Любите ли вы действительно своего ребенка

Сегодня обсуждаем тему: любите ли вы действительно своего ребенка с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Дети не должны любить своих родителей?

А эта дочка любит свою маму? А она хоть кого-нибудь — умеет любить?
скачать видео

Даже маленький сын может защитить своего отца. Это — любовь!
скачать видео

«Дети не должны любить родителей. Они будут любить только своих детей» — об этом пишут часто. А вы с этим — согласны? Дети не должны любить своих родителей? Вот несколько историй из жизни: что вы думаете по поводу них?

. Отец с матерью вырастили троих сыновей. Все они разные, но общее у них – благоговейное отношение к родителям: все они, имея свои семьи, постоянно приезжают к родителям. Одного из них жена (сноха) даже ревнует к матери (свекрови).

. Дети выросли в благополучной семье, получили образование, но, как только «встали на ноги», забыли про родителей – не пишут, не звонят, не приезжают.

. Приемный ребенок в семье, знающий о своей матери, лишенной родительских прав по причине алкоголизма. Ни в чем не нуждается, его любят. Но он часто звонит матери (биологической), чтобы просто услышать её голос, хотя она знать о нем не хочет.

. Дети росли в «неблагополучной» семье, подвергались физическим и моральным унижениям. Родителей лишили родительских прав и детей отправили в детский дом. Теперь они все равно любят своих папу и маму и ждут каждого свидания с ними.

. У женщины было три девочки от разных мужчин. Девочки выросли и разъехались от мамы. Мама продолжала вести разгульный образ жизни и по пьяному делу умерла. Все три дочери приехали на похороны и хоронили ее как достойную женщину: гроб был обит бархатом, на покойнице было дорогое красивое платье, и увезли они ее хоронить туда, где жили сами.

Дети не должны любить своих родителей? Как бы вы ни отвечали, тут нужно все конкретизировать. Во-первых — дети какого возраста? От малых детей всерьез ожидать любви к родителям — трудно. Дети могут начать любить своих родителей только тогда, когда они приобретают определенный уровень культуры и начинают понимать, что такое любовь. Во-вторых, не очевидно, что дети должны любить своих родителей любых и всегда. Родители — это просто люди, у которых иногда вдруг родились дети, иногда эти родители сами мало чем отличаются от детей, иногда они жестоки, а далее читайте полицейские сводки. Всяко бывает, не всякие родители достойны любви своих детей.

Любят ли дети своих родителей — вопрос не простой. А что это такое — любить родителей? Как это?

Это — думать о них. Вопрос о любви, это вопрос: «Где твоя душа?», а наша душа бывает направлена на самые разные вещи. Когда-то наше внимание тянется к вывескам кафе или магазинов, когда-то мысли крутятся вокруг «Хорошо бы сделать здесь ремонт» или «Уже кажется пора идти к врачу», иногда давит соображение «Нужно готовиться к зачётам!» — все эти мысли объединены одним: это мысли о нас самих. Не очевидно, что здесь мы себя любим, но очевидно, что в это время родителей в нашей душе — нет. Если мы звоним подругам или ждём встречи с любимым — наша душа с подругами или с любимым. А сколько времени, сколько минут в день вы вспоминаете о родителях, думаете об их делах и жизни, присматриваетесь к их выражению лица, расспрашиваете их о их самочувствии и делах?

Уважаемые дети, посмотрите, что такое «языки любви» и задумайтесь, как вы выражаете свою любовь родителям. Говорите ли вы им о том, что вы их любите? В чем вы родителям помогаете, когда и сколько? Сколько времени вы уделяете? Разговариваете ли с родителями, как? Слушаетесь ли их? Делитесь ли с ними своим сокровенным?

Если вы пришли домой и ушли в свою комнату, закрыв за собой дверь, чтобы вам не мешали — родители видят не вас, а только закрытые двери, отделяющие вас от них. Если родители вам что-то говорят, а вы отмахиваетесь или отвечаете с улыбкой так, чтобы разговор быстрее завершился — они чувствуют, что ваша душа не с ними. Если свои вопросы вы обсуждаете только с подругами, а к родителям приходите только тогда, когда там отношения напряглись или вы расстались с любимым, им понятно, на каком они месте для вас. Если вам от родителей нужны только поддержка в трудных ситуациях и деньги, вы родителями пользуетесь, но это не про любовь.

[3]

Если вы сами начинаете помогать родителям – это естественные моменты любви. Приехать, помочь, купить, приготовить, прибрать, починить, построить для них – было бы желание, возможностей множество. Это могут быть и крупные дела, например отправить родителей на лечение или отдохнуть за рубеж, это могут быть и мелочи, хотя бы позвонить и спросить, как они себя чувствуют.

Любить родителей — это делиться с ними тем, что вам важно и интересно. Рассказывать о том, как прошёл у вас день, что вас радовало и огорчало, о чем вы думали — и обязательно спрашивать, что они об этом думают. Родители — не просто место, куда вы можете изливать свои чувства, это люди, которым есть что сказать и к которым стоит прислушиваться. Ваши разговоры — это монологи или вы, что-то сказав, любите спросить: «Мама, а ты что думаешь?» «Папа, а ты со мной согласен? А как бы поступил ты?» Те, кто любит, любят разговаривать вместе, любят советоваться и обсуждать. А потом думать о том, что говорили, возвращаться к этим разговорам — потому что, если любишь, ты думаешь о тех, кого любишь. Твоя душа — с ними.

Видео от Яны Счастье: интервью с профессором психологии Н.И. Козловым

Темы беседы: Какой женщиной нужно быть, что успешно выйти замуж? Сколько раз женятся мужчины? Почему нормальных мужчин мало? Чайлдфри. Воспитание детей. Что такое Любовь? Сказка, которой бы лучше не было. Плата за возможность быть рядом с красивой женщиной.

Вы действительно любите ребенка своего мужа? Не торопитесь с ответом.

Рут долго не выходила замуж. Ее, как и многих работающих женщин среднего класса США, устраивали необязательные отношения. От одного из своих бойфрендов она родила ребенка в 37 лет. Как она говорила, для себя. Так и получилось. Девочка не знает своего отца. Но дочки-матери были вполне хэппи, там все было хорошо.

В день своего сорокалетия Рут встретила своего нынешнего мужа Алекса – одинокого отца с двумя мальчиками. Десяти и тринадцати лет. Алекс, кроме двух сыновей, издерганных разводом, принес в новую семью свои сложные отношения с бывшей женой.

Любая мать мальчика знает, как опасен этот детско-подростковый возраст. Каждая из нас понимает, какая разница между ребенком десяти лет и пубертатным подростком тринадцати лет. Одним подходом это приданое не осилить – к каждому надо свой ключик иметь.

Для краткости скажу, что все разрулила трехлетняя девочка. В доме появились ее братики. Какой бы шлейф сложных отношений за ними ни тянулся, это были ее любимые братики, а все остальное она умом еще понять не могла и не хотела. Маленькая Марша их полюбила, равно как и нового папу в придачу. Как возле самой младшенькой в доме, вокруг Марши все и крутились в семье.

Читайте так же:  Теория и практика любовных треугольников

Как-то все само собой наладилось так, что моя Рут не разрывала себя между своим ребенком и приемными, не ловила себя на дележке своей любви, на справедливых или предвзятых отношениях к детям. Ей просто повезло, что именно дети (ее малышка и его мальчишки) повели себя умнее взрослых с их вечными комплексами и сомнениями – дети полюбили друг друга как могут только дети: мой братик, наша сестренка…

Они и по сей день не разлей вода. Теперь оба мальчика уже имеют свои семьи, самостоятельно стоят на ногах. Скоро будет свадьба и у Марши. Счастливый конец, не правда ли?

И вот встретились мы с Рут недавно на одном комитете, и решили продолжить встречу за ужином в ресторанчике. И конечно (о чем еще женщины могут бесконечно и искренне?) разговорились о наших детях.

И что я выясняю? Рут, которая безупречно относилась к приемным мальчикам, которая заменила им мать, которая нежно любима приемными сыновьями и боготворящим ее мужем, эта Рут, оказывается была несчастна всю жизнь, пока мальчики жили в семье.

– Понимаешь, – говорила она мне, – одно дело любить, потому что ты уже любишь по определению, а другое дело заставить себя любить. Не просто быть мамой-машиной (покормить, разбудить, уложить спать, следить за режимом, за учебой – мы понимаем ведь?), а найти где-то внутри себя чувство, этот врожденный рефлекс, это топливо, на котором эта машина работает в направлении родного ребенка. А вот его-то и не было. Может, другие матери могли вскрыть у себя этот ресурс, а у меня его не было или я не смогла его найти, – говорила мне Рут.

Нет, ей не в чем упрекнуть себя – она положила добрый десяток лет на пасынков, она сделала для них больше, чем сделает иная родная мать. Но в тот вечер смотрела я на страдающую Рут, слушала ее горестные признания…

Знаете, был такой порыв вскочить в машину и нестись быстрее перецеловать всех своих детей. Почему – не знаю. Ну просто пятки чесались нестись к детям. Наверное, от чужого горя. Хотя какое уж горе? Не знаю.

А вот задумалась я крепко. У меня такое чадо тоже есть – ребенок моего мужа. Вырастила ее родная мать, дала приличное воспитание и образование. Дочь моего мужа уже сложившаяся взрослая женщина. Наши взаимоотношения определяет Атлантический океан – они гарантированно дистанционные. Но я поставила себя на место Рут: а что бы было со мной, если бы мне пришлось воспитывать эту девочку на фоне моих троих? Была бы я для нее только мамой-машиной или бы откопала в себе тот ресурс?

И не смогла найти в себе ответа. И не знаю его до сих пор. Хотя помню свои слезы, когда нам отказали в адаптации любого, пусть самого больного или искалеченного ребенка в спитакском землетрясении.
Помню, как я тогда мечтала взять одного или двух детей и выложиться вся, чтобы вырастить их как своих родных. Я просто чувствовала, что это моя миссия, моя потребность. Но не судьба…

(Не отдали армяне ни одного своего сироту никому – всех разобрали по армянским семьям. Теперь я понимаю, как правильно они сделали – армян в мире всего ничего, а сироты в диаспоре выросли бы уже не армянами. Да и мне бы никто не отдал в те времена – в многодетные семьи приемышей не отдавали).

История Рут, не сумевшей полюбить сердцем приемных сыновей, разбередила меня. Я начала размышлять обо всех этих знаменитых усыновлениях нашими голливудскими звездами. Нахватали детей всех племен и народов – для паблисити или для души? Или так удобней фигуру не портить родами? Так ведь можно иметь ребенка от своего мужчины через суррогатную мать, если уж так хочется. Или попиариться уже не знают как. Не верю я вот этим профурсеткам.

А вот простой народ очень много усыновляет. И делает это совершенно естественно, по зову сердца. Способствует этому высокая религиозность населения и вообще чадолюбие простого народа. Меня раньше раздражали эти бесконечные «Вау!» при виде чужого ребенка. Сейчас сама вавкаю – понимаю, откуда тут ноги растут: просто радуешься новенькому человечку.

Но одно дело вавкнуть и пробежать мимо, а другое дело растить или просто иметь контакты, отношения, как хотите назовите эту связь, – с параллельными детьми. Честно говоря, мужчины гораздо благороднее нас, прекрасных дам, в отношении к чужим детям. Спасибо отсутствию у них безусловного материнского инстинкта. Знаю кучу семей, где отчимы просто обожают своих приемных детей. И знаю такую же кучу семей, где женщины ломают себя, как Рут, чтобы не сказать больше.

Жизнь – система взаимосвязей. Качество нашей жизни зависит от умения эти взаимосвязи правильно разруливать. Хорошо было только Адаму с Евой – ни прошлых браков, ни параллельных детей. С чистого листа. И даже ни тещи, ни свекрови. Ни тестя, ни свекра.

Самое главное умение в семейной жизни есть умение не решать проблемы, а прожить так, чтобы не создавать их. Поэтому, если есть место для взаимоуступок и компромиссов, лучше не доводить дело до параллельных детей – страдают именно дети в первую очередь. А потом страдаем и мы. И поделом, кстати. Не так ли?

Автор: Лaypa Лu
Просмотров страницы: 2117

Любите ли вы своего ребенка?

Согласно выводам современных психологов, есть три основных варианта отношения родителей к ребенку.

Вариант первый – это любовь безусловная, принимающая ребенка таким, каков он есть, любящая за то, что он есть, за сам факт его рождения и присутствия рядом. Это не значит, что любовь такая бывает гладкой и без ссор, просто концепция в этих отношениях такая: любят не за что-то, а просто так. И поддержку, тепло ребенок чувствует всегда, вне зависимости от того, какой он. Понятно, что за плохие поступки его не похвалят родители, любящие такой любовью, но они осудят поступок, а не самого ребенка. И когда ребенок станет взрослым – его поддержат в любой ситуации, а не только в случае, если он оправдает все ожидания и вложенные труды.

Второй вариант – любовь «с условием». Родители любят и демонстрируют ребенку свою любовь, только если тот умен, силен, хорош, оправдывает их ожидания, идет по правильному жизненному пути и так далее. А вот если нет – происходит неприятие. Причем оно бывает вызвано не обязательно плохим поведением ребенка, а вот именно тем, что он исправить не волен, но в чем не соответствует ожиданиям родителя:

— толст, неуклюж;
— похож на нелюбимого (или бывшего супруга);
— родилась девочка, когда ждали мальчика;
— рождение ребенка стоило здоровья и/или красоты его матери;
— рождение ребенка внесло разлад в отношения родителей или даже спровоцировало развод – вариантов масса.

Рано или поздно при таком отношении возникает отчуждение ребенка и родителя, это неизбежно. Даже если у ребенка хватит доброты и врожденной мудрости это не показывать открыто, сам себя он вряд ли будет обманывать. Но чаще всего все проявляется уже в подростковом возрасте, когда гормоны срывают крышу и ребенка тянет на правду-матку.

Читайте так же:  Зачем идти к психологу!

Ну и третий – наименее благополучный сценарий – это просто Не-любовь. Тут два полюса: от жестокого обращения до тотального равнодушия, но это не спутаешь ни с чем. Причин для такого поведения у родителей немало: это и инфантилизм, и эгоизм, и жестокость, и неразвитость родительских чувств… Но, каковы бы ни были причины, ребенок это чувствует совершенно точно.

А модели, принятые в родительской семье, переходят, как правило, и в семью самого ребенка, когда он вырастет и сам станет родителем. Когда ребенок познает окружающую действительность, то начинает с близкого и хорошо знакомого – с семьи. Он смотрит на поведение отца и матери, и для него это поведение становится примером. Если родители (самые значимые и авторитетные люди!) ведут себя определенным образом, значит, это и есть правильно – такова детская логика. И уже в раннем возрасте ребенок во время игры проецирует и опробует свои знания: обратите внимание, с какими знакомыми интонациями дети «воспитывают» своих кукол и мишек.

От того, какой мы увидели жизнь в детстве, зависит очень многое в будущем. Конечно же, не всё. Но – много. Модели поведения, усвоенные в детстве, это чрезвычайно крепкая и устойчивая вещь. Фокус в том, что люди, усвоив в детстве «порочную» модель, знают, как НЕ надо, но вот КАК НАДО – они не знают. Пусть даже понимают – умом, – но просто нет опыта построения нормальных отношений, нет опыта нормальных реакций.

И если даже такой человек старается идти наперекор семейным стереотипам и «воспитывать своих детей совсем по-другому», то в критических ситуациях проклевывается пусть и неприемлемая, но единственно знакомая моделька… Однако стереотип сломать все-таки реально. Если только действительно захотеть перемен, а не бездумно плыть по течению судьбы.

Поэтому есть смысл сделать над собой усилие и проанализировать, не нагружаем ли мы все поколения своих потомков тяжелым багажом не-любви и недо-любви.

А задуматься – это уже полдела. Удачи!

Автор: Haтaлья Пpoцeнкo
Просмотров страницы: 2053

Страничка логопеда

Лубяко Людмила Васильевна — Любите ли Вы разговаривать со своим ребенком

Любите ли Вы разговаривать со своим ребенком

Нет, по-настоящему: выслушивая массу нудных подробностей, не перебивая и не давая скоропалительных оценок. Если вы можете искренне ответить на этот вопрос «да», то вы счастливый родитель. Большинству родителей приходится прилагать усилия для того, чтобы хотя бы не кричать на своих детей, не говоря уж о нормальном общении. А между тем разговаривать с детьми совсем не сложно и даже приятно — если уметь это делать.

Бесплодные разговоры

Многим родителям не нравится, как с ними разговаривают их дети, «Он мне ничего не рассказывает! Не отвечает на вопросы!» — возмущаются они. Но это еще не самое худшее. Некоторые вообще не замечают, что их разговоры с детьми не имеют никакого смысла. Родителям кажется, что дети их не слышат, что надо кричать, чтобы они отреагировали. Дети действительно часто противятся разговорам с родителями. Они не любят, когда им читают нотации, когда их поведение обсуждают или критикуют. Они считают, что родители слишком много говорят. В итоге разговор родителя и ребенка больше похож на два монолога, один из которых состоит из критики и наставлений; а другой из отрицаний и жалоб. Чтобы не заставлять друг друга страдать, родителям и детям нужен другой тип отношений.

Все должно быть иначе

Другой тип отношений основан на уважении и требует, чтобы понимание предшествовало советам и наставлениям. Например, работу сына не взяли на выставку, он страшно разозлился. Традиционные мамины комментарии: «Нечего злиться — ничего не поправишь!», «В другой раз возьмут», «Ну я же не виновата, что работу не взяли, зачем ты на меня сердишься?» Было бы лучше, если бы вместо этого мама подумала: «Разумеется, он очень огорчился. Он разочарован. Он хочет разделить это чувство со мной и показывает, как он злится. Он имеет право на такую реакцию. Я помогу ему успокоиться, покажу, что понимаю и уважаю его чувства». Вслух мама может сказать примерно следующее: «Ты, наверное, очень обижен?» — «Да». — «Ты ведь так хотел, чтобы твою работу тоже выставили!» — «Еще бы!» — «Обидно: ты так старался». — «Да. Ну ладно, в другой раз возьмут». Сыну нет смысла злиться и спорить с мамой, как обычно, ведь она полностью на его стороне.

Польза такого общения с ребенком очевидна. Когда ребенок находится во власти сильного чувства, он никого не слушает. Он не способен принять ни совета, ни утешения, ни критики. Он хочет лишь, чтобы его поняли. Но он не может и не хочет подробно объяснить свои чувства, родители сами должны о них догадаться. Когда ребенок говорит вам: «Меня сегодня наругали», не стоит выяснять подробности; Не надо осуждать его: «Наверное, ты заслужил это?» Не надо жалеть: «Бедняжка!» Родители должны показать ему, что понимают его растерянность, обиду, желание отомстить. Догадаться, что он чувствует, несложно. Родители смотрят на ребенка, слушают его, а также полагаются на свой эмоциональный опыт. Каждому известно, что значит получить взбучку при всех. Если родители ответят: «Наверное, тебе было очень неприятно» или «Представляю, как ты разозлился», то ребенок увидит, что родители понимают его. Сильное чувство не исчезает у ребенка, когда ему говорят: «Нехорошо так злиться», «Забудь, это ерунда». Зато оно станет менее интенсивным, когда встретит сочувствие и понимание.

Разговариваем по-новому

Есть несколько общих советов, как показать ребенку в разговоре, что вы понимаете и уважаете его чувства.

[3]

От событий к отношениям. Когда ребенок спрашивает или рассказывает о каком-нибудь событии, иногда правильно откликнуться не на само событие, а на связанные с ним чувства. Например, дочь пожаловалась, что в последнее время подарков ей дарят меньше, чем брату. Не стоит отрицать этого, объяснять, что брат старше, и обещать исправить несправедливость. Детей гораздо больше волнует отношение родителей к ним, чем количество и размеры полученных подарков. Просто обнимите дочку и скажите: «Ты боишься, что я люблю тебя меньше, чем брата? Это не так». Тем самым вы развеете ее опасения.

От событий к чувствам. Например, дочь вернулась домой взволнованная и рассказала, что ее подругу мальчишки толкнули в лужу. Вместо выяснения подробностей можно сказать: «Представляю, как ты рассердилась, — и добавить: — А ты не боишься, что они могут обидеть и тебя?» Дочка, встретив понимание со стороны мамы, скорее всего решительно ответит: «Пусть только попробуют!» Начни вы поучать ребенка или проявлять излишнюю озабоченность, исход может быть менее удачным.

От общего к частному. Когда ребенок дает себе и своим способностям оценку, не стоит просто соглашаться или сразу спорить, надо дополнить высказывание словами, которые покажут, что вы его понимаете. Дети часто объявляют родителям о своей глупости, неспособности и те бросаются их переубеждать и утешать. Но заставить ребенка сразу изменить мнение о себе невозможно. Один мальчик сказал своему отцу: «Я понимаю, что ты хочешь, как лучше, но я не так глуп, чтобы поверить, что я умный». Родители должны показать, что они понимают, какие сложные чувства скрываются за этим простым утверждением, «Я глупый». — «Ты правда думаешь, что плохо соображаешь?» — «Да». — «Ты сильно переживаешь из-за этого?» — «Да». — «Ты боишься ответить не правильно, поэтому стараешься меньше отвечать?» — «Да». — «Знаешь, я совсем не считаю тебя глупым. Но у тебя может быть другое мнение о себе». После такого разговора ребенок может подумать: «Мои родители меня понимают. Если они не считают меня глупым, может, это и в самом деле не так?» Ребенок почувствует уверенность в своих силах и постарается поправить положение.

Читайте так же:  Рассчитайте ваш уровень стресса

Зеркало. Редко люди (в том числе и дети) испытывают однозначные чувства по отношению к чему-либо. Они любят своих родителей, братьев, сестер, воспитателей, друзей и одновременно не выносят их. Чтобы в доме не было лишних конфликтов, дети должны знать, что подобные чувства вполне естественны и нормальны. Надо выражать их вслух, тем самым признавая их реальность: «Ты любишь своего брата, но иногда он тебя просто бесит», «Ты не знаешь, что делать: хорошо бы пойти в садик, но и с нами расставаться не хочется». А навредить отношениям с ребенком могут фразы типа: «Ты сам не знаешь, что хочешь! Сегодня тебе нравятся твои друзья, а завтра ты их ненавидишь! Определись уж как-нибудь». Детям сложно разобраться в своих чувствах. Их беспокоит, что они испытывают столь разные эмоции по отношению к одним и тем же людям и событиям. Родители могут научить их узнавать свои чувства. Разговаривая с ребенком, вы должны четко называть те эмоции, которые испытывает он. И признавать его право на эти эмоции. Тогда ребенок получит возможность самостоятельно разобраться, как ему поступать дальше. Ведь, как ни крути, это его жизнь.

Воспитание детей. Любим ли мы своих детей одинаково?

Известнейший французский психоаналитик Франсуаза Дольто (Françoise Dolto) часто повторяла: многие братья и сестры имеют не одних и тех же родителей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Что это значит? Каждый ребенок появляется на свет в определенный момент жизни отца и матери. Женщина, родившая второго ребенка в 35 лет, уже не та, что родила первенца в 19. Можно ли представить, что ее отношения с этими двумя детьми одинаковы?

Каждый ребенок – уникальный, особенный, а значит, любить его можно только по-своему.

Не обязательно больше или меньше, просто иначе, чем его брата или сестру. Почему это происходит и нужно ли нам стыдиться «асимметрии» собственных чувств?

Кого ты больше любишь – папу или маму?

Дети — даже те, кому удалось улизнуть от ответа, выпалив: «Я люблю шоколад!» — испытывают тревогу и чувство вины, вызванные этим, казалось бы, невинным вопросом. Но, видимо, он не так уж невинен, если родители из поколения в поколение задают его своим детям, словно и вправду надеясь, что те вдумчиво и серьезно скажут: «Конечно, тебя! Тебя я люблю больше всех на свете!».

Став взрослыми и пытаясь анализировать собственные чувства уже по отношению к собственным детям, мы сталкиваемся с отзвуком того же вопроса: кого я люблю больше – сына или дочь, старшего или младшего? И достаточно ли я люблю моих детей? Люблю ли я их «одинаково»? Для некоторых родителей эти размышления могут оказаться по-настоящему тягостными. Почему?

Любимчик в семье

Любить по-разному своих детей – это естественно. Задуматься стоит, если привлекательность одного из них становится для кого-то из родителей слишком сильной, если мы не просто растроганы, а зачарованы ребенком. Такие чрезмерные чувства могут повредить как их объекту, так и другим детям.

Братья или сестры будут вынуждены наблюдать страсть, которую отец или мать испытывают к одному из них. При этом родителям трудно поверить, что они любят ребенка не таким, каков он есть: просто в нем они увидели часть себя, наложили на него выдуманный образ собственных нереализованных желаний и идеалов.

«Нарциссическая» любовь вряд ли поможет ребенку расти – она даже опасна. Когда-нибудь много лет спустя на диване у психоаналитика выросший «перелюбленный» ребенок обнаружит, что не любовь к музыке заставила его стать музыкантом, а удовольствие, которое игра на фортепиано доставляла его отцу.

Родители–дети: сложная взаимосвязь

Связь со своим ребенком – одна из самых сложных, которые только способен создать взрослый человек, – по нескольким причинам. На наши чувства к собственным детям влияют особенности отношений между родителями, история семьи, наш опыт взаимодействия с другими людьми.

В детстве мы видели, как мама с папой без конца играли с нами в «различия и предпочтения» – сравнивали нас с братьями, сестрами и просто посторонними детьми. Мы помним, что чувствовали тогда, и не хотим, чтобы наши дети испытали нечто подобное», – рассказывает психотерапевт Наталья Дятко. Мы убеждаем себя, что уж своих-то детей будем любить одинаково, и требуем от себя равного отношения к каждому, а достичь его невозможно. Поэтому в ответ появляется лишь чувство вины по отношению к тому ребенку, который тебя раздражает или не подпитывает твою гордость за него.

Дети так не похожи друг на друга; наша связь с каждым из них – единственная и уникальная. «Даже если родители не отдают себе в этом отчета, их чувства по отношению к каждому ребенку особенные, – объясняет экзистенциальный психолог Светлана Кривцова. – Связь, объединяющая мать и дочь-подростка, – не та же, что объединяет ее с сыном-подростком. Мы неодинаково любим 20-летнего молодого человека и полуторагодовалого малыша. Характер и личные качества наших детей тоже имеют значение. Мы невольно связываем их черты со своими, создавая основу особых, неповторимых отношений».

Но признаваться (даже себе) в том, что мы любим детей по-разному, не принято. Более того, это кажется почти неприличным: если равенства нет, значит, одного из детей я все-таки люблю больше, чем другого. «На самом деле даже те родители, которые сами убеждены, что любят детей одинаково, описывая свои чувства, неизменно вспоминают, как по-разному их дети появлялись на свет, как непохоже ведут себя в одних и тех же ситуациях… Их рассказ передает те уникальные чувства, которые они на самом деле испытывают к каждому ребенку», – поясняет Наталья Дятко.

Любимчик в семье

Любить по-разному своих детей – это естественно. Задуматься стоит, если привлекательность одного из них становится для кого-то из родителей слишком сильной, если мы не просто растроганы, а зачарованы ребенком. Такие чрезмерные чувства могут повредить как их объекту, так и другим детям. Братья или сестры будут вынуждены наблюдать страсть, которую отец или мать испытывают к одному из них.

При этом родителям трудно поверить, что они любят ребенка не таким, каков он есть: просто в нем они увидели часть себя, наложили на него выдуманный образ собственных нереализованных желаний и идеалов. «Нарциссическая» любовь вряд ли поможет ребенку расти – она даже опасна. Когда-нибудь много лет спустя на диване у психоаналитика выросший «перелюбленный» ребенок обнаружит, что не любовь к музыке заставила его стать музыкантом, а удовольствие, которое игра на фортепиано доставляла его отцу.

Формула любви

«Любить своего ребенка – значит увидеть сущность этого человека, его абсолютную неповторимость, его уникальность – ведь сущность другой и не бывает», – говорит экзистенциальный психотерапевт Светлана Кривцова. Но любовь к детям – чувство особенное, оно не похоже на любовь к возлюбленному(ой) или же к другим близким людям. Мы выделяем своих детей как особое родное существо.

И часто объединяем их общим словом «мои дети». «Иногда кажется, если я закрою глаза на их различия, не буду о них задумываться, стану относиться к детям как к единому целому и называть их «мои мальчики», «мои дети», «мои ребята», они не заметят разницы в моем отношении к ним, – говорит 29-летняя Юлия. – Я не могу представить, что один из них скажет: «Ну конечно, ты же его любишь больше, чем меня…» Что мне произнести в ответ?»

Читайте так же:  Про зону комфорта

Допустите, что вы действительно любите всех своих детей по-разному, и спросите себя: как именно я их люблю и с чем связаны мои чувства? В Маше мне дорога ее мягкость, она всегда так добра и внимательна к близким, в Мише – веселость и бьющая ключом энергия, а при виде маленькой Зои меня захлестывает счастье просто оттого, что она есть на свете. Подчеркивайте их непохожесть, говорите им об этом.

Может ли такой подход травмировать ребенка?

«Только в том случае, если мама или отец откровенно пренебрегают одним из детей или, наоборот, слишком подчеркивают свои чувства по отношению к другому», – считает Наталья Дятко. Плоха всякая крайность. Каждый раз объясняйте одному, почему вы в данный момент уделяете внимание другому. Например: «Я еду с твоей сестрой в магазин, потому что ей нужно купить новую одежду, а с тобой я играю в лото, потому что это твоя любимая игра».

При этом уделяйте внимание каждому ребенку, но по-своему: одному необходим физический контакт, другому нужны слова, а третьему – не слова и не поцелуи, но ощущение, что родители всегда на его стороне, что они – его надежный тыл. Четвертому же, наоборот, необходимы свобода и возможность показать свою самостоятельность. «Детям бывает хорошо только тогда, когда мы выстраиваем свои отношения с каждым из них в отдельности, – говорит Светлана Кривцова. – Так же как у папы и у мамы не могут быть совершенно одинаковые требования к ребенку, так и у каждого из детей должны быть свои, уникальные отношения с каждым из родителей.

Это подтверждает его неповторимость, ценность его личности: «Я – такой, какой есть, и мои родители это видят и уважают». Такое отношение создает у ребенка ощущение собственной значимости, учит доверять себе и ценить себя».

Новые цели

Увы, многие из нас на собственном опыте знают, как мучительны ревность и ненависть, которые в детстве ребенок может испытать по отношению к родителям. Мы видим, как страдают от этих чувств наши дети. И продолжаем надеяться на то, что этот тяжело нагруженный корабль будет легко и грациозно двигаться к прекрасному острову «Утопия», где все любят друг друга одинаково и где царят мир и согласие. Как ни странно, вместо того, чтобы думать о том, как туда добраться, нам придется сменить цель.

«Представьте гнездо со множеством птенчиков, – говорит Маргарита Жамкочьян. – Они пищат и раскрывают клювы, когда птица-мать приносит им пищу. Как она решает, кому отдать этого червячка? Ведь пищат все – и те, кого накормили в прошлый раз, и те, кто давно ждет… Есть ли в птичьем мире справедливость – такая, какой мы себе ее представляем: чтобы любви и пищи было поровну? Мы не знаем – знаем только, что птице-матери надо накормить каждого, чтобы все ее птенцы выросли и вылетели из гнезда. Мир устроен не так, чтобы всем было поровну, а так, чтобы у каждого был шанс выжить и вырасти».

Мы часто оказываемся заложниками традиционных убеждений, думая, что должны любить всех своих детей «поровну», а они ревниво следят, как бы кому не досталось больше внимания и любви. На самом же деле спасение совсем в другом: давать каждому ребенку то, что ему требуется в данную конкретную минуту. Тем самым мы помогаем понять и его братьям и сестрам: в тот момент, когда им понадобятся наши поддержка и участие, они могут смело на нас рассчитывать.

И именно это знание, а не абстрактная «равная любовь» позволяет нашим детям чувствовать себя комфортно, уверенно и защищенно.

Любовь детей к родителям

Папа поучает своего трёхлетнего сынишку: «Юра, ты папу и маму не любишь, ты любишь только себя, конфеты и шоколадки!». А Юра говорит, поправляет папу: «Ещё печеньки!»

Такое специально — не придумаешь!

​​​​​​​В хороших семьях часто можно наблюдать поведение детей, очень похожее на любовь детей к родителям: уже самые маленькие дети тянутся к родителям, скучают без родителей, жалеют родителей. На самом деле это еще — не любовь, это ее подобие, но именно из этого впоследствии может сформироваться настоящая любовь детей к родителям.

Любовь детей к родителям — это забота детей о родителях, когда делается все, что необходимо, и делается с радостью. Это необходимая физическая и материальная помощь и это моральная поддержка плюс все необходимые знаки внимания.

Рождаясь, дети своих родителей еще не любят. Рождаясь, дети любят своих родителей не больше, чем вы любите есть яблоки. Ваша любовь к яблокам проявляется в том, что вы их с удовольствием едите. Любовь детей к родителям проявляется в том, что они родителями с удовольствием пользуются.

Природной, биологической основы любви детей к родителям нет: есть запечатление, есть привязанность, но любовь к родителям генами не передается.

В отношениях родитель-ребенок биология работает только в одну сторону — родитель старается довести ребенка до самостоятельной жизни. Все. В обратную сторону биология не смотрит вообще, после половой зрелости детей биологические функции родителей закончены. Дальнейшие отношения детей и родителей — это уже не биологические, это уже социальные и лично-психологические отношения.

Родители вас любили. Теперь ваша очередь любить родителей!
скачать видео

Если ребенка не учить дружить, сотрудничать, а позже — любить, ребенок чаще всего вырастает обыкновенным эгоистом, не умеющим любить никого, кроме себя.

А иногда такого, который и даже и себя не любит. Если девочка любит только кушать пирожные, злословить с подружками и себя жалеть, такую толстую и никому не нужную — как вы думаете, любит ли она себя?

Если ребенок не умеет любить, он может пользоваться родителями и когда-то играть с ними в игру «Я вас не люблю»: если например это прикольно, выгодно или этим можно им отомстить. Самый распространенный способ не любить родителей — предъявлять им претензии за то, что родители им (детям) что-то не додали↑.

С другой стороны, именно личный интерес ребенка можно использовать для того, чтобы дети старались наладить хорошие отношения с родителями. Сообразительные дети с раннего детства понимают, что хорошо относиться к родителям — выгодно. Так меньше с ними конфликтов, они больше разрешат и дадут больше денег. Иногда это некоторым детям приходится прямо объяснять: с родителями лучше дружить. Часть детей, взрослея (и иногда с помощью объяснений самих же родителей), понимают, что их отношение к родителям является примером (образцом) для их собственных детей, и если они хотят, чтобы их любили собственные дети, им нужно показать пример любви к своим родителям.

Как правило, наши дети будут относиться к нам так, как мы относимся к своим родителям. Где-то родителей содержат в почете и достатке до самой смерти, где-то отвозят в лес и там оставляют, где-то съедают, но во всех случаях дети знают — это также и их судьба через несколько десятков лет. Когда эти дети подрастают и становятся родителями сами, они, элементарно заботясь о себе, о своем будущем, стараются хорошо (иногда и с любовью) относиться к своим родителям — подают своим детям пример.

Читайте так же:  Неожиданный пример сильной мотивации

Дети будут вас любить — но будет попозже, когда вы их этому научите. Чтобы дети быстрее научились любить своих родителей, их нужно этому просто учить.

Умение любить — это определенная высота личности. Эту высоту можно взять, эту высоту нужно взять, но точно что нельзя делать, это полагать, что умение любить свалится на наших детей само по себе, без нашей о том заботы.

Если вы день за днем будет кормить ребенка вкусной кашей, все, чему научится ваш ребенок — это кушать кашу.

Умение любить — это определенный уровень культуры и понимание, что такое любовь.

[1]

На простой вопрос «А почему ты думаешь, что ты свою маму — любишь?» — дети отвечают очень по-разному. «Потому что мне очень приятно, как мама меня целует!» (девочка 8 лет). «Потому что я все ем, что мне мама дает» (ответ подростка 14 лет). Может быть, это уже является подарком для мамы — съесть все, что она положит на тарелку, но кажется, что большинство детей так и не начинают понимать, что любовь — это дающее отношение.

Любовь — это желание подарить другому человеку лучшее, что есть у тебя.

Любовь — это настоящий интерес к другому человеку, а не только когда тебе от него что-то нужно.

Любовь — это радость от возможности позаботиться о любимом.

Будет ли у детей такой уровень культуры, начнут ли дети понимать, что такое любовь, и будут ли родители достаточно достойны и интересны для того, чтобы дети их любили — зависит от родителей. Все начинается — с родителей, с того времени и сил, которые они готовы выделить своим детям. С той квалификации, которую они, как родители, имеют; с того образа жизни, который они ведут — и с тех образцов отношений, которые они своей жизнью демонстрируют своим детям. Если для вас самих естественно о ком-то любить и заботиться, если для вас самих это доставляет искреннюю радость — вы уже этим подаете своим детям замечательный пример.

Дети начинают любить родителей, когда родители любят с ними разговаривать и играть, когда целуют их с утра и ведут тихие разговоры вечером, перед сном, когда у родителей озаряется лицо каждый раз, когда ребенок к нему подбегает, когда ребенок понимает, что родители о нем действительно заботятся.

Осознавать, что на самом деле дети вас не вполне любят, что дети только вами с удовольствием пользуются — осознавать это не очень приятно, и большинство родителей, у которых симпатичные детки, предпочитают верить в то, что дети их все-таки — любят. И во-многом они — правы: что бы ни говорили ученые биологи, в любовь детей к родителям верить стоит, хотя бы из педагогических соображений.

Когда в это верят родители, в это легче начинают верить дети. А любовь во многом начинается — с веры. Любовь детей к родителям, по крайней мере вначале, это скорее выученное поведение, которое формируется по всем законам формирования выученного поведения: легкое начало, внушения, профильная деятельность, подкрепление профильной деятельности, еще раз внушения. — и результат внушений — вера.

Ребёнок не глухой и не слепой. Он слышит и видит, что у всех есть мамы, что мама это всегда хорошо, что мама все знает, всё умеет, что маму надо любить, что дороже мамы ничего нет, что родная мать это святое и аналогичные педагогические внушения. Так формируется принятое в общество поведение хорошего ребенка в отношении к «любимым родителям». Интересно, что при благоприятных обстоятельствах это в конце концов в любовь к родителям действительно превращается. Внешняя деятельность интериоризируется во внутреннюю деятельность. Но — нужно время. И правильные внушения.

Дети начинают любить родителей, когда они начинают верить, что они родителей любят. А вера приходит вместе с внушениями, вместе с подкреплениями заботливой активности детей, вместе с интерпретацией их действий как проявлений любви.

У мамы день рождения, дочка час лазила по интернету, нашла красивую картинку для открытки маме. В этом можно увидеть лишь то, что дочка любит лазить по интернету, а можно поблагодарить доченьку за то, что она такая внимательная и заботливая.

[2]

В ситуации, когда за сделанное можно и укорить, и поблагодарить, мудрые родители обычно торопятся благодарить и не торопятся критиковать.

Пришел я домой, прошу дочку: «Родная, накорми меня, пожалуйста!» Она берет тарелку, бросает туда гречку, ставит в микроволновку, включает, убегает. — Ну, назвать это ужином… Но вместо того, чтобы сердиться, что тебе сделали не все и на стол не накрыли, найди возможность поблагодарить за то, что сделано. Похвали при маме: «А меня сегодня маленькая хозяйка покормила, она заботливая, вся в тебя!»А чтобы делать такие позитивные переводы, родители сами должны верить в то, что дети их любят. Всегда легче, внутренне легче воспитывать детей, когда родители верят, что дети их любят. Воспитывать детей — работа непростая, иногда тяжелая, но если родители верят, что дети их любят, все идет легче.

Чтобы дети начали любить родителей, дети должны учиться заботиться о многих других людях.

А если бы вы любили своих родителей?
скачать видео

Обычно удобнее, когда мама приучает детей любить папу, а папа приучает детей любить маму.

Некоторым детям повезло вырасти такими, что они сами поняли необходимость учиться любить. И даже если родители специально не учили их любить и не подавали им соответствующего примера, такие дети начинают любить и своих родителей, и других достойных пожилых людей, считая это свои долгом — не тяжелой ношей, но долгом достойным и радостным.

А когда-то приходит время, когда дети становятся совсем взрослыми людьми, а наши родители становятся совсем как дети. И тогда нам нужно уже о них заботиться.

Видео от Яны Счастье: интервью с профессором психологии Н.И. Козловым

Видео (кликните для воспроизведения).

Темы беседы: Какой женщиной нужно быть, что успешно выйти замуж? Сколько раз женятся мужчины? Почему нормальных мужчин мало? Чайлдфри. Воспитание детей. Что такое Любовь? Сказка, которой бы лучше не было. Плата за возможность быть рядом с красивой женщиной.

Источники


  1. Хоментаускас Семья глазами ребенка / Хоментаускас. — М.: Рама Паблишинг, 2010. — 441 c.

  2. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2014. — 336 c.

  3. Крысько, В. Г. Общая психология в схемах и комментариях. Учебное пособие / В.Г. Крысько. — М.: Вузовский учебник, Инфра-М, 2016. — 200 c.
  4. Боб Идеальный брак / Боб, Шери Стритовы. — М.: АСТ, Астрель, 2014. — 288 c.
  5. Павлов, И. Как найти время на общение с детьми. Книга для родителей и психологов / И. Павлов. — М.: Генезис, 2016. — 128 c.
Любите ли вы действительно своего ребенка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here