Как страшно жить

Сегодня обсуждаем тему: как страшно жить с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Как страшно жить

Как страшно жить — лозунг, объединяющий различные «страшные истории из жизни», рассказываемые говноблоггерами в своих уютных журнальчиках с целью поднятия своего говнорейтинга и выжимания эмоций из аудитории. Зачастую особо удачные произведения вызывают волну постов-перепостов-переперепостов-перепере… ну вы понели, — в уютных журнальчиках читателей, с не менее идиотскими комментариями. Данные волны как бы намекают нам на практику копипиздинга и рерайтинга контента в SEO.

Вторая версия употребления — просто ответ на очередной фимозный рассказ/каммент из бесконечной серии «ужос, ужос, что, бля, за пиздец творится на планете!».

Содержание

[править] Происхождение

В глухой чаще старого мрачного леса, над серым, мшистым, кочковатым болотом, стояла сосна… Лишённая с детства живительного света и тепла, всегда окутанная ядовитыми болотными испарениями, она выросла уродливым деревом, с искривлённым корявым стволом, с пожелтевшей, иссыхающей хвоёй. Днём у её кривых корней скользили бурые ящерицы, а ночью под её жидкой сенью бесшумно пролетали хищные совы. Часто зимней ночью, когда деревья, занесённые сплошной пеленой снега, трещали от жестокой стужи, сосна слышала голодный вой волков и видела их яркие глаза. Когда ветер стонал и рыдал по вершинам старого мрачного леса, в унылом скрипе сосны слышалась накопленная годами жалоба: «Как скучно, как страшно жить!

А. И. Куприн. «Жизнь». 1895 год.

Из-за простоты оборота отследить момент его становления как мема реала вряд ли представляется возможным.

Зато можно вспомнить последний предынтернетный виток, связанный с фильмом «Страна глухих» (1998 г.) по сценарию самозваной богини Ренаты Литвиновой, в котором сабжевую фразу произносит глухая героиня Дины Корзун. В дальнейшем фраза форсилась всё той же РЛ путём постоянного употребления в какой-то полуночной передаче про жисть (

2005 г.). На пик популярности фраза вышла после того, как wannabe-петросян Галкин стал пародировать Литвинову, используя всё то же КСЖ. Всё это, разумеется, крутили по зомбоящику до рвотного и прочих рефлексов.

Кроме того, фраза «Ой как, граждане, страшно жить!» звучит в песне «Насекомые» группы «НОМ».

Неунывающие тролли кащенитского происхождения немедленно изменили лозунг на «как страшен жыдЪ».

[править] А ведь действительно страшно

  • В Рашке нет порядка.
  • Двач умер.
  • Драматика мертва.
  • Дом 2 до сих пор жив.
  • CP могут смотреть только агенты ФСБ.
  • Луркуже не тот.
  • По зомбоящику нормальные передачи давно большая редкость.
  • Александр Друзь не стал лучшим игроком 15-летия в «Своей игре». А Вассерман — 25-летия.
  • Коллайдер опять не пашет. Но его скоро запустят, и мы все умрём!
  • Людей больше, а мозгов константа.
  • Русских людей обижают.
  • Уровень инфляции по прежнему высок, цены будут расти, бегите в ближайший супермикромаркет за поваренной солью.
  • Запасы пресной воды, нефти, поваренной соли и всяческих других ресурсов по прежнему будут сокращаться, в то время как цены на них неуклонно будут расти.
  • Растет уровень безработицы населения вследствие влияния на него процессов глобального экономического кризиса, так что вполне возможно, что вас уже уволили.
  • Вследствие роста безработицы растёт и уровень преступности (см. пункт выше).
  • На улицах полно воров, маньяков, педофилов, проституток, цыган, мошенников, быдла, евреев, китайцев, которые только и ждут, чтобы отнять у вас ваши жалкие пожитки, оставшиеся после того, как вас уволили с работы.
  • В интернетах всё больше школоты.
  • На интернет-сленге уже говорят даже колхозники.
  • Скачет уровень атмосферного давления.
  • А глобальное потепление-то похоже уже наступило.
  • А с ним и глобальное похолодание.
  • Существует серьёзная угроза ядерной атаки со стороны США.
  • Радиация невидима. Мы все умрём!
  • Мы едим одни ГМО, которые вызывают рак.
  • Кругом ВИЧ-инфицированные шлюхи.
  • Мы все умрём. Рано или поздно, лол!

[править] Психолух разъясняет

Если вы читали книжку Эрика Берна «Игры, в которые играют люди», то моментально распознаете в «как страшно жить» даже не так называемое «времяпрепровождение», а уже игры, и вычислите их второсортные удовольствия: безопасно попереживать эмоции страха, ненависти, сочувствия, принадлежности к группе и прочее. Что характерно — никакой реальной деятельности не требуется!

[править] Что с этим делать?

Делайте, что хотите… Ничего не поможет. Можете поучаствовать, можете поиздеваться над участниками, можете не делать ничего. Единственный момент — осознавайте, что именно вы делаете и зачем.

Как страшно жить

Доброго времени суток!
Мне совершенно нескем поделиться. Даже поговорить. Я и не умею нагружать людей. У всех своих проблем хватает.
Мне так страшно жить. Я каждый день себя заставляю. Все привыкли, что я сильная. А я всю жизнь одна борюсь с любыми проблемами и обстоятельствами. Мама пьет уже лет десять. Младшая сестра с четырех лет на мне. Но она уже взрослая, ей 15. Умница, учится хорошо.
А мне плохо. Мой муж год меня добивался, раскрывал, ухаживал, добился и теперь я стала ему неинтересна. Он хороший человек. Просто я ему ненужна. Наговорил мне таких страшных слов. Я немогу в себя прийти уже 4 месяца. Живу в ожидании следующего разговора. Знаю, откажется от меня. И нет сил самой уйти. И нет сил больше оставаться.
Живем вместе. Я всегда была гордой, а тут вдруг поняла, как не хочу ничего, как устала от жизни. Я с 17 лет пашу. Не хочу бороться. Не вижу куда мне идти. Мысли о смерти приносят такое облегчение.
Понимаю все, но как же без веры? Я как идиотка всегда верила в любовь. а ее нет и небыло никогда.
Поддержите сайт:

Ася , возраст: 29 / 28.09.2009

есть любовь была и будет. и ничего ты не идиотка-а нормальный ты чел.
ну откажеться муж (заметь-он НЕ ОТКАЗАЛСЯ, ВОЗМОЖНО откаеться)так и чего?
ну-развод
сама посуди-зачем жить с мужчиной, кторый не понимает, какое рядом сокровище с ним?
ведь наверняка с такими достоинствами ты найдешь нормального чела, ибудет тебе та самая любовь

смотри-сестренку ты подняла-ты для неё пример
и опора-ведь нет у неё никого кроме тебя. как ей быть без тебя?

мысли о смерти оставь на глубокую старость:)
подумай-ведь у тебя в переди целое будущее
нормальные отношения, семья, детки..внучеки и масса хорошего и дроброго

переживи этот момент-и все будет
оно уже на подходе-вот потому так и трусит тебя сейчас

Рыж , возраст: 30 / 29.09.2009

Ася, Вы и сами понимаете, что Вам сейчас нужно. Вам нужен отдых. Я сама человек крайностей, поэтому понимаю, какие бывают моменты. Когда действительно единственное, чего хочется, так это послать все далеко и надолго. И самым далеким и самым долгим «отпуском» оказывается выбран суицид.

Женщины — очень сложные существа. Уставая и исчерпывая все свои внутренние запасы, мы начинаем заниматься самобичеванием. В словах и поступках ближних мы нарочно выискиваем какие-то моменты, которые можно раскрутить до нереальных фантазий. А потом, нафантазируя себе такое ужасное королевство, мы начинаем все обрушивать это на себя. Таким образом, целенаправленно доводя себя до ручки, которой и становится суицид.

На самом деле есть в жизни очень интересный феномен. Я могу вам рассказать о нем и вы поймете, что на самом деле Ваша проблема решаема. И вера возвращается, и желание жить и все-все-все прелести жизни.

Если хотите, мы могли бы с Вами продолжить общение.

[Правилами форума запрещено размещение контактных данных в открытом доступе. Общаться можно на форуме http://pobedish.ru/forum/. С уважением, модератор]

Алина , возраст: 21 / 29.09.2009

Ася, конечно,словом человека можно убить,никто не спорит. Но из Вашего письма непонятно, что же такого он сказал, что Вы не можете придти в себя уже 4 мес. Жаль,что не написали этого. Судя по всему, у Вас сейчас обида на всех, не только на него. Но в этом случае может быть у Вас просто черная полоса? Вы устали. Мыслями о смерти Вы только окончательно загоняете себя в тупик, потому что это не выход. В таких случаях я всегда всю ситуацию отпускаю. Т.е. не борюсь (поскольку устала) , а плыву по течению. Рано или поздно все заканчивается и это тяжелое состояние — тоже. И вот тогда снова появляется прилив бодрости. В это мире всегда то дождь то солнце. Все нестабильно. Все будет хорошо, не мучайте себя.

Читайте так же:  Как правильно воспитать ребенка

Мария , возраст: 42 / 29.09.2009

Здравствуй, Ася!
Возможно все не так страшно, как тебе кажется. Может
твой муж во время того разговора уставший был, с плохим
настроением — вот и наговорил тебе гадостей, а потом
сам пожалел, что наговорил.
И потом: «Должна быть в женщине какая то загадка,
должна быть тайна в ней какая то . » как в песне
поется. Так что время от времени удивляй своего мужа
чем нибудь приятным — может быть новым блюдом на обед,
или еще чем-нибудь, что ему нравится — прояви фантазию.
Все наладится — не переживай. Удачи.

Михаил , возраст: 40 / 29.09.2009

Ирина , возраст: 36 / 29.09.2009

смысл жизни-ЖИТЬ,делать ДОБРО,найти СВОЮ ЛЮБОВЬ РОДИТЬ и ВОСПИТАТЬ ДОСТОЙНЫХ ДЕТЕЙ,каждый день прожить так,чтобы оглянувшись назад,небыло-бы стыдно,впервую очередь думать о своих близкий,родных. и никогда. никогда не забывать о том что кто-то обязательно тебя ждёт,любит и переживает. у меня погиб близкий друг,я не понял так его до конца,или не успел,понять,что ему настолько плохо,что он может наложить на себя руки. его теперь нет,а все его близкие,родные,знакомые корят себя. Умереть это трусость. У каждого человека рано или поздно возникает депрессия,но это не повод покончить с собой,поверь!!НЕ ЗАМЫКАЙСЯ. говорит с тобой человек,который всё это пережил,и нашёл смысл жизни,если тебе станет плохо,пиши!!я постараюсь тебе помочь!Если любимому человеку вы стали не интересны значит это не ваш человек,т.к. чувства взаимны когда любишь,потому что вы должны быть духовно близки. найдите себе действительно близкого человека,это сложно,но возможно,и будите счастливы,счастья вам,терпения,и выдержки.

Как страшно жить!

Как страшно стало жить в России —
Забыли люди про Христа,
Сплошное мафии засилье,
И бездуховного скота.

Вот вам пример: в одной деревне
Стоял у леса божий храм,
Он был, не то, что очень древний,
Но кое-что водилось там.

Скрипели ночью половицы,
Вздыхали тяжко образа,
И на рукав святой десницы
Текла елейная слеза.

Служили в храме два монаха:
То, се — прибраться, подмести.
Хотя, порой, и им со страха
Плохело — господи, прости!

Вот в час ночной они сидели
Пред аналоем, как всегда.
Вдруг половицы заскрипели,
В ведре забулькала вода,

По стенам промелькнули тени,
Пронесся тихий шопоток,
У бедных иноков колени
Свело, как будто кто-то ток

Пустил по ним. Заныли чресла,
К зубам прилипли языки.
Монахи глубже вжались в кресла,
Скуля тихонько, как щенки.

Сидят они, от страха млея,
Глядят, как мимо, вдоль стены,
Крадутся молча два злодея,
Тупой решимости полны.

Иконы, раку, крест кидают
Рукой греховною в мешок.
Монахи истово мечтают,
Чтоб черт злодеев уволок!

А воры к креслу ближе, ближе —
Уж в нос шибает перегар,
Монах, который был пожиже,
Вдруг с криком: Ой, горим, пожар!

Рванул к дверям, ломая ноги,
Другой — в окошко головой.
Такой поднялся гам — о, боги!
И крик, и плач, и стон, и вой!

Злодеи пуще испугались,
Узрев чертей в святом дому.
И, бросив все, куда помчались —
Известно богу одному.

И долго пыль еще клубилась,
Туманным облаком вися,
И долго дверь с размаху билась
Со страшной силой об косяк!

И где-то там, вдали у леса,
Людей пугая и собак,
На лунный лик четыре беса
Тоскливо выли. Вот ведь как!

Как страшно жить

В самом надежном и прочном доме, построенном по выверенному плану, где каждая щель или зазор заполнены новейшими звуко- и теплоизолирущими материалами, с монументальной дверью, защищающей внутреннюю жизнь дома от всех возможных внешних невзгод, с прочно укрывающей крышей, способной за десятилетия не пропустить ни капли дождя, в доме, совершенству которого черной завистью позавидовал бы и третий поросенок из кажущейся на первый взгляд простой и незамысловатой сказки, — даже в таком доме порою слышен ветер.

Он стучит гибкими карнизами, завывает и гудит в тех местах, которых, вроде бы, в проекте и быть не должно было, тщетно, но настойчиво бьется в стекла мокрой кроной растущих напротив деревьев. И как-то незаметно, пусть на мгновения, но меняет это казавшееся незыблемым чувство защищенности пребывания в своем доме, своей крепости. И фактически ничего и не происходит — это все тот же дом и он все так же твердо стоит, и это просто ветер и ничего более. Но что-то в этот момент неспокойно меняется внутри, что-то, что, возможно, напоминает о тех временах, когда в грозу ночью кони как-то особенно ржут в стойле, а у коров портится молоко.

Когда Альфреду Хичкоку, признанному мастеру нагнетания страха на киноэкране и вселения в души людей тревоги, задавали в той или иной вариации частый вопрос о самом страшном образе в кино, он всегда отвечал одинаково: «Закрытая дверь». Самое страшное — то, что за ней скрывается. Самое страшное — то, что можно себе представить, вообразить: «А вдруг. «. Какой-то случайный шум в другой комнате, который, вроде был, но тут же исчез, когда начали прислушиваться — был он или нет? Играющие на стене спальни причудливые тени ночью, из-за которых иногда и хочется, и одновременно страшно обернуться и посмотреть в окно — что же вообще может такие тени отбрасывать? Или то чувство, когда кто-то важный, вдруг, исчезает из зоны действия сотовой сети или долго не возвращается домой. Больше всего тревожит неизвестность, и больше всего страшно, когда непонятно, чего же конкретно боишься.

В психотерапевтической практике есть этот бесконечный парад самых разнообразных страхов, которые вообще только могут быть у людей. Все, что только можно представить — от страха выглядеть глупо, заговорив в малознакомой компании, до ужаса провалиться сквозь пол при каждой мысли о том, что находишься сейчас не на земле, а на, к примеру, седьмом этаже. Но тяжелее и мучительнее всего переживается не какой-то конкретный страх, пусть даже и самый впечатляющий, а неконкретная, будто размазанная тонким слоем по бутерброду целого дня тревога. Некое ощущение, что что-то может случиться, но непонятно что. Звенящая струна, которая пусть и звучит негромко, но все не останавливается, а тянется и тянется, создавая самим своим звуком фон, в котором все внутреннее естество пребывает настороже. Ветер, который в ночи шелестит листьями крон деревьев, ветер, который никак не увидеть, но всегда можно ощутить — «стало что-то не так, как будто, снова дверь прикрыл кондуктор, и о стекла бьется ветер. «. Неслучайно, наверное, многие тревожные симптомы у людей обостряются именно в ветреную погоду.

За таким подходом к тревоге стоит однозначное понимание ее как чего-то безоговорочно плохого и нежелательного. Чего исследовать и пытаться понять жизнь колонии-поселения тараканов у себя на кухне — надо срочно начинать предпринимать решительные действия по ее изведению. Но что если позволить себе быть ну хоть немного любопытнее и настойчивее в этом любопытстве. И как Пиноккио, не доверяя очевидному, проверить, а не бутафорский ли этот камин?

Русский язык в этимологическом плане настолько богат, что если внимательно исследовать каждое слово, то постепенно появится все более глубокое и глубокое его понимание. В слове «болезнь» корень виден сразу и отчетливо — болезнь от слова боль. Но, помимо болезни, есть у нас еще и термин «заболевание». В котором всего две буквы — приставка «за» — в корне меняют всю картину. Если болезнь — это боль, то заболевание — это, в буквальном смысле, то, что за болью. Тогда что же может стоять за тревогой и страхами, если пойти дальше «замечательной» идеи сразу ее приземлять на взлете?

В экзистенциальной психологии и психотерапии все, что приносит пациент, все, о чем говорит и что его беспокоит, рассматривается в неразрывной связи с его жизнью. Когда часто болит голова, можно просто каждый раз выпивать таблетку, а можно в какой-то момент задуматься, а как жить так, чтобы голова не болела? И в этом смысле вопрос о том, как избавиться от высокой тревожности в разных ситуациях, как освободиться от парадоксального мучительного страха, тоже приобретает более конкретный жизненный ракурс. Что в моей жизни происходило или происходит такого, что привело к тому, что я начал бояться открытых пространств или замкнутых помещений? С чем на тот период, когда это пришло в мою жизнь, я столкнулся? И даже, на что этот продолжающий присутствовать мучительный страх позволяет мне в моей же жизни не смотреть?

Читайте так же:  Немного о кошках или хочу быть любимой

Изолированный страх — это часто экстракт, сгусток, во многом даже замещение какой-то более обширной и намного более пугающей жизненной тревоги. Я боюсь, что у меня в любой момент может случиться некий приступ, и я постоянно сконцентрирован на этом ожидании. Я, вроде как, начеку, у меня есть ощущение, что уж здесь-то я все усилия прикладываю, чтобы эту ситуацию контролировать. А что если задуматься о том, что мне контролировать в моей жизни не удается? Что-то, что вызывает такую тревогу и такую неопределенность, что мне проще мерять давление каждые полчаса и прислушиваться к ритму работы сердца или к появлению парадоксальных пугающих мыслей в сознании.

Часто в популярной литературе в качестве корневого источника всех возможных человеческих страхов называется страх смерти. Такой страх страхов, который питает и, в конечном счете, стоит за каждым невротическим страхом из числа тех, которые мучают пациентов. Но при этом забывают, что природа всего в нашем существовании двойственная, парная. И, вместе со страхом смерти существует противоположный же ему страх жизни. Страх уйти с нежных рук мамы и начать передвигаться самостоятельно. Страх начать спать одному в своей комнате, страх встретиться в детском саду со многими другими, такими же, как ты, и понять, что ты не единственный такой обожаемый маленький человек. Страх закончить школу или ВУЗ и столкнуться с этой неопределенностью и тревогой выбора — как же быть дальше? Страх отделиться. Страх стать самому по себе. Страх идти вперед. Страх будущего. Страх ветра, которого не видно. Страх непонятного, которое может случиться. По сути, страх жизни. Который один комик так точно случайно выразил в пародии на известную актрису: «Как страшно жить!».

И обратный ему страх смерти, страх движения назад, страх деградации, возвращения в небытие, страх шагнуть один раз вперед и два назад. По сути, вся человеческая жизнь и протекает между этими двумя полюсами. Двигаться в жизни в тревожное вперед или идти в депрессивное назад? Рискнуть и шагнуть к свободе или выбрать менее ответственную, но более убаюкивающую предсказуемость? Выбрать красную или синюю таблетку? Вряд ли, это противоречие между двумя главными жизненными тревогами можно как-то «проработать» или устранить. Можно только снова и снова учиться находить жизненное равновесие между ними.

Удивительно, как даже на образном уровне похожи эти два главных жизненных страха с двумя такими же частыми патологическими переживаниями, которые мучают людей с тревожными расстройствами — дереализацией и деперсонализацией. Страх будущего, страх неопределенности, эта самая тревога жить, похожа с дереализацией, в которой человек в буквальном смысле сбегает от реальности того, что происходит или может произойти, в фантазии о том, что все происходящее вокруг будто бы нереально, будто бы кажется. Это ощущение, конечно, ужасно пугает и мучает, но в нем и отражается некое тайное невысказанное желание. Страх смерти, страх возвращения назад, по сути, страх потери собственной личности, потери идентичности, возврата в утробное состояние, так схож со всеми симптомами деперсонализации, этого мучительного ощущения себя не собой же.

Видео (кликните для воспроизведения).

И если смотреть на все эти тревожные симптомы так, не пытаясь их сразу погасить, а отнесясь к ним исследовательски, то так многое почти сразу открывается и становится видно. У кого-то мучающегося внезапными сердцебиениями, головокружениями и слабостью в ногах, которые буквально не дают твердо на этих ногах стоять и рождают тревожное чувство скорого возможного конца при полном здоровье по результатам лабораторных исследований, вдруг, откроется сбивающая с ног история с родившимся впервые в жизни ребенком, о котором он не знал и совершенно не был готов к этой новой ответственности. А у боящейся однажды взглянуть в зеркало и не узнать там себя откроется важнейшая тема привычной опоры на внешнюю привлекательность, которая составляла основу самооценки, а теперь, с возрастом так предательски быстро утекает из жизни, как песок сквозь пальцы. Или кто-то, кто боится сойти с ума и сотворить нечто страшное, вдруг, начнет видеть, что в настоящей своей жизненной ситуации он боится поднимающихся откуда-то из глубины чувств и желаний, которые полностью могут изменить его семейную жизнь и развернуть все на другой, новый путь.

Как страшно жить

Кинжал хорош для того , у кого он есть ,
и плохо тому , у кого он не окажется
в нужное время .
Абдулла

Как страшно жить без автомата …
А с автоматом — в самый раз ,
Всегда есть пища и зарплата ,
Да и халтура в трудный час .

Штык – нож , бинокль и плащ-палатка ,
Планшет , аптечка , два рожка ,
Фонарь , саперная лопатка ,
Комплект белья из вещмешка —

Так и живу — в руке граната ,
В другой — с подствольником калаш …
С людьми беседую без мата —
Я им читаю « Отче наш » .

Обычно быстро понимают ,
А если спорить кто начнет ,
Дерется или убегает —
Здесь хорошо гранатомет .

Не ради ощущений острых ,
Не ради игрищ и забав ,
Я научился в девяностых —
Кто с автоматом – тот и прав .

А что поделаешь , в те годы
Вкусили мы другой формат ,
Другую сторону свободы —
Тот мир , где правит автомат .

И обозначились нюансы —
Свобода есть , но не для всех —
Без автомата ты без шансов ,
А с автоматом ждет успех .

Вот вы скажите мне на милость :
— Те люди в красных пиджаках ,-
Они откуда появились —
В Паджерах и на Крузаках ?

[3]

Им что , все с неба опустилось ? —
Да раньше всех смекнулось им —
Чтоб от икры столы ломились ,
Как воздух , ствол необходим .

Кто был никем – никем остался ,
А кто волыну раздобыл —
В почете и в деньгах купался —
В большом авторитете был .

Недолго , правда .. Все под Богом .
Никто не защищен от бед —
Ведь если у кого – то много ,
То значит , у кого – то нет .

А потому : « Делиться надо..» —
Так , вроде , Лившиц говорил .
Тем , кто поделится — награда ,
А нет — ищи среди могил .

А пацаны в штанах спортивных ,
В кожанах летом и зимой ,
С одной идеей креативной ,
С одной извилиной прямой —

Смогли б они без автомата ,
Так , чтоб люлей не огрести ,
На рынках , не боясь расплаты ,
Старушек немощных трясти ?

Эх .. , сколько их – земля им пухом –
Ушло без срока в мир иной …
Про эти годы много слухов ,
А тот , кто выжил – тот герой .

Ко всем по разному явился
Эпохи жуткий передел —
Там кто — то крабами давился ,
А кто – то фарш куриный ел .

От вдруг полученной свободы
Сносило крыши у людей …
Я выжил в эти злые годы ,
Медаль не дали – хрен бы с ней .

С тех пор ношу я под полою
На всякий случай автомат .
В любой момент готов я к бою ,
И есть знакомый адвокат .

Нет . не прожить без автомата —
Иначе – сразу в некролог .
А если есть в руке граната —
Весь мир лежит у ваших ног .

Жить просто песня с автоматом —
Не песня даже , а романс —
Всегда десятого зарплата ,
А двадцать пятого аванс .

Я прочно уяснил когда – то ,
И только глупый не поймет —
Нет средства лучше автомата ,
Ну разве только – пулемет .

Как страшно жить

В самом надежном и прочном доме, построенном по выверенному плану, где каждая щель или зазор заполнены новейшими звуко- и теплоизолирущими материалами, с монументальной дверью, защищающей внутреннюю жизнь дома от всех возможных внешних невзгод, с прочно укрывающей крышей, способной за десятилетия не пропустить ни капли дождя, в доме, совершенству которого черной завистью позавидовал бы и третий поросенок из кажущейся на первый взгляд простой и незамысловатой сказки, — даже в таком доме порою слышен ветер.

Читайте так же:  В мастерской у психолога работа с интроектом

Он стучит гибкими карнизами, завывает и гудит в тех местах, которых, вроде бы, в проекте и быть не должно было, тщетно, но настойчиво бьется в стекла мокрой кроной растущих напротив деревьев. И как-то незаметно, пусть на мгновения, но меняет это казавшееся незыблемым чувство защищенности пребывания в своем доме, своей крепости. И фактически ничего и не происходит — это все тот же дом и он все так же твердо стоит, и это просто ветер и ничего более. Но что-то в этот момент неспокойно меняется внутри, что-то, что, возможно, напоминает о тех временах, когда в грозу ночью кони как-то особенно ржут в стойле, а у коров портится молоко.

Когда Альфреду Хичкоку, признанному мастеру нагнетания страха на киноэкране и вселения в души людей тревоги, задавали в той или иной вариации частый вопрос о самом страшном образе в кино, он всегда отвечал одинаково: «Закрытая дверь». Самое страшное — то, что за ней скрывается. Самое страшное — то, что можно себе представить, вообразить: «А вдруг. «. Какой-то случайный шум в другой комнате, который, вроде был, но тут же исчез, когда начали прислушиваться — был он или нет? Играющие на стене спальни причудливые тени ночью, из-за которых иногда и хочется, и одновременно страшно обернуться и посмотреть в окно — что же вообще может такие тени отбрасывать? Или то чувство, когда кто-то важный, вдруг, исчезает из зоны действия сотовой сети или долго не возвращается домой. Больше всего тревожит неизвестность, и больше всего страшно, когда непонятно, чего же конкретно боишься.

В психотерапевтической практике есть этот бесконечный парад самых разнообразных страхов, которые вообще только могут быть у людей. Все, что только можно представить — от страха выглядеть глупо, заговорив в малознакомой компании, до ужаса провалиться сквозь пол при каждой мысли о том, что находишься сейчас не на земле, а на, к примеру, седьмом этаже. Но тяжелее и мучительнее всего переживается не какой-то конкретный страх, пусть даже и самый впечатляющий, а неконкретная, будто размазанная тонким слоем по бутерброду целого дня тревога. Некое ощущение, что что-то может случиться, но непонятно что. Звенящая струна, которая пусть и звучит негромко, но все не останавливается, а тянется и тянется, создавая самим своим звуком фон, в котором все внутреннее естество пребывает настороже. Ветер, который в ночи шелестит листьями крон деревьев, ветер, который никак не увидеть, но всегда можно ощутить — «стало что-то не так, как будто, снова дверь прикрыл кондуктор, и о стекла бьется ветер. «. Неслучайно, наверное, многие тревожные симптомы у людей обостряются именно в ветреную погоду.

За таким подходом к тревоге стоит однозначное понимание ее как чего-то безоговорочно плохого и нежелательного. Чего исследовать и пытаться понять жизнь колонии-поселения тараканов у себя на кухне — надо срочно начинать предпринимать решительные действия по ее изведению. Но что если позволить себе быть ну хоть немного любопытнее и настойчивее в этом любопытстве. И как Пиноккио, не доверяя очевидному, проверить, а не бутафорский ли этот камин?

Русский язык в этимологическом плане настолько богат, что если внимательно исследовать каждое слово, то постепенно появится все более глубокое и глубокое его понимание. В слове «болезнь» корень виден сразу и отчетливо — болезнь от слова боль. Но, помимо болезни, есть у нас еще и термин «заболевание». В котором всего две буквы — приставка «за» — в корне меняют всю картину. Если болезнь — это боль, то заболевание — это, в буквальном смысле, то, что за болью. Тогда что же может стоять за тревогой и страхами, если пойти дальше «замечательной» идеи сразу ее приземлять на взлете?

В экзистенциальной психологии и психотерапии все, что приносит пациент, все, о чем говорит и что его беспокоит, рассматривается в неразрывной связи с его жизнью. Когда часто болит голова, можно просто каждый раз выпивать таблетку, а можно в какой-то момент задуматься, а как жить так, чтобы голова не болела? И в этом смысле вопрос о том, как избавиться от высокой тревожности в разных ситуациях, как освободиться от парадоксального мучительного страха, тоже приобретает более конкретный жизненный ракурс. Что в моей жизни происходило или происходит такого, что привело к тому, что я начал бояться открытых пространств или замкнутых помещений? С чем на тот период, когда это пришло в мою жизнь, я столкнулся? И даже, на что этот продолжающий присутствовать мучительный страх позволяет мне в моей же жизни не смотреть?

[1]

Изолированный страх — это часто экстракт, сгусток, во многом даже замещение какой-то более обширной и намного более пугающей жизненной тревоги. Я боюсь, что у меня в любой момент может случиться некий приступ, и я постоянно сконцентрирован на этом ожидании. Я, вроде как, начеку, у меня есть ощущение, что уж здесь-то я все усилия прикладываю, чтобы эту ситуацию контролировать. А что если задуматься о том, что мне контролировать в моей жизни не удается? Что-то, что вызывает такую тревогу и такую неопределенность, что мне проще мерять давление каждые полчаса и прислушиваться к ритму работы сердца или к появлению парадоксальных пугающих мыслей в сознании.

Часто в популярной литературе в качестве корневого источника всех возможных человеческих страхов называется страх смерти. Такой страх страхов, который питает и, в конечном счете, стоит за каждым невротическим страхом из числа тех, которые мучают пациентов. Но при этом забывают, что природа всего в нашем существовании двойственная, парная. И, вместе со страхом смерти существует противоположный же ему страх жизни. Страх уйти с нежных рук мамы и начать передвигаться самостоятельно. Страх начать спать одному в своей комнате, страх встретиться в детском саду со многими другими, такими же, как ты, и понять, что ты не единственный такой обожаемый маленький человек. Страх закончить школу или ВУЗ и столкнуться с этой неопределенностью и тревогой выбора — как же быть дальше? Страх отделиться. Страх стать самому по себе. Страх идти вперед. Страх будущего. Страх ветра, которого не видно. Страх непонятного, которое может случиться. По сути, страх жизни. Который один комик так точно случайно выразил в пародии на известную актрису: «Как страшно жить!».

И обратный ему страх смерти, страх движения назад, страх деградации, возвращения в небытие, страх шагнуть один раз вперед и два назад. По сути, вся человеческая жизнь и протекает между этими двумя полюсами. Двигаться в жизни в тревожное вперед или идти в депрессивное назад? Рискнуть и шагнуть к свободе или выбрать менее ответственную, но более убаюкивающую предсказуемость? Выбрать красную или синюю таблетку? Вряд ли, это противоречие между двумя главными жизненными тревогами можно как-то «проработать» или устранить. Можно только снова и снова учиться находить жизненное равновесие между ними.

Удивительно, как даже на образном уровне похожи эти два главных жизненных страха с двумя такими же частыми патологическими переживаниями, которые мучают людей с тревожными расстройствами — дереализацией и деперсонализацией. Страх будущего, страх неопределенности, эта самая тревога жить, похожа с дереализацией, в которой человек в буквальном смысле сбегает от реальности того, что происходит или может произойти, в фантазии о том, что все происходящее вокруг будто бы нереально, будто бы кажется. Это ощущение, конечно, ужасно пугает и мучает, но в нем и отражается некое тайное невысказанное желание. Страх смерти, страх возвращения назад, по сути, страх потери собственной личности, потери идентичности, возврата в утробное состояние, так схож со всеми симптомами деперсонализации, этого мучительного ощущения себя не собой же.

Читайте так же:  Что может спасти от ссор

И если смотреть на все эти тревожные симптомы так, не пытаясь их сразу погасить, а отнесясь к ним исследовательски, то так многое почти сразу открывается и становится видно. У кого-то мучающегося внезапными сердцебиениями, головокружениями и слабостью в ногах, которые буквально не дают твердо на этих ногах стоять и рождают тревожное чувство скорого возможного конца при полном здоровье по результатам лабораторных исследований, вдруг, откроется сбивающая с ног история с родившимся впервые в жизни ребенком, о котором он не знал и совершенно не был готов к этой новой ответственности. А у боящейся однажды взглянуть в зеркало и не узнать там себя откроется важнейшая тема привычной опоры на внешнюю привлекательность, которая составляла основу самооценки, а теперь, с возрастом так предательски быстро утекает из жизни, как песок сквозь пальцы. Или кто-то, кто боится сойти с ума и сотворить нечто страшное, вдруг, начнет видеть, что в настоящей своей жизненной ситуации он боится поднимающихся откуда-то из глубины чувств и желаний, которые полностью могут изменить его семейную жизнь и развернуть все на другой, новый путь.

Жить — страшно?!

«Как страшно жить!» — восклицала героиня Ренаты Литвиновой в одном из русских фильмов. «Как страшно жить!» — должно быть, восклицает каждый пятый житель Земли: если верить сухим цифрам, 22% населения планеты уже сейчас страдает разнообразными фобиями. «То ли еще будет», — убеждены психиатры, ведь количество фобий растет с каждым годом.

Мы дрожим от страха, как Америка в 30-х годах.

Страх («фобия» на греческом языке), вообще-то, свойственен человеку. Мы боимся машин, самолетов, бассейнов потому что так или иначе эти места сопряжены с опасностью, а там, где опасность, включается инстинкт самосохранения. Однако этот страх не мешает нам жить и редко себя проявляет. Другое дело — навязчивые состояния, проявляющиеся тахикардией, затрудненным дыханием, нарушением сна и аппетита То есть то, что в психиатрии именуется фобией.

Причины возникновения фобических состояний до сих пор покрыты мраком. Одни ученые связывают это с физиологией — мол, если близнецов разделить после рождения и воспитать в совершенно разных семьях, то фобии у них будут все же одинаковые. Другие настаивают, что решающее влияние оказывает среда: если мама десять раз скажет, что в темноте придет «бабай», то на одиннадцатый раз сын ляжет спать с включенной лампой. Одно можно сказать точно: если депрессия считается болезнью богатых, то фобиями страдают люди с малым материальным достатком. Америке уже довелось пережить бум фобий во время Великого экономического кризиса, да и сейчас она также переживает не лучшие экономические времена.

Сколько людей, столько и фобий.

Самыми распространенными фобиями являются социальные (боязнь общения, публичных выступлений). Часто встречается боязнь открытых пространств — агорафобия. Человек боится выйти на улицу из опасения, что ему станет плохо (потеряет сознание, разобьет лицо), а рядом не будет никого, кто бы мог помочь.

Одна из разновидностей — гипсофобия, страх высоты. Комический случай — некий луганский предприниматель чувствовал панический ужас всякий раз, когда нужно было подняться на второй этаж налоговой службы, чтобы отдать ежемесячную отчетность. Его обвиняли в сокрытии налогов, а бедняга просто боялся поставить ногу на ступеньку!

Если люди испытывают страх перед болезнями, то это называется нозофобия. Бывает и страх перед какой-то определенной болезнью — сердечной (кардиофобия), онкологической (канцерофобия), перед СПИДом (спидофобия). После взрыва на ЧАЭС в 1986 году резко возросло количество людей, подверженных радиофобии, боязни радиации.

Кроме этого, встречается клаустрофобия — боязнь замкнутых помещений, танатофобия — боязнь смерти, никтофобия — боязнь темноты, и многие другие «боязни», как то: боязнь электричества, воды или… китайцев. Да, кстати, если вы читаете эту статью, то вы тоже страдаете фобией. Скорее всего, вы боитесь, что недостаточно информированы, и эта фобия мешает вам работать, постоянно шепчет на ушко: «Ты не в курсе, ты не в курсе».

Однако не печальтесь! У некоторых людей есть фобии и похлеще. Я выделила пятерку самых необычных, на мой взгляд, фобий:

аракибутирофобия — страх того, что арахисовое масло может прилипнуть к нёбу;
большефобия — страх перед большевиками;
плутофобия — боязнь богатства;
фобофобия — страх возникновения страха;
энетофобия — страх перед булавками.

Самое интересное, что все это — не выдумка фантаста. Люди действительно БОЯТСЯ, что арахисовое масло прилипнет к небу…

Виноваты СМИ?

Все ли люди подвержены фобиям? С этим вопросом я обратилась к Светлане Казаковой, заведующей кафедрой психиатрии, наркологии и медицинской психологии Луганского государственного медицинского университета, профессору, к.м.н.

Она ответила, что фобиями, в основном, страдают люди с тревожно-мнительным характером, в период пубертата (12−18 лет) и в возрасте обратного развития (после 40 лет). Парадоксально, что в возникновении фобий виноваты в первую очередь… СМИ! Именно они формируют общественное сознание и реакцию на то или иное событие во внешнем мире. Например, в 2005 году, когда авиакатастрофы стали обычным явлением, у многих людей развилась аэрофобия — боязнь полетов. А в годы перестройки, во время массового закрытия предприятий, были чрезвычайно распространены страхи перед безработицей, материальным кризисом, необеспеченной старостью…

Примечательно, что в последнее время люди чаще испытывают не страх, а тревогу, которая отличается от страха абстрактностью: человек боится, сам не зная чего.

Чтобы не стать заложником собственной тревоги, нужно «фильтровать» плохие новости, по возможности отказываться от просмотра криминальных хроник и чтения кровавых детективов. Смотреть добрые комедии (детям — добрые мультики), вырабатывать позитивное отношение к жизни. На самом деле, жить не так уж страшно. Если, конечно, не бояться жить.

Как страшно жить

В самом надежном и прочном доме, построенном по выверенному плану, где каждая щель или зазор заполнены новейшими звуко- и теплоизолирущими материалами, с монументальной дверью, защищающей внутреннюю жизнь дома от всех возможных внешних невзгод, с прочно укрывающей крышей, способной за десятилетия не пропустить ни капли дождя, в доме, совершенству которого черной завистью позавидовал бы и третий поросенок из кажущейся на первый взгляд простой и незамысловатой сказки, — даже в таком доме порою слышен ветер. Он стучит гибкими карнизами, завывает и гудит в тех местах, которых, вроде бы, в проекте и быть не должно было, тщетно, но настойчиво бьется в стекла мокрой кроной растущих напротив деревьев. И как-то незаметно, пусть на мгновения, но меняет это казавшееся незыблемым чувство защищенности пребывания в своем доме, своей крепости. И фактически ничего и не происходит — это все тот же дом и он все так же твердо стоит, и это просто ветер и ничего более. Но что-то в этот момент неспокойно меняется внутри, что-то, что, возможно, напоминает о тех временах, когда в грозу ночью кони как-то особенно ржут в стойле, а у коров портится молоко.

Когда Альфреду Хичкоку, признанному мастеру нагнетания страха на киноэкране и вселения в души людей тревоги, задавали в той или иной вариации частый вопрос о самом страшном образе в кино, он всегда отвечал одинаково: «Закрытая дверь». Самое страшное — то, что за ней скрывается. Самое страшное — то, что можно себе представить, вообразить: «А вдруг. «. Какой-то случайный шум в другой комнате, который, вроде был, но тут же исчез, когда начали прислушиваться — был он или нет? Играющие на стене спальни причудливые тени ночью, из-за которых иногда и хочется, и одновременно страшно обернуться и посмотреть в окно — что же вообще может такие тени отбрасывать? Или то чувство, когда кто-то важный, вдруг, исчезает из зоны действия сотовой сети или долго не возвращается домой. Больше всего тревожит неизвестность, и больше всего страшно, когда непонятно, чего же конкретно боишься.

В психотерапевтической практике есть этот бесконечный парад самых разнообразных страхов, которые вообще только могут быть у людей. Все, что только можно представить — от страха выглядеть глупо, заговорив в малознакомой компании, до ужаса провалиться сквозь пол при каждой мысли о том, что находишься сейчас не на земле, а на, к примеру, седьмом этаже. Но тяжелее и мучительнее всего переживается не какой-то конкретный страх, пусть даже и самый впечатляющий, а неконкретная, будто размазанная тонким слоем по бутерброду целого дня тревога. Некое ощущение, что что-то может случиться, но непонятно что. Звенящая струна, которая пусть и звучит негромко, но все не останавливается, а тянется и тянется, создавая самим своим звуком фон, в котором все внутреннее естество пребывает настороже. Ветер, который в ночи шелестит листьями крон деревьев, ветер, который никак не увидеть, но всегда можно ощутить — «стало что-то не так, как будто, снова дверь прикрыл кондуктор, и о стекла бьется ветер. «. Неслучайно, наверное, многие тревожные симптомы у людей обостряются именно в ветреную погоду.

Читайте так же:  Что мешает сделать выбор

За таким подходом к тревоге стоит однозначное понимание ее как чего-то безоговорочно плохого и нежелательного. Чего исследовать и пытаться понять жизнь колонии-поселения тараканов у себя на кухне — надо срочно начинать предпринимать решительные действия по ее изведению. Но что если позволить себе быть ну хоть немного любопытнее и настойчивее в этом любопытстве. И как Пиноккио, не доверяя очевидному, проверить, а не бутафорский ли этот камин?

Русский язык в этимологическом плане настолько богат, что если внимательно исследовать каждое слово, то постепенно появится все более глубокое и глубокое его понимание. В слове «болезнь» корень виден сразу и отчетливо — болезнь от слова боль. Но, помимо болезни, есть у нас еще и термин «заболевание». В котором всего две буквы — приставка «за» — в корне меняют всю картину. Если болезнь — это боль, то заболевание — это, в буквальном смысле, то, что за болью. Тогда что же может стоять за тревогой и страхами, если пойти дальше «замечательной» идеи сразу ее приземлять на взлете?

[2]

В экзистенциальной психологии и психотерапии все, что приносит пациент, все, о чем говорит и что его беспокоит, рассматривается в неразрывной связи с его жизнью. Когда часто болит голова, можно просто каждый раз выпивать таблетку, а можно в какой-то момент задуматься, а как жить так, чтобы голова не болела? И в этом смысле вопрос о том, как избавиться от высокой тревожности в разных ситуациях, как освободиться от парадоксального мучительного страха, тоже приобретает более конкретный жизненный ракурс. Что в моей жизни происходило или происходит такого, что привело к тому, что я начал бояться открытых пространств или замкнутых помещений? С чем на тот период, когда это пришло в мою жизнь, я столкнулся? И даже, на что этот продолжающий присутствовать мучительный страх позволяет мне в моей же жизни не смотреть?

[3]

Изолированный страх — это часто экстракт, сгусток, во многом даже замещение какой-то более обширной и намного более пугающей жизненной тревоги. Я боюсь, что у меня в любой момент может случиться некий приступ, и я постоянно сконцентрирован на этом ожидании. Я, вроде как, начеку, у меня есть ощущение, что уж здесь-то я все усилия прикладываю, чтобы эту ситуацию контролировать. А что если задуматься о том, что мне контролировать в моей жизни не удается? Что-то, что вызывает такую тревогу и такую неопределенность, что мне проще мерять давление каждые полчаса и прислушиваться к ритму работы сердца или к появлению парадоксальных пугающих мыслей в сознании.

Часто в популярной литературе в качестве корневого источника всех возможных человеческих страхов называется страх смерти. Такой страх страхов, который питает и, в конечном счете, стоит за каждым невротическим страхом из числа тех, которые мучают пациентов. Но при этом забывают, что природа всего в нашем существовании двойственная, парная. И, вместе со страхом смерти существует противоположный же ему страх жизни. Страх уйти с нежных рук мамы и начать передвигаться самостоятельно. Страх начать спать одному в своей комнате, страх встретиться в детском саду со многими другими, такими же, как ты, и понять, что ты не единственный такой обожаемый маленький человек. Страх закончить школу или ВУЗ и столкнуться с этой неопределенностью и тревогой выбора — как же быть дальше? Страх отделиться. Страх стать самому по себе. Страх идти вперед. Страх будущего. Страх ветра, которого не видно. Страх непонятного, которое может случиться. По сути, страх жизни. Который один комик так точно случайно выразил в пародии на известную актрису: «Как страшно жить!».

И обратный ему страх смерти, страх движения назад, страх деградации, возвращения в небытие, страх шагнуть один раз вперед и два назад. По сути, вся человеческая жизнь и протекает между этими двумя полюсами. Двигаться в жизни в тревожное вперед или идти в депрессивное назад? Рискнуть и шагнуть к свободе или выбрать менее ответственную, но более убаюкивающую предсказуемость? Выбрать красную или синюю таблетку? Вряд ли, это противоречие между двумя главными жизненными тревогами можно как-то «проработать» или устранить. Можно только снова и снова учиться находить жизненное равновесие между ними.

Удивительно, как даже на образном уровне похожи эти два главных жизненных страха с двумя такими же частыми патологическими переживаниями, которые мучают людей с тревожными расстройствами — дереализацией и деперсонализацией. Страх будущего, страх неопределенности, эта самая тревога жить, похожа с дереализацией, в которой человек в буквальном смысле сбегает от реальности того, что происходит или может произойти, в фантазии о том, что все происходящее вокруг будто бы нереально, будто бы кажется. Это ощущение, конечно, ужасно пугает и мучает, но в нем и отражается некое тайное невысказанное желание. Страх смерти, страх возвращения назад, по сути, страх потери собственной личности, потери идентичности, возврата в утробное состояние, так схож со всеми симптомами деперсонализации, этого мучительного ощущения себя не собой же.

Видео (кликните для воспроизведения).

И если смотреть на все эти тревожные симптомы так, не пытаясь их сразу погасить, а отнесясь к ним исследовательски, то так многое почти сразу открывается и становится видно. У кого-то мучающегося внезапными сердцебиениями, головокружениями и слабостью в ногах, которые буквально не дают твердо на этих ногах стоять и рождают тревожное чувство скорого возможного конца при полном здоровье по результатам лабораторных исследований, вдруг, откроется сбивающая с ног история с родившимся впервые в жизни ребенком, о котором он не знал и совершенно не был готов к этой новой ответственности. А у боящейся однажды взглянуть в зеркало и не узнать там себя откроется важнейшая тема привычной опоры на внешнюю привлекательность, которая составляла основу самооценки, а теперь, с возрастом так предательски быстро утекает из жизни, как песок сквозь пальцы. Или кто-то, кто боится сойти с ума и сотворить нечто страшное, вдруг, начнет видеть, что в настоящей своей жизненной ситуации он боится поднимающихся откуда-то из глубины чувств и желаний, которые полностью могут изменить его семейную жизнь и развернуть все на другой, новый путь.

Источники


  1. Иванников, В. А. Общая психология. Учебник / В.А. Иванников. — М.: Юрайт, 2014. — 482 c.

  2. Шнейдер, Л. Б. Основы семейной психологии / Л.Б. Шнейдер. — М.: МПСИ, МОДЭК, 2016. — 928 c.

  3. Соколков, Е. А. Психология познания. Методология и методика преподавания / Е.А. Соколков. — М.: Университетская книга, Логос, 2007. — 244 c.
  4. Роджерс, Карл Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений / Карл Роджерс. — М.: Этерна, 1995. — 750 c.
  5. Учимся думать о себе и о других. — М.: Специальная литература, 2008. — 332 c.
Как страшно жить
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here