Кризис профессиональной идентичности всерьез и с юмором

Сегодня обсуждаем тему: кризис профессиональной идентичности всерьез и с юмором с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Что такое кризис идентичности и как его преодолеть

От рождения до смерти мы проходим 8 этапов развития, на каждом из которых нас ожидает кризис идентичности. Что это и в чем его опасность? Что происходит с нами в конкретные возрастные промежутки? Как помочь ребенку пережить переломный момент? Прочитав статью, вы не только найдете ответы на эти вопросы, но и узнаете, где спрятаны грабли, на которые можно случайно наступить.

Что такое кризис идентичности

Кризис идентичности — это период формирования личности человека посредством поиска своего места и роли в социуме, осознания собственной уникальности. Исследования относительно этого явления принадлежат американскому психологу Эрику Эриксону, который выделил восемь стадий психологического развития человека. Переход от одной ступени к другой сопровождается изменениями в восприятии себя и окружающего мира. Большинство из них происходят до 21 года, но и после этого возраста продолжается переоценка ценностей. Возрастные рамки могут меняться или сдвигаться, но очередность ступеней остается одинаковой для большинства.

8 кризисов развития

1. Доверять или нет?

С первым кризисом человек сталкивается на первом году своей жизни. «Мир – это безопасное место или враждебная среда для меня?» – так звучит сейчас главный вопрос. Ребенок наблюдает за обстановкой и окружающими людьми, изучая на сколько последовательны, стабильны, доброжелательны действия по отношению к нему.

Самое важное, что должно произойти на первой ступени – это возникновение доверия ребенка к миру. Если обеспечить малыша регулярным уходом, вниманием, заботой, он почувствует себя в безопасности. А это – залог гармоничного развития личности. Кроме того, доверительные отношения с миром помогут человеку в дальнейшем более мягко переступать решающие пороги.

2. Борьба за независимость

От года до трех лет человек проходит следующую стадию развития, суть которой состоит в становлении личной независимости и противостоянии воспитанию взрослых. Ребенку во что бы то ни стало нужно отстоять границы своей автономии и право на выбор. Он стремится пользоваться обретенными навыками (самостоятельно одеваться, причесываться и так далее), настойчиво усовершенствуя свое мастерство.

Дети, которых не ограничивали в исследовании себя или своего окружения, а, наоборот, поддерживали их стремление к самостоятельности, имеют больше уверенности в себе. Они готовы защитить границы своей территории, собственное мнение, устояв перед давлением извне. Жесткая критика, постоянный контроль и упреки вроде: «На кого ты похож!», «Посмотри, что ты наделал!», «Все дети как дети, а ты!» воспитывают неуверенность в себе, вызывают чувства сомнения и вины. Если помешать ребенку заявить о себе, то в дальнейшем он будет во всем зависеть от других.

3. Инициатива или чувство вины

С трех до пяти лет начинается фаза самоутверждения. Это период активного взаимодействия с детьми, исследования своих межличностных навыков и самоорганизации. Жизнь ребенка сейчас очень динамична – дети придумывают игры, распределяют роли, проявляют инициативу и учатся взаимодействовать в коллективе.

Если он, чувствуя безопасность, сможет на этом этапе проявить свои организаторские способности, то дверь к гармоничному взрослению откроется легко и естественно.

Те родители, которые привыкли критиковать, одергивать или останавливать с целью предотвращения опасности, рискуют вызвать у ребенка чувство вины. Подавляя возникшую инициативу, пресекая «поток вопросов», а также требование ребенка объяснить ту или иную ситуацию, мы рискуем, что чадо почувствует себя отвергнутым и ненужным. Ощущение вины не только подавляет творческий потенциал, но и нарушает процесс общения с другими. Перед взрослыми трудная, но выполнимая задача – уравновесить инициативу и естественное чувство вины.

4. Самодостаточность против неуверенности в себе

Период от 5 до 12 лет отличается активным постижением знаний, когда человек учится читать, писать и обрабатывать полученную информацию. Теперь источником формирования чувства самодостаточности являются не родители, а учителя и товарищи. Поощрение, поддержка инициативы, одобрение обеспечивают личность уверенностью в себе и своих силах.

Осуждение инициативы или чрезмерная критика со стороны окружающих провоцирует появление закомплексованности, неуверенности в себе. Кроме того, возникшее на этой почве чувство собственной неполноценности, приводит к нежеланию учиться и развиваться дальше.

5. Путь к осознанности

На пятой ступени мы находимся в возрасте от 12 до 21 года. За этот промежуток времени осуществляется переход от детства к взрослению, плавность которого играет важную роль в формировании целостной личности. Теперь приоритетным становится налаживание карьеры и личной жизни. Происходит отделение от родителей и тщательный поиск себя во всех жизненных сферах. Кто я? Где мне комфортно быть? Чего я хочу? Эти и другие вопросы, вызывающие психологический кризис, в результате приводят к определению своих профессиональной и половой ролей.

Если на этом этапе человек не будет иметь достаточно сил и опыта, чтобы идентифицировать себя, то может произойти путаница ролей. Что это значит? Внутренне неуверенный подросток склонен к резким экспериментам в поисках себя, которые зачастую сопровождаются негативными последствиями. Попытки приструнить его пыл и направить в какое-то русло провоцируют протест, бунт, отторжение.

6. Интимность и любовь

Эту ступень мы проходим быстрее всего, так как она находится в промежутке между 21 и 25 годами. Период посвящен исследованию любви и своего партнера. Развивается умение строить долгосрочные доверительные отношения, отдавать, жертвовать, быть ответственным за другого. Если создать ситуацию комфорта удается, личность переходит на следующий уровень развития Эго, успешно переживая кризис идентичности.

Если долгое время специально избегать серьезных отношений, то есть риск привыкнуть к постоянному внутреннему одиночеству, депрессивному состоянию или самоизолироваться от внешнего мира.

Читайте так же:  Включи уверенность на 100 процентов!

7. Активное развитие

С 25 лет, по мнению Эриксона, начинается новая стадия человеческого развития, которая является самой долгой, так как заканчивается к 65 годам. Это – время для создания семьи, карьеры, переход в роль родителя и так далее. От уровня реализации себя в этих жизненных сферах зависит то, насколько успешным будет чувствовать себя человек на протяжении всей жизни.

Если поставленные на прежних этапах цели не достигнуты, то есть вероятность остановки на пути к усовершенствованию. Чувство собственной непродуктивности способно загнать в тупик и глубокий психологический кризис, затормозив дальнейший период развития.

8. Мудрость против отчаянья

В возрасте старше 65 лет мы начинаем анализировать прожитую жизнь, но не останавливаемся на ее исследовании. В это время человеку хочется увидеть плоды своих трудов и стараний, осознав себя успешным. Но если вместо хорошего результата мы определяем, что прошлое прожито непродуктивно, цели не достигнуты, планы не реализованы, то есть вероятность, что наступит депрессия.

Если кризис идентичности на этой стадии пройдет гладко, человек, обретя мудрость, посмотрит в прошлое с чувством смирения, благодарности, полноты. Это позволит без страха приближаться к старости и окончанию жизни.

Как пережить кризис идентичности

Психологический кризис — это состояние, требующее изменений в прежней модели поведения личности. Такие переломные моменты периодически встречаются в жизни каждого человека и являются нормой развития. Но если взрослый человек имеет силы самостоятельно справиться со своим состоянием, то дети, особенно в подростковом возрасте, нуждаются в поддержке и понимании взрослых.

Как проявляется психологический кризис?

  • негативные эмоции тяжело контролировать (вспышки гнева, внезапные истерики и так далее);
  • возникает беспричинное волнения или паника;
  • обостряется чувство собственной беспомощности, неполноценности;
  • тяжело спланировать действия и придерживаться определенному алгоритму;
  • осознание сделанных ошибок загоняет в тупик, из которого кажется, что не существует выхода.

7 советов, как помочь подросткам пережить психологический кризис

  • Хвалить не только за достижения, но и за стремления к ним;
  • Поощрять инициативы и стремление отстаивать собственные интересы;
  • Относиться серьезно к волнующим подросткам темам, даже если они кажутся несерьезными или глупыми;
  • Помогать в раскрытии способностей, ссылаясь на мысль о том, что каждый человек по-своему талантлив;
  • Проявлять уважение к личности ребенка, не навязывать свои взгляды на жизнь;
  • Воспитывать умение отвечать за свои поступки, таким образом приучая к ответственности;
  • Принять факт взросления, дать возможность чаду найти себя, если, естественно, это не вредит его здоровью.

Кризис идентичности — это процесс поиска себя, который время от времени стучит в двери каждого человека. Если с самого рождения мы обеспечены комфортными условиями для прохождения переломных этапов, то последующие визиты кризиса будем встречать с улыбкой и распростертыми объятьями. Но если этого не произошло? Обида на прошлое не даст результатов, а только спровоцирует внутренний конфликт. Уберечься от него возможно, оглянувшись по сторонам. Какой-то ребенок сейчас обязательно нуждается в вашей поддержке. А, как известно, чужих детей не бывает.

Профессиональная идентичность на этапе кризиса становления молодого специалиста

Характерные особенности 1 группы: позитивное отношение к профессии, адекватные представления о профессии, цель обучения – профессиональная самореализация. Для 2 группы характерно: негативное отношение к профессии, преобладание формальных целей обучения, отсутствие планов по получаемой специальности, а также у отдельных респондентов сформирован неадекватный образ профессии.

В разделе 2.3. представлены результаты лонгитюдного исследования по этапам и группам.

Сравнительный анализ данных интервью по категориям, выделенными в структурированном интервью, с цитатами из записей бесед респондентов (данные 2007 и 2009 годов) показал, что из 12 респондентов, которые прошли все этапы лонгитюдного исследования, нормативный профессиональный кризис пережили 10 респондентов. Однако позитивно преодолеть данный кризис и остаться в профессии удалось только 7 респондентам, мы их назвали «приверженцы». Другую группу составили трое респондентов, которые негативно пережили кризис выпускника и двое, которые вообще не переживали данный кризис, мы их назвали «мигранты», так как все они ушли из профессии.

Среди параметров, которые были использованы для сравнения данных 2-ого и 3-его этапа лонгитюдного исследования (2007, 2009), приведем результаты по параметру модель «хорошего специалиста-психолога», как наиболее информативного.

Параметр модель «хорошего специалиста-психолога», включает две группы признаков:

а) операциональный (наличие навыков, умений и знаний по полученной специальности), индивидуальный (стремление профессионально совершенствоваться, желание стать хорошим специалистом, позитивное отношение к полученной профессии, сформированная профессиональная позиция) и социальный (осознание степени сложности и ответственности профессиональной деятельности психолога, понимание и принятие профессиональной этики психолога) компоненты профессиональной идентичности – это ядерная структура модели;

б) индивидуально-личностные характеристики (опыт по специальности, личностные качества, которыми должен обладать хороший специалист психолог, соответствие квалификационным требованиям профессии) — это дополнительные параметры модели.

Сравнительный анализ «моделей хорошего специалиста-психолога» «приверженцев» и «мигрантов» по трем этапам лонгитюда позволил определить влияние профессиональной идентичности на выбор профессионального пути в рамках или вне полученной специальности в ВУЗе (рис. 2).

[3]

Рисунок 2. Сводные данные трех этапов лонгитюда по параметрам модели хорошего специалиста-психолога в группе «приверженцы» и «мигранты».

Примечание: светло-серый цвет — данные 2005 года, серый цвет — данные 2007 года, темно-серый цвет — данные 2009 года.

Ось значений показывает количество человек, которым присущи качественные характеристики модели хорошего специалиста-психолога. Ось категорий показывает параметры модели хорошего специалиста-психолога:

1 — операциональный компонент профессиональной идентичности,

2 — индивидуальный компонент профессиональной идентичности,

3- социально – нравственный компонент профессиональной идентичности,

4 — личностные качества,

5 — соответствие квалификационным требованиям профессии,

6 — опыт по специальности.

Респонденты группы «приверженцы» успешно пережили нормативный профессиональный кризис при завершении обучения в ВУЗе. На первом этапе лонгитюда сформирован только операциональный компонент, на 2 и 3 этапе отмечена сформированность индивидуального компонента у всех респондентов группы «приверженцы». Это подтверждает, что профессиональный кризис был преодолен, выход из него был положительным, найден личностный смысл в профессии, отмечается желание и стремление профессионально реализоваться как успешный психолог у данных испытуемых. На 2 и 3 этапе лонгитюда начинает формироваться понимание социальной ответственности за собственные профессиональные действия. К 3-ему этапу у «приверженцев» окончательно сформировался образ профессионала, который обладает рядом отличительных личностных качеств и выступает для них эталоном профессионализма.

Читайте так же:  Разделение ответственности

В группе «мигранты» можно констатировать разрушение профессиональной идентичности по полученной профессии, а именно несформированность структурных компонентов. За прошедшие 4 года после окончания ВУЗа из сознания респондентов практически стерся правильный образ психолога–профессионала. Описание специалиста-психолога носит фрагментарный характер, респонденты опирается уже не на истинные профессиональные знания, а на житейские представления, взятые из собственного жизненного опыта. В основном испытуемые группы «мигранты» называют различные личностные черты, которыми, по их мнению, должен обладать некий психолог вообще.

В разделе 2.4. представлен анализ профессиональных типов по итогам лонгитюдного исследования.

Были выделены профессиональные типы на основе следующих критериев: сформированность компонентов профессиональной идентичности, переживание и преодоление профессионального кризиса:

  1. «Приверженный»: позитивный выход из профессионального кризиса, формирование профессиональной идентичности. Данные респонденты любят свою профессию, стремятся профессионально совершенствоваться в ней, преодолевают сложные профессиональные ситуации/трудности, обладают адекватным образом профессии, ориентированы на «дело» в своей работе.
  2. «Разочарованный»: негативный выход из профессионального кризиса, разрушение профессиональной идентичности по получаемой специальности. У данных респондентов в результате негативного переживания профессионального кризиса не формируется индивидуальный компонент профессиональной идентичности и, как следствие, они уходят из профессии.
  3. «Безразличный»: отсутствует переживание профессионального кризиса и не формируется профессиональная идентичность по получаемой профессии. К данной группе относятся респонденты, которые сознательно отторгают получаемую профессию и доучиваются только для получения диплома о высшем образовании.

В разделе 2.5. представлено обсуждение и выводы по лонгитюдному исследованию.

Результаты лонгитюда подтвердили предположение о том, что нормативный профессиональный кризис на этапе завершения обучения связан с появлением в структуре профессиональной идентичности индивидуального компонента и его рассогласованием с операциональным (данные 2005 г.). Интраиндивидуальные изменения, произошедшие в структуре профессиональной идентичности за 3-4 года после окончания вуза у студентов, которые переживали данный кризис, позитивно его преодолели и остались в профессии, показали, что индивидуальный компонент идентичности у них сформирован и не противоречит операциональному (данные 2007 г. и данные 2009 г.).

В Главе 3 «Влияние региональной и профильной специфики на профессиональную идентичность и переживание профессионального кризиса на завершающем этапе обучения в ВУЗе» представлены результаты исследования взаимосвязи структурных компонентов профессиональной идентичности и профессионального кризиса на этапе завершения обучения в ВУЗе с учетом профильной и региональной специфики.

В разделе 3.1 обоснована актуальность сравнительного этапа исследования, сформированы задачи, описана схема организации исследования, характеристики выборки, обосновывается выбор и апробация методов. Описана корректировка методов по результатам пилотажного исследования.

Для решения поставленных задач был выбран метод поперечного среза для сбора данных на реально существующих учебных группах одной возрастной категории, одинакового социального статуса и получающих достаточно популярную профессию (Корнилова, 2004).

Методический аппарат для сравнительного исследования представлен тремя группами методов:

1. Методы исследования взаимосвязи профессионального кризиса и идентичности:

[2]

    Вербально-проективная методика «Профессиональная позиция» была содержательно разделена на два блока. Первый блок состоял из утверждений, отражающих негативное отношение к получаемой профессии по разным аспектам, а также отражал неудовлетворенность собой и своей подготовкой как специалиста. Второй блок состоял из утверждений, характеризующих позитивное отношение к получаемой специальности, а именно удовлетворенность собой как специалистом, заинтересованность, желание и стремление реализоваться по получаемой специальности.
Видео (кликните для воспроизведения).

После данного блока испытуемому предлагалось выбрать и обосновать профессиональную позицию, которая строилась на основании двух критериев – отношение к получаемой специальности и намерение работать по ней.

  • Вербально-проективная методика «Интервью со студенткой» представляла собой позицию реального человека, переживающего профессиональный кризис выпускника. В структуре методики были заложены следующие показатели: наличие/отсутствие актуальных переживаний, связанных с профессиональным кризисом (выраженное недовольство собой как специалистом и неудовлетворенность качеством и процессом организации обучения и практики в ВУЗе); сформированность операционального компонента профессиональной идентичности специалиста (необходимость знаний, умений и практических навыков; целеустремленность в процессе обучения); отношение к получаемой профессии (позитивное/негативное/безразличное); стремление стать профессионалом (в получаемой профессии, в другой профессии, нет стремления) и намерение работать по профессии; активная позиция (поиск работы по специальности с целью окунуться в профессиональную среду, приобрести практические навыки) либо пассивная (нет собственной активности, надежда на помощь более опытных коллег, на счастливый «случай» и т.д.).
  • В обеих методиках респондент выбирал суждения, которые для него актуальны и значимы в настоящее время. Обработка проводилась контент-анализом. Результаты по обеим вербально-проективным методикам анализировались совместно для каждого респондента.

    2. Методы исследования структуры профессиональной идентичности: опросник Е.П. Ермолаевой для оценки степени сформированности и структуры профессиональной идентичности/маргинализма по трем составляющим: индивидуальная, инструментальная и социальная идентичность (Ермолаева, 2011).

    3. Методы исследование ценностных ориентаций личности в профессии: стандартный опросник самоотношения «Кто Я?» М. Куна и Т. Мак-Партланд; модификация опросника профессиональных предпочтений Дж. Холланда.

    Аспекты исследования: региональная специфика (сравниваемые группы – московские и магаданские выпускники (2 группы)), профильная специфика (сравниваемые группы – выпускники специальностей психология, экономика, юриспруденция (3 группы)), профильная специфика с учетом региона (сравниваемые группы – московские и магаданские выпускники специальностей психология, экономика, юриспруденция (всего 6 групп — сравнение 3-х пар групп)).

    В разделе 3.2 представлены результаты сравнительного исследования профессиональной идентичности.

    Читайте так же:  Расставание с другим как возможность встретиться с реальностью

    На основе авторской обработки и анализа опросника Е.П. Ермолаевой «идентичностость/маргинализм», направленного на диагностику идентификационных типов по критериям сформированности компонентного состава и общего уровня профессиональной идентичности, были выделены следующие типы:

    Обработка результатов проводилась по индексам профессиональной идентичности и индексам структурных компонентов профессиональной идентичности для каждого идентификационного типа в сравниваемых группах. Для определения индексов использовались нормированные количественные данные опросника «идентичность/маргинализм» Е.П. Ермолаевой. Респонденты ранжировались по индексам профессиональной идентичности внутри каждой сравниваемой группы, далее подсчитывался средний показатель по группе и мода – наиболее часто встречающийся индекс, а также определялись испытуемые с максимальными и минимальными значениями индекса профессиональной идентичности. Далее, в каждой сравниваемой группе, на основании значений индексов компонентов профессиональной идентичности, мы выделили индексы каждого из трех компонентов профессиональной идентичности: «идентичный профессионал» — максимальные значения, «прагматик» — мода и «маргинал» — минимальные значения (см. таблицу 2).

    [1]

    Таблица 2. Показатели индексов компонентов профессиональной идентичности трех идентификационных профессиональных типов в сравниваемых группах.

    Кризис идентичности

    Эрик Эриксон описывает состоящий из восьми стадий процесс развития Эго в виде последовательности психосоциальных кризисов. В юности главной задачей развития становится разрешение конфликта, названный Эриксоном «идентичность против ролевой диффузии». В процессе его разрешения может возникнуть кризис идентичности.

    Формирование идентичности — это процесс преобразования всех прежних идентификаций в свете ожидаемого будущего. Хотя развитие идентичности достигает критической точки, в которой возможно наступление кризиса, только в период юности, оно начинается в младенчестве. В сильно структурированных обществах с обязательными ритуалами перехода к взрослой жизни или жестко определенными ролями для подростков кризис идентичности менее выражен, чем в демократических обществах.

    Пытаясь избежать кризис идентичности, некоторые юноши и девушки слишком спешат с самоопределением, смиряются с сознанием предопределенности и потому не в состоянии раскрыть свой потенциал полностью; другие растягивают этот кризис и состояние расплывчатой идентичности на неопределенное время, растрачивая свою энергию в затянувшемся конфликте развития и сомнениях по поводу самоопределения. Иногда диффузная идентичность находит выражение в «негативной идентичности», при которой индивидуум принимает опасную или социально нежелательную роль. К счастью, без сколько-нибудь серьезного кризиса, большинство развивает одно из нескольких возможных позитивных Я.

    Тяжелый кризис идентичности можно предотвратить разными способами:

    • Родителям и значимым взрослым следует избегать чрезмерных требований к детям и не ставить перед ними слишком неопределенные цели.
    • следует поощрять детей преследовать собственные интересы, хваля за достижения;
    • поддерживать их, когда они сталкиваются с трудностями;
    • помогать раскрывать и развивать свой Потенциал;
    • приучать к ответственности, позволяя испытывать на себе последствия своих поступков, если, конечно, они не слишком опасны;
    • уважать их как личностей и не унижать, когда им не удается жить согласно ожиданиям взрослых, и, наконец, способствовать росту их отзывчивости, которая ведет к развитию идентичности, позволяющей легко приспособиться к обществу.

    Кроме того, подросткам нужно обеспечить широкий выбор вариантов позитивного образа жизни или функциональных моделей для подражания — с возможностью испытать несколько приемлемых ролей, лучше узнать себя и получить информацию о реальных шансах и вариантах, предоставляемых той культурой, в которой они развиваются.

    Было установлено, что неправильное прохождение кризиса идентичности коррелирует с широким спектром проблем — от трудностей психологического роста до патологии. Сильная диффузия идентичности связана с неспособностью принимать решения, запутанностью в проблемах, потерей индивидуальности на людях, трудностью установления удовлетворяющих отношений с тенденцией к изоляции, трудностями в работе и низкой способностью к сосредоточению. Поскольку идентичность не без основания считается одним из основных элементов развития Эго и его силы, неудовлетворительное разрешение кризиса идентичности делает индивидуума менее способным справляться с насущными задачами приспособления.

    Хотя наиболее глубокий кризис идентичности чаще всего приходится на годы юности, люди могут испытывать его в любом возрасте. Первоначально Эриксон употреблял термин «кризис идентичности» применительно к опыту ветеранов Второй мировой войны. Позже он наблюдал сходную спутанность идентичности у молодых людей, потерявших жизненные ориентиры, и пришел к выводу, что кризис идентичности — это часть нормального юношеского развития. Кроме того, собственный опыт иммигранта позволил Эриксону предположить, что даже если человеку удалось разрешить юношеский кризис идентичности, последующие драматические перемены в жизни способны вызвать повторение кризиса. Помимо иммигрантов кризис идентичности могут испытывать многие другие категории людей:

    • уволенные в отставку военные, прежде занимавшие положение всеобщих любимцев и имевшие соответствующий статус;
    • вышедшие на пенсию гражданские лица, чья идентичность была практически целиком построена на их работе;
    • некоторые люди, живущие на гос. пособие и потому считающие себя «пустым местом» из-за существующей в нашем обществе тенденции определять идентичность через профессию;
    • матери, чьи дети выросли и покинули родительский дом (синдром опустевшего гнезда);
    • люди, оказавшиеся перед необходимостью менять свои планы на будущее вследствие неожиданной инвалидности, и т. д.

    Ряд других исследований посвящен кризису, переживаемому умирающим. Чувству идентичности человека в таком состоянии угрожают многочисленные потери: деловых связей, семьи, друзей, функций организма и сознания. ​​​​​​​

    Профессиональная идентичность на этапе кризиса становления молодого специалиста

    Представлен краткий анализ основных направлений концепций профессионального развития личности в зарубежной психологии: дифференциально-диагностическое направление (Siefert, 1977; Cattell, 1970); психоаналитическое направления (Moser, 1963; Bordin, 1974); теории решений (Д. Тидеманом и О’Харой, работы X. Томэ и Г. Рис); теории развития, (Гинцберг,1994, Сьюпер, 1957); типологическое направления (J. Holland, 1966).

    И в отечественной психологии: профессионал–генетические теории (Л.М.Митина, 1997; А.А.Деркач, В.Г.Зазыкин, 2003; А.Т. Ростунова, 1984; В.Е. Орел, 2005) и онтогенетические (Т.В. Кудрявцев, 1983, 1985; А.Е. Климов, 1996; А.К. Маркова, 1996; Ю.П. Поваренков, 2000, 2002; Э.Ф. Зеер, 2003). Анализируя данные теории, можно выделить три линии профессионального развития личности, в которых ведутся исследования: линию операционального освоения деятельности (приобретение умений и навыков, исполнительского мастерства), линию социализации (формирование профессиональных ценностей, вхождение в профессиональное сообщество) и линию личностного развития в профессии (профессиональное самоопределение, профессиональное самосознание, формирование профессиональной мотивации, профессиональной активной позиции личности, личностный профессиональный рост).

    Читайте так же:  Как научиться принимать решения

    Для большинства отечественных и зарубежных теорий, описывающих профессиогенез личности, характерно дробление данного процесса на специфические этапы, различающиеся задачами и условиями между собой. При этом переход с одной стадии на другую связан с качественной перестройкой определенных сфер личности и изменение отношений/взаимоотношений личности с окружающим миром. По мнению большинства ученых, эти переходы сопровождаются различными конфликтами, которые в свою очередь порождают кризисы. Несмотря на то, что такие взгляды на профессиональное развитие являются доминирующими в отечественной психологии (Е.А. Климов, Н.С. Пряжников, Э.Ф. Зеер, Ю.П. Поваренков и другие), проблематика именно профессиональных кризисов изучена недостаточно.

    Наиболее полная и современная типология кризисов личности предложена Э.Ф. Зеером, который выделяет: а) ненормативные кризисы, обусловленные случайными событиями, трудно предсказуемые и сугубо индивидуальные; и б) нормативные кризисы, являющиеся этапными и необходимыми для полноценного развития личности, к которым относятся и профессиональные кризисы (Зеер, 2003). Возникновение очередного нормативного профессионального кризиса свидетельствует о качественной перестройке психики человека, появлении новообразований, переходе на более высокий уровень развития и связано с изменениями «смысловых структур профессионального сознания» (Зеер, Сыманюк, 1997).

    В разделе 1.3. представлена проблема соотношения профессиональной идентичности и профессионального кризиса на ранних этапах профессионализации личности.

    Обобщая теоретический обзор литературы по проблемам профессиональной идентичности и кризисов, был сделан вывод об их взаимообусловленности и сформулированы следующие концептуальные позиции данного исследования:

    В Главе 2 «Лонгитюдное исследование структурных компонентов профессиональной идентичности в соотнесении с кризисом профессионального становления выпускников ВУЗов» представлены результаты и обсуждение лонгитюдного исследования, направленного на изучение формирования структурных компонентов профессиональной идентичности в зависимости от наличия или отсутствия переживания профессионального кризиса на ранних этапах профессионализации личности.

    В разделе 2.1 обоснована актуальность лонгитюдного этапа исследования, сформированы задачи, описана схема организации исследования, характеристики выборки, обосновывается выбор и апробация методов.

    Поскольку нас интересовали изменения структуры профессиональной идентичности, связанные непосредственно с фактором времени, был применен методический прием схемы организации исследования на одной и той же группе испытуемых, направленный на установление интраиндивидуальных различий личности, находящейся в разных стадиях профессионализации.

    В качестве основного метода анализа данных был выбран качественный, поскольку он позволяет проводить индивидуальный и сравнительный анализ данных путем выявления их содержательного контекста. Тенденции поведения, выделенные на основе совмещения контент-анализа материалов интервью и экспертной оценки их достоверности можно считать вполне легитимным результатом для реальных условий, не доступных для исследования другими методами.

    Для исследования взаимосвязи профессионального кризиса и идентичности были использованы авторские методики: 2 варианта структурированного интервью, а также включенное наблюдение и экспертная оценка для верификации данных предоставляемых респондентами.

    Первый вариант интервью для старшекурсников ВУЗа, направленный на выявление индикаторов и стратегий преодоления профессионального кризиса выпускника и параметров «модели хорошего специалиста-психолога», а также для определения целей обучения по профессии «психолог», ожиданий и представлений от получаемой профессии, принятия себя как психолога, построение профессиональных планов по специальности и выявления отношения к получаемой профессии. Данный вариант содержал 32 взаимосвязанных открытых вопросов.

    Второй вариант интервью для молодых специалистов включал 16 вопросов, которые были и в первом варианте, кроме вопросов направленных на выявление профессионального кризиса.

    Для выпускников проводилось включенное несистематизированное наблюдение, поскольку исследователь являлся участником данной реальной группы и непосредственно лично взаимодействовал с респондентами. Для молодых специалистов проводилась экспертная оценка коллегами по работе и начальниками об успешности исследуемых сотрудников.

    В разделе 2.2 представлены результаты исследования профессионального кризиса выпускников по первому этапу лонгитюда, направленного на установление переживания профессионального кризиса и определения сформированности компонентов профессиональной идентичности у студентов на завершающем этапе обучения в ВУЗе. Факт переживания профессионального кризиса прослеживался по следующим индикаторам:

    • «внутренний» индикатор отражает неудовлетворенность собой как специалистом и включает: неуверенность в себе как специалисте, неудовлетворенность собственными знаниями, умениями и навыками и сомнения в правильности выбора профессии;
    • «внешние» индикаторы включают: неудовлетворенность организацией практики в вузе, качеством обучения, недовольство отдельными и/или большинством преподавателями, неудовлетворенность неразвитостью инфраструктуры психологических услуг в г. Магадане.

    Анализ удельного веса индикаторов профессионального кризиса показал следующее: «внутренний» индикатор (1шкала) «неудовлетворенность собой как специалистом» является ведущим переживанием данного кризиса. Содержательно данная шкала представляет собой противоречие между требованиями к специалисту–психологу как профессионалу и представлениями о себе как специалисте, т.е. конфликт между операциональным и индивидуальным компонентами профессиональной идентичности.

    Другие доминирующие переживания, составляющие профессиональный кризис, обобщены и представлены остальными шкалами. Так, шкалы 2,3 и 4 относятся к когнитивно-деятельностному уровню. А шкала 5 относится к мотивационному уровню профессионального кризиса (по терминологии Э.Ф. Зеера) (рис. 1).

    Рис. 1. Удельный вес индикаторов профессионального кризиса.

    Примечание: ось значений показывает количество человек, демонстрирующих наличие индикатора. Ось категорий показывал индикаторы профессионального кризиса (шкалы).

    Анализ стратегий преодоления профессионального кризиса показал следующее:

    • активная позиция субъекта (работа по специальности, взаимодействие с более опытными коллегами, посещение тренингов, семинаров, самообразование по получаемой специальности) — 53% (8 студентов);
    • пассивная позиция субъекта (нет собственной активности, пассивность, безразличие, «смирение») — 13% (2 студента);
    • стратегия преодоления не ясна (хаотичные, несистемные действия, направленные на преодоление профессионального кризиса) – 34% (5 студентов).

    Далее мы раздели выборку на основании наличия факта переживания профессионального кризиса: 1 группа – факт переживания нормативного профессионального кризиса установлен (15 человек, 37,5 % студентов) и 2 группа — факт переживания нормативного профессионального кризиса не установлен (25 человек, 62,5 % студентов).

    Читайте так же:  Кто отражается в зеркале

    Был проведен сравнительный анализ 1 группы и 2 группы по следующим категориям: отношение к получаемой профессии, представления о профессии, цель обучения и профессиональные планы респондентов. Для определения достоверности различий, был применен критерий углового преобразования Фишера (см. таблица 1).

    Таблица 1. Сравнительный анализ 1 и 2 группы по категориям.

    Идентичность

    Данная структура формируется в процессе интеграции и реинтеграции на интрапсихическом уровне результатов разрешения базисных психосоциальных кризисов, каждый из которых соответствует определенной возрастной стадии развития личности. В случае позитивного разрешения того или иного кризиса, индивид обретает специфическую эго-силу, не только обусловливающую функциональность личности, но и способствующую ее дальнейшему развитию. В противном случае возникает специфическая форма отчуждения — своеобразный «вклад» в спутанность идентичности.

    Эрик Эриксон, определяя идентичность, описывает ее в нескольких аспектах, а именно:

    • Индивидуальность — осознанное ощущение собственной уникальности и собственного отдельного существования.
    • Тождественность и целостность — ощущение внутренней тождественности, непрерывности между тем, чем человек был в прошлом и чем обещает стать в будущем; ощущение того, что жизнь имеет согласованность и смысл.
    • Единство и синтез-ощущение внутренней гармонии и единства, синтез образов себя и детских идентификаций в осмысленное целое, которое рождает ощущение гармонии.
    • Социальная солидарность — ощущение внутренней солидарности с идеалами общества и подгруппы в нем, ощущение того, что собственная идентичность имеет смысл для уважаемых данным человеком людей (референтной группы) и что она соответствует их ожиданиям.

    Эриксон выделяет два взаимозависимых понятия — групповая идентичность и эго-идентичность. Групповая идентичность формируется благодаря тому, что с первого дня жизни воспитание ребенка ориентировано на включение его в данную социальную группу, на выработку присущего данной группе мироощущения. Эго-идентичность формируется параллельно с групповой идентичностью и создает у субъекта чувство устойчивости и непрерывности своего Я, несмотря на те изменения, которые происходят с человеком в процессе его роста и развития.

    Формирование эго-идентичности или, иначе говоря, целостности личности продолжается на протяжении всей жизни человека и проходит ряд стадий:

    Для каждой стадии жизненного цикла характерна специфическая задача, которая выдвигается обществом. Общество определяет также содержание развития на разных этапах жизненного цикла. По Эриксону, решение задачи зависит как от уже достигнутого уровня развития индивида, так и от общей духовной атмосферы общества, в котором он живет.

    Переход от одной формы эго-идентичности к другой вызывает кризисы идентичности. Кризисы, по Эриксону, — это не болезнь личности, не проявление невротического расстройства, а поворотные пункты, «моменты выбора между прогрессом и регрессом, интеграцией и задержкой».

    Подобно многим исследователям возрастного развития, Эриксон особое внимание уделял подростковому возрасту, характеризующемуся наиболее глубоким кризисом. Детство подходит к концу. Завершение этого большого этапа жизненного пути характеризуется формированием первой цельной формы эго-идентичности. Три линии развития приводят к этому кризису: это бурный физический рост и половое созревание («физиологическая революция»); озабоченность тем, «как я выгляжу в глазах других», «что я собой представляю»; необходимость найти свое профессиональное призвание, отвечающее приобретенным умениям, индивидуальным способностям и запросам общества.

    Основной кризис идентичности приходится на юношеский возраст. Итогом этого этапа развития является либо обретение «взрослой идентичности», либо задержка в развитии, так называемая диффузная идентичность.

    Интервал между юностью и взрослым состоянием, когда молодой человек стремится путем проб и ошибок найти свое место в обществе, Эриксон назвал психическим мораторием. Острота этого кризиса зависит как от разрешенности более ранних кризисов (доверия, независимости, активности и др.), так и от всей духовной атмосферы общества. Непреодоленный кризис ведет к состоянию острой диффузной идентичности, составляет основу специальной патологии юношеского возраста. Синдром патологии идентичности по Эриксону:

    • регрессия к инфантильному уровню и желание как можно дольше отсрочить обретение взрослого статуса;
    • смутное, но устойчивое состояние тревоги;
    • чувство изоляции и опустошенности;
    • постоянное пребывание в состоянии чего-то такого, что может изменить жизнь;
    • страх перед личным общением и неспособность эмоционально воздействовать на лиц другого пола;
    • враждебность и презрение ко всем признанным общественным ролям, вплоть до мужских и женских;
    • презрение ко всему отечественному и иррациональное предпочтение всего иностранного (по принципу «хорошо там, где нас нет»). В крайних случаях имеет место поиск негативной идентичности, стремление «стать ничем» как единственный способ самоутверждения.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Обретение идентичности становится в наши дни важнейшей жизненной задачей каждого человека и, безусловно, стержнем профессиональной деятельности психолога. Раньше вопрос «Кто я?» автоматически вызывал перечисление традиционных социальных ролей. Сегодня, как никогда, поиски ответа требуют особого мужества и здравомыслия.

    Источники


    1. Марк Гангор Смех — лучший помошник в браке. Секреты жизни, любви и брака / Марк Гангор. — М.: София, 2014. — 288 c.

    2. Кинг, Д. Любовница, подруга и жена. Психология супружества / Д. Кинг. — М.: ФАИР-ПРЕСС, Информпресс+, 2014. — 384 c.

    3. Грюйер, Фредерика О счастье физической любви. Как обогатить свою сексуальную жизнь / Фредерика Грюйер. — М.: Этерна, 2014. — 206 c.
    4. Сергей Дольче Вита для двоих. Идем дальше / Сергей, Дина Волсини. — Москва: РГГУ, 2013. — 483 c.
    5. Биркгофф, Г. Математика и психология / Г. Биркгофф. — М.: [не указано], 2014. — 522 c.
    Кризис профессиональной идентичности всерьез и с юмором
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here