Когда мама всем недовольна

Сегодня обсуждаем тему: когда мама всем недовольна с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Мать вечно всем недовольна

Я не могу найти общий язык с мамой. Мне 27 лет, вернулась жить к родителям, так как в положении и буду сама воспитывать сыночка. Но вместо того, чтобы поддержать, мама меня убивает морально каждый день.

Ранее в наших отношениях в детстве мама часто говорила фразы «лучше бы я сделала оборот», «неблагодарная», «посмотри на соседскую девочку, я такую хочу, а не бестолочь, как ты».

Я часто после ссор сбегала с дома, приговаривая, что сброшусь с крыши, меня всегда догонял папа и останавливал, хотя сама осознаю, что духу бы не хватило. Мне просто хотелось, чтоб меня кто-то обнял и просто нормально разговаривал. Это давал мне отец и даёт. Так как нам с ним и сейчас легко найти общий язык, но он страдает больше всех, мне кажется, так как бессилен, что ничего не может сделать, чтобы был мир и покой в семье.

Когда мне было лет 11, все обиды я начала заедать, мы тогда жили с родителями папы, и бабушка была только рада накормить внучку. К слову, в 10 и 11 классе мой вес достиг 120 кг, и мама всегда не упускала возможности оскорбить по поводу внешности. Но после окончания школы мы с подружками поехали на море, воздух, диетическое питание, грязевые процедуры и я похудела на 28 кг. И это был первый раз, когда мать меня похвалила. Я была на седьмом небе от счастья.

В то лето я поступила на учебу. Новые знакомства, большой груз учебы, я уходила утром и возвращалась вечером, и мы практически не виделись, и была тишина и спокойствие. Потом, на втором курсе папу уволили с работы, и я твёрдо решила оплачивать сама учебу, сначала работала по ночам кассиром, а потом и вовсе уехала в другой город работать, за перспективами, но все проплатив наперед за учебу. Сначала мама была в восторге, но когда я сама четко понимала, что не хочу учиться на этой специальности и бросила университет, началось упреки, скандалы. Но через какое-то время успокоилась, так как я старалась лишний раз не звонить и не приезжать.

Мама росла сама в не очень хороших условиях, часто была в интернате, так как бабушка часто болела и небыли с кем оставить детей, их помещали на время болезни в интернат. И потому для мамы моей мне кажется из-за этого не свойственно ласка и забота. И подарок, как знак внимания на праздники не обязательны, и если это конфеты, этого уже достаточно. Хотя мне не всегда понятно, почему она не может уделить внимание и придумать что-то интересное, даже для внука своего, ребёнку сестры. Как мне кажется, что, не додав детям, можно восполнить внукам. Но, увы.

Лет с 36 мама начала лежать в больницах, так как выявили рассеянный склероз. Сейчас она на инвалидности, не работает, раз полгода ходит на процедуры, дней десять. И это то время, когда она занята, время тишины в доме. У нас постоянные срывы и скандалы. Я и раньше старалась помогать родителям, деньгами, продуктами, желанными подарками, средствами на ремонт. Но считаю это обыкновенной нормой. А сейчас маме назначили пенсию по инвалидности, и она всегда повторяет, как попугай одну и ту же фразу: «моей пенсии хватает только на коммуналку». Хотя все покупки я взяла на себя и стараюсь полностью все готовить. И вроде бы пытаюсь быть спокойной. Но все не так и все не этак.

Начинаешь что-то говорить, она сразу кричит, что она рыба, которую никто не воспринимает, но правда ее аргументы и все остальное просто выводят. Пилила всю жизнь папу, что они не ездили именно на море, в этом году сделала подарок и все вместе собрались, вместо радости, перед поездкой наслушались, зачем ей туда ехать, и что носить ей там нечего будет, и что это дорого, и нет смысла на неё тратиться, так как ее пенсия этого не позволяет. Приехали, вроде бы норм, и понравилось. Но когда приехали домой, сказала, что 55 лет туда не ездила и не видит ничего хорошего, зачем мы туда поехали. Я если честно в недоумении.

Мне иногда кажется, что она меня не слышит, и живет в своих мыслях, и на все обижаешься. Я пришла с прогулки с подругой и говорю: «мам, в магазине скидки до 60 процентов», на что, не дав закончить сразу, последовал ответ: «я не пью». Я посмеялась и продолжила: «может, хочешь шарф или шапку, я себе и тебе возьму». Она опять ответ относительно ее пенсии, что она не может себе это позволить и что не нужно ей это. Потом истерика и прочее.

Обычно покупала маме одежду в магазинах и пересылала или покупала за границей. А тут недавно взяла ее с собой по магазинам и заметила, что она боится магазинов, аргументируя, что ей от меня ничего не нужно и пенсии не хватает. Меня это обессиливает, и я не знаю, как себя вести.

Но утро у нас начинается с претензий, что что-то не так и не этак, что сплю долго или не так сказала доброе утро или чашку не так поставила. Такая жизнь была со свекровью. А тут мама родная. К папе постоянно придирается, все не так и не этак и что он все ей должен. Хотя я не видела, от неё каких-то тёплых чувств к нему и того отношения женщины к мужчине, которое нужно девочкам передать, теперь я чётко понимаю, почему у нас с сестрой проблемы с мужчинами. Не было примера.

Не знаю, как справиться с истериками и вечным ворчанием и недовольством и вечной пластинкой «моей пенсии только на коммуналку».

«Мама постоянно мной недовольна»

«Маме 49 лет. С 15 лет я постоянно сталкиваюсь с непониманием матери: то я не так одеваюсь, то не так крашусь, не с теми дружу, не туда пошла учиться. Сейчас мне 27 лет и она постоянно напоминает, что пора бы выйти замуж, а то через пару-тройку лет стану никому не нужна. Я живу с мамой и отчимом, работаю (зарплаты на себя хватает), но переехать на съемное жилье по финансовым причинам пока не могу. И меня очень обижает ее постоянное недовольство мной, в то время как ее восхищают дети подруг. Хотя те, или такие же как я, или добились меньшего. Я не понимаю, почему ко мне так относится родная мать, ведь проблем я никогда не приносила. Можно ли как-то наладить отношения с матерью или как мне стоит себя вести?»

Комментарий психолога:

«Сперва надо разобраться в причинах, почему женщина может быть недовольна своей дочерью. Так, заострение внимания на неудачах ребенка, открытое выражение недовольства в отношении его поступков и решений, постоянное сравнивание с другими может говорить о следующем:

[1]

  • неудовлетворенность родителями собственной жизнью. Поэтому они либо вымещают свои чувства на ребенке (и в моей жизни не совсем так складывается, и вот и он туда же), либо пытаются навязать ему свое видение «как нужно делать», чтобы жизнь ребенка, по их мнению, была «как надо»,
  • родители сравнивают своего ребенка с другими, для того чтобы задать образец подражания, мотивировать к тому, чтобы ребенок добился успеха, а образец сравнения подскажет: «как надо» и «что для этого нужно сделать». Они не понимают, что такие сравнения редко мотивируют. Чаще «забота »приводят к обратному эффекту и всегда оставляют след в душе ребенка.
  • так могли воспитывать в их семье: родители их тоже постоянно сравнивали и критиковали. И когда дети выросли, сами выбрали такую модель поведения по отношению к уже своим детям.
Читайте так же:  О чем спросили родители первоклассников

Здесь важно понимать, что родители все равно любят своего ребенка. И на вопрос «почему так» они, возможно смогут и сами ответить.

Девушке же хочется сказать, что 27 лет – это взрослый человек, которому странно жить с родителями при этом считая себя именно ребенком. Стоит выйти из роли маленькой единственной девочки, от которой постоянно чего-то ждут и требуют. Вы взрослый человек. Сядьте с мамой за стол переговоров, вступите с ней в диалог. Спокойно расскажите ей о своих чувствах, переживаниях, планах на жизнь, целях, стремлениях, неудачах и успехах. Не обвиняйте ее, не высказывайте своих претензий. Возможно вы никогда с ней об этом не говорили, и она просто не знает, что вы сами перед собой ставите задачи, строите планы, и считает своим долгом вам их навязать. Попробуйте советоваться с мамой и по мелочам (например: в выборе платья), и при принятии важных решений. Этот часто помогает наладить отношений между родителями и детьми. Когда ребенок ничего не рассказывает родителям о себе, они начинают беспокоиться и, как умеют, пытаются помочь».

[3]

Когда мама всем недовольна

Ирина, 27 лет, попросила свою мать побыть с её двухлетним сыном несколько часов пока она сходит по делам. Мама зашла в комнату, принюхалась, и недовольно пробурчала: «У тебя пахнет едой». Зайдя в ванную, и увидев разбросанные детские вещи, она воскликнула: «Ну и бардак же тут!». На кухонном столе она увидела мясное блюдо, ждущее, пока его поставят в духовку. «Ирочка, ты забыла про жаркое. Его же надо поставить на огонь!» Молодая женщина едва сдерживает слёзы. Настроение безнадёжно испорчено на весь остаток дня.

Вариантов и разнообразий в проявлении этой ситуации великое множество, но суть одна – мама (у которой все время может быть «плохое настроение») постоянно находит в своей дочери какие-то недостатки, связанные с отсутствием у неё жизненного опыта. Дочь постоянно стремится их исправить, но почему-то страдает бессонницей, эмоциональной нестабильностью, упадком энергии. Ослабленная психика допускает новые ошибки, что вызывает очередной наплыв критики, или «программы по улучшению».

Конечно же, никто из нас не совершенен. Всем нам нужны советы и нужно работать над тем, чтобы развивать себя и становиться лучше. Только может ли стать лучше человек, живущий под постоянным напором критики от значимого лица первой важности – собственной матери. Ответ однозначно – нет. Другое дело – действительно ли нужно матери, чтобы её взрослая дочь стала сильнее и компетентнее?

На схеме стилей родительства выделяют две оси, или основные составляющие родительской функции. На оси Икс располагают удовлетворение потребности ребёнка в границах или принципах. Сюда относится дисциплина, объяснение понятий «можно-нельзя», «хорошо-плохо», «как надо жить», «что важно, ценно» итд. На оси Игрек располагают удовлетворение родителем потребности ребенка в любви, тепле и принятии. Сюда относится ласковые слова, похвала, телесный контакт, интерес к миру ребёнка, общение. Стиль родительства, где обе эти составляющие в плюсе называют «сотрудничающим», где обе в минусе – «отсутствующим». Там, где есть любовь, но нет принципов – «попустительским», а где есть дисциплина, но нет тепла – «тираническим».

Легко догадаться, к какому стилю родительства относится мама Ирины – это тиран, требовательный и не допускающий других точек зрения кроме своей. Как ни странно, даже такой вид родительского поведения направлен в принципе на улучшение благосостояния ребёнка в мире – мать свято верит, что критикуя и направляя свою дочь, она действует ей во благо. Это удобный путь, короткий путь «напрямую» к тому, чтобы сделать из неё правильную, хорошую личность – что обычно и хотят родители. Только проблема в том, что следуя этому пути, нарушаются базовые принципы устройства человеческой психики, и целый ворох очень важных потребностей дочери остаются неудовлетворенными.

Очевидно, что в своём детстве мама Ирины также познала на себе тиранические аспекты родительской любви. Возможно, такие понятия как «у каждого своя правда», «каждый человек уникален», и «уважение к другой точке зрения» для неё слишком сложны, и она не привыкла смотреть на мир таким образом. Конечно, мама не может дать дочери того, чего у неё самой нет, и чего ей в своё время не дали самой (а зачастую жизнь наших мам была полна лишений и трудностей). Однако, — и это очень важно осознать – от того, что мама не могла чего-то дать своей дочке из-за своей тяжелой жизни, потребность дочки не стала менее актуальна. Маленькая девочка не виновата в том, что её мама жила трудную жизнь, и девочке не стало от этого нужно меньше тепла, любви и понимания чем любой другой девочке. И более того, она имеет (и всегда имела) реальное право на удовлетворение этих своих потребностей, как и любая другая девочка в этом мире.

Изначально, основным механизмом, на котором держится взаимодействие между Ириной и её пожилой матерью является глубоко укоренённые в психику девочки чувства вины и стыда. Эти сложные эмоции имеют социальную природу и всегда вначале связаны с наличием внешнего голоса, того, кто стыдит, который интернализируется, или усваивается ребёнком в очень раннем возрасте, становится внутренним голосом, и затем всю жизнь воспринимается им как часть своей личности. В принципе, эти эмоции появились у человека для того, чтобы можно было создавать сложные человеческие сообщества с нормами общественного поведения. Однако, в процессе воспитания эти эмоции часто используются для того, чтобы запретить ребенку иметь собственные желания, мнения или интересы. И вследствие многих повторяющихся ситуаций, чувство вины по принципу условного рефлекса начинает появляться, как только появляются желания делать что-то для себя, быть собой. Дочка, которая часто впадает в чувство вины, стремиться быть «хорошей девочкой», чтобы избежать этого болезненного переживания. И это очень удобная для матери ситуация, которую сама мать практически никогда не станет менять по собственной инициативе, ведь это позволяет ей чувствовать себя знающей, значимой, незаменимой.

Еще одна важная функция чувства вины в этих отношениях проявляется в том, что с его помощью накладывается запрет на любые проявления протеста либо гнева в адрес матери. У здорового ребёнка гнев – это естественная защитная реакция на неудовлетворение каких-то потребностей, будь то уважение, внимание, любовь или что-то другое. Однако мать с низкой родительской компетенцией рассматривает гнев или протест дочери не как сигнал о наличии у маленькой женщины собственного «я», а как проблему, от которой нужно избавиться. И наикратчайшим путем к этой цели является отказ в самом важном для ребенка – любви. То есть дочь получает сообщение, что если она будет чувствовать злость, протест, возмущение, несогласие с мамой, то это значит, что она недостойна любви, а для ребенка нет ничего страшнее этого, и девочка выбирает оставаться любимой, но не злиться на маму, и во взрослом возрасте продолжает следовать этой установке. Это провоцирует вечное недовольство матери, которая ощущает, что не встретит протеста, и чувствует вседозволенность в выражении собственных негативных переживаний.

Поэтому, если уж кто и может как-то изменить ситуацию с вечно недовольной мамой, так это только сама Ирина. Для этого нужно научиться распознавать бессознательно возникающее чувство вины за то, что она такая, какая она есть, и выработать новую точку зрения на ситуацию, дающую ей право на собственные желания и решения, собственные способы как жить свою жизнь. Затем нужно овладеть навыками психологической самозащиты и конструктивного выражения собственного гнева, который в течение долгого времени находился в подавленном состоянии. Этот процесс может занять немало времени, потому что менять нужно модель поведения, которая закреплялась в психике десятилетиями. Это сложно, однако реально, как могут подтвердить многие, успешно прошедшие этот процесс. И только освободившись от всего накопленного гнева, научившись конструктивно выражать свои потребности, осознав, как много она значит для своей матери, и почувствовав себя сильной, взрослой, свободной личностью, дочь может начать выстраивать с мамой новые отношения, основанные на взаимном уважении и взаимном обмене заботой, помощью, и любовью.

Читайте так же:  В мастерской у психолога работа с интроектом

Когда мама всем недовольна

Ирина, 27 лет, попросила свою мать побыть с её двухлетним сыном несколько часов пока она сходит по делам. Мама зашла в комнату, принюхалась, и недовольно пробурчала: «У тебя пахнет едой». Зайдя в ванную, и увидев разбросанные детские вещи, она воскликнула: «Ну и бардак же тут!». На кухонном столе она увидела мясное блюдо, ждущее, пока его поставят в духовку. «Ирочка, ты забыла про жаркое. Его же надо поставить на огонь!» Молодая женщина едва сдерживает слёзы. Настроение безнадёжно испорчено на весь остаток дня.

Вариантов и разнообразий в проявлении этой ситуации великое множество, но суть одна – мама (у которой все время может быть «плохое настроение») постоянно находит в своей дочери какие-то недостатки, связанные с отсутствием у неё жизненного опыта. Дочь постоянно стремится их исправить, но почему-то страдает бессонницей, эмоциональной нестабильностью, упадком энергии. Ослабленная психика допускает новые ошибки, что вызывает очередной наплыв критики, или «программы по улучшению».

Конечно же, никто из нас не совершенен. Всем нам нужны советы и нужно работать над тем, чтобы развивать себя и становиться лучше. Только может ли стать лучше человек, живущий под постоянным напором критики от значимого лица первой важности – собственной матери. Ответ однозначно – нет. Другое дело – действительно ли нужно матери, чтобы её взрослая дочь стала сильнее и компетентнее?

На схеме стилей родительства выделяют две оси, или основные составляющие родительской функции. На оси Икс располагают удовлетворение потребности ребёнка в границах или принципах. Сюда относится дисциплина, объяснение понятий «можно-нельзя», «хорошо-плохо», «как надо жить», «что важно, ценно» итд. На оси Игрек располагают удовлетворение родителем потребности ребенка в любви, тепле и принятии. Сюда относится ласковые слова, похвала, телесный контакт, интерес к миру ребёнка, общение. Стиль родительства, где обе эти составляющие в плюсе называют «сотрудничающим», где обе в минусе – «отсутствующим». Там, где есть любовь, но нет принципов – «попустительским», а где есть дисциплина, но нет тепла – «тираническим».

Легко догадаться, к какому стилю родительства относится мама Ирины – это тиран, требовательный и не допускающий других точек зрения кроме своей. Как ни странно, даже такой вид родительского поведения направлен в принципе на улучшение благосостояния ребёнка в мире – мать свято верит, что критикуя и направляя свою дочь, она действует ей во благо. Это удобный путь, короткий путь «напрямую» к тому, чтобы сделать из неё правильную, хорошую личность – что обычно и хотят родители. Только проблема в том, что следуя этому пути, нарушаются базовые принципы устройства человеческой психики, и целый ворох очень важных потребностей дочери остаются неудовлетворенными.

Очевидно, что в своём детстве мама Ирины также познала на себе тиранические аспекты родительской любви. Возможно, такие понятия как «у каждого своя правда», «каждый человек уникален», и «уважение к другой точке зрения» для неё слишком сложны, и она не привыкла смотреть на мир таким образом. Конечно, мама не может дать дочери того, чего у неё самой нет, и чего ей в своё время не дали самой (а зачастую жизнь наших мам была полна лишений и трудностей). Однако, — и это очень важно осознать – от того, что мама не могла чего-то дать своей дочке из-за своей тяжелой жизни, потребность дочки не стала менее актуальна. Маленькая девочка не виновата в том, что её мама жила трудную жизнь, и девочке не стало от этого нужно меньше тепла, любви и понимания чем любой другой девочке. И более того, она имеет (и всегда имела) реальное право на удовлетворение этих своих потребностей, как и любая другая девочка в этом мире.

Изначально, основным механизмом, на котором держится взаимодействие между Ириной и её пожилой матерью является глубоко укоренённые в психику девочки чувства вины и стыда. Эти сложные эмоции имеют социальную природу и всегда вначале связаны с наличием внешнего голоса, того, кто стыдит, который интернализируется, или усваивается ребёнком в очень раннем возрасте, становится внутренним голосом, и затем всю жизнь воспринимается им как часть своей личности. В принципе, эти эмоции появились у человека для того, чтобы можно было создавать сложные человеческие сообщества с нормами общественного поведения. Однако, в процессе воспитания эти эмоции часто используются для того, чтобы запретить ребенку иметь собственные желания, мнения или интересы. И вследствие многих повторяющихся ситуаций, чувство вины по принципу условного рефлекса начинает появляться, как только появляются желания делать что-то для себя, быть собой. Дочка, которая часто впадает в чувство вины, стремиться быть «хорошей девочкой», чтобы избежать этого болезненного переживания. И это очень удобная для матери ситуация, которую сама мать практически никогда не станет менять по собственной инициативе, ведь это позволяет ей чувствовать себя знающей, значимой, незаменимой.

Еще одна важная функция чувства вины в этих отношениях проявляется в том, что с его помощью накладывается запрет на любые проявления протеста либо гнева в адрес матери. У здорового ребёнка гнев – это естественная защитная реакция на неудовлетворение каких-то потребностей, будь то уважение, внимание, любовь или что-то другое. Однако мать с низкой родительской компетенцией рассматривает гнев или протест дочери не как сигнал о наличии у маленькой женщины собственного «я», а как проблему, от которой нужно избавиться. И наикратчайшим путем к этой цели является отказ в самом важном для ребенка – любви. То есть дочь получает сообщение, что если она будет чувствовать злость, протест, возмущение, несогласие с мамой, то это значит, что она недостойна любви, а для ребенка нет ничего страшнее этого, и девочка выбирает оставаться любимой, но не злиться на маму, и во взрослом возрасте продолжает следовать этой установке. Это провоцирует вечное недовольство матери, которая ощущает, что не встретит протеста, и чувствует вседозволенность в выражении собственных негативных переживаний.

Поэтому, если уж кто и может как-то изменить ситуацию с вечно недовольной мамой, так это только сама Ирина. Для этого нужно научиться распознавать бессознательно возникающее чувство вины за то, что она такая, какая она есть, и выработать новую точку зрения на ситуацию, дающую ей право на собственные желания и решения, собственные способы как жить свою жизнь. Затем нужно овладеть навыками психологической самозащиты и конструктивного выражения собственного гнева, который в течение долгого времени находился в подавленном состоянии. Этот процесс может занять немало времени, потому что менять нужно модель поведения, которая закреплялась в психике десятилетиями. Это сложно, однако реально, как могут подтвердить многие, успешно прошедшие этот процесс. И только освободившись от всего накопленного гнева, научившись конструктивно выражать свои потребности, осознав, как много она значит для своей матери, и почувствовав себя сильной, взрослой, свободной личностью, дочь может начать выстраивать с мамой новые отношения, основанные на взаимном уважении и взаимном обмене заботой, помощью, и любовью.

Взрослая дочь: когда мама всем недовольна

Ирина попросила свою мать побыть с ее двухлетним сыном несколько часов, пока она сходит по делам. Мама зашла в комнату, принюхалась и недовольно пробурчала: «У тебя пахнет едой!». Зайдя в ванную и увидев разбросанные детские вещи, она воскликнула: «Ну и бардак же тут!». На кухонном столе она заметила мясное блюдо, ждущее, пока его поставят в духовку. «Ирочка, ты забыла про жаркое. Его же надо поставить на огонь!» Молодая женщина едва сдерживает слезы. Настроение безнадежно испорчено на весь остаток дня.

Вариантов и разнообразий в проявлении этой ситуации великое множество, но суть одна – мама (у которой все время может быть «плохое настроение») постоянно находит в своей дочери какие-то недостатки, связанные с отсутствием у той жизненного опыта. Дочь постоянно стремится их исправить, но почему-то начинает страдать бессонницей, эмоциональной нестабильностью, упадком энергии. Ослабленная психика допускает новые ошибки, что вызывает очередной наплыв критики, или «программы по улучшению».

Читайте так же:  Кто мы

Конечно же, никто из нас не совершенен. Всем нам нужны советы и нужно работать над тем, чтобы развивать себя и становиться лучше. Только может ли стать лучше человек, живущий под постоянным напором критики от значимого лица первой важности – собственной матери? Ответ однозначный – нет. Другое дело – действительно ли нужно матери, чтобы ее взрослая дочь стала сильнее и компетентнее?

На схеме стилей родительства выделяют две оси, или основные составляющие родительской функции. На оси икс располагают удовлетворение потребности ребенка в границах или принципах. Сюда относится дисциплина, объяснение понятий «можно-нельзя», «хорошо-плохо», «как надо жить», «что важно, ценно» и т.д. На оси игрек располагают удовлетворение родителем потребности ребенка в любви, тепле и принятии. Сюда относятся ласковые слова, похвала, телесный контакт, интерес к миру ребенка, общение. Стиль родительства, где обе эти составляющие в плюсе называют «сотрудничающим», где обе в минусе – «отсутствующим». Там, где есть любовь, но нет принципов – «попустительским», а где есть дисциплина, но нет тепла – «тираническим».

Почему мама ругается?

Легко догадаться, к какому стилю родительства относится мама Ирины – это тиран, требовательный и не допускающий других точек зрения, кроме своей. Как ни странно, даже такой вид родительского поведения направлен, в принципе, на улучшение благосостояния ребенка в мире: мать свято верит, что, критикуя и направляя свою дочь, она действует ей во благо. Это удобный путь, короткий путь «напрямую» к тому, чтобы сделать из нее правильную, хорошую личность – чего обычно и хотят родители. Только проблема в том, что следуя этому пути, нарушаются базовые принципы устройства человеческой психики, и целый ворох очень важных потребностей дочери остается неудовлетворенным.

В своем детстве мама Ирины также познала на себе тиранические аспекты родительской любви. Возможно, такие понятия, как «у каждого своя правда», «каждый человек уникален», и «уважение к другой точке зрения» для нее слишком сложны, и она не привыкла смотреть на мир таким образом. Конечно, мама не может дать дочери того, чего у нее самой нет и чего ей в свое время не дали самой (а зачастую жизнь наших мам была полна лишений и трудностей).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Однако – и это очень важно осознать – от того, что мама не могла чего-то дать своей дочке из-за своей тяжелой жизни, потребность дочки не стала менее актуальна. Маленькая девочка не виновата в том, что ее мама жила трудную жизнь, и девочке не стало от этого нужно меньше тепла, любви и понимания, чем любой другой девочке. И более того, она имеет (и всегда имела) реальное право на удовлетворение этих своих потребностей, как и любая другая девочка в этом мире.

Почему дочь это терпит?

Изначально основным механизмом, на котором держится взаимодействие между Ириной и ее пожилой матерью, является глубоко укорененные в психику девочки чувства вины и стыда. Эти сложные эмоции имеют социальную природу и всегда вначале связаны с наличием внешнего голоса того, кто стыдит, который усваивается ребенком в очень раннем возрасте, становится внутренним голосом и затем всю жизнь воспринимается им как часть своей личности. В принципе, эти эмоции появились у человека для того, чтобы можно было создавать сложные человеческие сообщества с нормами общественного поведения. Однако в процессе воспитания эти эмоции часто используются для того, чтобы запретить ребенку иметь собственные желания, мнения или интересы. И вследствие многих повторяющихся ситуаций чувство вины по принципу условного рефлекса начинает появляться, как только появляются желания делать что-то для себя, быть собой.

Дочка, которая часто испытывает чувство вины, стремится быть «хорошей девочкой», чтобы избежать этого болезненного переживания. И это очень удобная для матери ситуация, которую сама мать практически никогда не станет менять по собственной инициативе, ведь это позволяет ей чувствовать себя знающей, значимой, незаменимой.

Еще одна важная функция чувства вины в этих отношениях проявляется в том, что с его помощью накладывается запрет на любые проявления протеста либо гнева в адрес матери. У здорового ребенка гнев – это естественная защитная реакция на неудовлетворение каких-то потребностей, будь то уважение, внимание, любовь или что-то другое. Однако мать с низкой родительской компетенцией рассматривает гнев или протест дочери не как сигнал о наличии у маленькой женщины собственного «я», а как проблему, от которой нужно избавиться. И наикратчайшим путем к этой цели является отказ в самом важном для ребенка – любви. То есть дочь получает сообщение, что если она будет чувствовать злость, протест, возмущение, несогласие с мамой, то это значит, что она недостойна любви, а для ребенка нет ничего страшнее этого, и девочка выбирает оставаться любимой, но не злиться на маму, и во взрослом возрасте продолжает следовать этой установке. Это провоцирует вечное недовольство матери, которая ощущает, что не встретит протеста, и чувствует вседозволенность в выражении собственных негативных переживаний.

Что можно с этим сделать?

Поэтому, если уж кто и может как-то изменить ситуацию с вечно недовольной мамой, так это только сама Ирина. Для этого нужно научиться распознавать бессознательно возникающее чувство вины за то, что она такая, какая она есть, и выработать новую точку зрения на ситуацию, дающую ей право на собственные желания и решения, собственные способы, как жить свою жизнь.

Затем нужно овладеть навыками психологической самозащиты и конструктивного выражения собственного гнева, который в течение долгого времени находился в подавленном состоянии. Этот процесс может занять немало времени, потому что менять нужно модель поведения, которая закреплялась в психике десятилетиями. Это сложно, однако реально, как могут подтвердить многие, успешно прошедшие этот процесс.

И только освободившись от всего накопленного гнева, научившись конструктивно выражать свои потребности, осознав, как много она значит для своей матери, и почувствовав себя сильной, взрослой, свободной личностью, дочь может начать выстраивать с мамой новые отношения, основанные на взаимном уважении и взаимном обмене заботой, помощью и любовью.

Надежда Баранова, психолог, арт-терапевт,
ведущая тренингов Центра успешных отношений

Взрослая дочь: когда мама всем недовольна

Ирина попросила свою мать побыть с ее двухлетним сыном несколько часов, пока она сходит по делам. Мама зашла в комнату, принюхалась и недовольно пробурчала: «У тебя пахнет едой!». Зайдя в ванную и увидев разбросанные детские вещи, она воскликнула: «Ну и бардак же тут!». На кухонном столе она заметила мясное блюдо, ждущее, пока его поставят в духовку. «Ирочка, ты забыла про жаркое. Его же надо поставить на огонь!» Молодая женщина едва сдерживает слезы. Настроение безнадежно испорчено на весь остаток дня.

Вариантов и разнообразий в проявлении этой ситуации великое множество, но суть одна – мама (у которой все время может быть «плохое настроение») постоянно находит в своей дочери какие-то недостатки, связанные с отсутствием у той жизненного опыта. Дочь постоянно стремится их исправить, но почему-то начинает страдать бессонницей, эмоциональной нестабильностью, упадком энергии. Ослабленная психика допускает новые ошибки, что вызывает очередной наплыв критики, или «программы по улучшению».

Конечно же, никто из нас не совершенен. Всем нам нужны советы и нужно работать над тем, чтобы развивать себя и становиться лучше. Только может ли стать лучше человек, живущий под постоянным напором критики от значимого лица первой важности – собственной матери? Ответ однозначный – нет. Другое дело – действительно ли нужно матери, чтобы ее взрослая дочь стала сильнее и компетентнее?

На схеме стилей родительства выделяют две оси, или основные составляющие родительской функции. На оси икс располагают удовлетворение потребности ребенка в границах или принципах. Сюда относится дисциплина, объяснение понятий «можно-нельзя», «хорошо-плохо», «как надо жить», «что важно, ценно» и т.д. На оси игрек располагают удовлетворение родителем потребности ребенка в любви, тепле и принятии. Сюда относятся ласковые слова, похвала, телесный контакт, интерес к миру ребенка, общение. Стиль родительства, где обе эти составляющие в плюсе называют «сотрудничающим», где обе в минусе – «отсутствующим». Там, где есть любовь, но нет принципов – «попустительским», а где есть дисциплина, но нет тепла – «тираническим».

Читайте так же:  Проблемы в отношениях

Почему мама ругается?

Легко догадаться, к какому стилю родительства относится мама Ирины – это тиран, требовательный и не допускающий других точек зрения, кроме своей. Как ни странно, даже такой вид родительского поведения направлен, в принципе, на улучшение благосостояния ребенка в мире: мать свято верит, что, критикуя и направляя свою дочь, она действует ей во благо. Это удобный путь, короткий путь «напрямую» к тому, чтобы сделать из нее правильную, хорошую личность – чего обычно и хотят родители. Только проблема в том, что следуя этому пути, нарушаются базовые принципы устройства человеческой психики, и целый ворох очень важных потребностей дочери остается неудовлетворенным.

В своем детстве мама Ирины также познала на себе тиранические аспекты родительской любви. Возможно, такие понятия, как «у каждого своя правда», «каждый человек уникален», и «уважение к другой точке зрения» для нее слишком сложны, и она не привыкла смотреть на мир таким образом. Конечно, мама не может дать дочери того, чего у нее самой нет и чего ей в свое время не дали самой (а зачастую жизнь наших мам была полна лишений и трудностей).

Однако – и это очень важно осознать – от того, что мама не могла чего-то дать своей дочке из-за своей тяжелой жизни, потребность дочки не стала менее актуальна. Маленькая девочка не виновата в том, что ее мама жила трудную жизнь, и девочке не стало от этого нужно меньше тепла, любви и понимания, чем любой другой девочке. И более того, она имеет (и всегда имела) реальное право на удовлетворение этих своих потребностей, как и любая другая девочка в этом мире.

Почему дочь это терпит?

Изначально основным механизмом, на котором держится взаимодействие между Ириной и ее пожилой матерью, является глубоко укорененные в психику девочки чувства вины и стыда. Эти сложные эмоции имеют социальную природу и всегда вначале связаны с наличием внешнего голоса того, кто стыдит, который усваивается ребенком в очень раннем возрасте, становится внутренним голосом и затем всю жизнь воспринимается им как часть своей личности. В принципе, эти эмоции появились у человека для того, чтобы можно было создавать сложные человеческие сообщества с нормами общественного поведения. Однако в процессе воспитания эти эмоции часто используются для того, чтобы запретить ребенку иметь собственные желания, мнения или интересы. И вследствие многих повторяющихся ситуаций чувство вины по принципу условного рефлекса начинает появляться, как только появляются желания делать что-то для себя, быть собой.

Дочка, которая часто испытывает чувство вины, стремится быть «хорошей девочкой», чтобы избежать этого болезненного переживания. И это очень удобная для матери ситуация, которую сама мать практически никогда не станет менять по собственной инициативе, ведь это позволяет ей чувствовать себя знающей, значимой, незаменимой.

Еще одна важная функция чувства вины в этих отношениях проявляется в том, что с его помощью накладывается запрет на любые проявления протеста либо гнева в адрес матери. У здорового ребенка гнев – это естественная защитная реакция на неудовлетворение каких-то потребностей, будь то уважение, внимание, любовь или что-то другое. Однако мать с низкой родительской компетенцией рассматривает гнев или протест дочери не как сигнал о наличии у маленькой женщины собственного «я», а как проблему, от которой нужно избавиться. И наикратчайшим путем к этой цели является отказ в самом важном для ребенка – любви. То есть дочь получает сообщение, что если она будет чувствовать злость, протест, возмущение, несогласие с мамой, то это значит, что она недостойна любви, а для ребенка нет ничего страшнее этого, и девочка выбирает оставаться любимой, но не злиться на маму, и во взрослом возрасте продолжает следовать этой установке. Это провоцирует вечное недовольство матери, которая ощущает, что не встретит протеста, и чувствует вседозволенность в выражении собственных негативных переживаний.

Что можно с этим сделать?

Поэтому, если уж кто и может как-то изменить ситуацию с вечно недовольной мамой, так это только сама Ирина. Для этого нужно научиться распознавать бессознательно возникающее чувство вины за то, что она такая, какая она есть, и выработать новую точку зрения на ситуацию, дающую ей право на собственные желания и решения, собственные способы, как жить свою жизнь.

Затем нужно овладеть навыками психологической самозащиты и конструктивного выражения собственного гнева, который в течение долгого времени находился в подавленном состоянии. Этот процесс может занять немало времени, потому что менять нужно модель поведения, которая закреплялась в психике десятилетиями. Это сложно, однако реально, как могут подтвердить многие, успешно прошедшие этот процесс.

И только освободившись от всего накопленного гнева, научившись конструктивно выражать свои потребности, осознав, как много она значит для своей матери, и почувствовав себя сильной, взрослой, свободной личностью, дочь может начать выстраивать с мамой новые отношения, основанные на взаимном уважении и взаимном обмене заботой, помощью и любовью.

Надежда Баранова, психолог, арт-терапевт,
ведущая тренингов Центра успешных отношений

[2]

Почему родители не понимают взрослых детей?

Когда я познакомила родителей со своим будущим мужем, маме он сразу не понравился. Но я ее не послушала, вышла за него замуж и не жалею. Живем уже шесть лет, есть сын, но мама все время найдет повод поссориться с ним. Хорошо, что живем отдельно. Но все равно это уже начинает надоедать моему мужу, и он не всегда соглашается даже в гости идти к моим родителям.

[3]

Свекровь со мной общается тоже очень холодно. Может потому, что ей обидно за сына, и я ее понимаю. Но если мне нужно, чтобы кто-то присмотрел за ребенком, я всегда обращаюсь к родителям мужа. Моей маме очень долго придется объяснять, куда я и зачем иду. Она любит все контролировать и, чтобы все было так, как она решила.

Я иногда приходила к маме жаловаться на свекровь, хотелось поделиться. Мама очень возмущалась и давала советы. Но все неожиданно изменилось. Два года назад женился мой брат, и тогда я поняла, что такое плохая свекровь. Живут они вместе, и моя мама относится к своей ispovedi.com невестке намного хуже, чем моя свекровь ко мне.

Хотя у них все раздельное и питание и другие расходы, но мама все время недовольна, что они много тратят на себя. Когда установили кондиционер, лишь тогда единственный раз ничего не сказала.

Я пыталась поговорить с ней, но это ничего не дало. Она все время ссорится с невесткой, все ей не нравится. Жена моего брата очень хорошая девушка, всегда приготовлен обед, все чисто, но мама все равно не довольна. Не говоря уже о том, что работает она в престижной фирме и соответственно зарплата тоже не маленькая. Собирают деньги на свое жилье с дорогим стильным ремонтом, кондиционером и прочими современными плюшками.

Но недавно они не выдержали и сняли квартиру. Мама осталась обижена, постоянно плачет. Не могу понять, почему родителям всегда нужно вмешиваться в жизнь своих детей? Я предложила собраться всем вместе, в том числе и родителям моего мужа, и обсудить ситуацию. Надеюсь, что это поможет всех примирить.

Взрослая дочь: когда мама всем недовольна

Ирина попросила свою мать побыть с ее двухлетним сыном несколько часов, пока она сходит по делам. Мама зашла в комнату, принюхалась и недовольно пробурчала: «У тебя пахнет едой!». Зайдя в ванную и увидев разбросанные детские вещи, она воскликнула: «Ну и бардак же тут!». На кухонном столе она заметила мясное блюдо, ждущее, пока его поставят в духовку. «Ирочка, ты забыла про жаркое. Его же надо поставить на огонь!» Молодая женщина едва сдерживает слезы. Настроение безнадежно испорчено на весь остаток дня.

Читайте так же:  Почему мотиваторы не мотивируют

Вариантов и разнообразий в проявлении этой ситуации великое множество, но суть одна – мама (у которой все время может быть «плохое настроение») постоянно находит в своей дочери какие-то недостатки, связанные с отсутствием у той жизненного опыта. Дочь постоянно стремится их исправить, но почему-то начинает страдать бессонницей, эмоциональной нестабильностью, упадком энергии. Ослабленная психика допускает новые ошибки, что вызывает очередной наплыв критики, или «программы по улучшению».

Конечно же, никто из нас не совершенен. Всем нам нужны советы и нужно работать над тем, чтобы развивать себя и становиться лучше. Только может ли стать лучше человек, живущий под постоянным напором критики от значимого лица первой важности – собственной матери? Ответ однозначный – нет. Другое дело – действительно ли нужно матери, чтобы ее взрослая дочь стала сильнее и компетентнее?

На схеме стилей родительства выделяют две оси, или основные составляющие родительской функции. На оси икс располагают удовлетворение потребности ребенка в границах или принципах. Сюда относится дисциплина, объяснение понятий «можно-нельзя», «хорошо-плохо», «как надо жить», «что важно, ценно» и т.д. На оси игрек располагают удовлетворение родителем потребности ребенка в любви, тепле и принятии. Сюда относятся ласковые слова, похвала, телесный контакт, интерес к миру ребенка, общение. Стиль родительства, где обе эти составляющие в плюсе называют «сотрудничающим», где обе в минусе – «отсутствующим». Там, где есть любовь, но нет принципов – «попустительским», а где есть дисциплина, но нет тепла – «тираническим».

Почему мама ругается?

Легко догадаться, к какому стилю родительства относится мама Ирины – это тиран, требовательный и не допускающий других точек зрения, кроме своей. Как ни странно, даже такой вид родительского поведения направлен, в принципе, на улучшение благосостояния ребенка в мире: мать свято верит, что, критикуя и направляя свою дочь, она действует ей во благо. Это удобный путь, короткий путь «напрямую» к тому, чтобы сделать из нее правильную, хорошую личность – чего обычно и хотят родители. Только проблема в том, что следуя этому пути, нарушаются базовые принципы устройства человеческой психики, и целый ворох очень важных потребностей дочери остается неудовлетворенным.

В своем детстве мама Ирины также познала на себе тиранические аспекты родительской любви. Возможно, такие понятия, как «у каждого своя правда», «каждый человек уникален», и «уважение к другой точке зрения» для нее слишком сложны, и она не привыкла смотреть на мир таким образом. Конечно, мама не может дать дочери того, чего у нее самой нет и чего ей в свое время не дали самой (а зачастую жизнь наших мам была полна лишений и трудностей).

Однако – и это очень важно осознать – от того, что мама не могла чего-то дать своей дочке из-за своей тяжелой жизни, потребность дочки не стала менее актуальна. Маленькая девочка не виновата в том, что ее мама жила трудную жизнь, и девочке не стало от этого нужно меньше тепла, любви и понимания, чем любой другой девочке. И более того, она имеет (и всегда имела) реальное право на удовлетворение этих своих потребностей, как и любая другая девочка в этом мире.

Почему дочь это терпит?

Изначально основным механизмом, на котором держится взаимодействие между Ириной и ее пожилой матерью, является глубоко укорененные в психику девочки чувства вины и стыда. Эти сложные эмоции имеют социальную природу и всегда вначале связаны с наличием внешнего голоса того, кто стыдит, который усваивается ребенком в очень раннем возрасте, становится внутренним голосом и затем всю жизнь воспринимается им как часть своей личности. В принципе, эти эмоции появились у человека для того, чтобы можно было создавать сложные человеческие сообщества с нормами общественного поведения. Однако в процессе воспитания эти эмоции часто используются для того, чтобы запретить ребенку иметь собственные желания, мнения или интересы. И вследствие многих повторяющихся ситуаций чувство вины по принципу условного рефлекса начинает появляться, как только появляются желания делать что-то для себя, быть собой.

Дочка, которая часто испытывает чувство вины, стремится быть «хорошей девочкой», чтобы избежать этого болезненного переживания. И это очень удобная для матери ситуация, которую сама мать практически никогда не станет менять по собственной инициативе, ведь это позволяет ей чувствовать себя знающей, значимой, незаменимой.

Еще одна важная функция чувства вины в этих отношениях проявляется в том, что с его помощью накладывается запрет на любые проявления протеста либо гнева в адрес матери. У здорового ребенка гнев – это естественная защитная реакция на неудовлетворение каких-то потребностей, будь то уважение, внимание, любовь или что-то другое. Однако мать с низкой родительской компетенцией рассматривает гнев или протест дочери не как сигнал о наличии у маленькой женщины собственного «я», а как проблему, от которой нужно избавиться. И наикратчайшим путем к этой цели является отказ в самом важном для ребенка – любви. То есть дочь получает сообщение, что если она будет чувствовать злость, протест, возмущение, несогласие с мамой, то это значит, что она недостойна любви, а для ребенка нет ничего страшнее этого, и девочка выбирает оставаться любимой, но не злиться на маму, и во взрослом возрасте продолжает следовать этой установке. Это провоцирует вечное недовольство матери, которая ощущает, что не встретит протеста, и чувствует вседозволенность в выражении собственных негативных переживаний.

Что можно с этим сделать?

Поэтому, если уж кто и может как-то изменить ситуацию с вечно недовольной мамой, так это только сама Ирина. Для этого нужно научиться распознавать бессознательно возникающее чувство вины за то, что она такая, какая она есть, и выработать новую точку зрения на ситуацию, дающую ей право на собственные желания и решения, собственные способы, как жить свою жизнь.

Затем нужно овладеть навыками психологической самозащиты и конструктивного выражения собственного гнева, который в течение долгого времени находился в подавленном состоянии. Этот процесс может занять немало времени, потому что менять нужно модель поведения, которая закреплялась в психике десятилетиями. Это сложно, однако реально, как могут подтвердить многие, успешно прошедшие этот процесс.

И только освободившись от всего накопленного гнева, научившись конструктивно выражать свои потребности, осознав, как много она значит для своей матери, и почувствовав себя сильной, взрослой, свободной личностью, дочь может начать выстраивать с мамой новые отношения, основанные на взаимном уважении и взаимном обмене заботой, помощью и любовью.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Надежда Баранова, психолог, арт-терапевт,
ведущая тренингов Центра успешных отношений

Источники


  1. Воскресение лица, или Обыкновенное чудо. Десять секретов Любви. Косметическая акупунктура (комплект из 3 книг + колода из 40 карт). — М.: ИГ «Весь», 2015. — 524 c.

  2. Ижванова, Е. М. Проблемы детско-родительских отношений / Е.М. Ижванова. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 90 c.

  3. Мастюкова, Е.М. Профилактика и коррекция нарушения психического развития детей при семейном алкоголизме: пособие для психологов / Е.М. Мастюкова. — М.: Книга по Требованию, 2011. — 120 c.
  4. Юрчук, В. В. Женское искусство околдовывать, соблазнять и обирать мужчин / В.В. Юрчук. — М.: Современное слово, 2008. — 480 c.
  5. Ильин, Валерий Психология взросления. Развитие индивидуальности в семье и обществе / Валерий Ильин. — М.: Этерна, 2011. — 336 c.
Когда мама всем недовольна
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here