Когда мы — это тест на симбиотические отношения матери и ребенка

Сегодня обсуждаем тему: когда мы - это тест на симбиотические отношения матери и ребенка с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Когда Мы — это тест на симбиотические отношения матери и ребенка

Текст выступления на международной научно-практической конференции «Коммуникативные технологии в современном мире» 4 декабря 2006 года, СПб, 2006.
Организаторы: Санкт-Петербургское объединение транзактного анализа, Государственный Университет Высшая школа экономики

Модель симбиотических отношений из транзактного анализа может эффективно применяться в деятельности педагога-психолога. Данная модель отношений может быть использована при рассмотрении дисгармонических отношений в семье, при решении трудностей в межличностных отношениях учеников, в отношениях «учитель-ученик», коллег в организации и т.д.

Для начала вспомним некоторые этапы в развитии человека, где появляются впервые и затем формируются симбиотические отношения, как они становятся частью жизни человека.

В первые месяцы жизни человека слияние с матерью является необходимым условием выживания ребёнка. Мать нацелена на обеспечение выживания младенца, его нужды становятся приоритетными. Она не вполне может удовлетворять потребности своего детского эго-состояния, для неё потребности ребёнка становятся как бы собственными. Преобладающим является в этот период её родительское эго-состояние. Младенец существовать без симбиоза с матерью не может. Это пример здорового и более того необходимого симбиоза, он обеспечивает успешную адаптацию в мире и выживание малыша. Если ребёнок беспокоится, не спит, плачет — тогда мать активизирует своё взрослое эго-состояние, для того, чтобы понять, в чём потребность младенца. Так происходит закладка будущих переносных отношений. В данном случае такая забота матери не патологическое состояние вещей, а необходимая реальность, жизненная необходимость. Постепенно по мере прохождения времени мать начинает всё больше удовлетворять и свои потребности, особенно, если получает поддерживающую помощь отца ребёнка.

В дальнейшем мать имеет возможности всё более полноценно заботиться о себе, т.к. ребёнок всё меньше и меньше зависит от её присутствия и опеки. Ещё позже он сам научается проявлять элементарную заботу о себе и делать первые умозаключения, справляться со многими ситуациями без матери. Формируются его собственные эго-состояния Взрослого и Родителя. В конечном итоге по мере взросления потребность в симбиозе должна полностью исчезнуть, т.к. человек научается быть самостоятельным.

Представим себе, что по каким–то причинам, мать оказывается слишком привязанной к своему ребёнку. Такие случаи наблюдаются в практике психолога, когда при сборе анамнеза выясняются какие- либо травмирующие особенности личной истории матери или самого ребёнка. Например, факт того, что ребёнок долгожданный, что его рождение предваряла потеря другого ребёнка, когда ребёнок много болеет и для матери существует угроза его здоровью, так же если мать находится уже не в молодом возрасте и рождение ребёнка приобретает для неё особую ценность. В этом случае своевременное вырастание из зависимых отношений порой не происходит. Удовлетворяя, бессознательно, какие-то свои потребности, мать сохраняет привязанность на более длительное время. Потенциал эго-состояний Взрослого и Родителя в ребёнке остаются неактивным или активизируются не в полной мере. Мать как бы заменяет его собственными эго-состояниями. В итоге, и матери, и ребёнку со временем становятся привычными и «взаимовыгодными» такие отношения. Так формируется симбиотическая модель взаимоотношений. При диагностике таких отношений, например с помощью методики «Поле отношений», психолог может обнаружить стиль гиперопеки или доминирования.

Взаимодействуя в дальнейшем со взрослыми людьми, ребенок будет множество раз использовать привычную модель, используя переносные отношения. Воспроизведёт её в саду, затем в начальной школе, общаясь с первым учителем. Естественно, что в образовательной среде, например, будучи воспитанником группы ДОУ, такой ребёнок будет осуществлять перенос на отношения с воспитателем, ожидая от него соответствующего поведения. Необходимо отметить, что в дошкольном учреждении и в начальной школе частичное выполнение педагогом родительских функций оправдано, т.к. полный выход из симбиотических отношений происходит позже, к 10-12 годам. Однако при этом встаёт вопрос, в какой степени продолжать сопровождение и в какой степени ожидать самостоятельности.

При нормальном типе отношений постепенно формируется ролевое поведение «ученика», которое отличается от роли «ребёнок», это другая линия отношений. Если описывать с точки зрения эго-состояний, то это общение Взрослый-Взрослый. Затем в средней и старшей школе реализуется роль «ученик», отношения «родитель – ребёнок» постепенно уходят из школьной среды, проявляются только дома.

Если процесс взросления проходил по здоровому сценарию, то скорее всего учащийся не будет ожидать стереотипа проявления материнского поведения в реакциях других значимых фигур.
Что же происходит, если из взаимозависимых отношений ребёнок не вырос? Он ищет псевдородителя, а сам проигрывает свою роль ребёнка для осуществления симбиоза. В школьной жизни случается ученик плачет, если одноклассник сбросил его портфель на пол, обращая на себя внимание, вызывая у взрослого сострадание. Он проигрывает роль ребёнка и находится в поиске родителя. Иногда педагог оказывается удачным партнёром для воспроизведения модели симбиотических отношений и играет роль родителя. Предположим, учитель откликается ожидаемым образом на приглашения побыть родителем, некоторое время такое взаимодействие удовлетворяет их обоих. Учитель начинает останавливать или наказывать «обидчика», принимая на себя родительскую роль. Оба персонажа оказываются удовлетворенными своим симбиозом. Один получил защиту и покровительство, другой прослыл добрым и заботливым. Случается, что партнёр по симбиозу проявляется и из ученической среды.

Проблема возникает в том случае, если модель поведения учителя или воспитателя не вписываются в то, как это было понято и записано в памяти ребёнка. Тогда возникают трудности и, возможно, участники конфликта обращаются за помощью к психологу.

Так же в дружеских отношениях может происходить поиск покровительственных отношений. Если в классе есть ученик-партнёр для удовлетворения симбиоза, то пара состоится, и какое-то время отношения будут продолжаться. В дальнейшем общении при развитии симбиотических взаимоотношений финалы могут быть различны.

[2]

Таким образом, если в истории человека произошли травмирующие события или процесс формирования личности происходил в негармоничных отношениях, то тогда есть вероятность недостаточного использования своего взрослого и родительского состояния. Человек находится в поиске лица, готового заменить ему родителя, а его поведение будет приглашать других людей к симбиозу. Если симбиотичность так и осталась преобладающим стилем поведения, то зависимые отношения перекочуют в семейную жизнь, в рабочие отношения.

Рассмотрим вопрос другой точки зрения. Любой школьный психолог встречает в своей практике ситуации, когда школьный учитель, начальник в организации ведут себя так, как будто они обязаны принять эту родительскую роль. Образ, который стоит за ролью, они перенесли из своего детства. Они относятся к группе достаточно взрослых людей или детей, как к детям. Можно обратить внимание на примеры, когда учитель повышает голос и кричит на ученика, на класс. В отношениях вне симбиоза, из Взрослого во Взрослого такая ситуация невозможна. Симбиоз коварен тем, что одному из партнёров может надоесть питать его. Вторая половина оказывается фрустрированной. От того, что симбиоз –это скрытый от социальных взаимоотношений слой, то проанализировать, что произошло достаточно сложно. Естественно при расторжении отношений партнёр чувствует вакуум из-за недостающей части симбиоза. Люди легко попадают в такие переносные отношения. Если родитель кричит на ребёнка, переходящего дорогу на красный свет- это можно понять. А если, например, директор кричит на учителя, то это явно не профессиональные отношения. Учитель может естественно подчиниться и выполнять распоряжение, а может испытывать протест и решить не выполнять приказа — в обоих случаях они партнёры в симбиозе.

Читайте так же:  Власть авторитета

Симбиотические отношения в школьной среде проявляются чаще, чем мы предполагаем. Каждый классный руководитель сталкивается с ситуацией, когда, попрощавшись с выпускным классом и, став классным руководителем 5-го класса, учащиеся кажутся ему незрелыми, неподготовленными, несамостоятельными. Переносные отношения не дают возможности педагогу взаимодействовать с реальным классом в «здесь и сейчас».

Учащиеся, получив опыт взаимодействия с первым учителем, при переходе в старшую школу переносят опыт общения на других учителей. Поскольку учителей-предметников несколько, и они практикуют разные типы взаимоотношений, то трафарет, наработанный в предыдущем симбиозе не «срабатывает». Ученик и родитель могут оказаться в состоянии непонимания друг друга.
Ученик, который перешёл из одного класса в другой или в другую школу переносит опробованный в прежнем симбиозе тип отношений с классным коллективом в новую ситуацию. Есть риск того, что класс не поймёт его и не примет его, т.е. не станет партнёром.

Также с последствиями симбиотических отношений часто сталкиваются родители, которые благополучно вырастили старшего ребёнка. Пытаясь воспроизвести те же отношения с младшим ребёнком, встречаются, например с сопротивлением. Младший ребёнок не хочет быть партнёром, родители не учитывают реальность и безрезультатно повторяют привычные способы взаимодействия.

В своей практике я встречаю молодые семьи, живущие вместе со своими родителями, часто они продолжают симбиоз с ними. С помощью методики «Рисунок семьи» недавно удалось разобраться в проблеме пассивного поведения ученика первого класса. На рисунке самой значимой фигурой в семье он изобразил деда, затем в семейной иерархии следовал сам первоклассник, затем бабушка, затем тётя- сестра матери, только потом отец, в конце мать. Молодая семья его родителей не реализовала себя, как самостоятельную структуру. Подчиняющееся деду поведение отца, его пассивность и скопировал мальчик.

Симбиотические отношения часто можно наблюдать в семьях матерей-одиночек. Мать может составлять симбиоз с ребёнком, также подавляющая авторитарная бабушка может всё ещё удерживать в зависимости мать ребёнка.

Особый случай, когда мы встречаемся с «перевёрнутым» симбиозом, в котором ребёнок берёт на себя роль родителя. Может быть 8- летний сын опекает свою мать. В одной из последних ситуаций своей практики я встретилась с тем, что 7-летний ребёнок в подсознательном матери занял место, которое должно принадлежать мужчине-партнёру. При этом реальный мужчина- отец ребёнка был вытеснен из жизни женщины.

Психологу в образовательной среде, встречаясь с подобными проблемами, необходимо иметь инструмент для разрешения трудностей. Достаточно часто именно симбиотические отношения становятся причиной конфликтов между учениками и учителями, между родителями и учителями, между администрацией и учителями.

  • Прежде всего, для решения подобных ситуаций необходимо помнить, что взаимозависимость- это скрытый неявный слой отношений и он не оговорён участниками открыто. На социальном уровне роли отношения «родитель –ребёнок» при этом маскируются. Нет речи ни о контракте, ни о явном договоре.
  • Важно помнить, что каждый участник воспроизводит свой уже использованный, опробованный способ поведения из предыдущих ситуаций, чаще всего из детства, а значит, находится не в «здесь и сейчас».
  • Симбиоз – это плацдарм для демонстрации рэкетных, суррогатных чувств, значит, а это способ паразитировать за счёт других, использовать манипуляции.
  • Один из участников взаимозависимости может приглашать к спасательству или преследованию, значит будут разворачиваться игровые отношения, описанные с помощью драматического треугольника Карпмана.
  • Так же для решения последствий симбиотических отношений следует помнить о теории переносных или трансферных отношений.
  • Психологу так же полезно учитывать, что такие проблемы как алкоголизм и наркомания – это последствия неполноценно прожитых симбиотических отношений с матерью на ранних стадиях развития.

Психологу необходимо помнить о том, что он сам, при решении ситуации, легко может быть вовлечён в симбиотические отношения тех, кто обратился за помощью. Анализируя происходящее, можно получить ценную информацию о вкладе каждого в проблему. А вышеуказанные концепции транзактного анализа помогут быть и эффективным и грамотно организовать в образовательных учреждениях профилактическую работу.

Литература:
Мойзо К. Эго-состояния и перенос. (Статья).
Пирром Н. Рэкет а образовательной области, чтобы защищать себя от рэкета. (ЕАТА .Информационный бюллетень. Июнь 2006 г.)
Пуччели Б. Транзакциональное лидерство. (Семинар. С-Петербург.12.04.03.)
Стюарт Я и Джойнс В. Современный транзактный анализ. С-Пб.,
Шапарь В.Б., Тимченко А.В.,Швыдченко Практическая психология . Инструментарий. («Феникс», 2002 год)

Оставлять комментарии к статьям могут только зарегистрированные пользователи.

В современном мире темп жизни настолько высок, что при внешнем внимании к себе (мы ходим в фитнес-клубы, парикмахерские, делаем маникюр и шугаринг, посещаем различные тренинги, семинары и многое, многое другое), мы зачастую чувствуем себя несчастными, одинокими, непонятыми и неудовлетворёнными.

По статистике, каждый человек на планете либо имеет личный опыт зависимого поведения, либо сталкивался с зависимостью друга или родственника. Отчасти именно этот факт стал причиной того, что сегодня существует громадное количество псевдонаучных методов избавления от данного «недуга» – от «заговоров» до полной изоляции человека от общества.

Специальные психологические игры с недавнего времени стали очень популярным направлением в психологии, найдя широкое применение у психологов, психотерапевтов и коучей. Игры стали дополнением к индивидуальным консультациям, тренингам, вебинарам и прочим психологическим услугам.

Поиск «своего» специалиста зависит не только от личности психотерапевта и его образования, но и от нашего представления о его профессиональном «инструментарии». Для того, чтобы облегчить ваш поиск и выбор, остановимся подробнее на самых распространённых методиках психотерапии.

Результаты работы подтверждают исходное предположение о том, что люди с высоким уровнем перфекционизма, по-видимому, мыслят, ведут себя и строят свои отношения с окружающими такими способами, которые имеют суицидогенные последствия.

Как выяснили ученые научно-исследовательского института Carilion в США, перераспределение потоков информации в головном мозге могут привести к посттравматическому стрессовому расстройству даже в том случае, если человек не участвовал, а только слышал о негативных событиях.

Психологи заявили, что каждый человек должен совершать в жизни ошибки, чтобы учиться правильно жить. По их словам, это полезно для психики.

6 ПРИЧИН, ПО КОТОРЫМ СОВРЕМЕННЫЕ ДЕТИ ЗАДЕРЖИВАЮТСЯ В СИМБИОЗЕ С МАМОЙ

Современные родители прикладывают как никогда много усилий, чтобы как можно лучше воспитывать своих детей! Они посещают курсы, семинары, читают так много книг, что порой могли бы написать по меньшей мере дипломную работу по педагогике и психологии детского возраста. Однако, почему то проблем в отношениях детей и родителей не становится меньше! А развитие ребенка в итоге вызывает больше вопросов, чем дает ответов — развит не по годам, но в 6 лет все еще ходит в туалет с мамой; читает по-английски, но не умеет играть со сверстниками; решает сложные математические задачи, но невыносим и эмоционально-неустойчив в любом общении.

Читайте так же:  Психологи руководителям как повысить эффективность руководства

Почему так происходит? Растут физически их тела, прибавляется лет, развивается интеллект, но в чертах характера современных детей отчетливо видно психо-эмоциональное застревание где-то в промежутке между 1.5-2 годами! Любая неравномерность в развитии вызывает массу проблем! И если нарушения на физическом уровне мы легко видим и понимаем какой огромный дисбаланс они вносят в жизнь ребенка (скажем, если одна нога ребенка растет в соответствии с общей пропорцией тела, а вторая по какой-то причине останавливается в росте). То дисбаланс внутренний заметить бывает сложнее, особенно когда все большее количество детей имеют одни и те же проблемы, тогда маме кажется, раз у многих так, значит все нормально? Вот только отношения с ребенком все сложнее и кнфликтнее, вот только почему-то теряется в них тепло и близость, уходит радость из материнства, уходит мотивация и детское любопытство у самого ребенка.

По моим многолетним наблюдениям и практике работы с семьями детей совершенно разного возраста, проблема кроется в том, что ребенок и мама никак не могут выйти из естественной, но у многих задержавшейся фазы симбиотической связи, что всегда тяжело и для ребенка, и для мамы. Почему же сейчас эта проблема приобрела такой частый, я бы даже сказала массовый характер?

Каждый случай безусловно индивидуален, даже когда в семье несколько детей, каждая пара мама-ребенок — уникальны и неповторимы! Тем не менее, хочу выделить сегодня 6 основных причин такого «зависания» в симбиозе:

1. Сильно изменился семейный, родовой и социальный уклад жизни, который тысячелетиями был гарантом и помощником родителям в проведении детей по основным фазам развития и личностного становления. Буквально в каждой традиционной культуре существовали инициации, отмечающие переход ребенка с этапа на этап. И уже не было сомнений, не было возможности удержать, подождать, отложить. Да и у ребенка не было даже мысли взять и взбунтоваться естественному ходу событий, обидеться на маму — так младенец становился мальчиком, мальчик начинал выполнять новые обязанности, получал больше прав, видел свое место в общине, с его возможностями, ответственностями и соответствующими возрасту ограничениями.

2. Информационная перегрузка, которой сегодня оказываются подвержены все дети, находясь постоянно в насыщенной информационной среде, уже в первый год-два жизни получая такую массу все ускоряющего свой бег информационного потока, с которым раньше ребенок не сталкивался и за 5-7 лет жизни. Поток обрушивается на незрелую нервную систему современного ребенка зачастую хаотично, ускоряя интеллектуальное развитие за счет стимуляции когнитивной (понимание) сферы. А вот энергии, опыта для эмоционально-личностного развития оказывается недостаточно. Я уж не говорю о случаях, когда родители активно используют с рождения методики раннего развития в любых их вариантах. Вот и получаем мы таких «головастиков» не умеющих регулировать свои эмоции, не понимающих себя и других, постоянно напряженных, утомленных, готовых сорваться в истерику от малейшего пустяка. А еще раннее интеллектуальное развитие, опережая психическое, создает у ребенка много тревоги и страха перед внешним миром, в компенсацию этого он стремится еще надежнее держаться за уютный симбиотический мирок «мы с мамой».

3. Многие нынешние мамы сами не имели опыта выхода со своей мамой из симбиотической связи, они не знают как помочь ребенку в обретении им самостоятельности, они не видели в своем детстве как мама может менять качество взаимодействия с ребенком, сохраняя при этом с ним глубокий контакт, доверие и понимание. Их собственных внутренний ребенок, так и не обретя взрослой внутренней точки опоры чувствует себя хорошо, лишь погружаясь в симбиотическое пространство «мы», для которого ребенок кажется идеальным партнером, создавая чувство уверенности, придавая смысл жизни, давая энергию жить. И так «Мы» кушаем, «Мы» поступаем в школу, «Мы» заканчиваем университет…

5. Социум постоянно транслирует женщине установку, что она ценна только в роли матери. Реализация себя как женщины, как профессионала не вызывает такой поддержки. Кто-то смотрит сочувствующе, кто-то с осуждением, кто-то с ожиданием, мол скоро наконец образумится! Но многие женщины наконец ощущают принятие со стороны родственников, друзей, общества в целом лишь тогда, когда полностью погружаются в материнство, становясь 100% мамами, оставляя на задворках все остальные роли, которые не менее важны для воспитания и здорового развития малыша! Как-то незаметно, но верно мама становится приложением к ребенку, ее жизнь имеет смысл и значимость лишь в контексте ее материнства, что конечно же заставляет ее надежно держаться за симбиоз с ребенком!

6. Современные родители очень образованы и кажется, знают все об интеллектуальном развитии ребенка. Мамы в поликлинике, в песочнице, в социальных сетях постоянно обсуждают кто уже…научился считать, писать, читать, кто еще не… и когда уже давно пора, а то… Летают цитаты, ссылаются на источники, блещут методологией развивающих методик! Но, оказывается, что практически ничего не известно о фазах развития личности, о природном плане развития Человека Человеком! Да и откуда взяться такой осведомленности, ведь почти столетие личность рассматривалась сначала, лишь как единица общества, а в последние десятилетия — как единица рынка потребления!

Если Вы хотите восполнить этот пробел и узнать больше о природных фазах развития личности ребенка, о задачах мамы и папы на каждом из этих этапов, об ошибках и сложностях, с которыми нам приходится сталкиваться на этом пути, а так же о возможностях все же помочь нашим детям выйти в самостоятельность, завершить симбиоз и построить с ребенком работающие, теплые и здоровые отношения, я приглашаю вас на бесплатный практикум 22 апреля в 19:30 мск.

«Симбиоз: мама+ребенок или выход в самостоятельность?»

О симбиотических отношениях мамы и ребенка. Я, ты, он, она или МЫ.

«А мы все еще писаемся, не хотим отдельно спать, обижаемся по пустякам», – привычно употребляя слово «мы», мама рассказывает о проблемах своего десятилетнего сына.

«Вы тоже?» – уточняю я, стараясь обратить внимание мамы на ее речь.

Не понимая вопроса, мама останавливает поток слов и несколько секунд удивленно смотрит на меня. «Причем тут я? Я о сыне рассказываю». И продолжает дальше: «Во сне разговариваем, грызем ногти, боимся без мамы оставаться дома…»

«Это же хорошо, что мама так любит ребенка, значит, семья дружная, раз о детях говорят «мы»!» – приходится иногда слышать даже от психологов, не говоря уж о том, как умиляются на это «мы» окружающие.

Читайте так же:  Двое и один

На самом деле, если ребенку больше 3 лет, и мама продолжает говорить о своем ребенке «мы», это своего рода тест на предмет симбиотических отношений матери и ребенка.

После 9 месяцев физиологического симбиоза с ребенком мать еще в течение примерно 3 лет находится с ним в психологическом симбиозе. Во время этого важного периода – психологического симбиоза – постепенно формируется база для восприятия себя как отдельного существа, имеющего свое Я, отдельного от материнского Я.

Телесное Я, целостный бессознательный образ тела у ребенка формируется в тесном эмоциональном контакте с матерью и с ближайшим окружением. Если мама и после исполнения ребенку 3 лет продолжает воспринимать ребенка как часть своего образа тела, как продолжение себя, то процесс становления своего Я, бессознательно и телесно отдельного от мамы, у ребенка нарушается. Так называемой сепарации, отделения от маминого Я не происходит. Дело доходит иногда до того, что мамы могут ощущать себя «немного беременными» своими малышами или же «связанными пуповиной» с ними.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Если ребенок здоров, продолжение симбиотических отношений после 3 лет во многом определяется мамой. Чрезмерно заботливая тревожно-мнительная мать, считающая своего малыша слишком маленьким и беспомощным, своей гиперопекой не дает ему возможности развиваться самостоятельно и отделяться от матери. Продолжению симбиотических отношений способствует и речь мамы, в которой нет или очень мало местоимений «ты», «он», «она» по отношению к малышу и его действиям. Вместо них постоянно звучит «мы», которое бессознательно закрепляет и продолжает симбиотические отношения.

Именно у детей, матери которых упорно продолжают говорить «мы», возрастные страхи чаще всего не проходят сами, а превращаются в серьезные навязчивые страхи. Они боятся спать без матерей, панически боятся отпускать их от себя, бывают зациклены на страхе смерти. Эти страхи связаны с тем, что во время любого расставания с матерью они ощущают, что расстаются со своей половинкой, с частью своего «Я». Бессознательно они опасаются, что могут потерять и себя вместе со своей половинкой, что является базисным, всеобъемлющим страхом. Такие дети чаще других не хотят расти, потому что боятся, что если они вырастут, то родители состарятся и умрут.

[3]

Если у мамы растет сын, то использование местоимения «мы» вместо «ты», «он» или имени может даже способствовать нарушению половой идентичности, а иногда вызвать агрессивность и аффективные вспышки как способы сопротивления симбиотическим отношениям.

Когда родителям объясняешь важность своевременного преодоления симбиоза в отношениях с детьми и необходимость отказа от необоснованного применения местоимения «мы» при общении с ребенком старше 2–3 лет, они обычно согласно кивают и сокрушаются, что не учитывали таких простых вещей.

К сожалению, нередки случаи, когда через какое-то время мамы вновь появляются в дверях кабинета психолога и привычно начинают перечислять: «Мы боимся, мы лечимся, мы учимся…» И когда слышат в ответ: «А Вы тоже?» – спохватываются, вспоминая советы психолога, и оправдываются, что «задание» оказалось очень сложным для выполнения, и они никак не могут научиться контролировать себя в отношении употребления местоимения «мы».

Приходится напоминать, что от «таких пустяков» во многом зависит, сможет ли маленький человечек брать ответственность за свою жизнь в будущем или будет жить, оставив всю ответственность маме

«Мы» как тест на симбиотические отношения матери и ребёнка

«Вы тоже?» — уточняю я, стараясь обратить внимание мамы на ее речь. Не понимая вопроса, мама останавливает поток слов и несколько секунд удивленно смотрит на меня. «Причем тут я? Я о сыне рассказываю». И продолжает дальше: «Во сне разговариваем, грызем ногти, боимся без мамы оставаться дома…». И конечно же, мама совсем не понимает ещё, что, если бы не «мы» вместо «мой сын», возможно, её десятилетний сын спал бы уже давно один и не писался.

«Да, в нашей семье только «мы», как же иначе? «Мы» – это признак благополучной семьи!» — сначала пытаются отстаивать своё привычное «мы» заботливые, гиперопекающие мамы.

«Это же хорошо, что мама так любит ребенка, значит, семья дружная, раз о детях говорят „мы“!» — приходится часто слышать даже от психологов, не говоря уж о том, как умиляются на это «мы» окружающие. На самом деле, если ребенку больше 3 лет, и мама продолжает говорить о своем ребенке «мы», это своего рода тест на предмет симбиотических отношений матери и ребенка.

После 9 месяцев физиологического симбиоза с ребенком мать еще в течение примерно 3 лет находится с ним в психологическом симбиозе. Во время этого важного периода — психологического симбиоза — постепенно формируется база для восприятия себя как отдельного существа, имеющего свое Я, отдельного от материнского Я.

Телесное Я, целостный бессознательный образ тела у ребенка формируется в тесном эмоциональном контакте с матерью и с ближайшим окружением. Часто мамы и после исполнения ребенку 3 лет продолжает воспринимать ребенка как часть своего образа тела, как продолжение себя. И тогда этот процесс становления своего Я, бессознательно и телесно отдельного от мамы, у ребенка нарушается. Так называемой сепарации, отделения от маминого Я не происходит.

Дело доходит иногда до того, что мамы могут ощущать себя «немного беременными» своими малышами или же «связанными пуповиной» с ними. Если ребенок здоров, продолжение симбиотических отношений после 3 лет во многом определяется только мамой. Чрезмерно заботливая тревожно-мнительная мать, считающая своего малыша слишком маленьким и беспомощным, своей гиперопекой не дает ему возможности самостоятельно развиваться и постепенно отделяться от матери.

Продолжению симбиотических отношений способствует и речь мамы, в которой нет или очень мало местоимений «ты», «он», «она» по отношению к малышу и его действиям. Вместо них постоянно звучит «мы», которое бессознательно закрепляет и продолжает симбиотические отношения. Именно у детей, матери которых упорно продолжают говорить «мы», возрастные страхи чаще всего не проходят сами, а превращаются в серьезные навязчивые страхи.

Они боятся спать без матерей, панически боятся отпускать их от себя, бывают зациклены на страхе смерти. Эти страхи связаны с тем, что во время любого расставания с матерью они ощущают, что расстаются со своей половинкой, с частью своего «Я». Бессознательно они опасаются, что могут потерять и себя вместе со своей половинкой, что является базисным, всеобъемлющим страхом.

Такие дети чаще других не хотят расти, потому что боятся, что если они вырастут, то родители состарятся и умрут. Если у мамы растет сын, то использование местоимения «мы» вместо «ты», «он» или имени может даже способствовать нарушению половой идентичности, а иногда вызвать агрессивность и аффективные вспышки как способы сопротивления симбиотическим отношениям.

После убедительных разговоров психолога родители начинают, конечно, понимать важность своевременного преодоления симбиоза в отношениях с детьми. И даже соглашаются немедленно исправиться и перестать необоснованно применять местоимение «мы» при общении с ребенком старше 2−3 лет. Они согласно кивают и даже сокрушаются, как же они могли не учитывать таких простых вещей.

Читайте так же:  Тревоги матери

К сожалению, нередки случаи, когда через какое-то время мамы вновь появляются в дверях кабинета психолога и привычно начинают перечислять: «Мы боимся, мы лечимся, мы учимся…» И когда они снова слышат в ответ: «А Вы тоже?» — спохватываются, вспоминая недавние советы психолога.

Оказывается, не так-то просто отвыкать от привычного «мы»! И мамы начинают оправдываться, что «задание» оказалось очень сложным для выполнения. И тут же снова дают себе слово научиться контролировать себя в отношении употребления местоимения «мы» в отношении себя и ребенка. Приходится снова напоминать им, что от таких «пустяков» во многом зависит, сможет ли маленький человечек в будущем брать ответственность за свою жизнь или будет жить, оставив всю ответственность маме.

Уважаемые мамы, если вы не хотите, чтобы ваш ребёнок вырос беспомощным, склонным к зависимостям и вредным привычкам, при созависимых, симбиотических отношениях с ребёнком обращайтесь за психотерапевтической помощью! Буду рада помочь очно или по скайпу!

Статья написана в 2010 году и здесь печатается в отредактированном виде.

Психология сознания: как выйти из симбиоза?

Сознание человека — это ощущение реальности происходящего. В его активном состоянии люди существуют, строят отношения, общаются. Процессы, происходящие в нем, подчиняются законам общей психологии. Поэтому человеку, незнакомому с ними, бывает сложно отследить те или иные проявления характера, развитие комплексов, привычки поведения и мышления.

Сознание человека, когда он начинает интересоваться его становлением, развитием и изменением, щедро делится своими секретами, давая ответы на вопросы о том, что на самом деле стоит за такими проявлениями психики, как зависимые отношения, роль жертвы, манипуляции, комплексы и другими.

В этой статье будет рассмотрен такой процесс взаимодействия между людьми, как симбиоз. Для многих это слово является незнакомым. Однако он сопровождает человека всю жизнь, искусно вплетаясь в его отношения с окружающими близкими людьми, выдавая себя за любовь.

Часто симбиотические отношения носят патологический характер и доставляют много боли там, где требуют выхода чувства человека, его желание заявить о себе, выразить и отстоять свое мнение или защитить личные границы.

Некоторые специалисты считают, что отсутствие симбиоза является мифом, поскольку люди не могут не зависеть друг о друга. Так ли это на самом деле и чем отличается здоровый симбиоз от такого, который требует психотерапевтической помощи для клиента, мы расскажем в этой статье.

Психика человека: что такое симбиоз?

Симбиоз по-другому называется слиянием. Это такие отношения, в которых два человека связаны друг с другом на глубоком эмоциональном уровне. Такое слияние не является полезным для психики, поскольку пребывая в нем, люди не имеют возможности жить своей жизнью, быть самостоятельными, выражать свое мнение и удовлетворять потребности. Когда они пытаются это делать, то получают от партнера реакцию в виде критики, обесценивания своих внутренних и внешних процессов, запреты и манипуляции.

В таких отношениях поступки одного партнера воспринимаются другим как свои собственные. Тогда, когда один из них ведет себя вызывающим образом, совершает ошибки, заявляет о себе, стремится выделиться, другой переживает сильную гамму чувств, смешанную из стыда, вины и гнева так, как будто это он, а не его партнер поступает неподобающим образом. Следует отметить, что такое неподходящее поведение близкого человека на самом деле может не являться вызывающим. Так его воспринимает другой, тот, кто находится в состоянии слияния.

[3]

Чаще всего в симбиотических отношениях друг к другу находятся оба человека сразу и, если учитывать их психологию сознания, такое взаимодействие является выгодным для обоих на подсознательном уровне, даже если они страдают от его последствий.

Отношения с родителями и слияние

Отношения людей, находящихся в слиянии, очень напоминают роли родителя и ребенка, когда один стремится познавать мир, отстаивает себя и свои границы, шалит, не слушается, нарушает правила, то и дело поступает по-своему, а другой пытается всячески этому препятствовать, ставит «хулигана» на место, учит его, воспитывает. Ребенок, с помощью такого поведения пытается отделиться. А родитель переживает болезненные эмоции, связанные со своим чадом: ему стыдно за такое поведение ребенка, он чувствует вину, что упустил его воспитание и гневается на него, с целью изменить, заставить быть послушным.

Здесь описаны отношения родителя и ребенка, когда они также находятся в слиянии, только оно является нездоровым, зависимым, его лозунг «стань таким, как я хочу, иначе я не буду тебя любить».

Как связаны детско-родительские отношения с тем, что два взрослых человека живут в симбиозе? Самым прямым образом. Будучи ребенком, которому в детстве не дали возможности быть собой, повзрослев, такой человек ищет в партнере своего родителя, чтобы завершить, наконец, стадию отделения.

Взаимодействие между людьми, когда они зависят друг от друга как взрослый и ребенок, наполнены страданиями и того, и другого. Их общение друг к другу может быть построено на бесконечных требованиях, претензиях и упреках, однако разорвать связь они не в силах, потому что каждый берет друг от друга нечто важное, что не сумели взять в детстве.

Симбиоз это не любовь

Важно понять, что симбиотические отношения не являются любовью, а скорее сильной эмоциональной привязанностью или зависимостью. Если люди этого не осознают, их бег по бесконечному кругу переделывания друг друга никогда не остановится. Осознать это — значит показать себе путь к своей личности, индивидуальности и самостоятельности. Только отделившись от «родителя» можно стать собой, настоящим и лишь потом приглашать партнера в отношения, которые теперь уже будут здоровыми.

Психология сознания и освобождение

Как можно выйти из симбиоза? Прежде всего, надо признать отдельность другого человека от себя. Он — это он, а вы — это вы. Часто для того, чтобы это сделать, людям требуются годы одиночества и поддержка психолога — в это время они учатся быть самими собой, чувствовать свою обособленность, без другого значимого «я».

Сознание личности в это время может сопротивляться таким переменам и отделению — ведь оно привыкло существовать только с кем-то, а без него человека как будто и нет. Для того чтобы быть счастливым с другим, нужно стать сначала счастливым с самим собой — это главное правило выхода из симбиотической связи.

[1]

Другое важное понимание, которое нужно принять человеческому сознанию — это то, что каждый имеет право на проявления своего характера, совершение ошибок, выбор, принятие решения. Вам может не нравиться то, что выбирает и решает близкий человек, вы вправе заявлять об этом и испытывать чувства — это партнерская позиция в отношениях. Как только вы начинаете бороться с ним и пытаться сделать все, чтобы он поменял свое мнение, поведение или выбор, то играете роль родителя по отношению к нему, а значит, поддерживаете симбиоз.

Читайте так же:  Разрыв отношений

Не ждать, что другой станет соответствовать вашим ожиданиям, не пытаться переделать его под себя, не зависеть также от его приемов манипуляций, а следовать своей природе — это отношения, в которых есть любовь, где каждый может быть собой, и принимать другого таким, какой он есть.

Когда Мы — это тест на симбиотические отношения матери и ребенка

Наша цель — создать конкурентные условия при поиске психолога. Обеспечить приток новых психологов на сайт и поощрять активность пользователей.

Как будут списываться балы:
Если у вас до 2000 баллов то списываться будет 10 баллов в день.
Если больше 2000 то будет работать правило «делителя на 100» *
Но при этом остается несгораемая сумма баллов за предыдущую активность на сайте.
Каждая опубликованная статья +5 баллов плюс +10 стартовых баллов.

* правило «делителя на 100» будет рассчитываться следующим образом:
количество баллов / 100 = целый остаток округлен в меньшую сторону до десятых.

например:
2550 / 100 = 20
18700 / 100 = 180

НОВЫЕ ПРАВИЛА ПО СПИСАНИЮ БАЛЛОВ ВСТУПИЛИ В СИЛУ С 01.01.2019г.

Как заработать балы бесплатно:

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

За оригинальную статью (ранее не публикуемую в Интернете) будет начислено +200 баллов. Если на момент проверки уникальности статьи, она опубликована на других ресурсах, то Вы получите +60 баллов. Проверка на уникальность и начисление баллов будет проведена на протяжении 48 часов после публикации на портале.
За 500 просмотров статьи Вам насчитывается +50 баллов;
За 1000 просмотров +50 баллов;
За 5000 просмотров +100 баллов.

О симбиотических отношениях матери и ребенка

«А мы все еще писаемся, не хотим отдельно спать, обижаемся по пустякам», – привычно употребляя слово «мы», мама рассказывает о проблемах своего десятилетнего сына.

«Вы тоже?» – уточняю я, стараясь обратить внимание мамы на ее речь. Не понимая вопроса, мама останавливает поток слов и несколько секунд удивленно смотрит на меня. «Причем тут я? Я о сыне рассказываю». И продолжает дальше: «Во сне разговариваем, грызем ногти, боимся без мамы оставаться дома…»

«Это же хорошо, что мама так любит ребенка, значит, семья дружная, раз о детях говорят «мы»!» – приходится иногда слышать даже от психологов, не говоря уж о том, как умиляются на это «мы» окружающие.

На самом деле, если ребенку больше 3 лет, и мама продолжает говорить о своем ребенке «мы», это своего рода тест на предмет симбиотических отношений матери и ребенка.

После 9 месяцев физиологического симбиоза с ребенком мать еще в течение примерно 3 лет находится с ним в психологическом симбиозе. Во время этого важного периода – психологического симбиоза – постепенно формируется база для восприятия себя как отдельного существа, имеющего свое Я, отдельного от материнского Я.

Телесное Я, целостный бессознательный образ тела у ребенка формируется в тесном эмоциональном контакте с матерью и с ближайшим окружением. Если мама и после исполнения ребенку 3 лет продолжает воспринимать ребенка как часть своего образа тела, как продолжение себя, то процесс становления своего Я, бессознательно и телесно отдельного от мамы, у ребенка нарушается. Так называемой сепарации, отделения от маминого Я не происходит. Дело доходит иногда до того, что мамы могут ощущать себя «немного беременными» своими малышами или же «связанными пуповиной» с ними.

Если ребенок здоров, продолжение симбиотических отношений после 3 лет во многом определяется мамой. Чрезмерно заботливая тревожно-мнительная мать, считающая своего малыша слишком маленьким и беспомощным, своей гиперопекой не дает ему возможности развиваться самостоятельно и отделяться от матери. Продолжению симбиотических отношений способствует и речь мамы, в которой нет или очень мало местоимений «ты», «он», «она» по отношению к малышу и его действиям. Вместо них постоянно звучит «мы», которое бессознательно закрепляет и продолжает симбиотические отношения.

Именно у детей, матери которых упорно продолжают говорить «мы», возрастные страхи чаще всего не проходят сами, а превращаются в серьезные навязчивые страхи. Они боятся спать без матерей, панически боятся отпускать их от себя, бывают зациклены на страхе смерти. Эти страхи связаны с тем, что во время любого расставания с матерью они ощущают, что расстаются со своей половинкой, с частью своего «Я». Бессознательно они опасаются, что могут потерять и себя вместе со своей половинкой, что является базисным, всеобъемлющим страхом. Такие дети чаще других не хотят расти, потому что боятся, что если они вырастут, то родители состарятся и умрут.

Если у мамы растет сын, то использование местоимения «мы» вместо «ты», «он» или имени может даже способствовать нарушению половой идентичности, а иногда вызвать агрессивность и аффективные вспышки как способы сопротивления симбиотическим отношениям.

Когда родителям объясняешь важность своевременного преодоления симбиоза в отношениях с детьми и необходимость отказа от необоснованного применения местоимения «мы» при общении с ребенком старше 2–3 лет, они обычно согласно кивают и сокрушаются, что не учитывали таких простых вещей.

К сожалению, нередки случаи, когда через какое-то время мамы вновь появляются в дверях кабинета психолога и привычно начинают перечислять: «Мы боимся, мы лечимся, мы учимся…» И когда слышат в ответ: «А Вы тоже?» – спохватываются, вспоминая советы психолога, и оправдываются, что «задание» оказалось очень сложным для выполнения, и они никак не могут научиться контролировать себя в отношении употребления местоимения «мы».

Приходится напоминать, что от «таких пустяков» во многом зависит, сможет ли маленький человечек брать ответственность за свою жизнь в будущем или будет жить, оставив всю ответственность маме.

Источники


  1. 10 целей, которые преследует женщина, вступая в брак. — М.: Харвест, АСТ, 2005. — 524 c.

  2. Кинг, Д. Любовница, подруга и жена. Психология супружества / Д. Кинг. — М.: ФАИР-ПРЕСС, Информпресс+, 2019. — 384 c.

  3. Жукова, М. Н. 55 роковых ошибок, которые совершают женщины / М.Н. Жукова. — М.: Феникс, 2005. — 272 c.
  4. Морозова, Е. А. Диалоги о семье и браке / Е.А. Морозова. — М.: Сибирская Благозвонница, 2014. — 608 c.
  5. Джил, Зарин Секреты еврейской матери / Зарин Джил. — М.: Карьера Пресс, 2013. — 174 c.
Когда мы — это тест на симбиотические отношения матери и ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here