Апокалипсис юнга

Сегодня обсуждаем тему: апокалипсис юнга с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Апокалипсис Юнга

«Конец света»? Архетипы и реальность

Психика – экстраординарный и таинственный элемент человеческой природы. Состоит психика из нескольких частей. Сегодня можно выделить такие основные слои психики: сознательное, подсознательное, бессознательное. В свою очередь, каждый этот слой подразделен на несколько отдельных частей-элементов. В контексте данной статьи хотелось бы затронуть специфическое бессознательное, а именно коллективное бессознательное.

Коллективное бессознательное — это открытие Карла Густава Юнга, известного швейцарского психиатра, основоположника одного из направлений глубинной, аналитической психологии. Юнг доказал, что бессознательная область психики человека состоит из индивидуального бессознательного и коллективного бессознательного.

Индивидуальное бессознательное — это персональное бессознательное в психике, у каждого человека эта область имеет свои особенности, она индивидуальна. А коллективное бессознательное — это совокупность определенных конструктов, которые принято называть архетипами. Справедливости ради следует отметить, что этот термин употребляли еще Платон, Аристотель и их по­следователи.

Архетип — психическая структура, которая определяет содержание коллективного бессознательного: схемы образов, фантазий, сформировавшихся ещё в доисторические времена и являющихся общими для всех народов. Архетип — это общечеловеческие первообразы и идеи, формы без собственного содержания, объекты, сохранившиеся от наших предков. Архетипы выявляются в мифах, сновидениях, фольклоре, художественных символах.

Основными архетипами Юнгом выделены Персона, Эго, Тень, Анима и Анимус, Самость. Также одними из важнейших архетипов, нашедших свою аутентичность* (достоверность, подлинность) в различных культурах, по мнению Юнга, являются такие архетипы как

Мать, Ребенок, Герой, Мудрец, Божество Солнца, Плут, Бог и Смерть. Причем все эти типы одновременно живут в каж­дом из нас, занимая свое место и, одновременно, так или иначе взаимодействуя друг с другом, поддерживая или мешая, противо­реча друг другу.

Юнг любил сравнивать архетип с руслом реки, которое медленно формировалось в течение тысячелетий, доказывая при этом, что архетипов много
и все они имеют иерархические уровни.

Архетипы провоцируют повторение одних и тех же переживаний у разных людей. Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенно­го типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации.

И когда мы говорим об ожиданиях конца света, мы должны понимать, что речь идет о возвращении архаичного мифа, оказывающего чрезвычайно мощное воздействие на коллективную психику. В контексте коллективной психики в данной статье попытаемся рассмотреть воздействие архетипа «конца света» на человеческий социум, и на человека в частности.

Интересующий нас миф присутствует во всех без исключения культурах. История человечества наполнена душераздирающими повествованиями о неминуемой гибели всего живого на земле. Испокон веков люди верили в неизбежную конечность своего бытия, в каком бы воплощении она не представлялось. По некоторым верованиям «конец света» представлялся всемирным потопом или пришествием Антихриста. По другим версиям, совсем еще свежим для нашего времени, «конец света» отождествлялся со всепожирающим ядерным пожаром или с гибелью планеты в результате падения огромного метеорита. Именно мифологичность таких и подобных этим сюжетов отсылает нас к самым темным и глубоким пластам коллективного бессознательного и позволяет идее о «конце света» регулярно, на протяжении столетий, подчинять огромное количество людей, в обычной своей жизни абсолютно нормальных и адекватных членов общества.

Все эти люди, относясь к разным культурным, социальным и национальным группам, должны быть наделены некими общими качествами, делающими их восприимчивыми к идее ожидания «конца света», толкающими их «в пасть» древнего мифа.
По моему мнению, можно сделать акцент на трех основных свойствах, которыми одновременно должен обладать человек, принадлежащий к сообществу «верующих» в конец света.
1. Внушаемость. Определенный уровень психологической и эмоциональной податливости, высокий уровень чувствительности к изменяющимся жизненным реалиям.

2. Эсхатологическая* (эсхатология – совокупность религиозных взглядов и убеждений о конечности мира и человека) составляющая – личная неудовлетворенность представлениями о мире, предлагаемые традиционными мировыми религиями. Непременное желание обладать полной и логичной информацией о строении мира. И следующее отсюда разочарование неполными и часто противоречивыми описаниями мироустройства официальной наукой.
3. Наличие собственного, зачастую болезненного и травматического опыта переживания действительности. Сформированный на базе этого опыта в большей степени деструктивный и пессимистичный взгляд на реальный мир. Преодолеть подобный дисбаланс представляется возможным только одним способом – начать все заново, вернуться к первоначальному состоянию, к хаосу (известная терапевтическая техника в психологии и в религиозных ритуалах).

Можно прийти к выводу, что группа людей, объединенная общими психологическими особенностями и обладающая информационной составляющей идеи «конца света», будет достаточно многочисленна. Тем более что с активно развивающимися технологиями средств массовой информации, состав данной категории людей будет количественно увеличивается с каждым годом.

Однако не каждая сенсация находит такой горячий отклик и буквально овладевает умами и душами миллионов. Это объяснятся тем, что сама идея «конца света» наступает на самое больное и святое место человеческой психики – инстинкт жизни и самосохранения, инстинкт признанный всеми психологами наиболее прогрессивным и стимуляционным.

Нагнетание ситуации агонии, вызванной ожидаемым якобы «концом света», всегда было кем-то или чем-то обусловлено. Будь то появление исторического артефакта, подобно расшифрованному и получившему широкую огласку календаря Майя*, предрекающего экологическую катастрофу. Или те или иные социополитические изменения в устройстве того или иного государства, влекущие за собой сбой привычного ритма и уровня жизни населения. Экологическая, экономическая или политическая неопределенность какой-либо исторической эпохи, вытекающие отсюда настроения безысходности и неуверенности, в первую очередь становятся п ричинами массового психоза людей в целом, и человека в отдельности.

Впрочем, люди всегда мыслили в пределах очень узких временных рамок, поэтому многие разрушительные вещи принято называть «концом света», будто то землетрясение, военный конфликт или смерть вождя. Очень часто можно услышать фразу: «Я пережил конец света». На самом деле «конец света» пережить нельзя. До него нельзя даже дожить – это горизонт, все время где-то вдали, недосягаемый и неосязаемый, но постоянно присутствующий и устрашающий. С ним можно только жить. Это наше коллективное бессознательное. Это наш старый, непоколебимый архетип.

2. Юнг К.Г. Психология бессознательного. М.: Канон, 1994.

3. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. Киев: Государственная библиотека Украины для детей и юношества, 1996.

4. Юнг К.Г. Аналитическая психология. Прошлое и настоящее.М.: Мартис, 1995.

5. Фролов Э.Д. Русская наука об античности. Историографические очерки. Изд. 2-е. СПб., 2006.

Читайте так же:  Бросит пить или обманет

Карл Густав Юнг: «Я знаю, что демоны существуют»

Die Weltwoche: Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

[3]

Карл Густав Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью.

[2]

Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера (Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г. Он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом) о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, как деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно. Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам.

Они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.

Вопрос коллективной вины, который так затрудняет и будет затруднять политиков, для психолога факт, не вызывающий сомнений, и одна из наиболее важных задач лечения заключается в том, чтобы заставить немцев признать свою вину. Уже сейчас многие из них обращаются ко мне с просьбой лечиться у меня. Если просьбы исходят от тех «порядочных немцев», которые не прочь свалить вину на пару людей из гестапо, я считаю случай безнадежным. Мне ничего не остается, как предложить им анкеты с недвусмысленными вопросами типа: «Что вы думаете о Бухенвальде?» Только когда пациент понимает и признает свою вину, можно применить индивидуальное лечение.

[1]

Но как оказалось возможным, чтобы немцы, весь народ, попали в эту безнадежную психическую ситуацию? Могло ли случиться подобное с какой-либо другой нацией?

Позвольте сделать здесь небольшое отступление и наметить в общих чертах мою теорию относительно общего психологического прошлого, предшествовавшего национал-социалистической войне. Возьмем за отправную точку небольшой пример из моей практики.

Однажды ко мне пришла женщина и разразилась неистовыми обвинениями в адрес мужа: он сущий дьявол, он мучит и преследует ее, и так далее и тому подобное. В действительности этот человек оказался вполне добропорядочным гражданином, невиновным в каких-либо демонических умыслах.

Откуда к этой женщине пришла ее безумная идея? Да просто в ее собственной душе живет тот дьявол, которого она проецирует вовне, перенося собственные желания и неистовства на своего мужа. Я разъяснил ей все это, и она согласилась, уподобившись раскаявшейся овечке. Казалось, все в порядке. Тем не менее именно это и обеспокоило меня, потому что я не знаю, куда пропал дьявол, ранее соединявшийся с образом мужа.

Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира

Совершенно то же самое, но в больших масштабах произошло в истории Европы. Для примитивного человека мир полон демонов и таинственных сил, которых он боится. Для него вся природа одушевлена этими силами, которые на самом деле не что иное, как его собственные внутренние силы, спроецированные во внешний мир.

Христианство и современная наука дедемонизировали природу, что означает, что европейцы последовательно вбирают демонические силы из мира в самих себя, постоянно загружая ими свое бессознательное. В самом человеке эти демонические силы восстают против кажущейся духовной несвободы христианства. Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира. Человек постепенно превращается в уробороса, уничтожающего самого себя, в образ, с древних времен символизирующий человека, одержимого демоном. Первый законченный пример этого типа — Наполеон.

Немцы проявляют особенную слабость перед лицом этих демонов вследствие своей невероятной внушаемости. Это обнаруживается в их любви к подчинению, в их безвольной покорности приказам, которые только иная форма внушения. Это соответствует общей психической неполноценности немцев, как следствие их неопределенного положения между Востоком и Западом. Они единственные на Западе, кто при общем исходе из восточного чрева наций оставались дольше всех со своей матерью. В конце концов они отошли, но прибыли слишком поздно.

Все обвинения в бездушии и бестиальности, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам

Поэтому немцев глубоко терзает комплекс неполноценности, который они пытаются компенсировать манией величия: «Am deutschen Wesen soll die Welt genesen» (Приблизительный перевод: «Немецкий дух спасет мир». Это нацистский лозунг, заимствованный из поэмы Эммануэля Гейбеля (1815-1884) «Признание Германии». Строки из Гейбеля стали известны с тех пор, как их процитировал Вильгельм II в своей речи в Мюнстере в 1907 году), — хотя они не чувствуют себя слишком удобно в собственной шкуре!

Это типично юношеская психология, которая проявляется не только в чрезвычайном распространении гомосексуальности, но и в отсутствии образа anima в немецкой литературе (великое исключение составляет Гете). Это обнаруживается также в немецкой сентиментальности, которая в действительности не что иное, как жестокосердие, бесчувственность и бездушие.

Все обвинения в бездушии и бестиальности, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам. Речи Геббельса не что иное, как немецкая психология, спроецированная на врага. Незрелость личности ужасающим образом проявилась в бесхарактерности немецкого генерального штаба, мягкотелостью напоминающего моллюска в раковине.

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина

Германия всегда была страной психических катастроф: Реформация, крестьянские и религиозные войны. При национал-социализме давление демонов настолько возросло, что человеческие существа, подпав под их власть, превратились в сомнамбулических сверхчеловеков, первым среди которых был Гитлер, заразивший этим всех остальных. Все нацистские лидеры одержимы в буквальном смысле слова, и, несомненно, не случайно, что их министр пропаганды был отмечен меткой демонизированного человека — хромотой. Десять процентов немецкого населения сегодня безнадежные психопаты.

Вы говорите о психической неполноценности и демонической внушаемости немцев, но как вы думаете, относится ли это также к нам, швейцарцам, германцам по происхождению?

Мы ограждены от этой внушаемости своей малочисленностью. Если бы население Швейцарии составляло восемьдесят миллионов, то с нами могло бы произойти то же самое, поскольку демонов привлекают по преимуществу массы. В коллективе человек утрачивает корни, и тогда демоны могут завладеть им.

Читайте так же:  Кризис пятидесятилетних 45 – 55 лет

Поэтому на практике нацисты занимались только формированием огромных масс и никогда — формированием личности. И также поэтому лица демонизированных людей сегодня безжизненные, застывшие, пустые. Нас, швейцарцев, ограждают от этих опасностей наш федерализм и наш индивидуализм. У нас невозможна такая массовая аккумуляция, как в Германии, и, возможно, в подобной обособленности заключается способ лечения, благодаря которому удалось бы обуздать демонов.

Но чем может обернуться лечение, если его провести бомбами и пулеметами? Не должно ли военное подчинение демонизированной нации только усилить чувство неполноценности и усугубить болезнь?

Сегодня немцы подобны пьяному человеку, который пробуждается наутро с похмелья. Они не знают, что они делали, и не хотят знать. Существует лишь одно чувство безграничного несчастья. Они предпримут судорожные усилия оправдаться перед лицом обвинений и ненависти окружающего мира, но это будет неверный путь. Искупление, как я уже указывал, лежит только в полном признании своей вины. «Меа culpa, mea maxima culpa!» (Моя вина, моя большая вина (лат.).)

Всякий человек, который утрачивает свою Тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина. Американский курс лечения, заключающийся в том, чтобы провести гражданское население через концентрационные лагеря, чтобы показать все ужасы, совершенные там, — совершенно правильный путь.

Однако невозможно достичь цели только моральным поучением, раскаяние должно родиться внутри самих немцев. Возможно, что катастрофа выявит позитивные силы, что из этой погруженности в себя возродятся пророки, столь характерные для этих странных людей, как и демоны. Кто пал так низко, имеет глубину.

Вероятно, католическая церковь соберет богатый улов душ, поскольку протестантская церковь переживает сегодня раскол. Есть известия, что всеобщее несчастье пробудило религиозную жизнь в Германии: целые общины преклоняют по вечерам колени, умоляя Господа спасти от антихриста.

Тогда можно надеяться, что демоны будут изгнаны и новый, лучший мир поднимется на руинах?

Нет, от демонов пока не избавиться. Это трудная задача, решение которой в отдаленном будущем. Теперь, когда ангел истории покинул немцев, демоны будут искать новую жертву. И это будет нетрудно. Всякий человек, который утрачивает свою Тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей.

Мы испытываем любовь к преступнику и проявляем к нему жгучий интерес, потому что дьявол заставляет забыть о бревне в своем глазу, когда мы замечаем соринку в глазу брата, и это способ провести нас. Немцы обретут себя, когда примут и признают свою вину, но другие станут жертвой одержимости, если в своем отвращении к немецкой вине забудут о собственных несовершенствах.

Спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться

Мы не должны забывать, что роковая склонность немцев к коллективности в неменьшей мере присуща и другим победоносным нациям, так что они также неожиданно могут стать жертвой демонических сил. «Всеобщая внушаемость» играет огромную роль в сегодняшней Америке, и насколько русские уже зачарованы демоном власти, легко увидеть из последних событий, которые должны несколько умерить наше мирное ликование.

Наиболее разумны в этом отношении англичане: индивидуализм избавляет их от влечения к лозунгам, и швейцарцы разделяют их изумление перед коллективным безумием.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Тогда мы должны с беспокойством ожидать, как проявят себя демоны в дальнейшем?

Я уже говорил, что спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться. Власть демонов огромна, и наиболее современные средства массового внушения — пресса, радио, кино etc. — к их услугам. Тем не менее христианству было по силам отстоять свои позиции перед лицом непреодолимого противника, и не пропагандой и массовым обращением — это произошло позднее и оказалось не столь существенным, — а через убеждение от человека к человеку. И это путь, которым мы также должны пойти, если хотим обуздать демонов.

Трудно позавидовать вашей задаче написать об этих существах. Я надеюсь, что вам удастся изложить мои взгляды так, что люди не найдут их слишком странными. К несчастью, это моя судьба, что люди, особенно те, которые одержимы, считают меня сумасшедшим, потому что я верю в демонов. Но это их дело так думать.

Я знаю, что демоны существуют. От них не убудет, это так же верно, как то, что существует Бухенвальд.

Жертвы, которые принесли нам мир

22 июня — День памяти и скорби. В этот день нацистская Германия напала на Советский Союз. Потери СССР были огромны, а сколько всего жизней унесла Вторая мировая война? Режиссер Нил Халлоран создал видеоролик, который напоминает о масштабах этой катастрофы. Комментарии психолога.

Невероятная история о переселении душ

Уже в два года поведение Джеймса Лейнингера казалось его родителям странным и пугающим. Они потратили несколько лет, чтобы отыскать причину этих странностей. Но когда причина была наконец найдена, в нее невозможно было поверить. Убедительным оказалось единственное объяснение: мальчик — реинкарнация военного летчика, погибшего в конце Второй мировой войны.

Апокалипсис Юнга

Юнг пишет о двух различных апокалипсисах, первый из которых — сирийский Апокалипсис Баруха:

«Согласно сирийскому Апокалипсису Баруха (29:1), время, предшествующее приходу Мессии, распадается на двенадцать частей, и Мессия появится в ходе двенадцатой из них. В указанный период Левиафан восстанет из моря.» (параграф 181)

Сирийский Апокалипсис был написан фарисеями, вероятно около 75 года нашей эры; после разрушения Храма в 70 году н.э.; книга содержит скорбный плач по разоренному Иерусалиму, который мыслится не только реально существующим городом, но и целым миром для верующих. Присутствует и описание грядущего суда, и упоминание двенадцати бедствий, которые должны прийти на землю, после чего состоится пришествие Мессии. В этот момент появятся Бегемот и Левиафан, и они станут пищей для всех оставшихся.

Этот апокалипсис содержит видение огромного облака, образовавшегося из моря и плывущего вверх в небеса, которое содержит черные воды, белые воды и воды всех цветов. Это облако служит источником двенадцати рек, стекающих на земле. Некоторые из них — реки черной воды, а в нескольких из них течет сверкающая вода. Баруху сообщают, что все увиденные им образы суть полная всемирная история от Адама до Мессии, и двенадцать рек представляют различные фазы этой истории. После двенадцатой реки является Мессия. В «Эоне» Юнг постоянно указывает на обширное множество материалов, таких как сирийский Апокалипсис, однако чтобы добраться до того, что стоит за всеми этими ссылками, следует обратиться к оригинальным текстам; только тогда можно охватить полный спектр символики, стоящей за словами Юнга.

Читайте так же:  Внимание 1 сентября!

Другим апокалипсисом, к которому обращается Юнг, является апокрифическая Вторая Книга Ездры:

«Как у Августина Христос есть рыба, «извлеченная из глубин», так и во 3-й Книге Ездры (13:2) «муж» вышел из моря как ветер. Его явление провозвестили орел и лев — териоморфные символы, немало устрашившие пророка, подобно тому как Бегемот был главным источником страха для Иова.» (параграф 185)

[3]

Юнг опускает эту ссылку и идет дальше, однако текст заслуживает гораздо большего внимания. Вторая книга Ездры представляет другой апокалипсис, написанный приблизительно в то же самое время, что и работа Баруха. Невозможно кратко изложить вторую книгу Ездры, поскольку она составлена из множества различных видений, но Юнг обращается к особому видению, в котором пророк-провидец зрит прилетающего со стороны моря орла с двенадцатью крыльями и тремя головами. Орел правит всей землей. Одни крылья вырастают, другие — отпадают; весь этот непрерывный процесс интерпретируется как историческая последовательность. Затем из лесов является ревущий лев и поносит орла за все совершенное им зло, и орел сгорает.

Утверждают, что лев представляет Мессию, побеждающего погрязших во зле земных царей, которых символизирует орел с меняющимися крыльями. Затем яростный ветер волнует море, вызывая появление человека, летящего по небу среди облаков. Голос из его уст расплавляет все, что способно его услышать, и таким образом меняются речные воды в апокалипсисе Баруха. Множество мужей пытается вести войну против небесного человека, но он стоит на горе и посылает из своих уст яростный поток пылающего дыхания, шторм искр, которые сжигают те орды, что выступили против него. Все это составляет ту часть апокалиптического видения конца света, за которой последует страшный суд. Наконец, как часто бывает в подобных апокалиптических писаниях, провидцу приказывают записать и обнародовать свое видение, как было сказано Св. Иоанну Богослову в Откровении, другом классическом примере этой литературной формы.

Прослеживая развитие символа рыбы от морского чудовища Левиафана через других монстров древности, Юнг обращается в параграфе 185 к образам Мардука и Тиамат:

“. говорится, что Яхве сразил Рахава «разумом Своим» (teburia.) Морское чудище Рахав сродни Тиамат, которую Мардук рассек, наполнив ее Имхул-лу — северным ветром.”

Здесь Юнг вновь делает ссылку на миф и продолжает с предположением, что читателю знаком сюжет. Я изложу историю Мардука по книге «Вавилонская Книга Бытия» Александра Хейделя. Мардук был юным героем-богом. Древние боги страдали от тирании чудовища Тиамат и поэтому Мардук отправился на противоборство с нею, самыми резкими словами осудил ее злодейства и бросил ей вызов на поединок. От этого Тиамат стала словно безумная, потерявшая рассудок. Она приняла вызов и вступила в битву. Мардук раскинул сеть и опутал Тиамат, а когда она открыла рот, чтобы пожрать его, Мардук наслал на Тиамат злой северный ветер (Imhullu) так, что она не могла сомкнуть губы. Затем он послал стрелу через ее разинутый рот прямо в сердце и лишил ее жизни. Мардук расчленил тело Тиамат, расколол ее череп безжалостной дубиной, разрезал ее артерии и приказал северному ветру унести ее кровь на юг. Наконец он разделил колоссальное тело Тиамат надвое, чтобы создать вселенную. Из одной половины ее трупа он сделал небо, а из другой — землю.

Эта история является разновидностью примитивного египетского мифа творения о разделения мировых родителей, между которыми встал бог Шу — они были в состоянии непрерывного брачного сожительства — и обособил их так, чтобы они превратились в небо и землю. Перед нами образ развивающегося сознания: каждый раз, когда сознание касается содержания бессознательного, это содержание оказывается разделенным на противоположности, что и является основной темой мифов творения.

Примером подобного архетипического образа может послужить один из моих собственных первых снов, я уверен, что он приснился мне, когда мне не исполнилось еще и года. Во сне я испытывал, последовательно, гладкость и грубость. Гладкость была раем, а грубость — адом. У меня не было слов, всего лишь основанные на опыте условия, однако они были противопоставлены друг другу. Несмотря на столь ранний возраст, этот сон — пример того, как разделяются противоположности. Юное появляющееся эго начинает проводить различия между тем, что ему нравится и тем, что не по нраву.

Идея появления противоположностей продолжается в обсуждении Юнгом двойной природы рыбы. Большая часть главы девять «Эона» посвящена этому предмету. Юнг говорит нам, что согласно некоторым древним текстам изначальное морское чудовище было разделено надвое. Некоторые источники говорят о двух Левиафанах; позже удвоение выразилось в соединении Бегемота и Левиафана. Юнг излагает это иначе в параграфе 183, выражая идею, что изначальное божество отделило от себя Левиафана или оторвало от себя монстра, так, чтобы противостояние проявилось между Богом и чудовищем. Но затем чудовище разделилось надвое, и противостояние образовалось не между Богом и чудовищем, а между двумя чудовищами. Впоследствии возник образ двух рыб, живой и мертвой, что является модификацией того же самого архетипического образа, о котором далее говорит Юнг двух сыновей Бога, Христа и Сатаны. Образ двух рыб послужил прототипом двух сынов: Христос как живая, хорошая и Сатана как мертвая, тухлая рыба. Этот символ дает пример того, как Самость дифференцируется под влиянием сознания. Также это можно рассматривать как удвоение тени, о чем Юнг пишет в параграфе 185:

«Описанное нами раздвоение соответствует часто встречающемуся в сновидениях удвоению тени, когда две половины выступают как разные и даже антагонистические фигуры. Такое случается, если сознательная эго-личность не включает в себя все те содержания и компоненты, которые могли бы войти в нее.»

Существует и другое соображение касательно этого образа во сне — он указывает, что осознание противоположностей входит в сознание. В такой момент содержание бессознательного часто появляется в удвоенной форме в сновидениях; оно разделяется, подобно Тиамат. Обычно происходит так, что одна половина формы принимается и добавляется к сознанию, та половина, что нравится; а другая половина, которая не нравится, подавляется снова.

Читайте так же:  Как бороться с мрачными мыслями

Также уместно вспомнить двойную, парадоксальную природу рыбы. После представления некоторых свидетельств этой природы, Юнг продолжает:

«Амбивалентные позиции в отношении рыбы указывают на двойственность ее природы. С одной стороны, она является нечистой и служит эмблемой ненависти, с другой же, она выступает объектом поклонения.» (параграф 187)

Интересная ссылка на низменный аспект рыбы появляется в примечании 61 в конце параграфа 178: «Ср. esthie pinaon в надписи Лектория» Юнг в «Эона» оставляет греческие слова без перевода. Если мы возвратимся к примечанию 71 к параграфу 146, цитата Юнга из надписи Pectorios звучит так: «Ешь. держа рыбу в руках. Напитай нас рыбой, молю тебя, Господь Спаситель», что имеет не вполне определенное значение. Юнг заявляет, что вероятно следует читать «pinaon» вместо «peinaoti», и он рискует, снова ссылаясь на то примечание в сноске к параграфу 147. Это возбудило мой интерес, потому что практически ко всем греческим словам Юнг добавляет английский перевод, однако на сей раз он так не сделал. Причина состоит в том, что он проник в некую тайную мудрость. Видите ли, «ешь pinaon» означает употребление чего-то оскверняющего, поедание чего-то грязного. Учитывая, что речь идет о евхаристической пище, выражение приобретает довольно-таки шокирующее значение. Вот почему Юнг не переводит греческий термин.

Ссылка на эту же самую парадоксальную мудрость содержится в параграфе 185:

«Как у Августина Христос есть рыба, «извлеченная из глубин»… Рыба, извлеченная из глубин, втайне связана с Левиафаном: это — приманка, с помощью которой последний завлекается и уловляется. Рыба эта, вероятно, служит удвоением величайшей рыбы, представляя ее пневматический аспект. Левиафану со всей очевидностью присущ такой аспект, ибо он, как и Ихтис, является евхаристической пищей.»

Юнг говорит, что символически Левиафан равняется Христу. Символически они эквивалентны, и когда кто-то вкушает плоть Христа в евхаристической пище, он поедает Левиафана. С другой стороны, когда кто-то ассимилирует кусочек Левиафана, примитивную инфантильную психе, он также разделяет священную евхаристию.

Символизм севера обсуждался выше, но Юнг вновь возвращается к нему в этой главе и напоминает нам при помощи дальнейшего материала о двойном, парадоксальном качестве севера. Как и парадоксальная рыба, север объединяет противоположности. Именно из этого места приходит Бог, источник возвышенного видения Иезекииля, но также это и обитель Сета и Дьявола. Я считаю основной причиной парадоксальности севера то, что космическая ось направлена на Полярную звезду, центр вселенной; где расположен и центр великой космической мандалы (рисунок 15, интервальная фотосъемка северного неба, дает визуальное представление). Мы видим здесь то, что Френсис Томпсон называет «колесными системами». Он говорит о тех местах, «где колесные системы темнеют».

Фотография показывает вид неба, если мы направим фокус непосредственно на полюс. Это и есть местопребывание Бога, в самом центре картины. Несмотря на то, что у древних не было фотографии с большой выдержкой, их подсознание вполне могло воспринять образ концентрических кругов в небесах.

Рисунок 15. Фотография северного неба.

На фотографии видны траектории звезд вокруг Полярной звезды, прообраза космического центра.

Карл Юнг и земля мертвых

Летом 1895 года Карл Густав Юнг впервые в жизни решил провести спиритический сеанс. Молодой человек начитался книг про общение с духами и понял, что созрел для собственных опытов. Для участия в эксперименте он пригласил в свой базельский дом четырех девушек, доводившихся ему родственницами. Карл был самый старший среди них – через месяц ему, студенту медицинского колледжа, должно было исполниться 20 лет.

Неординарная личность

Все девушки, за исключением одной, 15-летней Хелен Прейсверк, были тайно влюблены в Карла. Молодой человек покорял их своей харизмой. Несмотря на юный возраст, у него имелись явные задатки лидера, он стригся на прусский манер — по-военному коротко, барышням нравился его высокий рост, широкие плечи, физическая сила, а также его образованность и острый ум. Девушки понимали: такой мужчина может составить отличную партию, с его целеустремленностью он далеко пойдет и многого добьется. Карл интуитивно догадывался, что почти все девушки к нему неравнодушны, но это его нисколько не смущало, напротив, он купался в дамском обществе, как рыба в воде. А вот мужским обществом обычно тяготился: мужчины чувствовали в нем конкурента, а его заносчивость и бескомпромиссность выводила их из равновесия. На самом деле в глубине души Юнг был ранимым, тонким и впечатлительным человеком, но тщательно скрывал от окружающих эти качества.

В те годы интерес к спиритуализму был необычайно высок, он еще не успел запятнать себя случаями мошенничества и скандалами. Девушки, конечно же, испытывали почти животный страх перед потусторонним миром, с которым им предстояло вступить в контакт, но уверенность Карла вселяла надежду на то, что все закончится благополучно. Юнг жаждал продемонстрировать своим товаркам собственную «самость»: он был убежден, что внутри каждого человека находится другая, более древняя личность, которая связана с предками, мертвыми и с духовными таинствами. Кроме того, Карл верил в то, что наделен даром «активного воображения» — то есть вторым зрением, или ясновидением. С раннего детства впечатлительный парнишка жил в мире фантазий, тайн и «живого Бога», которого он обнаруживал повсюду — от окружающих предметов до ночных кошмаров. Он видел то, чего не видели другие – некоторые события будущего.

Карла нисколько не смущало то обстоятельство, что в это самое время смертельно больной отец – Его Преподобие Пауль Юнг — находился в одной из соседних комнат в полубессознательном состоянии. Пребывал, так сказать, одной ногой на том свете, в который так стремился проникнуть его сын…

Девушки и молодой человек заняли места за старинным круглым столом, поверхность которого за годы отшлифовали многочисленные прикосновения рук предков. Спиритический сеанс начался, и вдруг Хелли, самая эмоциональная из всех родственниц, впала в глубокий транс. Хелен всегда была не такая, как все. Заторможенная, как будто сонная, большеглазая и невероятно чувствительная девушка с детства обожала все мистическое. Она была одиннадцатой из пятнадцати детей Рудольфа Прейсверка – дяди Юнга по материнской линии. Он умер всего полгода назад, и для Хелли это была большая потеря. И вдруг она заговорила его голосом! Хелли поведала некоторые подробности из жизни одной общей родственницы, находившейся в то время в Южной Африке. Известие ошеломило собравшихся. По словам Хелли, эта женщина родила негритенка! «Поздно… Мальчик уже появился на свет…» — сообщила Хелли басом кому-то невидимому и в изнеможении откинулась на спинку стула. Было видно, что на общение с духами девушка затратила много душевных и физических сил и вряд ли выдержала бы такое же напряжение еще хотя бы пять минут.

Читайте так же:  Бегство от тишины или гигиена мышления

Карл был страшно обрадован, что все так отлично получилось. По общему согласию, результаты сеанса решено было скрыть и перепроверить. Ведь мальчик-негритенок у белой женщины в те времена был огромной редкостью и даже позором. К огорчению членов семейства, но к радости участников спиритического сеанса, информация, полученная через Хелли, вскоре подтвердилась.

Воодушевленный первым успехом Карл решил продолжить опыты. Хелли оказалась невероятно талантливым медиумом, и во второй раз быстро впала в транс. Ей удалось выйти на контакт с прабабкой Карла по отцовской линии, которую, как выяснилось, в свое время соблазнил Иоганн Гете. Таким образом, будущий великий психолог «породнился» с гениальным немецким поэтом. Странно, но со временем Юнг стал считать себя не потомком, а реинкарнацией Гете: не то его убедили в этом последующие спиритические сеансы, не то проснувшийся поэтический дар. Но факт есть факт: с некоторых пор он стал придавать иной смысл строке из «Фауста»: «Две души живут в моей груди». Может быть, это было простое самовнушение, но оно оказало огромное влияние на всю дальнейшую жизнь и работу Юнга! Отныне все свои работы он мысленно подписывал как «Я и Гете».

Однажды стол, за которым Юнг и Хелен вызывали духов, треснул ровно посередине. Спиритические сеансы пришлось свернуть: Юнг счел это недобрым знаком, а к сигналам свыше он был удивительно чуток. К тому времени Юнг твердо верил: загробный мир – не выдумка, а реальность. А раз так, считал он, значит, она существует для всего человечества! Создав собственную научную школу, Карл Густав Юнг черпал постулаты своего учения именно из этого таинственного источника. Кстати, в свое время Гете тоже творил под влиянием голосов «внутри головы».

Часто загробный мир — Земля Мертвых — сама выходила на связь с доктором Юнгом. Как-то в воскресенье громко зазвенел дверной колокольчик. Карл спустился в прихожую и увидел… целую толпу духов. Они суетились, что-то кричали, толкались, а вскоре Юнга посетили идеи, которые он развил в учение о коллективном бессознательном. Юнг верил: его открытие – это заслуга духов.

Накануне Первой мировой войны Юнг пережил страшное видение: в потоках крови неслись трупы. Прошло немного времени, и Карл Густав еще раз убедился, что обладает ясновидением.

Интересна история, случившаяся незадолго до разрыва отношений Юнга с Зигмундом Фрейдом. Два великих психолога заспорили о том, можно ли считать наукой парапсихологию. И когда Фрейд резко высказался против, возмущенный Юнг ощутил, что его диафрагма превращается в лист раскаленного железа: «Мне стало казаться, что моя диафрагма состоит из железа и начинает раскаляться». В следующий момент в книжном шкафу раздался страшный грохот. Ни с того ни с сего там упали книги! Ученые были одинаково ошеломлены, но Фрейд быстро справился со своей «неправильной» реакцией, назвав связь между спором и грохотом в шкафу явным вздором. В ту же секунду обвалилась еще одна книжная полка, и Юнг счел это знаком, что пути ученых должны разойтись.

Ад на берегу озера

В 1923 году Юнг приобрел небольшой участок земли на берегу Цюрихского озера. Он построил там башню, в которую не пускал никого, кроме нескольких близких друзей. По словам очевидцев, обстановка внутри башни была такой мрачной, что казалось, будто здесь находится ад! Юнг же сознательно сотворил такой «дизайн». Он самолично высек на огромных валунах, установленных внутри башни, масонские символы, которые обнаружил в старых семейных архивах, доставшихся от деда. Кстати, эти валуны «участвовали» в сложных ритуалах нисхождения в Землю Мертвых, которые выработал Юнг. Говорят, обряды «работали» — потусторонний мир допускал его до своих тайн.

В 1944 году, когда башня была завершена, у Юнга случился сердечный приступ. Находясь между жизнью и смертью, он увидел над собой земной шар, купавшийся в великолепном синем свете. Поскольку шар медленно отдалялся от него, Юнг понял, что умирает, но это нисколько не испугало его. Видение было так прекрасно!

Неожиданно в стороне от шара Юнг различил человеческий силуэт. Когда фигура приблизилась, он узнал в ней своего лечащего врача. И понял, что Земля Мертвых послала его, чтобы оставить в живых. Великий психолог не умер! А вот врач, который посетил его «там», вскоре скончался.

Необыкновенную жизнь Карла Густава Юнга оборвала смерть, отмеченная странными событиями. Когда Карл умирал, в его любимое дерево в саду ударила молния. Одновременно его другу, кинорежиссеру, находившемуся на другом конце света, приснился сон, в котором Юнг отчетливо произнес: «Мы увидимся с тобой». На следующий день кинорежиссер узнал, что Юнг скончался именно в это время.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Через несколько лет, в том же саду, кинорежиссер снимал фильм о Юнге. И вдруг случилось нечто из ряда вон! Когда он рассказывал перед камерой об обстоятельствах, сопутствующих смерти Юнга, началась гроза, и молния снова ударила в дерево!

Источники


  1. Руденко, А. М. Психология делового общения / А.М. Руденко. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2016. — 264 c.

  2. Шеламова, Г. М. Деловая культура и психология общения / Г.М. Шеламова. — М.: Академия, 2016. — 192 c.

  3. Боб Идеальный брак / Боб, Шери Стритовы. — М.: АСТ, Астрель, 2006. — 288 c.
Апокалипсис юнга
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here