Домашнее насилие в российской семье феномен или повседневная действительность

Сегодня обсуждаем тему: домашнее насилие в российской семье феномен или повседневная действительность с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Насилие в семье как социально-психологический феномен

Семейное насилие: понятие, особенности, причины

Одной из основных тенденций современной преступности России является высокий уровень насильственной преступности, в том числе ее наиболее опасной разновидности — тяжких преступлений против личности.

Насилие получило широкое распространение в различных сферах жизнедеятельности человека и является одной из актуальнейших проблем сегодняшнего времени. С каждым годом повышается агрессивность и жестокость насильственных преступлений, увеличивается и тяжесть последствий. Наблюдается активная криминализация общественного сознания, при этом носителями криминальных традиций и стереотипов становятся наши дети [6, с. 22].

В связи с этим определение истоков и природы насилия представляется наиболее значимым аспектом изучения данной проблемы. В науке по-прежнему остается дискуссионным вопрос о том, какими факторами обусловлена человеческая агрессивность — биологическими или социальными. Существующие в литературе точки зрения позволяют рассмотреть данный вопрос с двух позиций.

С одной стороны агрессия понимается как подлинный врожденный инстинкт — первичный, направленный на сохранение вида, присущий всем живым существам и проявляющийся спонтанно. С другой стороны — как любая сознательная форма поведения людей, которая нацелена на то, чтобы причинить кому-то физический или психический ущерб. По мнению ряда ученых, такое агрессивное поведение не является приобретенным от рождения, а формируется под воздействием окружающей среды и является результатом искаженного процесса социализации [6].

Наиболее верной представляется точка зрения Ю.М. Антоняна, основанная на том, что агрессивность является свойством природного характера, которое проявляется в социальном плане как насилие. Возникнув на биологической основе, агрессивность проявляется в качественно иной области — социальной [1, с. 18].

Как древнейший социальный институт, семья является базисом общества, начальной ступенью социализации человека, той первичной формой, которая качественно отличает социум от стаи животных. Как и любой общественный организм, семья развивается и видоизменяется вместе с обществом, по-своему реагируя на вызов времени, отвечая на общественные потребности и оказывая на них свое, особое, только ей присущее, влияние.

Семья должна служить системой поддержки прав и свобод каждого ее члена, обеспечивая экономическую, социальную и физическую защиту. Однако на сегодняшний день насилие является страшной и скрытой реальностью многих семей. Существующее мнение о том, что семейное насилие — явление новое, рожденное экономическими и общественными переменами, убыстряющимся темпом жизни и новыми стрессами, является мифом. Явление это зародилось в глубокой древности рода человеческого одновременно с зарождением института семьи [2].

По статистике наиболее уязвимыми в ситуации семейного насилия являются женщины и дети, они составляют 70% всех жертв тяжких насильственных посягательств, совершенных в семье [2]. Дети, престарелые, инвалиды, не способные защитить себя вследствие зависимого положения в семье, составляют ежегодно более трети всех убитых на почве нездоровых семейно-бытовых отношений. Насилие встречается в каждой четвертой российской семье. В результате все более глубокого проникновения насилия в жизнь семьи разрушается ее нравственность, происходит ослабление связи и преемственности поколений, гуманизма семейного воспитания, порождается детская безнадзорность и беспризорность и многие другие антисоциальные явления.

Несмотря на частое использование в современной литературе термина «семейное насилие», единое его определение пока не выработано учеными. В литературе применительно к данному явлению употребляется несколько терминов, рассматриваемых как синонимы. Наиболее часто можно встретить термин «домашнее насилие». Кроме этого используются термины «насилие в семье», «внутрисемейное насилие» и «семейное насилие».

Наиболее верным представляется последний из указанных терминов. Так, при использовании термина «домашнее насилие» акцент падает на то, что данное насилие применяется именно на домашней территории и не прослеживается четкой позиции относительно того, кем это насилие осуществляется — членами семьи или любыми лицами, но в стенах дома потерпевшего или места совместного проживания. При использовании термина «насилие в семье » акцент делается на том, что это насилие со стороны членов какой-то одной семьи, но применяемое не только в домашней среде, но и в любом ином месте. Однако муж может нанести жене телесные повреждения и в общественном месте, а бывший супруг может причинить вред бывшей жене в доме, где они вынуждены проживать совместно, если между ними все же произошел бытовой конфликт, но при этом членами одной семьи уже не являются. По мнению И.Д. Горшковой, термин «семейное насилие» является наиболее широким по своему содержанию и исчерпывает все случаи, охватываемые рамками исследуемого явления [7, с. 13].

В широком смысле под семейным насилием следует понимать любые умышленные действия одного члена семьи против другого, если эти действия ущемляют права и свободы члена семьи, как гражданина и человека. На индивидуальном уровне насилие определяется как воздействие на поведение личности, непосредственно ограничивающее возможность выбора его желательного варианта поведения, путем причинения страданий физического и психического характера [10].

Как отмечает В.И. Ерусланова, семейное насилие — это повторяющийся с увеличением частоты цикл физического, психического, духовного и экономического воздействия с целью контроля, запугивания, внушения чувства страха. Это «хронические» ситуации, в которых один человек контролирует или пытается контролировать поведение и чувства другого, в результате чего может быть причинен психологический, социальный, экономический, сексуальный или физический вред [10, с. 16].

Одна из главных особенностей домашнего насилия состоит в том, что оно представляет собой повторяющиеся во времени инциденты (паттерны) множественных видов насилия (физического, сексуального, психологического и экономического). Наличие паттерна — важный индикатор отличия домашнего насилия от просто конфликтной ситуации в семье. Американская исследовательница, психолог и видный специалист по проблеме семейного насилия Л. Уокер в своих исследованиях впервые подчеркнула, что для того, чтобы семейный конфликт мог попасть в категорию домашнего насилия, необходимо, чтобы это повторилось хотя бы дважды. Если конфликт имеет локальный изолированный характер, то насилие имеет системную основу и состоит из инцидентов, следующих друг за другом. Конфликт обычно имеет в своей основе некую конкретную проблему, которую можно разрешить. В «хронической» ситуации насилия в семье один человек постоянно контролирует или пытается контролировать и управлять поведением и чувствами другого, в результате чего подвергшийся насилию человек может получить психологические, социальные, экономические, сексуальные или физические вред, ущерб или травму.

Читайте так же:  Что такое созависимые отношения

Второе принципиальное отличие домашнего насилия от других агрессивных актов заключается в особенностях отношений между объектом и субъектом насильственных действий. В отличие от преступления, совершенного на улице незнакомцем, домашнее насилие происходит в отношениях между близкими людьми, которые включают в себя супругов или близких партнеров, бывших супругов, родителей, детей, других родственников, людей, которые были помолвлены или собираются (собирались) пожениться.

Третья принципиальная особенность домашнего насилия состоит в том, что, как показывают исследования, проведенные в разных странах мира, домашнее насилие имеет четкие очертания гендерной проблемы. Чаще всего жертвами этого вида насилия становятся именно женщины. Женщина прибегает к насилию в основном после того, как сама продолжительное время неоднократно оказывалась в положении жертвы своего мужа или партнера. Нередко женщины применяют насилие в отношении мужчин как средство самозащиты или в целях прекращения насилия мужчин в отношении их самих. Лишь немногие женщины систематически применяют насилие, чтобы властвовать над мужем; редкая женщина обладает необходимой для этого физической силой [15].

Причины проявления насилия многочисленны. Они определяются сочетанием различных факторов, ни на один из которых в отдельности нельзя возложить ответственность за данное явление, поэтому принято рассматривать причины и факторы насилия в целом.

[1]

Во-первых, насилие может иметь социокультурную природу, быть неотъемлемой частью стереотипических представлений о сущности семейных взаимоотношений, воспринятой с воспитанием, подкрепляемой внешними впечатлениями и представляющейся таким образом единственно возможной их моделью.

Во-вторых, жестокое обращение может быть результатом личного жизненного опыта индивида или индивидов, и тем самым для них тоже создается морально-психологическое основание считать такой тип взаимоотношений универсальным.

Третья группа причин связана с «травмой детства», с пережитым в раннем возрасте разрушительным опытом, что заставляет индивида вымещать на близких свои детские комплексы.

В-четвертых, социальная и психологическая декомпенсация в результате внешних воздействий, превышающих пределы личностной устойчивости индивидов, вынуждает ряд из них искать заместительной компенсации соей неудовлетворенности дома, самоутверждаясь за счет более слабых, неспособных дать отпор и защитить себя.

Пятая группа причин связана с личностными особенностями индивида, с чрезмерно развитыми их доминирующими чертами и особенностями характера, не компенсированными в свое время достаточно адекватным воспитанием [17, с. 29-32]

В настоящее время не существует единого мнения о первопричине домашнего насилия. Было предложено множество микро — и макротеорий — от наличия психических нарушений до влияния социально-культурных ценностей и социальной организации. Основные споры развернулись между последователями психологических теорий и теми, кто верит в социальную причинность. Психологи установили особую роль в росте насилия таких психических факторов, как ослабление управления инстинктами, разочарование, агрессивность, алкоголизм и психопатология. Приверженцы теории социальной причинности концентрируют внимание на культурных нормах, провоцирующих насилие, на патриархальной социальной структуре, благоприятствующей доминирующей роли мужчин. Насилие тесно связано с социальным стрессом в семье. Среди множества проблем, которые могут повысить уровень напряженности и привести к жестокости, следует назвать такие как разногласия в воспитании детей, секс, беременность, денежные затруднения, безработица, необходимость в долговременной медицинской помощи. Постоянное раздражение отчасти можно объяснить хроническим беспокойством о нерешенных проблемах и взаимоисключающими требованиями, которые предъявляет общество, несовпадением между желаниями и возможностями [17, с. 37].

Подводя итог вышесказанному, можно дать следующее определение понятию «семейное насилие» — это любое умышленное действие либо бездействие одного члена семьи против другого, если это действие ущемляет его конституционные права и свободы, как человека и гражданина, причиняет ему физическую боль, наносит вред его физическому, психическому здоровью или содержит угрозу причинения такого вреда.

+7 (499)128-84-39
[email protected]

Насилие в семье как социальная проблема современного общества

Хилажева Г. Ф.

Кандидат исторических наук, ученый секретарь Башкирского филиала Института социологии РАН, зам. директора по науке Института социально-политических и правовых исследований Республики Башкортостан [email protected]

ID статьи на сайте журнала:

Ссылка при цитировании:

Хилажева Г. Ф. Насилие в семье как социальная проблема современного общества // Социологические исследования. 2015. № 8. С. 61-65

Насилие проявляется в различных сферах жизни. В семье ему чаще всего подвержены жены, старшие члены, а также дети. В Республике Башкортостан было проведено социологическое исследование “Семья и семейная политика”. Результаты его показали, что домашнее насилие в республике достаточно распространено, а законодательные механизмы его предотвращения отсутствуют. Профилактике и ограничению домашнего насилия способствует просветительская работа среди молодежи и молодых супружеских пар.

Бодрова В.В. Насилие в семье // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. 2000. № 5 (49). С. 44–47.

Всеобщая декларации прав человека. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ declarations/ declhr. html (дата обращения: 14.08.2013).

Горшкова И.Д., Шурыгина И.И. Насилие над женами в современных российских семьях. М.: МАКС Пресс, 2003.

Домашнее насилие: мониторинг и анализ на примере Свердловской области. Екатеринбург: Кризисный центр “Екатерина”, 2008.

Закирова В.М. Развод и насилие в семье – феномены семейного неблагополучия // Социологические исследования. 2002. № 12. С. 131–134.

Конвенция о правах ребенка. URL: http://www.unicef.ru/library/cities/ (дата обращения: 25.08.2013).

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. URL: http://www.un.org/ ru/documents/decl_conv/conventions/cedaw.html (дата обращения: 20.10.2012).

Лысова А.В. Вербальная агрессия в семье: факторы риска и модели объяснения // Социология: методология, методы и математическое моделирование (Социология: 4М). 2007. № 25. С. 118–141.

Лысова А.В. Женская агрессия и насилие в семье // Общественные науки и современность. № 3. 2008.

Насилие в семье – насилие в обществе // Фонд ООН в области народонаселения. М., 2006.

Ни закона, ни справедливости: Насилие в отношении женщин в России. М.: Национальный центр по предотвращению насилия “Анна”, 2010.

Постановление Архангельского областного Собрания депутатов третьего созыва от 3 июня 2003 г. № 530. URL: http://docs.cntd.ru/document/962008220 (дата обращения: 01.08.2011).

Пучков П.В. Вы чье, старичье? Опыт анализа геронтологического насилия // Социологические исследования. 2005. № 10. С. 31–45.

Пучков П.В. Концептуальные основания превенции геронтологического насилия в современном российском обществе: дис. … д-ра соц. наук. Саратов, 2009.

Римашевская Н., Ванной Д., Малышева М. и др. Окно в русскую частную жизнь. М.: Akademia, 1999.

Россия в 2015 году: цели и приоритеты развития. Доклад о развитии человеческого потенциала в 2005 г. / Под общей ред. С.Н. Бобылева и А.Л. Александровой. М., 2005.

Территория молчания. Права женщин и проблема насилия в отношении женщин. М.: Национальный центр по предотвращению насилия “Анна”, 2009.

Читайте так же:  Психологическая помощь семье с тяжелобольным человеком

Цели развития тысячелетия и национальные проекты – стратегический выбор России / Институт комплексных стратегических исследований. М., 2006.

Ярская-Смирнова Е.Р. и др. Домашнее насилие над детьми: стратегии объяснения и противодействия // Социологические исследования. 2008. № 1. С. 57–64.

НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Секция: 4. Социология

III Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

НАСИЛИЕ В СЕМЬЕ КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Насилие в семье является реальной угрозой физического, сексуального, психологического или экономического унижения и насилия со стороны одного лица по отношению к другому, с которым лицо имеет или имело интимные или иные значимые отношения.

Как правило, физическое насилие сочетается с сексуальным насилием над женщиной. Сексуальное насилие — это совершение сексуальных действий против воли партнера, а также принуждения партнера к невозможным для него приемам и способам сексуальных отношений.

Не менее опасным и распространенным видом семейного насилия над женщинами является психологическое насилие, которое проявляется в пренебрежении ее потребностями, отсутствии взаимоотношения и использовании бесконечных издевательств.

Проблема насилия в семье рассматривается учеными различных школ и направлений. Так в трудах выдающихся криминалистов Л.С. Белогриц-Котляревского, Я.М. Фойницкого, Н.С. Таганцева рассматриваются теоретические вопросы, посвященные уголовному праву, также рассмотрению специфики преступлений, совершенных против членов своей семьи.

Ученые криминалисты Г.Г. Мошак, Г.А. Панфилов, Э.Ф. Побегайло, Д.В. Ривман, Я.Я. Соотак, А.Д. Тартаковский, Д.А. Шестаков, занимались изучением внутрисемейных насильственных преступлений исключительно с криминологических позиций.

В дальнейшем изучение проблемы насилия в семье долгое время не было предметом специального научного исследования. Данная проблема более широко изучалась в рамках такого вопроса, как преступления, совершенные на почве семейно-бытовых отношений. Только со второй половине 60-х годов XX века появляется направление криминологии (семейная криминология), которое стало изучать криминогенные факторы семейной сферы, обусловленное ими преступное поведение, и меры социального противодействия внутрисемейной агрессии.

Следует отметить, что социальные функции семьи и её потенциал, проблемы стабильности брака, причины и мотивы разводов и семейных конфликтов рассматривают ученые социологи С.И. Голод и И.С. Кон.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

И.С. Кон обвиняет «экономическую неэффективность советской системы, политический деспотизм и бюрократизацию жизни» в возникновении множества серьезных внутрисемейных проблем того времени, в том числе, и насилия [4].

И.А. Кудрявцева описывает психосексуальное развитие в ракурсе следующих этапов: I этап (1—7 лет) — формирование полового самосознания; II этап (7—13 лет) — формирование стереотипа полоролевого поведения; III этап (14—26 лет) — формирование психосексуальных ориентаций. По мнению автора, нарушение ранних этапов психосексуального развития, вследствие насилия, может привести к серьезным деформациям личности ребенка. Если насильник знаком с ребенком или, состоит с ним в родственных отношениях, то в дальнейшем у ребенка искажаются представления о родственных связях и ощущение эмоциональной привязанности, которые являются основой эмоционального реагирования в психическом развитии ребенка [5].

Сам факт сексуального насилия вызывает у ребенка сильнейший стресс и постстрессовое расстройство. Ученые психологи Т.П. Симеон, Г.Е. Сухарева отмечают склонность психогенных, реактивных состояний к длительному течению и влиянию на формирование личности детей. Клиническая структура реактивных состояний у детей до 6—7 лет отличается меньшей выраженностью и полиморфизмом расстройств, в которых преобладают малодифференцированные реакции, которые могут быть не замечены взрослыми, окружающими ребенка [6; 7].

Изучению домашнего насилия посвящено фундаментальное монографическое исследование кандидата юридических наук Р.Д. Шарапова. Ученый выделяет два базовых признака насилия: «неволя» и «принуждение». Исключая из признаков насилия «незаконность», автор расширяет это понятие, и включает в него действия воспитательного характера, например, принуждение ребенка, убрать свои игрушки или лечь спать [9].

В трудах А.В. Иващенко и А.И. Марченко в определении насилия отсутствует признак «незаконное». «В качестве насилия следует рассматривать активную социальную деятельность, направленную против свободного волеизъявления. В отличие от многих других форм проявления человеческой активности только насилие представляет собой поведение, при котором поступки человека, очевидно, нацелены на подавление свободы» [3].

Аналогичное определение насилия можно отметить в работах В.М. Артемова. Он утверждает, что «насилие всегда сопровождается той или иной мерой ограничения свободы выбора» [1].

В отечественной социологии ХХ столетия появились труды, описывающие сексуальное насилие, которое выступает одним из тяжелейших вредоносных факторов. Особое внимание было обращено на психические расстройства и нарушения в поведении у женщин, подвергшихся сексуальному насилию в детстве. Были подробно описаны их повышенная агрессивность, депрессивные состояния, носящие суицидальный характер, склонность к рискованным половым связям, частой смене партнеров и проституции. У мужчин, которые перенесли сексуальное насилие в детстве, были отмечены гомосексуальные тенденции с вовлечением в них большого количества сексуальных партнеров.

Российский социолог Н.К. Асанова установила, что в России самой часто встречающейся формой сексуальных преступлений выступают развратные действия с детьми, причем в 70 % случаев дети подвергаются такому виду насилию со стороны родных и близких ребенку людей (родственников, опекунов, родителей), можно сказать, что насилие приобретает все более семейный характер [2].

Произведя анализ проблем насилия в семье в концепциях различных ученых, следует отметить, что агрессия и насилие в семье стали объектом исследования многочисленных теоретических направлений. Представители разных научных школ и направлений объясняют насилие, его причины, виды и динамику в соответствии со своими основными теоретическими взглядами. Созданные ими теории насилия позволяют изучить и объяснить широкий круг проблемы.

[3]

Интегрируя теории и концепции в комплексную модель, домашнее насилие можно трактовать как многофакторный феномен, который порожден посредством взаимодействия сразу нескольких элементов: личностных особенностей родителей и ребёнка, внутрисемейных процессов, стрессов, вызываемых социально — экономическими условиями и обстоятельствами общественного характера.

Таким образом, для того чтобы выработать эффективные меры социальной политики для снижения уровня насилия в семье, необходимо учитывать данные научных исследований о его масштабах и природе. Без статистической информации и отсутствия специальных исследований в этой области, без достоверной и полной информации о масштабах, факторах и проявлении внутрисемейного насилия в России, данная проблема не решится.

Список литературы:

[2]

  1. Артемов В.М. Правопорядок в современном российском обществе: концептуальные обоснования и миновации. — М., 1998. — С. 109.
  2. Асанова Н.К. Руководство по предупреждению насилия над детьми : учеб. пособие для психологов, детских психиатров, психотерапевтов. — М.: ВЛАДОС, 2007. — С. 131.
  3. Иващенко А.Е. Методология правового исследования насилия / А.Е. Иващенко, А.И. Марченко // Социально-правовые проблемы борьбы с насилием. — 2006. С. 4.
  4. Кон И.С. Совращение детей и сексуальное насилие в междисциплинарной перспективе / И.С. Кон // Социальная и клиническая психиатрия. — 2003. — № 3. — С. 31—38.
  5. Кудрявцева И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза // Юридическая литература. —2003. —№ 1. — С. 19.
  6. Симеон Т.П. Неврозы у детей, их предупреждение и лечение: учеб. пос. для вузов. — М.: Наука, 2000. — С. 43—48.
  7. Сухарева Г.Е. Преимущественные для детского возраста психогенные реакции: хрестоматия в 2-х томах. — М.: изд-во Московского университета: Высшая школа, 2002. — С. 178—193.
  8. Шарапов Р.Д. Насилие как уголовно-правовая категория и его виды // Вестник Тюменского государственного университета. — 2006. — № 1. — С. 132—138.
Читайте так же:  Будьте здоровы! психическое здоровье - каким оно бывает

Домашнего насилия в России не существует?

Каждые 40 минут одна женщина в стране погибает от рук партнера.

Около 36 тысяч женщин и двух миллионов детей каждый год в нашей стране страдают от побоев, запугиваний и унижений со стороны мужчин, которые должны их беречь и защищать. От 30% до 40% из них обращаются за помощью. Только 3% насильников получают административное или уголовное наказание[i]. Официальная статистика по домашнему насилию не ведется.

Почему в России нет статистики по домашнему насилию?

Почему проблема домашнего насилия не рассматривается с точки зрения законодательства? Почему не существует отдельного закона, который обеспечивал бы профилактику и контроль преступлений, которые совершаются в семье?

Почему профилактика домашнего насилия как задача вообще остается за пределами государственной ответственности? Почему полиция предпочитает не вмешиваться в семейные дела, даже когда жертвы насилия просят защиты?

Почему узнав, что женщину избивает муж, ее родные и близкие чувствуют себя в праве остаться в стороне? Почему каждая жертва семейного насилия, высказывая свою боль, рискует в ответ услышать советы терпеть и не жаловаться? Почему психологическое насилие со стороны партнеров или родителей вообще зачастую не считается насилием?

Возможно дело в том, что в традиционном патриархальном обществе насилие как часть семейных отношений – это нормальное явление.

Отдельно взятый полицейский, не принимая заявление пострадавшей женщины на своего мужа, чувствует себя правым – он ведь пытается примирить супругов, ради сохранения семьи. Отдельно взятая женщина, избитая за невымытую посуду, чувствует себя виноватой – она плохая жена, раз с ней так обращаются.

Мы воспитаны в мире, где тот, кто сильнее имеет право обижать того, кто слабее.

Родители могут до кровавых рубцов пороть детей за тройки, потому что для нашего общества вопрос домашнего насилия – это вопрос допустимости. Внутри общества мы все еще не договорились о том, можно это или нельзя.

Законопроект о декриминализации побоев в отношении членов семьи – это юридический символ того, как наше общество воспринимает телесные наказания. Мы все еще спорим – можно шлепать детей? Можно ударить жену, если она провинилась? Или даже – насколько сильно можно ударить?

Почему насилие в семьях так распространено?

Огромная волна сообщений в сетях и СМИ, в которых взрослые, образованные люди требуют права наказывать своих детей физически («я что, не могу шлепать СВОЕГО ребенка?») показывает, насколько на самом деле домашнее насилие в семье укоренено в культуре.

Каждый день появляются новости о жестоких убийствах, сексуальном насилии над детьми, издевательствах и зверствах по отношению к членам своей семьи. Их убивают и насилуют САМЫЕ БЛИЗКИЕ ЛЮДИ! И они делают это потому, что чувствуют абсолютную, опьяняющую власть и безнаказанность.

Причины домашнего насилия кроются, с одной стороны, в психике насильников – склонность к садизму порождается комплексом неполноценности, собственными психическими травмами (в том числе – пережитым насилием в детстве), а также разного рода психопатологиями.

Но с другой стороны, для проявления и реализации своих садистических импульсов человеку нужна благотворная почва – именно такой почвой становится общество, в котором пренебрежение чувствами и эмоциональными потребностями других – это норма.

Общественные моральные нормы – это сдерживающий фактор для всех бессознательных, инстинктивных импульсов человека. Это особенно важно для агрессивных импульсов. Наши общественные нормы сейчас сложилось таким образом, что ударить незнакомую женщину или чужого ребенка – это возмутительное уголовное преступление. Но ударить свою жену, дочь или младшего брата – это возможно неприятный, но понятный и простительный проступок.

Телесные наказания – это насилие?

Казалось бы, какая связь между «ремнем» в воспитательных целях и убийством жены и шестерых детей за дурацкую стрижку?[ii] Ведь приступ неконтролируемой агрессии и разумное телесное наказание – это абсолютно разные вещи.

Но в психологическом смысле между умеренным насилием и настоящей жестокостью границы не существует. Это континуум, в одном конце которого – почти здоровое доминирование и тонкие психологические манипуляции, а в другом – зверское убийство.

Насилие – это преднамеренное применение физической силы или власти[iii]. Да, телесные наказания в любом виде и любой силы – это однозначно прямое физическое насилие. Это жестокость по отношению к тому, кто не может дать отпор.

Естественно, что в семье родители имеют власть над ребенком в силу иерархии. Часто один партнер имеет власть над другим в силу материальной или психологической зависимости второго.

Для многих людей власть – это триггер для проявления садистических наклонностей. Многим трудно удержаться от того, чтобы снова и снова чувствовать свое превосходство над другим человеком, даже если этот человек – любимая жена или ребенок. И социальное допущение, молчаливое одобрение общества – это зеленый свет для любых форм домашнего насилия.

Как бороться с домашним насилием?

К сожалению, на данный момент у российского общества нет рычагов давления на правовую сторону вопроса о домашнем насилии. Вероятно, борьба с насилием в семье практически невозможна до тех пор, пока оно не рассматривается как социальная проблема.

Мы не должны больше всерьез обсуждать, можно ли шлепать детей. Мы не должны закрывать глаза на то, что соседка получает побои от своего сожителя. Мы не должны делать различия между близкими людьми и незнакомцами в тех вопросах, которые касаются агрессивных действий – особенно, если эти различия оправдывают агрессивные действия в отношении членов семьи. Мы должны удивляться, когда участковый полицейский не хочет разбираться в семейных делах, и жаловаться в прокуратуру.

Читайте так же:  Психопат под маской нормальности

Агрессивное поведение в семье — это культурная традиция, от которой пора отказываться. В современном мире уважение к личности и свободе другого человека (и особенно – близкого человека) не должно быть вопросом.

Когда жестокость перестанет быть традиционной и станет возмутительной на социальном уровне – только тогда появятся законы и правовые структуры, способные защитить людей от насилия со стороны родных.

Только тогда люди, склонные к садизму, начнут осознавать свои психические проблемы и обращаться за медицинской и психологической помощью. Только тогда пострадавшие смогут опереться на своих близких, на свое общество и на свое государство, и найти в себе силы защититься.

Почему насилие в семьях нельзя считать допустимым?

Из всех преступлений насильственного характера против женщин в России – 64% случаются дома. Это значит, что статистически дома женщина находится в большей опасности, чем вне дома.

Там, где должно быть самое безопасное место в мире — таится постоянная угроза. Там, где должна быть питательная, защищающая среда для ребенка – оказывается хронический стресс и психическая травматизация.

В России из-за домашнего насилия умирают 12 тысяч женщин и 2,5 тысячи детей каждый год. И для большинства из них смерть – это избавление после всего, что им пришлось пережить.

Десятки тысяч людей рядом с нами проживают мучительные, полные страха и унижений жизни вместо того, чтобы получать поддержку и любовь от своей семьи.

Вот поэтому нельзя спорить о том, допустимы ли телесные наказания. Нельзя оправдывать жестокость воспитанием. Нельзя позволять себе и другим людям становиться животными, ощутив власть над другим человеком.

Нельзя смягчать наказание за домашнее насилие, потому что жестокость к любящим и зависимым людям – это страшнее, чем жестокость к чужим.

[i] Статистика МВД РФ.

[3]

[ii]Речь идет о деле Олега Белова, осужденного за убийство своей жены и шестерых детей.

«Сама виновата!», или домашнее насилие в эпоху равенства полов

По данным отчета Всемирного банка Women, Business and the Law за 2018 год, россиянок признали одними из самых незащищенных в мире от насилия: Россия набрала ноль баллов в области законодательства по защите прав женщин, поскольку в стране не приняты законы о домашнем насилии, домогательствах на рабочем месте, а в Уголовном кодексе нет статьи о сексуальном насилии на работе. В итоге место России оказалось среди таких стран как Либерия, Габон, Иран, Йемен и ОАЭ.

Так что же такое «домашнее насилие» и почему у нас с ним такие проблемы? В широком смысле под домашним (семейным) насилием принято понимать любую манипуляцию кем-либо вопреки его воле со стороны людей, находящихся с ним в личных отношениях, — супругов, партнеров (иногда бывших и даже необязательно живущих вместе).

Из определения понятно, что поскольку домашнее насилие есть манипуляция, то оно может быть как физическим, так и психологическим, экономическим, эмоциональным (напр. оскорбления, навязывание чувства вины, финансовый контроль, ограничения личной свободы и пр.). Мы остановимся только на одном аспекте — на физическом насилии, поскольку эти случаи приводят к наиболее трагическим последствиям.

Трудная судьба «закона о шлепках»

В России статистика домашнего насилия фрагментарна, труднодоступна, а зачастую попросту отсутствует. Число женщин, потерпевших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями в отношении члена семьи составило в 2018 году 23,5 тыс. человек, из них 53% пострадали от рук супруга. Принятые в 2017 году поправки в закон о декриминализации побоев в семье (он же «закон о шлепках») привел лишь к тому, что обращения женщин в полицию перестали портить статистику. Некоторые эксперты считают, что в этом и был основной смысл законодательных новаций, так как в 2019 году правительству предстоит отчитываться в ООН по выполнению Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин.

Неторопливые академические дискуссии о том, хорош или плох закон о декриминализации побоев, продолжались бы и поныне, если бы за последние семь месяцев не произошло нескольких резонансных событий: это и история Маргариты Грачевой, которой в декабре 2018 года муж отрубил кисти рук, и история сестер Хачатурян, убивших в июле 2018 года своего отца, который до этого в течение многих лет избивал и насиловал их, и множество аналогичных кейсов, которые не получили столь широкой огласки.

Плюс к этому в апреле 2019 года Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин впервые признал Россию ответственной за дискриминацию жительницы Чечни Шемы Тимаговой, пострадавшей от домашнего насилия, и рекомендовал России вернуть все на прежнее место — то есть опять криминализировать домашнее насилие, ввести в законодательство проверенные инструменты, в первую очередь так называемые охранные ордера, смысл которых в том, чтобы ограничить контакты между виновником насилия и его жертвой, а также перевести домашнее насилие из сферы частного обвинения в сферу частно-публичного, когда действия по защите жертвы осуществляет государство.

А в начале июля 2019 года было принято решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), присудившего более €25 000 и возмещение юридических расходов Валерии Володиной из Ульяновска. Она жаловалась на то, что полиция и суды не защитили ее от повторяющихся случаев домашнего насилия, включавшего побои, похищение, преследование и угрозы. В своем решении ЕСПЧ подчеркнул, что правовые механизмы в области защиты прав женщин, существующие в России, недостаточны для борьбы с домашним насилием, а власти не готовы признать серьезность проблемы. В конце июня ЕСПЧ принял к рассмотрению четыре жалобы россиянок на домашнее насилие, а всего, по словам Дмитрия Дедова, судьи ЕСПЧ от России, в ЕСПЧ с подобными жалобами обратились около 100 россиянок.

В итоге теперь за пересмотр знаменитого «закона о шлепках» высказываются и спикер Совфеда Валентина Матвиенко, и омбудсмен Татьяна Москалькова, и сенатор Андрей Клишас. Очередной текст законопроекта «О системе профилактики семейно-бытового насилия» передан в Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству. Напомним, что за последние десять лет подобные законопроекты вносились в Госдуму 40 раз (!), но так ни разу не дошли даже до первого чтения, застревая в процедурах согласования в комитетах. Очевидно, что власти не демонстрируют особой готовности заниматься этой проблемой, что, по мнению экспертов, связано с соображениями бюджетной экономии.

Читайте так же:  Десять признаков мерзавца

Восприятие домашнего насилия в обществе и виктимблейминг

Такое отношение в немалой степени опирается на восприятие проблемы домашнего насилия со стороны населения. Как показывают некоторые социологические опросы, больше половины населения не считает домашнее насилие важной социальной проблемой, 9% мужчин уверены в том, что иногда бывает «полезно» ударить жену или ребенка, а 7% считают, что домашнее насилие простительно, если произошло «сгоряча». Но большинство россиян оказались вполне современными и адекватными людьми: 61% респондентов считают, что любое физическое насилие в семье недопустимо, — 69% среди женщин и 50% среди мужчин (другой недавний опрос продемонстрировал даже большие цифры — 80% респондентов заявили, что домашнему насилию нет оправдания). Однако при этом почти две трети опрошенных (63%) согласны с тем, что женщины сами иногда провоцируют применение к ним насилия внешним видом, одеждой или поведением — и это плавно подводит нас к проблеме виктимблейминга.

Виктимблейминг или обвинение жертвы — это перенесение ответственности на жертву, обвинение ее в том, что это она своими действиями спровоцировала преступника на насилие. Психологи объясняют это явление с помощью концепции справедливого мира. Первооткрыватель феномена веры в справедливый мир американский психолог Мелвин Лернер в экспериментах показал, что люди склонны верить в то, что в конечном счете зло будет наказано, а за добро воздастся (поэтому, кстати, нам так нравятся американские хеппи-энды). Лернер пришел к выводу, что вера в справедливость наказания косвенно оправдывает насилие и объясняет его поведением жертвы. Вот почему суды иногда так дотошно выясняют, как себя вела женщина, которую избивает муж, какой длины у нее юбка и хорошо ли она варила борщи.

Жертвы домашнего насилия в большинстве случаев слышат от окружающих аргументы типа: «Сама виновата, почему не ушла, зачем терпела?» Феномен виктимблейминга очень ярко проявился в резонансных историях Маргариты Грачевой и сестер Хачатурян. По делу Маргариты Грачевой в социальных сетях разгорелась грандиозная полемика, и в итоге обвинители пришли к «логичному» выводу — ну не мог же он отрубить ей руки без причины! Значит, было за что! Масла в огонь подлила фотосессия, в которой снялась Маргарита Грачева, — критики обвинили ее в том, что она пиарится на трагедии семьи, да и взгляд у нее развратный, так что поделом ей досталось.

В истории сестер Хачатурян дело не ограничилось перепалкой в соцсетях, тут подключились печатные СМИ, а сторонники и противники активно выходили на митинги и пикеты. Одна из центральных газет опубликовала статью с «говорящим» названием: «Самое кровавое дело года: что скрывают сестры Хачатурян?» В другой публикации, посвященной делу сестер Хачатурян, принятие закона о домашнем насилии связали с возможной легализацией однополых браков и угрозе нашему «исторически патриархальному обществу».

Ленор Уолкер: концепция «цикла насилия»

Так почему же жертвы домашнего насилия годами живут с насильником под одной крышей, несмотря на повторяющиеся эпизоды насилия? Для объяснения американский психолог Ленор Уолкер предложила концепцию «цикла насилия», описывающую динамику отношений в паре через чередование этапов роста психологического напряжения, насилия, примирения и «медового месяца». Именно переход от насилия к раскаянию и примирению является причиной того, что брак сохраняет привлекательность для партнеров (вы же любите американские горки, правда?), однако самооценка женщины и ее способность к действию все больше снижаются. После «медового месяца» отношения пары постепенно возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, а вспышки насилия учащаются и происходят с большим ожесточением. Несмотря на это, многие женщины вновь возвращаются к своим партнерам-насильникам ради периода «медового месяца», когда «все так хорошо!», «как будто в начале нашего знакомства!». Со временем масштабы и жестокость насилия в паре начинают выходить из-под контроля, и тогда их личная история рискует однажды попасть на страницы судебной хроники.

Конечно, наряду с такими крайними случаями имеется множество других, где эпизод насилия не имел повторений или вообще поставил точку в отношениях пары, но эти относительно благополучные истории до общественности не доходят. Более того, до общественности нечасто доходят и те истории, в которых муж убивает жену. Однако истории, где убийцей невольно становится жена, волнуют общество куда больше, и в этих случаях жертвы домашнего насилия имеют реальный шанс познакомиться с российским законодательством в части необходимой обороны, и это знакомство не сулит им ничего хорошего.

Именно так развивались события в деле Галины Каторовой из Находки, Кристины Шидуковой из Геленджика и многих других жертв домашнего насилия. И если в деле Галины Каторовой, которая убила мужа, когда тот при свидетелях пытался ее задушить, Апелляционный суд вынес оправдательный приговор, то в деле Кристины Шидуковой (которая ударила мужа ножом при попытке выбросить ее в окно) коллегия присяжных в Геленджике вынесла обвинительный вердикт, и суд приговорил ее к восьми годам лишения свободы по обвинению в умышленном убийстве.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Именно такое трагическое развитие событий и должен предотвратить закон о домашнем насилии. Если он, наконец, будет принят, то жертвы насилия смогут обратить на себя внимание правоохранителей еще до того, как их убьют, усадят в инвалидное кресло или отправят в тюрьму.

Источники


  1. Зубова, А. В. Семейная дипломатия. Между невесткой и свекровью… / А.В. Зубова. — М.: Феникс, 2015. — 224 c.

  2. Пиз, А. Язык жестов в любви / А. Пиз, Б. Пиз. — М.: Эксмо, 2012. — 208 c.

  3. Духовно-нравственные основы семьи: Этика и психология семейной жизни: Ч. 1: Остров духовной жизни// Ч. 2: Семья в русской литературе: Хрестоматия для учителей (сост. Кислицина Т.Г.; под общ.ред. док.филол.наук Троицкого В.Ю.) Изд. 2-е, испр.. Серия: Библи. — Москва: Огни, 2016. — 256 c.
Домашнее насилие в российской семье феномен или повседневная действительность
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here