Феномен переживания индивидом чувства вины в современной психологической практике

Сегодня обсуждаем тему: феномен переживания индивидом чувства вины в современной психологической практике с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Субъективные переживания

В советской психологии существует традиция рассматривать переживание в качестве одной из центральных категорий, характеризующих психическое. С. Л. Рубинштейн изложение своей системы взглядов в «Основах общей психологии» буквально начинает со следующего положения:

Было бы бессмысленно говорить об отражении, если бы то, что должно отражать действительность, само не существовало в действительности. Всякий психический факт—это и кусок реальной действительности и отражение действительности—не либо одно, либо другое, а и одно и другое; именно в том и заключается своеобразие психического, что оно является и реальной стороной бытия и его отражением,—единством реального и идеального.

Эти два аспекта, всегда представленные в сознании человека в единстве и взаимопроникновении, выступают здесь как переживание и знание. Моментом знания в сознании особенно подчеркивается отношение к внешнему миру, который отражается в психике. Переживание это первично, прежде всего — психический факт, как кусок собственной жизни индивида в плоти и крови его, специфическое проявление его индивидуальной жизни». Об этом же пишет Е. В. Шорохова: «Сознание это не только знание, но и переживание».

Как можно видеть, речь идет об аналитической рассечении целостного акта психического отражения, выделении и противопоставлении в нем полюсов знания и переживания, иначе — отражаемого содержания и его субъективного носителя. Обосновать такое различение феноменологическими данными нелегко из-за значительно худшей осознаваемости тех смутных чувств, которые ‘составляют полюс переживания. В непосредственном интроспективном наблюдении оба полюса обычно предстают безнадежно слившимися. Не различает этих полюсов и обыденная рефлексия, склонная все переводить в единый план генетически сложившихся знаний о себе и мире. И только отдельные и редкие феномены расщепления знания и переживания (когда мы отчетливо переживаем, что нечто подобное видели или слышали, но не знаем, что именно, или специально направленное самонаблюдение (выясняющее, что именно мы испытываем непосредственно перед тем, как совершить некоторое движение, высказать некоторую мысль и т. п.) обнаруживают существование отдельного мира субъективных переживаний. Однако некоторые теоретические представления, а также ряд нерешенных проблем психологии позволяют предположить, что малозаметность этого мира может и не означать его малозначимости.

Образы, мысли, идеи не могут существовать без некоторого носителя, субстанции воплощения, и такой субстанцией является субъективное переживание. Человек может для сохранения перекодировать образы в ту или иную систему символов и знаков (устной речи, художественных средств, математических формул и т. п.), но для того, чтобы стать достоянием другого человека, они должны быть им перевоплощены обратно, переведены из конвенционального внешнего во внутренний, живой носитель. Важно подчеркнуть, что согласно данному пониманию именно субъективное переживание является носителем психических образов, а не физиологические процессы, несомненно, хотя и неизвестно как обеспечивающие возникновение феномена переживания.

Исключительное методологическое значение этих положений определяется тем, что они способствуют уточнению в отношении психического таких категорий, как форма и содержание, реальное и идеальное.

Реальность субъективных переживаний позволяет охарактеризовать их как универсальную онтологическую основу психического образа, как конкретно-субъективную форму существования отражаемого в нем содержания. Другими словами, в психическом переживание проявляется в качестве реального носителя познавательных образов (воспринимаемых, представляемых, мыслимых) и в этом смысле противопоставляется отражаемому в них идеальному содержанию (которое неминуемо переживается): «Субъекту идеальное есть лишь содержание психического отражения объективного мира» (Гальперин, 1976а. С. 45). Разумеется, противопоставление переживания и отражаемого содержания (образов, знаний) является относительным, так как в целостных психических явлениях эти два полюса всегда выступают в единстве формы и содержания. Следует отметить, что в виде переживания и знания в психике человека обнаруживаются моменты, «в тех или иных формах представленные даже в совсем элементарных психических образованиях» (Рубинштейн, 1946. С. 6), т. е. речь идет не только о высшей форме отражения—сознании.

Возможности дальнейшей конкретизации этих представлений в отношении полюсов знания и переживания резко различаются: если о разных видах и уровнях знания и их взаимосвязях современная когнитивно настроенная психология накопила множество детализованных данных, то многие проблемы, касающиеся переживания, не разработаны даже на уровне гипотез. Отсутствие представлений о границах эмоциональной сферы отражения автоматически обусловливает неопределенность в вопросе об основных видах переживания. Утверждается, например, что «переживание в индивидуальном сознании не тождественно с эмоциями», что «переживание как форма существования психического в сознании человека понятие более широкое, включающее в себя понятие эмоции в специфическом смысле» (Шингаров, 1966. С. 158). Но если это так, то что можно сказать о не эмоциональном переживании кроме того, что оно обнаруживается как субъективная реальность и как форма существования отражаемого содержания? Существуют ли какие-то его разновидности, имеют ли переживания внутреннюю структуру, как они взаимодействуют между ‘собой?

Отсутствие ответов на эти вопросы позволяет утверждать, что и для современной психологии в полной мере сохраняют справедливость слова У. Джемса:

«Мы должны признать, что определенные образы традиционной психология составляют лишь наименьшую часть нашей душевной жизни. Традиционные психологи рассуждают подобно тому, кто стал бы утверждать, что река состоит из бочек, ведер, кварт, ложек и других определенных мерок воды. Если бы бочки и ведра действительно запрудили реку, то между ними все-таки протекала бы масса свободной воды. Эту-то свободную, незамкнутую в сосуды воду психологи и игнорируют упорно при анализе нашего сознания».

Гайдук Т. А. «Вина, чувство вины. Экзистенциальная психология»

Вина, чувство вины.

Экзистенциальная психология

Экзистенциальная психология предполагает достаточно серьезное осмысление реальности и серьезную философскую базу. Это направление в психологии пытается вернуть в психологию такие важные для жизни человека понятия как любовь, свобода, ответственность, смерть, одиночество, смысл и т.п., преданные забвению традиционной психологией, опирающейся на естественнонаучную базу и отвергающей человеческий фактор и пристрастность в вопросах познания мира. Сторонники экзистенциализма пытаются пересмотреть проблему детерминизма, свойственную естествознанию и сопутствующему ему механицизму. Экзистенциальная психология говорит о природе человека совершенно беспредпосылочно, она не дает никаких готовых ответов, она задает вопросы и заставляет человека самого искать ответы.

Ирвин Ялом в своей работе «Экзистенциальная психотерапия» отмечает, что в рамках традиционной терапии «вина» имеет следующий смысл:

Читайте так же:  Разводиться или терпеть ради детей

«…эмоциональное состояние, связанное с переживанием неправильных действий, – всепроникающее, высоко дискомфортное состояние, характеризуемое тревогой в соединении с ощущением своей плохости».

Как нетрудно заметить, чувство вины связано с переживанием тревоги. Тревога, как известно, является базовой характеристикой человека.

Пауль Тиллих, в своей работе «Мужество быть» дает развернутую концепцию тревоги, отмечая, что:

[3]

  • «тревога – это состояние, в котором бытие осознает возможность своего небытия»,
  • «тревога – это экзистенциальное осознание небытия»,
  • «это конечность, переживаемая человеком как его собственная конечность».

Тиллих различает 3 типа тревоги, в которых небытие угрожает бытию:

  1. Онтическому самоутверждению человека: относительно угрожает судьба, абсолютно – смерть;
  2. Духовному самоутверждению – относительной угрозой является пустота, абсолютной – отсутствие смысла;
  3. Нравственному самоутверждению: относительно – вина, абсолютно – осуждение.

Тревога в этих 3-х формах экзистенциальна, она присуща существованию как таковому, а не является аномальным состоянием души, как невротическая или психотическая тревога. Нетрудно заметить, что Пауль Тиллих вину определяет как относительную угрозу нравственному самоутверждению человека, т.е. связывает понятие «вины» с нравственной стороной личности.

Итак, вина всегда связана с ответственностью. П. Тиллих описывает это так: «Человек несет ответственность за свое бытие». Бытие не просто дано человеку, но предъявлено ему как требование. «Буквально это означает, что человек обязан дать ответ на вопрос о том, что он из себя сделал». Но в отличие от обвинителей в суде, задающих вопросы, здесь человек сам себе судья, он сам себя наказывает, сам себя милует. Человек как «конечная свобода» (а слово свобода можно трактовать как «свой бог») свободен в рамках случайностей, он сам принимает и выносит решение по поводу собственной жизни. «Всяким актом нравственного самоутверждения человек способствует исполнению своего предназначения, т.е. актуализации того, что он есть потенциально». Но жизнь человека всегда двусмысленна, парадоксальна, поскольку в ней всегда присутствует как бытие, так и небытие. Осознание этой двусмысленности, по Тиллиху, есть чувство вины, и это чувство особенно укрепляется перед угрозой судьбы и смерти.

Связь вины с нравственным аспектом существования человека или с ответом на вопрос: «что сделал человек из себя», – подчеркивает индивидуальную сторону ответственности за вину. Это же отмечал и Виктор Франкл, столкнувшись с одной из социальных проблем – чувством коллективной вины (например, у немецкого народа после Второй мировой войны). Франкл не признавал этого, он говорил, что вина может быть только личной, индивидуальной. Критикуя Фрейда за его пан детерминизм, Франкл отмечал, что в ситуации голода (в концлагерях) голод был одним и тем же, но люди были различны, «в счет шли не калории», конечно «выбор имеет причину, но он имеет причину в выбирающем».

Ролло Мэй отмечал элемент осознанности тревоги и его связь с наличием симптоматики. Осознание ведет к снятию симптома, а уклон от осознания усиливает невротические проявления. По его мнению, избегать тревоги – это избегать жизни. Как было отмечено выше, вина имеет связь с тревогой: если уровень осознанности снижает уровень тревоги, то можно сказать, что опосредованно уровень осознанности позволяет ослабить человеку чувство вины, как нравственного проступка.

И. Ялом выделяет 3 типа вины:

  1. Подлинная вина, которая обусловлена реальным преступлением по отношению к другому человеку. Эта вина должна быть актуально или символически эквивалентно искуплена.
  2. Невротическая вина, которая происходит от воображаемых «преступлений» против других или нарушений каких-либо табу и имеет непропорционально сильную реакцию.
  3. Экзистенциальная вина.

[3]

«Чувство вины это всегда темная тень ответственности», принятие на себя вины расширяет ее границы и уменьшает возможность бегства («от себя не убежишь»). Система «я тут – невинный, реальность там – виновата» не срабатывает. Быть виновным – это значит «быть ответственным за».

Таким образом, вина, как видно из общих представлений, данных выше, несет на себе неизменный отпечаток негативизма и почти у всех авторов имеет связь чисто с нравственным аспектом жизни человека.

Психоанализ

Представления о чувстве вины содержались в различных работах З. Фрейда. Так, в книге «Тотем и табу. Психология первобытной культуры и религии» (1913) он соотнес возникновение чувства вины с совершенным на заре становления человечества «великим преступлением» – убийством сыновьями отца первобытной орды. В работе «Некоторые типы характеров из психоаналитической практики» (1916) З. Фрейд не только установил тесную связь между Эдиповым комплексом и чувством вины, но и выдвинул положение, согласно которому чувство вины современного человека возникает до проступка и «не оно является его причиной, а, напротив, проступок совершается вследствие чувства вины». Фрейд исходил из того, что чувство вины, как правило, не осознается, оно возникает из Эдипова комплекса и является реакцией на два великих преступных намерения: убить отца и вступить в сексуальные отношения с матерью.

С введением в психоанализ структурной точки зрения на понимание функционирования психического аппарата, с рассмотрением специфики такой его инстанции, как Сверх-Я, оказалось возможным глубже осмыслить чувство вины. В работе «Я и Оно» (1923) З. Фрейд исходил из того, что чем сильнее Эдипов комплекс, тем строже сформированное в психике ребенка Сверх-Я будет позднее царить над Я в качестве бессознательного чувства вины. В процессе аналитической терапии с этим чувством связано одно странное, на первый взгляд, явление, когда успехи лечения ведут к ухудшению состояния пациента. Речь идет о негативной терапевтической реакции, об усилении страдания пациента как раз в тот момент, когда при лечении достигаются определенные успехи. Рассматривая данный феномен, Фрейд, пришел к убеждению, что корень негативной терапевтической реакции следует искать в «моральном факторе», «в чувстве вины, которое находит свое удовлетворение в болезни и не хочет отрешиться от наказания в виде страданий».

Обычно пациент ничего не знает о своем чувстве вины. Оно молчит и не говорит ему, что он виновен. Вместо этого пациент чувствует себя не виновным, а больным. Его чувство вины проявляется только в виде сопротивления собственному излечению. Борьба с сопротивлением оказывается не простой задачей аналитической терапии. В процессе медленного раскрытия перед пациентом вытесненных обоснований происходит постепенное превращение бессознательного чувства вины в сознательное чувство виновности.

З. Фрейд считал, что при неврозе принуждения и меланхолии чувство вины достигает исключительной силы. Оно является действенным и при истерии. Остается ли чувство вины бессознательным, это зависит от силы Я, хотя именно Сверх-Я проявляет себя как чувство вины.

Читайте так же:  О магической силе гипноза

С точки зрения Фрейда, выраженной им в работе «Недовольство культурой» (1930), чувство вины является роковым для человека. Причем не имеет значения, произошло ли отцеубийство в действительности или от него отказались. «Чувство вины обнаруживается в обоих случаях, ибо оно есть выражение амбивалентного конфликта, вечной борьбы между Эросом и влечением к смерти». Из этого конфликта произрастает чувство вины, достигающее подчас таких высот, что делается невыносимым для отдельного человека. Как показал психоанализ, чувство вины вызывают не только совершенные акты насилия, но и замышляемые. Отсюда – бегство человека в болезнь, возникающее в силу развития страха совести перед СверхЯ и мучительных переживаний, связанных с бессознательным чувством вины и потребностью в наказании. Как заметил З. Фрейд в работе «Экономическая проблема мазохизма» (1924), удовлетворение бессознательного чувства вины есть, наверное, «самая сильная позиция того выигрыша (составного, как правило), который человек получает от своей болезни, – суммы сил, которые восстают против выздоровления и не желают отказываться от болезни».

Говоря о бессознательном чувстве вины, Фрейд соглашался с некорректностью его наименования с психологической точки зрения. Возможно, более корректным было бы называть это чувство «потребностью в наказании». Тогда более понятным становится потребность ребенка в наказании от рук родителей, имеющиеся у него фантазии о желании быть избитым отцом. Понятным становится и содержание морального мазохизма, когда, с одной стороны, индивид хочет сохранить свою нравственность, а с другой стороны, у него появляется искушение совершить «греховные» поступки, которые затем должны искупаться упреками садистской совести. И хотя сами пациенты нелегко соглашаются с аналитиком в том, что касается бессознательного чувства вины, тем не менее, оно остается действенным в них и требует своего рассмотрения при аналитической работе.

Вернуться в «Библиотеку»

клинический психолог,
онкопсихолог и психоаналитик.

Психологические взгляды на концепции вины

(Серегина А. А., Иванов И. С.) («Российский следователь», 2009, N 8)

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА КОНЦЕПЦИИ ВИНЫ

А. А. СЕРЕГИНА, И. С. ИВАНОВ

Серегина А. А., кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии и психологии труда Российского государственного социального университета.

Иванов И. С., кандидат юридических наук, начальник отдела Правового департамента МВД России.

Авторы статьи указывают, что обзор современной психологической научной литературы показывает, как различные методологические подходы внесли соответствующий вклад в изучение и исследование психологической природы чувства вины. В отечественной психологии существует несколько точек зрения на вину. Некоторые ученые относят к категории вины этические или моральные чувства . По их мнению, чувство вины не является отдельным предметом исследования и о ней говорят как о чувстве, которое тормозит поступки и желания личности, противоречащие ее нравственным убеждениям . ——————————— См.: Якобсон П. М. Психология чувств и мотивации: Избранные психологические труды / Под ред. Е. М. Борисовой. Серия: Психологи Отечества. М. — Воронеж, 1998. См.: Шингаров Г. Х. Эмоции и чувства как формы отражения действительности. М.: Наука, 1971.

Представители другой школы рассматривают вину как способность к оценке и осуждению себя , выполняющую функцию преодоления противоречия между личностью и другими людьми. ——————————— См.: Якобсон С. Г., Щур В. Г. Психологические механизмы усвоения детьми этических норм // Психологические проблемы нравственного воспитания детей: Сборник научных трудов. М., 1977. С. 59 — 109.

Согласно следующей точке зрения вина рассматривается как механизм социального контроля. Ученые относят эти эмоциональные явления к таким психологическим образованиям, которые возникли вместе с появлением идеалов и социальных норм. По их мнению, вина представляет собой регулятор социального поведения, проявление способности человека оценивать себя с точки зрения общества . Вина считается человеческим качеством, гарантом соблюдения нравственных норм. ——————————— См.: Вичев В. Мораль и социальная психика. М.: Прогресс, 1978.

Представители четвертого направления рассматривают вину как феномены самосознания. В. В. Столин представляет вину в качестве феномена раскаяния, который входит в процесс самосознания, запускаемый конфликтным смыслом в результате совершения поступка. Под поступком В. В. Столин понимает действие с конфликтным смыслом. Раскаяние или переживание вины является одним из возможных вариантов осмысления своего «Я» в результате совершения поступка, т. е. в результате возникновения конфликтного смысла «Я». Способы осмысления поступка определяются «сознанием поступка» и «личностным выбором». Переживание вины определяется следующим содержательным наполнением этих измерений: ——————————— См.: Столин В. В. Самосознание личности. М.: Издательство МГУ, 1983.

Наибольшего внимания, на наш взгляд, представляет подход к вине, предложенный российским исследователем Ю. М. Орловым . Орлов считает, что вина возникает вследствие непроизвольной, привычной активности, результаты которой могут быть описаны следующим образом: ——————————— См.: Орлов Ю. М. Восхождение к индивидуальности. М.: Просвещение, 1991.

По мнению других исследователей, существует «категория людей, которые никогда не испытывали и не будут испытывать чувства вины, не говоря уже о какой-либо другой подлинно человеческой эмоции. С точки зрения психиатрии это социопаты и психопаты, безжалостные, аморальные, лишенные совести существа, неисправимые, коварные и неподдающиеся никаким попыткам реабилитации» . ——————————— Браун С., Харрисон Л. Благословение с Другой Стороны. Слова мудрости и утешения из жизни после жизни. М.: ООО Издательский дом «София», 2004. С. 153.

Зигмунд Фрейд определяет вину как ощущение напряжения между требованиями совести («Сверх-Я») и достижениями сознания («Я») . Другими словами, Фрейд рассматривал вину как нравственную разновидность тревоги, как «тревогу совести». Фрейд указывает, что вина предполагает расщепление «Я» на обвинителя и обвиняемого. ——————————— См.: Фрейд З. Я и Оно / Пер. с нем. В. Ф. Полянского; под ред. А. А. Франковского. Л.: ACADEMIA, 1924.

Согласно классической теории психоанализа становление чувства вины начинается лишь после полного формирования всей структуры личности. Чувство вины активизируется вследствие рассогласования реального поведения с ценностями или стандартами поведения, присущими совести или «Сверх-Я». В результате взаимодействие человека с окружающими людьми начинает строиться по невротическому принципу, сущность которого заключается в следующих стратегиях: либо перекладывать вину на других, либо целиком брать ее на себя. Также проблема вины рассматривается в психоанализе в контексте эдипова комплекса . ——————————— См.: Rix R. W. Was Oedipus framed& // Orbis lillerarum. Copenhagen, 1999. Vol. 54. N 2. P. 144 — 145.

Представители данного направления считают, что вина существует автономно и не связана с нарушением запретов. «Вина человека изначальна и абсолютна» . Вина выступает следствием несовершенства человека. Поскольку говорится о невозможности избежать экзистенциальную вину, то признается важность ее осознания. ——————————— Тульчинский Г. А. Самозванство. Феноменология зла и метафизика свободы. СПб.: Изд-во РХГИ, 1966.

Читайте так же:  О чем играют дети детская игровая терапия

Выдающийся американский психолог и психотерапевт, классик экзистенциально-гуманистической психологии Ролло Мэй, выделил три формы экзистенциальной вины . Первая — результат отсутствия единства субъекта и близкого ему человека. Эта разновидность вины, по мнению Мэя, возникает из-за невозможности полного слияния с другим человеком. Человек не может посмотреть на мир глазами другого человека, не может почувствовать то же, что другой человек, не может слиться с ним воедино. Такая обособленность создает непреодолимый барьер, отделяющий человека от других людей, становится причиной межличностных конфликтов. ——————————— См.: Изард К. Э. Психология эмоций / Пер. с англ. СПб.: Изд-во «Питер», 2000. С. 385 — 386.

В экзистенциальной психологии понятие вины и совести неразрывно связано с понятием ответственности. Так, В. Франкл под чувством вины понимает экзистенциальную тревогу, которая «возникает из чувства ответственности» . Согласно М. Хайдеггеру быть виноватым — значит быть «ответственным за», в свою очередь, М. Бубер полагает, что личная совесть обеспечивает «принятие ответственности перед своим отношением к своему бытию». ——————————— См.: Франкл В. Доктор и душа. СПб.: Ювента, 1997.

Видео (кликните для воспроизведения).

В этой связи необходимо обратить внимание на некоторые концепции, определяющие взаимосвязь категории вины и вышеперечисленных понятий. Рассмотрим наиболее часто встречаемую категорию, определяющую вину, — «поступок». Поступок — это действие, в котором проявляется личность, т. е. действие, соотнесенное с моральными ценностями и идеалами, требующее морального выбора; действие, включающее в себя внутреннюю мотивацию. Так, основанием для переживания вины считают «неправильный» поступок. Результатом поступка, вступившего в противоречие с моральными, этическими или религиозными нормами, будет акт переживания вины. Обычно чувство вины напрямую связано с осознанием факта проступка или предательства собственных взглядов и убеждений. Известный отечественный ученый С. Л. Рубинштейн отмечал, что «почти каждое человеческое действие есть не только техническая операция по отношению к вещи, но и поступок по отношению к другому человеку, выражающий отношение к нему» . «Поступок — это действие, которое воспринимается и осознается действующим субъектом как общественный акт, как проявление субъекта, которое выражает отношение человека к другим людям» . ——————————— Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. 2-е изд. / Отв. ред. Е. В. Шорохова. М., 1976. С. 362. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1940. С. 455.

Что касается тяжести проступка, преступления, то она определяется независимо от тех или иных индивидуальных особенностей личности. В том случае, когда человек сам признает свою вину, он может сожалеть о своем проступке, испытывать угрызения совести, раскаяние, чувство стыда за причиненные другим людям неприятности или социальный вред обществу. В дальнейшем, осознав свою вину, человек стремится к исправлению своего поведения, совершает такие действия, которые послужат искуплению содеянного. Таким образом, основным условием для переживания вины является наличие конфликта мотивов и выбора при совершении поступка. Понятие «выбор», как и понятие «вина», отсутствует во многих отечественных психологических словарях. По мнению Ф. Е. Василюка , выбор является одним из главных актов жизнедеятельности человека. Главными характеристиками выбора принято считать активность, самостоятельность и субъектность «Я» выбирающего. ——————————— См.: Василюк Ф. Е. Психология переживания. М.: Изд-во Московского университета, 1984.

По мнению В. Л. Васильева, «человек постоянно сталкивается с необходимостью выбора одной из альтернатив поведения, и от него всегда ожидается проявление нормальных реакций на взаимодействие среды. Эти требования, в социальной психологии называемые «социальными ожиданиями», необязательно исчерпывающим образом сформулированы, они как бы подразумеваются сами собой» . Любой поступок, имеющий значение, всегда характеризуется избирательностью. ——————————— Васильев В. Л. Юридическая психология. М.: Юридическая литература, 1991. С. 127.

Известным отечественным психологом Д. А. Леонтьевым выделено три типа выбора: простой, смысловой и личностный. В силу существования различных типов выборов возможны и разные формы отношений к совершенному поступку, в том числе и различные формы вины. Выбор становится доступным человеку тогда, когда он вырабатывает способность к регуляции своего поведения на уровне логики социальной нормативности. Это простой выбор, ориентированный на нормы, базируется на желании принадлежать к группе, т. е. ориентация на внешние нормы, которые воспринимаются как свои. При оценивании поступка, обусловленного таким типом выбора, у человека формируется способность переживать вину. Вина же в условиях смыслового выбора приобретает наиболее зрелые формы, так как возникает в случае предательства личных ценностей. На свободный или личностный выбор может претендовать лишь зрелая личность. ——————————— См.: Леонтьев Д. А. Очерк психологии личности. 2-е изд. М.: Смысл, 1997.

Развивая идею ответственности, социальные психологи считают, что человек должен отвечать за свой проступок или преступление, так как он имеет возможность оценивать обстоятельства, в которых он действует, способен отдавать отчет в своих действиях, предвидеть их последствия и строить свое поведение, исходя из требований общества, норм морали и дисциплины. Кроме того, переживание вины может возникнуть в связи с безответственным поступком. Существует тесная связь между чувством ответственности и порогом переживания вины. Чем выше ответственность, тем больше возникает вероятность, что у человека будет развиваться чувство вины. Некоторые психологи делают вывод, что «вина связана с осуждением своего поступка самим индивидом. Она включает такие реакции, как раскаяние, осуждение самого себя и понижение самооценки. Возникает в ситуациях, когда человек чувствует личную ответственность» . ——————————— Ратинов А. Р., Ефремова Г. Х. Правовая психология и преступное поведение (Теория и методология исследования). Красноярск, 1988. С. 199 — 200.

Чувству вины присущи некие внутренние стимулы или естественные сигналы, связанные с неблагоприятными социокультурными условиями. Каждая культура и каждый социальный институт (семья, церковь, общество и т. д.), в основе которых лежат этические и моральные принципы, формируют некие условные сигналы вины, они предписывают определенные стандарты поведения и пытаются внушить их подрастающему поколению. Будучи сформулированными, эти предписания (моральные и этические принципы) образуют когнитивный компонент совести . ——————————— См.: Изард К. Э. Психология эмоций / Пер. с англ. СПб.: Изд-во «Питер», 2000. С. 369.

Специфическая функция вины заключается в том, что она стимулирует человека исправить ситуацию, восстановить нормальный ход вещей. Чувство вины создает предпосылки для возникновения моральных и нравственных норм, которые выражают себя в совести. Поддержание общественного согласия по поводу выработанных и принятых обществом норм и законов — одна из самых конструктивных функций вины. Поэтому чувство вины может также играть регулирующую функцию в поведении человека, определяя его характерные действия и поступки. Обзор научных воззрений, связанных с проблематикой вины, позволяет сделать вывод о том, что на сегодняшний день нет однозначной трактовки термина «вина» и единого понимания этого явления как в разных отраслях человеческого знания, так и внутри самих отраслей. На практике это привело к расширению данного понятия и размытости его границ. Вместе с тем полагаем, что дальнейшее изучение концепции вины с позиции юридической психологии приобретает все большую актуальность с развитием современных методов психофизиологического исследования (например, использование полиграфа в оперативно-розыскной работе, уголовном производстве и в кадровой работе).

Читайте так же:  Влияние стресса на мозг

Психоконсультирование / 9. Консультирование при переживании чувства вины

9. Консультирование при переживании чувства вины.

[1]

Практически всем людям знакомо чувство вины. Это такое же естественное переживание человека, как тревожность, одиночество, свобода и ответственность. Чувство вины помогает понять разницу между тем, какие мы есть, и тем, какими должны быть. Вина воз­никает при нарушении индивидом значимых для него норм нравственности. Одновременно это и чувство невыполненного долга. Переживание вины происхо­дит в ситуациях, в которых человек отказывается от необходимой личной ответственности.

Обычно различают истинную, невротическую и экзистенциальную вину. Истинная вина возникает в результате совершенных проступков. В этом случае возможна и необходима заслуженная расплата.

Переживание вины имеет также онтологический аспект, т. е. правомерно говорить об экзистенциальной вине. В этом смысле вина представляет собой позитивную силу в жизни человека. Переживая экзистенци­альную вину, мы освобождаемся от пагубного влияния невротической вины.

[2]

R. May (1983) выделил три источника экзистенци­альной вины:

1. Вина вследствие недостаточной самореализации.

2. Вина вследствие ограниченности связей с близкими людьми.

3. Вина вследствие утраты связи с Абсолютом.

В указанных отношениях человек всегда и безус­ловно виноват, поскольку:

1) мы никогда не способны реализовать все свои возможно­сти хотя бы потому, что, выбирая одни возможности, обя­заны отклонить другие — они так и остаются нереализо­ванными;

2) мы никогда в полной мере не понимаем своих близких и их потребности и в силу неизбежного индивидуализма «обречены» видеть других сквозь призму собственной личности, поэтому наше познание всегда субъективно и .не целиком соответствует действительности. .

3) мы представляем собой часть божественного плана и ни­когда не сможем его понять; как говорил Паскаль, «ветви не суждено знать назначение дерева».

Экзистенциальной вины нельзя избежать, поэто­му важно ее осознать. Она помогает воспитывать че­ловечность и чуткость в отношениях с другими, побуж­дает творчески реализовывать свои возможности.

В психологическом консультировании важно ре­шить, когда «греховность» помогает клиенту осознать личную ответственность за свои поступки, и изменить поведение в позитивном направлении, а когда, наобо­рот, препятствует успешному решению жизненных проблем. Стало быть, не всегда консультант должен поспешно освобождать клиента от чувства вины. Иног­да надо помочь пережить неизбежную греховность, которая самой природой предназначена человеку. В случае истинной виновности важно обсуждение воп­роса об искуплении. Освобождение от невротической вины предполагает осознание ее «мнимости». Только таким путем возможно очищение. Во всех случаях кон­сультанту необходимо глубокое знание различных ас­пектов переживания вины.

Сущность вины в психологии

Вина является эмоцией, с помощью которой проявляется совесть. Это недовольство собой, переживание несоответствия моральным требованиям и невыполнения своего долга перед лицом собственного внутреннего Я или — у верующих — перед Богом. В имплицитном сознании вина обозначается как отрицательное отношение к своему поступку, угрызение совести, раскаяние, сожаление. Кроме того, признание своей вины и испытывание чувства вины — вещи разные. В первом случае слово «вина» обычно используется в значении виновность .

Вина — не что иное, как эмоциональное обострение совести. Комплекс вины напоминает, что у нас есть совесть, но делает это лишь после того, как мы не воспользовались ее советами.

Зигмунд Фрейд (Freud, 1959) рассматривал вину как нравственную разновидность тревоги, как «тревогу совести». Этой же точки зрения придерживается и другой психоаналитик — Г. Мандлер (Mandler, 1975), утверждающий, что вина и тревога — это разные названия одного и того же явления. Вина, по этому автору, — это тревога относительно реального или воображаемого промаха. Переживание этой разновидности тревоги запускает особый защитный механизм, с помощью которого человек пытается загладить или нейтрализовать ущерб, нанесенный его ошибочными действиями.

Некоторые западные психологи отмечают тесную связь вины со страхом (Switzer, 1968; Sarason, 1966), а О. Маурер (Mowrer, 1960) вообще отождествляет вину со страхом перед наказанием. Такая позиция авторов объясняется тем, что они придерживаются представлений о генезисе вины с позиции теории научения, где наказание (порицание) является основным фактором. Несмотря на имеющиеся различия, с легкой руки З. Фрейда вина рассматривается многими учеными-психоаналитиками и практиками-психотерапевтами как деструктивный психологический феномен.

Мне представляется, что авторы, придающие большое значение внешнему наказанию и отождествляющие вину и страх, допускают ошибку. Страх перед наказанием имеется и у преступников, но все ли они испытывают вину за содеянное? Дело не во внешнем наказании и не в страхе, а в том, что переживание вины, угрызение совести само по себе является наказанием для человека .

Кроме того, некоторые авторы (MacKennan, 1938; Miller, Swanson, 1956, и др.) показали, что для эффективного научения вине более подходят не методы физического наказания, а психологические, ориентированные на «любовь» (при использовании их родителями, находящимися в психологическом контакте с ребенком). Именно боязнь потерять любовь родителей чаще всего приводит к раскаянию, угрызению совести, тревоге, то есть к переживанию вины (MacKennan, 1938).

Интересен в этом плане эксперимент, описанный А. Н. Леонтьевым. Ребенку предлагалось достать удаленный от него предмет, не вставая со своего места. Несмотря на то что ребенок после ухода экспериментатора нарушал данное правило, встав со своего места, пользуясь отсутствием наблюдения за ним, он не смог впоследствии принять от экспериментатора в награду за выполненное задание шоколадную конфету. Конфета, столь желанная вначале, оказалась горькой — вызывала слезы. Эти слезы ребенка дошкольного возраста свидетельствуют о способности маленького человека уже в таком возрасте переживать вину по поводу нарушения принятого правила.

Читайте так же:  Послеродовая депрессия - как найти выход

По мнению ученых, вина — самостоятельный феномен, помогающий снижать тревогу и избегать серьезных психических расстройств. С этих позиций вина играет положительную роль.

Ситуации, при которых возникает чувство вины:

• когда человек не может выполнить то, что должен;

• когда человек сделал или не сделал что-то в прошлом и теперь сожалеет об этом;

• когда он делает то, что «должен», но в глубине души сожалеет о своем поступке;

• когда он собирается сделать что-то, чего делать «не должен», и потому переживает тревогу, стресс и угрызения совести.

Такие ситуации неоднократно появлялись в жизни советских граждан, ломая души самым ответственным и совестливым. Например, в свое время в ЦК КПСС по инициативе Сталина было «состряпано» письмо, подписанное известными еврейскими учеными и общественными деятелями, с просьбой выселить евреев в Сибирь. Илья Эренбург и Марк Рейзен это письмо не подписали и закончили жизнь без чувства вины за такой поступок. Секретарь Союза писателей СССР, известный писатель и член ЦК А. Фадеев должен был визировать ордера на аресты писателей, прекрасно сознавая их невиновность. Из-за чувства вины он не вылезал из запоев и в конце концов застрелился.

Е. В. Короткова (2002) показала, что мужчины чаще всего рассматривают вину в качестве категории, описывающей объективный компонент поступка. Так, 39,3 % респондентов определяют вину как преступление, проступок, нарушение или отклонение от законов; 16,5 % мужчин выделяют когнитивный компонент вины, определяя данное понятие в качестве осознанного понимания, осознания или признания неправильного, недостойного поступка; 6,0 % мужчин определяют вину в качестве состояния; 5,1 % вместо категоризации предлагают конкретное описание переживания или поступка. Лишь 19,0 % мужчин относят вину к чувству, а 3,6 % — к эмоциям. Остальные определения вины (10,5 %) и стыда (19,5 %) носили индивидуальный низкочастотный характер.

Наиболее частотной дефиницией вины и стыда у женщин выступает понятие «чувство». Вину в качестве чувства определяют 49,1 % женщин, 2,7 % относят ее к эмоциям. В 9,6 % случаев вина определялась в качестве угрызения совести, 9,0 % женщин вместо определения предложили конкретные примеры, в которых описание начинается со слова «когда». В 7,2 % случаев вина определялась как состояние (души, эмоциональное); по 3,4 % женщин относили вину к ощущению и осознанию поступка. Остальные определения вины (19 %) и стыда (14,4 %) носили низкочастотный индивидуальный характер.

Что касается полоролевых отличий, то в группе мужчин вина чаще всего определяется в качестве объективной категории (преступление, поступок, нарушение или отклонение от законов), близкой к юридическому толкованию термина. Давая определение понятию «вина», мужчины часто делают акцент на когнитивном компоненте феномена (осознание, понимание, признание). Стыд они наиболее часто определяют не только в качестве чувства и состояния, но и в качестве комплекса, недостатка. Группа женщин определяет и стыд, и вину в терминах, акцентирующих эмоциональный компонент феномена: чувство, состояние, ощущение.

Человек чувствует вину без оглядки на мнения других. Другие люди могут считать, что он не виноват, и даже убеждать его в этом, но если индивид ощущает, что виновен, посторонние мнения не могут устранить его внутреннего переживания. Вина возникает в ситуации, когда индивид чувствует личную ответственность за происходящее и считает, что именно он сам является причиной чужих страданий или нарушений долга.

Феномен переживания индивидом чувства вины в современной психологической практике

Феномен переживания чувства вины

Исследуя чувство вины на базе исследований различных авторов и подходов, можно прийти к интересному выводу: вина – это эмоция, которая сопровождает человека на протяжении всей жизни. Ее феномен заключается в многогранности, так как у каждого человека она проявляется совсем не так как у другого. От чего же это зависит и почему при всей неприятности этой эмоции она все же так необходима? На самой заре цивилизации, в структуре человеческого мышления появилась так называемая «цензура» (или, по К. Г. Юнгу, «коллективное бессознательное») — различные системы табу и запретов, свойственные разным культурам. Иногда личность называет это общественным мнением. А в качестве своеобразного «наказания» за асоциальное поведение в ходе эволюции на «коллективно-бессознательном» уровне сформировалось чувство вины. Важно отметить, что вина также зависит и от личных установок, так как не все преступники считают себя виноватыми за преступления, понятия о которых нет в их системе ценностей.

Сайт — Платки Оренбургские пуховые Паутинки пуховые Палантины пуховые Косынки Ручная работа! Шедевры народного творчества. Высылаем почтой! Пересылка почтой с предоплатой или наложенным платежом с оплатой по факту получения.

Самонакладываемая вина

Это наиболее деструктивная форма вины и наиболее индивидуальная. Человек берет ее на себя, чувствуя, что нарушил свой моральный кодекс или моральный кодекс общества. Вина возникает, когда человек оглядывается на свое прошлое и видит, что совершил неразумный выбор или поступок. Рассматривает содеянное – было ли это неконструктивной критикой или чем-то еще, в свете теперешней системы ценностей. В большинстве случаев испытываемая вина является способом доказать, что поступки небезразличны и человек о них сожалеет, а, значит, можно что-то изменить. Но при этом застревает в прошлом, бесконечно повторяя события в памяти. Невротик всегда испытывает чувство вины. Сбалансированная цельная личность учится на примерах из прошлого. Между первым и вторым существует огромное различие.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Реуцкий Максим Владимирович, Карепова Эллина Владимировна
г. Днепропетровск

Источники


  1. Дитрих, фон Гильдебранд Метафизика любви / Дитрих фон Гильдебранд. — М.: Алетейя, Ступени, 2007. — 630 c.

  2. Психология семьи. — М.: Бахрах-М, 2002. — 752 c.

  3. Шеламова, Г.М. Деловая культура и психология общения / Г.М. Шеламова. — М.: Академия (Academia), 2014. — 915 c.
Феномен переживания индивидом чувства вины в современной психологической практике
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here