться, например, в на­дежде на то, что сына будут называть студентом- выпускником или что он продолжит семейную традицию и станет врачом или спортсменом. Другие вопросы “наследия”,такие, как жизнь недалеко от родительского дома, определенное число детей в семье или брак с определенным супругом/супругой, — это фактически такие же формы симбиоза. Подобные жизненные реше­ния не являются отрицательными сами по себе. Проблема здесь в отсутствии сознательного лич­ного выбора для данного индивидуума и значи­тельном числе внешних ожиданий, потому что такие ограничения мешают раскрытию истинно­го “Я”. Симбиотическая динамика также обычно мало осознается; это означает, что вовлеченные в нее люди мало осведомлены о том, что они по­ступают в соответствии с чьими-то надеждами [3, 4].

Каждая семейная система имеет свою вну­треннюю динамику. Здоровая система основана на разделение ответственности и задач, решае­мых в семье (никто не эксплуатируется никем). В здоровой системе все элементы связаны друг с другом посредством двухстороннего обще­ния. В противовес дисфункциональной системе, которая обычно закрытая, здоровая система от­крытая. Это означает, что двухстороннее обще­ние соединяет семейную систему с большей со­циальной системой, чьей частью является семья.

Системная теория, применяемая к семье, об­легчает распознание конфликтов и трудностей, которые делают невозможным гармоничное со­существование и индивидуальное развитие каж­дого члена семьи. Изменение в функционирова­нии любого одного элемента вызывает измене­ние в функционировании всей системы и может привести к ухудшению межличностных отноше­ний в семье [4].

По мнению E.Woydytto (1997), люди в Аме­рике редко рассчитывают на кого-то, когда пыта­ются решить свои проблемы. Жены алкоголиков не являются исключением, и задолго до В. Сатир им пришла в голову мысль, что им следует защи­щать благосостояние их больных семей.

Истории родителей, которые ориентируют своих детей действовать исключительно как сту­денты-отличники или перспективные спортсме­ны, иллюстрируют нездоровую потребность взрослых в том, чтобы их оценивали по успехам детей. Дети, подчиненные родителям с преуве­личенными потребностями в известности и сла­ве, часто сами становятся пустыми, ведомыми взрослыми и чувствуют, что никогда не добьют­ся значительных успехов. Независимо от своих достижений, они часто страдают от низкой само­оценки и слабого представления о самих себе и чувствуют себя неудачниками [5].

Как правило, ощущение удушья служит для индивидуума мотивом, чтобы выбраться из этой запутанности. Люди могут чувствовать себя так, как будто они умирают, чем-то больны или ис­пытывают физическое недомогание, которое формирует у них страх смерти. Только тогда они начинают делать попытки вырваться из этой си­стемы.

В симбиотических семьях фактически не существует личных границ между членами се­мьи. Во многих созависимых семьях, где роди­тели очень симбиотичны, дети и взрослые могут даже поменяться ролями. Это очень типично для алкогольных семей, в которых дети должны хо­дить за покупками, мыть и укладывать пьяных родителей в кровать. Взрослые могут также пре­вращаться в детей, чтобы получить воспитание, любовь, привязанность и комфорт, которые на самом деле родители должны не получать, а давать. Это создает атмосферу, при которой веро­ятны инцест или сексуальные злоупотребления, чем и объясняется преобладание таких отклоне­ний в алкогольных семьях [5, 6].

Джозеф Элтон Пирс (1977, 1985) рассматри­вал связь как центральный вопрос развития в раннем детстве, изучая обстоятельства, мешаю­щие образованию связи, а также влияние связи или ее отсутствия на обучение и установление отношений. Он выделяет пять шагов/элементов в создании хорошей связи во взаимоотношениях мать/ребенок в первые несколько часов, дней и месяцев после рождения ребенка:

  • брать ребенка на руки и прижимать к матери и отцу (самый лучший контакт — кожа к коже);
  • долго и спокойно смотреть в глаза ребен­ку;
  • улыбаться ребенку;
  • издавать успокаивающие звуки, особен­но петь песни;
  • стимулировать ребенка поглаживаниями и массажем.

Пирс (1985) выделяет восемь стадий образо­вания связи, рассматривая развитие человека как ряд связей, которые удерживают процесс жизни в одном русле. Он описывает это как инстинкт, который влечет за собой людей по направлению к полному развитию духовных способностей. Стадии образования связи по Пирсу таковы:

  • с матерью (при рождении и сразу после него);
  • с отцом и семьей (сразу же после рожде­ния);
  • с Землей (около 4 лет);
  • с обществом (в возрасте около семи лет);
  • с основной частью знаний общества (на­чиная с одиннадцати лет);
  • с личностью противоположного пола (по достижении половой зрелости);
  • с потомком (как родитель);
  • духовная связь.

Первые семь стадий вместе включают в себя восьмую, которую Пирс называет “духовная связь”, и если этот процесс завершается, лич­ность становится способной чувствовать себя связанной со всем миром и со всеми в этом мире.

[1]

Как и в любом процессе развития, можно вернуться к точкам, в которых процесс был на­рушен, и восстановить его. Разрыв связи раннего детства можно исцелить при помощи фиксиро­ванных взаимоотношений, психотерапии, групп поддержки и индивидуальной работы.

Здоровое образование связи в школах под­держивается совместными действиями, которые признают уникальность индивидуума и способ­ствуют распространению приемлемых телесных контактов, таких, как объятия, “куча мала” (где все лежат на полу беспорядочной кучей как но­ворожденные щенки в гнезде), образование хо­роводов в танцах или движение учащихся по тесно свитой спирали, которая образуется из вы­строенных в ряд людей. Эти виды деятельности необходимо предварять информацией и обсуж­дением того, что такое приемлемое и неприемле­мое прикосновение, а также твердой поддержкой при установлении индивидуальных ограничений и границ, касающихся прикосновений и близко­го телесного контакта. Преподавателям нужно открыто говорить об этом, а также моделировать желательное и приемлемое поведение. Такое по­ведение и поддерживающая атмосфера, установ­ленные классным преподавателем, помогут де­тям научиться отличать здоровые свойства связи (которые поощряют индивидуальные потребно­сти и границы) от нездоровых, характерных для симбиоза (которые препятствуют свободному выбору, передают внешние ожидания и отрица­ют границы и ограничения) [7, 8].

Читайте так же:  4 ловушки на пути к гармоничному общению

Недавние исследования (Магид и Маккелвей, 1988) рассматривают плохую связь в воз­расте от рождения до двух лет как главную при­чину асоциальных изменений личности (APD). Люди с такими нарушениями (около 15% взрос­лого населения США) обладают смесью отвра­тительных черт. Они высокомерны, бесстыдны, аморальны, импульсивны, необщительны, не­глубоки, бессердечны, безответственны, непо­чтительны, коварны и лживы. Возможно, такие люди не будут убивать, но будут с готовностью лгать, мошенничать и воровать и не чувствовать при этом стыда. Некоторые крайние примеры можно найти среди заключенных, например, Чарльз Мансон, и в психиатрических клиниках, но множество людей с менее выраженными сим­птомами находятся в главном потоке общества и во всех социальных слоях.

Научные исследования показывают, что сей­час в обществе насчитывается больше людей с APD, чем когда-либо раньше. Рост числа плохих связей, которые способствуют формированию APD, приписывается ряду культурных тенден­ций:

  • увеличению количества беременностей у подростков;
  • увеличению количества неподготовленных матерей-подростков, которые оставляют де­тей у себя и воспитывают их;
  • увеличению числа разводов;
  • увеличению случаев плохого обращения с детьми;
  • большему числу усыновлений (удочере­ний);
  • увеличению числа передач ребенка на воспитание в приемную семью;
  • недостаточная ежедневная забота о ре­бенке.

Исследования показывают также, что пре­рывания в процессе образования связи, такие, как госпитализация, болезнь родителей и их от­сутствие, существенно влияют на ребенка. Это оказывает особенно пагубное воздействие на ре­бенка в момент рождения и в течение этапа от­деления, от девяти месяцев до трех лет.

Магид и Маккелвей считают главной причи­ной роста APD в Соединенных Штатах то, что подростки становятся родителями. Матери-под­ростки сами еще дети и не знают, как правильно взаимодействовать с ребенком-младенцем. Вто­рой важный фактор — недостаточный ежедневный уход за ребенком. Большинство дневных нянь мало получают за свою работу и плохо подго­товлены к ней. Среди них наблюдается большая текучесть кадров, и слишком многие из них сами являются почти детьми. Уход за детьми осущест­вляется на уровне ниже всяких стандартов.

Другой характерной чертой дисфункцио­нальных семей является то, что нарушенное рав­новесие системы пытается вернуться в первона­чальное состояние. Жена и дети алкоголика не воспринимают его всерьез и не прислушивают­ся к его мнению. Такое плохое отношение, вы­ражаемое любящими людьми по отношению к алкоголику, который начинает протрезвляться, может легко ослабить его мотивацию. Потом все возвращается к тому, как все было: алкоголик начинает пить, чувства вины и возрастающая спираль болезни опять мешает ему принимать участие в семейной жизни, как равному партне­ру и воспитателю своих детей. Семья вязнет все глубже и глубже в болоте нездоровых привычек, происходящие в результате чувства одиночества, недостатка взаимного доверия и несоответствия между тем, что они могут признать, так же, как между тем, что они делают и говорят [9, 10].

Как только вы осознаете, что созависимы, и признаете, что это делает вашу жизнь трудной, если не жалкой, вы сделаете самое важное дело. Отсюда путь к восстановлению становится бо­лее ясным (хотя не всегда более легким), пото­му что теперь вы все видите гораздо яснее. На этом этапе участие в программах “12 шагов” или группах поддержки почти обязательно. Здесь вы найдете союзников с похожими представления­ми, которые помогут укрепить вашу точку зре­ния, если вы испытываете колебания.

Алкоголизм является, конечно же, заболева­нием, которое является абсолютно демократич­ным и не выбирает своих жертв [11].

Создание новой сферы учения о систематиче­ском лечении зависимостей, принимая во внима­ние всех членов семьи, было впоследствии сдела­но возможным в большей степени профессиона­лами, которые были первыми, у кого хватило сме­лости переступить через их собственный ложный стыд, чувства вины и отверженности [12].

[3]

Созависимость занимает важное место в ис­следовании индивидуальных особенностей че­ловека. Проблема созависимости является одной из наиболее сложных и активно изучаемых. Это обусловлено исключительной ролью созависи­мости в формировании индивидуальной непо­вторимости личности, её ролью во взаимодей­ствии субъекта с окружающим миром и тесной связью с его психическим и соматическим здо­ровьем.

Таким образом, феномен созависимости тре­бует дальнейшего анализа и систематизацию подходов к изучению созависимого состояния личности.

Алкоголизм и созависимость как следствие нездорового симбиоза

Созависимость можно определить как нездоровые отношения, при которых оба партнера страдают от действий друг друга. Зависимый человек не способен получать удовольствие от жизни, развиваться, делать выбор, поскольку весь его мир сосредоточен на принятии новой дозы наркотического вещества – алкоголя, наркотика, азартных игр и т.д. Созависимый человек,в попытках исправить все последствия его аддикции, теряет контроль над собственной жизнью и подчиняет ее постоянному контролю над жизнью аддикта.

  • Партнеры, один из которых имеет проблемы с аддикцией – алкогольной, наркотической и т.д.
  • Супружеская пара, в которой один из партнеров имеет любовную зависимость.
  • Родители, чьи дети страдают зависимостями к психотропным веществам, к азартным играм, алкоголю.
  • Дети, чьи родители пьют или употребляют наркотики.
  • Люди, предрасположенные к зависимости.

Признаки созависимости

Среди признаков, которые характеризуют созависимость, можно отметить основные:

Патологический контроль. Он проявляется, как навязчивое желание контролировать действия и жизнь родственников с аддикцией или партнера, от которого зависит человек.Созависимые люди считают, что знают, как будет лучше для зависимого и принуждают его действовать по своим правилам. Для этого используются угрозы, скандалы, шантаж. И все это на фоне постоянного акцентирования полной беспомощности зависимого. Такие попытки тотального контроля часто оборачиваются против созависимого, поскольку вся его жизнь подчиняется этим действиям, что приводит к депрессии и гневу.

Заниженная самооценка. Нередко сами созависимые происходят из неблагополучных семей, и их низкая самооценка постоянно двигает ими в попытках создать идеальную семью, получить одобрение от других людей. Если же одобрения и поддержки нет, созависимый может стать еще более агрессивным и нетерпимым.

Жертвование собой. Одно из доминирующих желаний – заботиться о других, даже в ущерб себе. Поэтому созависимые часто берут на себя слишком много обязательств, они не умеют отказывать и трезво оценить последствия своих действий. Часто созависимые могут покупать аддиктам необходимые вещества по их просьбе.

Причины созависимости

Основная причина развития созависимости – ощущение пустоты. Оно развивается на фоне дефицита родительской любви, когда дети испытывали в ней потребность, но не получили ее. Дети, которых одаривали стабильной заботой и любовью, как правило, уверены в своей значимости, у них адекватная самооценка, и они знаю, что их любят просто за то, что они есть. Созависимые же всю жизнь испытывают тянущее чувство беспокойства, ощущения нехватки чего-то важного, страха перед окружающим миром и стойкой уверенности в том, что они не стоят любви, их никто не может полюбить. Этим и определяется их выбор во взрослой жизни, когда они связывают ее с людьми, склонными к аддикции. Созависимые превращают всю свою жизнь в поле бое за крупицу любви и внимания, и в этой войне они используют все доступные средства – манипуляции, лицемерие, шантаж. Неудивительно, что в таких условиях склонность к аддикции у партнера развивается очень быстро. Невозможно адекватно воспринимать реальность, в которой другой человек не дает тебе право выбора, контролирует тебя и всеми силами пытается доказать, что ты без него – ничто.

Читайте так же:  6 ловушек послеродовой депрессии

Таким образом, дети, которых не любили в детстве, становятся взрослыми, которые не умеют любить. Они создают созависимые отношения, которые не развиваются, а душат обоих партнеров, разрушает их личности и жизнь.

Последствия созависимости

Любая созависимость – это длительное подавление негативных эмоций, которые накапливаются и становятся разрушительными. Это приводит к развитию психосоматических болезней – бессонницы, проблем с ЖКТ и сердечно-сосудистой системой, псориаза и т.д. Психологические последствия – постоянная неудовлетворенностью жизнью, тревога, напряжение, депрессия и другие личностные расстройства.

Гипноз в лечении созависимости

При лечении созависимости необходимо понимать, что это – семейная болезнь, и вылечить кого-то одного не получится. Поэтому гипнотерапия созависимости предполагает лечение обоих — зависимого и созависимого. В чем может помочь гипноз созависимому? Во-первых, Вы сможете понять, какие страхи движут вами. Зачастую, это страх одиночества, который перевешивает все недостатки созависимости, страх осуждения, ведь созависимый очень болезненно воспринимает критику других людей, страх за самого зависимого, а вдруг он что-то с собой сделает (и многие зависимые манипулируют этим). Но самым сильным страхом является боязнь не выжить как отдельная, самостоятельная личность. Именно с этими страхами мы будем работать в первую очередь. Лечение созависимости гипнозом поможет Вам ответить на вопрос, что движет Вами, чего Вы боитесь, и чего Вы хотите на самом деле. Все эти ответы лежат в Вашем бессознательном, куда Вы их так настойчиво прятали.

Полный курс гипнотерапии поможет вам:

  • Избавиться от созависимых отношений
  • Научиться заботиться о других в разумных рамках
  • Полюбить себя и воспринимать себя адекватно
  • Научиться заботиться о себе и не зависеть от мнения других
  • Понять, чем бы Вы хотели заниматься и направить свою энергию на любимое дело

Алкоголизм и созависимость как следствие нездорового симбиоза

В практике психотерапевта работающего в наркологии часто приходится сталкиваться с запросом об изменении поведения пьющего человека. То есть обращаются родители или жены лиц страдающих алкогольной зависимостью, некритичных к собственному пьянству, с просьбой «сделать так, чтобы он не пил», или, в крайнем случае, научить как вести себя с ним так, чтобы он «все понял», «перестал пить», «закодировался». Такие люди (среди наркологов называемые созависимые) основную свою проблему видят в пьянстве близкого человека, борьбе с которым они прикладывают отчаянные и часто безуспешные усилия. В нашей статье мы хотим представить подобную проблему не с точки зрения заболевания алкоголизмом человека (с ведущим симптомом-мишенью патологическим влечением к алкоголю), а со стороны взаимоотношений, которые больной и его близкие выстраивают друг с другом.

Концепция симбиоза

Психологическая игра «Алкоголик»

Концепции симбиоза и психологической игры настолько специфично описывают события, происходящие при взаимоотношениях с больным алкоголизмом что при изложении их бытовым языком могут служить хорошей основой для первых мотивирующих встреч с его близкими и для дальнейшей психотерапевтической работы. В нашей статье далее мы хотим представить клинический случай зависимости от алкоголя у пациента и созависимости у его матери. Особенность описанного случая в том, что основная терапевтическая работа проводилась с матерью больного. Кроме того, мы хотели бы представить взаимоотношения в семье больного алкоголизмом с точки зрения особенностей личностных черт участников.

Клинический случай

Алевтина, 54 года, образование высшее, работала учительницей, в настоящее время инвалид II группы (порок митрального клапана). Была замужем, муж злоупотреблял алкоголем. В настоящее время разведена, имеет от брака двоих взрослых детей: сына и дочь, проживающих вместе с ней. Сын Алексей ранее употреблял героин внутривенно, последние 2 года воздерживался от употребления наркотиков, употребляет алкоголь в массивных дозах периодами до полугода.

Психологический анализ

Заключение

С другой стороны, для Алевтины реальный путь изменений ситуации с Алексеем и своей собственной жизненной ситуации – доступ к своим исключенным Детским потребностям, выход из поглощенности симбиотическими взаимоотношениями и опекой над взрослым сыном. Поэтому планируемый следующий этап психотерапии Алевтины — личностная работа в направлении большей автономии через конфронтацию и осознавание пассивного поведения относительно удовлетворения собственных потребностей.

Ситуация с сыном, злоупотребляющим алкоголем, скорее типичный пример возможной первичной мотивации для психотерапевтической работы. Эта ситуация достаточно специфична для нашей российской популяции ориентированной на манипулятивные методы лечения алкогольной зависимости и фиксированной на решении собственных невротических проблем за счет поглощенности алкоголизацией кого-либо из родственников.

Литература

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник:
Журнал «Психотерапия», №9, 2003

Оставлять комментарии к статьям могут только зарегистрированные пользователи.

[2]

Источники


  1. Норна, Ирина Освобождение от иллюзий. 7 секретов счастливой женщины. Женская энциклопедия (комплект из 3 книг) / Ирина Норна , Наталья Матвеева. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 597 c.

  2. Регуляция репродуктивного поведения и репродуктивное здоровье / И.С. Морозова и др. — М.: Ленанд, 2015. — 240 c.

  3. Юрчук, В. В. 500 способов обольстить, привязать и удержать богатого мужчину / В.В. Юрчук. — М.: Современное слово, 2012. — 352 c.
Алкоголизм и созависимость как следствие нездорового симбиоза
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here