Материнский перенос – или ясли психоанализа

Сегодня обсуждаем тему: материнский перенос – или ясли психоанализа с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Содержание

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА >> 3. 7. КЛИНИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ РЕАКЦИЙ ПЕРЕНОСА Не существует такого способа классификации явлений переноса, который охватывал бы все его различны.

3. 7. КЛИНИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ РЕАКЦИЙ ПЕРЕНОСА Не существует такого способа классификации явлений переноса, который охватывал бы все его различные разновидности. Вне зависимости от того, как аналитик пытается разделить различные клинические формы переноса, он кончает либо несистематической классификацией, при которой упущены многие важные клинические типы, либо в нее входят клинически значимые разновидности, но при этом имеются большие перекрывания. Меньшим злом является удовлетворение систематичности в пользу полноты. Я попытаюсь описать наиболее важные формы реакций переноса и классифицировать их или «навесить на них ярлыки» так, как было бы полезно для клинического подхода.

Следует иметь в виду, что один метод классификации не исключает другой. Например, кто — то может описывать ситуацию, представляя позитивный перенос, и, с равной обоснованностью, тот же самый феномен как материнский перенос, и т д. Другой момент: эти реакции переноса не будут дифференцироваться с той точки зрения, являются ли они спорадичными, временными реакциями переноса или они являются проявлениями невроза переноса. Такая дифференцировка уже давалась в теоретической секции, и все категории реакций переноса следует понимать как существующие в обеих формах. В конечном счете, необходимо помнить,что одновременно имеют место множество различных реакций переноса, точно также, как они имеют место в объектных отношениях вообще. Теоретически можно описать различные слои или иерархии эмоций и защит, сосуществующих в любом данном взаимоотношении между людьми. В последующем описании типов реакций переноса я ограничусь обсуждением того, что преобладает, что является наиболее значимым клинически в данный период времени в анализе.

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА.

Материнский перенос – или ясли психоанализа

Перенос – один из самых известных терминов психоанализа. Наряду со свободными ассоциациями, толкованием сновидений и либидо это слово, которое практически у всех ассоциируется с кушеткой психоаналитика.

Каждый человек, обдумывая идею о том, чтобы пройти психоанализ, мучается вопросом – что со мной там будут делать? В этой статье я расскажу о работе в переносе.

Вот необходимые определения. Википедия:

Перено́с (или Трансфе́р от англ. transference) — психологический феномен, заключающийся в бессознательном переносе ранее пережитых (особенно в детстве) чувств и отношений, проявлявшихся к одному лицу, совсем на другое лицо. Например, на психотерапевта в ходе психотерапии. Был замечен и описан Зигмундом Фрейдом, показавшим его первостепенную важность для понимания клиента (пациента) в процессе психоанализа.

Контрпереносом в свою очередь называется перенос, возникающий у терапевта на клиента. Считается, что правильная интерпретация контрпереноса также важна для понимания происходящего в ходе психоаналитического процесса.

Перенос представляет собой форму объектных отношений и, как любые объектные отношения, он воспроизводит первые детские привязанности и имеет универсальный характер. Исходными фигурами чаще всего являются родители, но нередко в качестве источников переноса выступают братья и сестры, бабушки и дедушки, учителя, врачи, а также герои из детства.

Помимо аналитической ситуации перенос может проявляться в самых разных условиях: при других формах психотерапии, при лечении соматических заболеваний, в школе, на работе и в социальном взаимодействии. Тем не менее наиболее отчетливо и интенсивно перенос проявляется в процессе психоанализа.

Перенос — понятие динамическое; в процессе анализа он меняется, а потому аналитик может репрезентировать разных людей из прошлого пациента.

Не все реакции на аналитика являются переносом. Некоторые из них возникают в ответ на его установки или актуальное поведение.

Невроз переноса — специфический симптом, возникающий в процессе психоаналитического лечения и характеризующийся вовлечением личности психоаналитика в симптом анализанта. Изначально невроз переноса рассматривался Фрейдом как препятствие для психоанализа и классифицировался им как вид сопротивления, но позднее он приходит к выводу, что невроз переноса является важнейшим терапевтическим механизмом, а его развитие — не помеха, а обязательный этап и условие успешного психоаналитического лечения.

Из всего вышесказанного следует, что в переносе прежде всего будут разыгрываться отношения самые травматичные и, значит, самые ранние из всех травматичных.

Мы живем в обществе людей, травмированных в самые ранние, первые годы жизни, с момента рождения. На протяжении долгого времени, многих поколений. Само отношение к матери и ребенку в советских роддомах наносило в первые же минуты жизни травму и младенцу и материнству. Чего стоила традиция сразу после рождения уносить ребенка от матери и потом приносить только через несколько часов и только на кормление! Ведь младенец, только что находившийся во чреве матери, воспринимает такой разрыв с единственным и жизненно важным для него существом как полную утрату всего, что составляло его жизнь и безопасность! А теперь представим себе, сколько поколений людей в нашей стране начало свою жизнь с этих часов смертельного ужаса.

И дальше короткий декретный отпуск, ясли, детские сады, неполные или деструктивные семьи. У каждого второго из нас есть такая детская травма, не правда ли?

И все эти травмы в основном относятся к тому периоду жизни ребенка, когда он еще не умеет говорить. Так называемые «довербальные» травмы.

Большинство современных пациентов приходят в анализ именно с такими травмами. Это пациенты, у которых не сформировалась способность не только к символизации, но и к вербализации своих затруднений. У них нет не только понимания своих эмоций, но, зачастую, и доступа к ним. Все эти навыки должны были сформироваться в первые годы жизни, в стабильном, близком, эмоционально насыщенном контакте с эмпатичной матерью. Если таких навыков нет, то, с ортодоксальной точки зрения, анализ таких пациентов невозможен. Их нужно «дорастить» до состояния анализабельности.

На основании вышесказанного можно предположить, что перенос, формируемый такими пациентами, будет материнским. И начальная часть работы будет заключаться в терапии отношениями, где, в материнском переносе, терапевт позволит пациенту «переписать набело» ранние годы детства и стать достаточно взрослыми для того, чтобы перейти к настоящему психоанализу.

Почему рождение ребенка стало катастрофой для семьи?

Чем грозит нам превращение в маму и папу? Почему рождение первого ребенка в семье становится кризисом?

Семейная психоаналитическая терапия занимается этой темой с точки зрения входа членов семьи в эдипов комплекс, прохождение и выход из него. Если из эдипа благополучно вышли и муж, и жена – серьезных проблем с рождением ребенка у семьи не будет. Конечно, я не имею в виду проблем со здоровьем, финансовых, жилищных и так далее. От них, к сожалению, никто не застрахован. Я говорю о проблемах в отношениях. О Любви.

Читайте так же:  Зачем ребенку двое родителей

Если после рождения ребенка вы остались прежними, но чувствуете, что не справляетесь с ситуацией, ваши отношения стремительно портятся – это означает, что вы переживаете нормативный семейный кризис и нуждаетесь в поддержке. Это может быть поддержка друзей, родителей, специалистов. Обопритесь на них, и все наладится.

Сложнее обстоят дела, если вы производите на себя и друг на друга впечатление принципиально изменившихся людей, одного из вас или обоих после рождения малыша «как будто подменили».

Это симптом, признак неразрешенного Эдипова конфликта. Скорее всего, у вас обоих. Ведь вы составили пару, объединились, и очевидно у вас не обошлось без общей проблематики. При которой показана психоаналитическая психотерапия.

Каковы задачи решаются при прохождении через Эдип? Мальчик пытается соблазнить свою мать и уничтожить отца, дабы занять его место. Испугавшись кастрации, угрожающей ему от разгневанного отца, мальчик отказывается от притязаний на мать и идентифицируется с отцом. И становится способен на сепарацию и взросление. Девочка, в свою очередь, пытается соблазнить отца и соперничает с матерью. Затем любовь к матери заставляет дочь отказаться от отца и идентифицироваться с матерью. Что позволяет ей обрести способность быть взрослой женщиной, женой и матерью.

Это правильное прохождение эдиповой стадии. На каждом из описанных выше этапов можно потерпеть неудачу и «застрять».

[3]

В процессе взросления человек должен научиться, разрешить себе злиться на родителей, проявлять по отношению к ним не только тепло и привязанность, но и агрессию. Этот процесс ложится в основу построения «взрослых», здоровых отношений, в которых присутствует и то, и другое. Известно, что, если агрессия не проявляется, не выражается, она будет накапливаться и рано или поздно выплеснется подобно гейзеру.

Агрессия по отношению к родителям должна подняться на поверхность и выплеснуться в пубертатный период, когда ребенок уже достаточно повзрослел и может опираться не только на родителей, но и на себя. Выплеснув все обиды, весь свой протест, он убеждается в собственной способности быть самостоятельным, не боится взрослеть.

Если же разрешения на выражение агрессии в психике не формируется, агрессия накапливается и откладывается «на потом». Это может происходить по разным причинам. Если родитель слишком хрупкий и может разрушиться, когда ему выскажут обиду (он болен, у него депрессия, или он зависим), если родитель недостижимо холодный и злость может разрушить те крохи отношений, которые есть, если родитель только один и возможность ссоры с ним внушает панический ужас, если в семье культивируется показное благополучие, даже скорее благолепие, и стоит табу на выражение негативных чувств, то нападение на родителей в пубертате невозможно. И невозможны следующие за Эдипом идентификации.

Тогда агрессия, накопленная по отношению к маме и папе, может излиться на супруга, когда он станет отцом (матерью). И наконец позволит собственную идентификацию с родителем своего пола и дальнейшее взросление.

Тогда семья превращается в двух незнакомых людей, ненавидящих друг друга без всяких на то оснований. И конфликт затягивается «морским узлом», развязывать который придется со специалистом.

Детский психоанализ. Психоанализ младенцев

Краткая историческая справка

1.1. До недавнего времени ребенок до 13-месячного возраста вовсе не интересовал психиатров, прежде всего потому, что новорожденного рассматривали в первую очередь как пищеварительный аппарат, без психической жизни, по крайней мере, до появления его первого лепета. Опытные женщины напрасно настаивали на своих знаниях: считалось, что это просто бабьи выдумки.

В то же время в промышленно развитых странах считалось, что младенческая смертность, тогда еще высокая, может быть уменьшена, если при уходе за ребенком, особенно в случае его болезни, удастся избежать внесения какой-либо инфекции. Перед Второй Мировой войной няни носили маски для ежедневного ухода за детьми, который осуществлялся в яслях и различных учреждениях, где дети проводили часть дня.

[3]

Это дополняло усилия по асептизации во время родов: известно, какой ценой может заплатить мать и/или ее ребенок в случае природовой инфекции. Поэтому можно только приветствовать эти мудрые меры, полное забвение которых связано с опасностью, особенно при современной пропаганде родов в семье или в воде. В быстроразвивающихся странах нередко роды принимают женщины, не подготовленные к соблюдению этих гигиенических предосторожностей.

1.2. Научные интересы так называемых психологов-генетиков все больше направлялись в сторону эмпирических исследований раннего детского развития. Достойные внимания теоретические труды по вопросам, связанным с развитием, поведением и воспитанием детей, появились уже в начале этого века. Здесь мы довольствуемся упоминанием работ Ж. Пиаже, посвятившего первую половину своей научной деятельности изучению предпосылок логического мышления и показавшего влияние магического мышления.

В настоящее время исследования такого рода продолжаются с помощью аудиовизуальных записей. Они предназначены для того, чтобы методом «микроанализа» изучать в процессе развития маленького ребенка:
— его поведение;
— или его наиболее ранние навыки;
— или последствия вариаций, полученных в так называемой экспериментальной ситуации: например, изучение роли отца, который подтверждает своим присутствием наличие диады мать-младенец.

Эти исследования направлены на изучение развития независимо от событий в жизни ребенка, его среды и условий социальной, экономической и культурной жизни его родителей. Они привели к созданию тестов для оценки развития детей, таких, как тест Гезелла. Этот ученый считал, что развитие продолжается в онтогенезе из эмбриогенеза человеческого существа.

Новые масштабы были предложены для оценки «психомоторного» развития младенца. Они позволяют определить «коэффициент развития», аналогичный интеллектуальному коэффициенту.

Информационные партнеры:

Особенности заправки картриджа HP ce285a
Нужно это для того, чтобы в случае резкого увеличения объемов печати можно было сразу заменить расходник на другой – полный. Какой бы объем печати не выполнялся на принтере или МФУ, рано или поздно потребуется в картридж НР LaserJet ce285a заправка: цена вопроса хоть и будет невелика, но отнимет у пользователя определенное время для организации заказа услуг сервисного центра. Если у сотрудника раньше стоял объемный картридж, а теперь установлен оригинал ce285a – перезаправка станет.

Радиусный шкаф-купе Экватор МН эконом трёхстворчатый
С учётом особенностей и размера помещения, можно сделать выбор между встроенными шкафами с раздвижными дверцами, угловыми и даже радиусными вариантами. Для желающих купить двухстворчатые, трёхстворчатые и четырёхстворчатые шкафы купе недорого, прекрасной возможностью изменения интерьера в лучшую сторону послужат разные варианты воплощения дизайнерских замыслов. Наполнить помещение светом, визуально увеличить пространство помогут фасады со стёклами и зеркалами.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

Переносы родительских ролей в паре

Леонид Тимошенко, психолог: «Ты мало обо мне заботишься!», «ты не уделяешь мне внимания!», «мне хочется больше тепла в отношениях!» – знакомые слова? В некоторых парах подобные заявления звучат каждую неделю. Иногда это обосновано, а иногда – это попытка получить от партнера то, что он дать никогда не сможет. Речь идет о желании получить от любимых людей то, что было недополучено в детстве… Это важные эмоции, чувства, либо определенное отношение. И подобное качество переживаний возможно получить только от родителей. Как же разобраться: я хочу тепла мужского или отеческого? Заботы женской или материнской? Давайте разбираться!

Читайте так же:  Дайте хотя бы шанс психологам вам помочь!

Однажды ко мне пришла клиентка, назовем ее Светланой. Она рассказала про отношения с супругом и его «отсутствие» в ее жизни. По ее словам, он был рассеян и не внимателен к ней. Они вместе прожили около семи лет. Первое, на что я обратил внимание – наличие эмоционально заряженных жалоб и обид в сторону мужа. В принципе, в семье за семь лет многое, что могло накопиться, но меня смутил один момент – что бы муж ни делал, все было «мало и не совсем то». В процессе беседы оказалось, что были и объятия, и цветы не по праздникам, и комплименты… «Он не так это делает», говорит Света, поджимая нижнюю губу.

Постепенно, по мере нашего общения, у меня складывается ощущение, что передо мной сидит «взрослый ребенок». Много жалоб на других, скидывание ответственности, специфическая манера общения… Я предлагаю ей сделать расстановку в индивидуальной работе и выбрать себя и своего супруга. Не долго думая, она выбирает две деревянные фигурки, ставит их рядом друг с другом. И в подтверждение моих слов, одна фигура намного меньше другой. Я спрашиваю, «что ты видишь перед собой?». «Это похоже на родителя и ребенка…», — отвечает Света.

Давайте сделаем отступление от вышеописанного случая и обсудим подробнее этот момент.

Что же значит «видеть в партнере родителя»? Многие знают, что мы часто выбираем себе в мужья и жены людей, похожих на наших родителей. Неосознанно выбирается примерно такой же типаж, склад характера, особенность темперамента, иногда даже черты лица. Все это дает позитивную установку на семейную жизнь, ведь с подобным типом людей человек умеет общаться. Создается впечатление, что мы их знаем лучше, чем других. Отчасти это верно, наши стратегии общения сплетаются в единый танец, до боли знакомый с детства. Но жизнь иногда с нами очень хитра. Как будто бы специально мы стараемся найти человека, который будет не только похож на предков, но и будет их в чем-то подменять. В психологии такой процесс называется «переносом».

Заключается он в перекладывании роли на знакомых, которые вообще не имеют отношения к происходящему. Тогда человек начинает общаться не с реальной личностью, а со своей иллюзией. С тем, чью роль он «перенес» на другого.

Чаще всего встречаются переносы родительских фигур на партнеров. И не важно, скреплены ли отношения официальными связями или нет. Обычно, в среднем хватает 2-3 месяцев для формирования подобного рода иллюзий. Например, если в любовных отношениях мужчина жаждет получить от женщины такую же безусловную, и насыщенную заботой, любовь, какую ребенок берет от своих родителей, то он рассчитывает на то, что она даст ему ту же безопасность, какую родители дают своим чадам.

Это возможно и в обратную сторону – когда девушка ищет отца в молодом человеке. В результате, в партнерстве наступает кризис, заканчивающийся тем, что тот, на кого были направлены слишком большие ожидания, отдаляется или уходит. И, кстати, правильно делает, поскольку перенос из детства на близкого человека в паре означает несправедливость по отношению к другому.

Давайте вернемся к случаю Светланы и посмотрим, как ей удалось справиться со своими иллюзиями. Увидев фигурки и наделив их «ролями», она начала много рассказывать. Про отношения с отцом, про собственную ответственность в своей текущей семье, про то, как ее муж о ней заботился (и куда только испарились претензии?). «Свет, общение с мужем тебе что-то напоминает?», задал я вопрос. «Да, это очень похоже на моего отца.

Я всегда была папиной дочкой, он ухаживал за мной, много чего разрешал…». Мы добавили в расстановку еще одну фигуру – папу. Моей клиентке сразу захотелось отставить фигуру мужа в сторону, оставшись рядом с родителем. По щекам покатились слезы. «Мне всегда хотелось чувствовать его и быть ближе. Он угадывал все мои желания». Света чувствовала и поддержку, и грусть. Ей хотелось снова оказаться в том возрасте и сделать так, чтобы папа снова угадывал ее желания…

Она понимала, что в этом возрасте она может чувствовать поддержку от отца, но вряд ли он будет делать для нее все, что делал в детстве. Первое, что мы сделали – признали факт переноса. Это один из главных и зачастую непростых шагов. В то же время, привнесение осознанности в жизнь дает огромный шанс для изменений. Тогда в жизни, в дальнейшем общении с супругом, она сможет разделять и более объективно оценивать его действия. Дальше Света внутри себя поблагодарила папу за все то, что он сделал, ведь именно эта связь сделала ее такой, какая она есть. Я обратил ее внимание на то, что несмотря на то, что она уже выросла, она все также может «брать ресурс» из этих отношений.

Все-таки родители для этого и созданы, чтобы помогать своим чадам. В конце она пообещала себе, что станет постепенно взрослеть. С той скоростью, с которой это будет возможно для нее. Ведь именно взрослый человек может видеть и принимать мир таким, какой он есть. Светлый и темный, веселый и грустный, со своими событиями и переживаниями… Кстати, отношения в семье у нее наладились. Мы виделись через два месяца после консультации, моя клиентка сильно изменилась, в ее глазах читалось намного больше мудрости.

В завершении этой статьи я хочу вернуться к изначальному вопросу, как же распознать перенос?

Конечно, приведенные ниже ответы могут говорить не только о переносах, поэтому я предлагаю ориентироваться на них, как на возможные намеки на этот процесс:

  1. Наличие большого количества обиды на партнера. Причем, это чувство не уменьшается при обсуждении спорных моментов.
  2. В отношениях присутствует очень много требований, увеличивающихся с каждым месяцем.
  3. Эмоции, испытываемые вами неадекватны (чрезмерно усилены или вообще неуместны) ситуации. Например: вас сильно раздражают мелочи или из-за маленькой ошибки вы «раздуваете пожар войны».
  4. Вы по привычке идете путем конфликта, даже если другой человек пытается исправить ситуацию и загладить свою вину.
  5. Желаемые действия другого человека не удовлетворяют ваши потребности. Например, вы просите внимания и партнер его дает, но вам «мало».

Итак, хочется сказать, что в первую очередь стоит наблюдать переносы за собой, а не за своим любимым человеком. Именно это и даст вам наибольший скачок в личностном росте и приведет к более зрелым и гармоничным отношениям.

Журнал Практической Психологии и Психоанализа

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

По данным Альберта Лиханова, президента Международной ассоциации детских фондов, в России сейчас живут 800000 детей сирот. (Лиханов, 2009). Примерно 120 тыс. новых сирот появилось в этом году, по данным Общественной организации «Право ребенка» (Беленов, 2009).

Читайте так же:  Я - звезда интернета!

Обе эти идеи, распространены среди работников самих приютов, а также среди вполне образованных, интеллигентных людей разных специальностей, занимающихся проблемой на различных уровнях. Думаю, до тех пор, пока мы будем таким вот образом заблуждаться, наше общество будет представлять собой неблагоприятную, и даже опасную среду не только для детей, оставшихся без родителей, но и для всех детей в целом, так как эти идеи несут в себе сильный антигуманный заряд.

Приведенными в статье экспериментальными данными я хотела бы привлечь внимание к тому факту, что если ребенка помещают в приют в первые дни жизни, то отставание во всех сферах наступает уже на четвертом месяце его пребывания вне семьи, какими бы хорошими ни были условия ухода и медицинского обслуживания. Задержка в развитии никак не связана с наследственностью, но является следствием мощной психологической депривации во время ухода.

1. Психологические последствия раннего разлучения ребенка с матерью

Впервые психоаналитически ориентированные исследования детей, разлученных с матерями, были проведены Маргарет Риббл (Ribble, 1938). Затем Рене Шпиц (Spitz, 1945, 1946 а, 1946b) и Анна Фрейд (A. Freud, 1943, 1945) описали феноменологию поистине драматических изменений в душевной жизни детей, воспитывавшихся в приютах во время второй мировой войны, которые Шпиц назвал анаклитической депрессией. Нарушения, выявленные им, были очень серьезными и нередко приводили к смерти малышей, оставшихся без попечения родителей. Исследования Джона Боулби показали, что благополучное психическое развитие ребенка напрямую зависит от качества материнской заботы, а также, что дети тяжело переживают разлуку с матерью на первом году жизни, особенно если с ней уже была установлена тесная эмоциональная связь (Bowlby, 1979). Маргарет Малер доказала, насколько важны для успешного развития отношения, которые она назвала «симбиотическими», и описала нарушения, возникающие в случае преждевременного разрыва тесной связи между матерью и ребенком. (Mahler, 1975).

Одной из важных остается вопрос об отдаленных последствиях материнской депривации. Так, Давид Берес (Beres, 1946) обследовал группу подростков, которые были разлучены с матерями в первые месяцы жизни на различные сроки, до 4 лет. Эти юноши отличались от сверстников тем, что принцип удовольствия преобладал у них над принципом реальности, они с трудом переносили фрустрацию, обладали повышенной импульсивностью, и были не способны чувствовать собственную вину. Их объектные отношения носили характер поверхностных, мимолетных идентификаций, сверх-Я было слабо развитым, а способность к сублимации ограничена. Берес предположил, что длительная разлука с матерью ведет к утрате способности к успешной идентификации с родительскими фигурами. Позже Матейчек описал специфическую задержку психического развития, типичную для воспитанников домов ребенка в возрасте от 6 до 8 лет. Так, у большинства детей было плохо развито образное мышление, отсутствовала собственная инициатива, отмечались слабая способность к планированию собственных действий, отставание в развитии речи, письма, чтения, счета и пространственного воображения (З. Матейчек, Й. Лангмейер, 1984).

Анна Прихожан, изучавшая развитие мышления, установила, что дети из дома ребенка не могут представить себе целостный образ события, ситуации, и у них нарушена способность к символизации (А. Прихожан 1990). Они имеют слабое представление о своих способностях, и желаниях, обладают низкой самооценкой, которая сильно зависит от оценок окружающих, нуждаются в постоянном руководстве и одобрении со стороны учителей и ухаживающих лиц. При помощи теста Розенцвейга Прихожан показала, что для воспитанников домов ребенка характерны экстрапунитивные реакции, а также неумение самостоятельно найти выход из конфликта, неспособность взять на себя ответственность и стремление переложить ее на окружающих (Прихожан, 1990). У таких детей выражен внешний локус контроля, и они с трудом ощущают себя в качестве активных участников происходящих с ними событий. (Н. Авдеева, с соавт., 1986; Н. Авдеева, 1982). Лангмейер отмечал, что в речи такие дети крайне редко используют глаголы первого лица и часто употребляют сослагательное наклонение. (Й. Лангмейер, 1984).

В подростковом возрасте воспитанники дома ребенка часто устанавливают отношения, основанные на их практической полезности, не формируя при этом глубоких и прочных привязанностей. Известно также, что у них сильно выражены потребности во внимании и одобрении взрослого, в физических контактах и ласке. Важными аспектами при в оценивании себя и других являются внешность и наличие нравственных качеств. Подростки часто бывают несдержанными, раздражительными, не могут преодолеть трудности, возникающие в учебе без давления со стороны взрослого. (А. Прихожан, Н. Толстых, 1991).

2. Описание экспериментального исследования

Исследование проводилось в середине 90-х годов в двух московских домах ребенка.

Экспериментальная группа состояла из 21 ребенка, 11 девочек и 10 мальчиков, которым на момент первого наблюдения было от 0 до 8 недель. Дети были помещены в дом ребенка в возрасте от 0 до 4 недель. Состояние здоровья малышей на момент рождения было оценено как соответствующее норме, или имело незначительные отклонения от нормы. Контрольная группа состояла из 15 детей, 8 девочек и 7 мальчиков, воспитывавшихся в семье. Они были приглашены к исследованию с помощью педиатра детской поликлиники. Эти дети росли в городских семьях со средним и низким социально-экономическим статусом. Большинство детей, поступавших в дом ребенка, происходили из семей с низким социально-экономическим статусом. Все домашние дети были рождены в полных семьях, 11 из них были первенцами, и 4 – вторыми детьми. Большинство детей из дома ребенка были рождены молодыми матерями-одиночками, или многодетными матерями.

2.2. Условия ухода за детьми в доме ребенка

Условия ухода за детьми в домах ребенка, в которых мы проводили исследование, были вполне удовлетворительными как в смысле медицинского ухода, так и кормления, тогда как условия для благополучного психического развития выглядели проблематично.

2.3.1. Карта психомоторного развития ребенка 1 года жизни О. Баженовой

Мы обследовали каждого ребенка один раз в месяц при помощи карты психического развития Ольги Баженовой (О.Баженова, 1983).

В нее включено 6 шкал, описывающих двигательные, сенсорные, эмоциональные, голосовые реакции, предметные действия и взаимодействие ребенка со взрослым. Всего карта содержит 98 проб — субтестов. Каждому возрастному периоду соответствуют свои определенные пробы. Проба – это наблюдение за определенным умением (навыком) или реакцией ребенка, своего рода показатель развития конкретной реакции. Так, в возрасте до двух месяцев рассматриваются всего 27 проб, а в возрасте одного года — 88 проб. Обследование ребенка проводится в привычном для него окружении, в большинстве случаев не требуется каких-то сложных специальных предметов или приборов. Так, в тесте исследуется реакция ребенка на звучащую игрушку, сопровождение предмета взглядом, собственные активные движения младенца, мелкая моторика, участие в маленьких простых играх. Наряду с этим сюда входит и сложный субтест «Формальное общение», которому необходимо специально обучиться заранее.

Каждая проба оценивается наблюдателем — квалифицированным психологом, имеющим подготовку в области психологии развития, и специально обученным методу О. Баженовой , все оценки заносятся в специальный протокол.

Величины индексов развития каждой из шести шкал заключены в пределы от 1 до 10 баллов, суммарный балл за весь тест составляет от 0 до 60. Чем выше оценки теста, тем больше развитие ребенка соответствует возрастной норме, то есть «идеальному» представлению о ней. Наблюдение детей в динамике с периодичностью в 1.5-2 месяца позволяет определить, когда у них появляются те или иные достижения и увидеть картину развития в целом.

Читайте так же:  Осознанные сновидения

Шкала «Взаимодействие со взрослым» оценивается при помощи индекса, который можно назвать индексом развития коммуникативных способностей (см. график 4). Шкала состоит из 22 субтестов и описывает мир чувств ребенка во время диалога и игры со взрослым, и таких способностей, как стабильный зрительный контакт, слежение за взрослым, использование мимики, выражение собственных чувств и сопереживание другому, реципрокность в контакте, первые шаги в понимании слов, простых игр, просьб и жестов. Наиболее точно описывают качество игры и общения ребенка со взрослым такие субтесты, как «зрительный контакт» (в общении со взрослым), «эмоциональный контакт» (в общении со взрослым), «привлечение внимания» (взрослого).

Субтест «Зрительный контакт»: взрослый ласково разговаривает с лежащим на спине ребенком, глядя ему в глаза. Выставляется оценка 0 — если ребенок не смотрит в глаза взрослого; 1 — если вступает в непродолжительный зрительный контакт до5 секунд; 2 — если смотрит в глаза взрослого до 15 секунд; 3 — если реакция длится более 15 секунд.

Субтест «Эмоциональный контакт»: взрослый ласково улыбается, разговаривает и смотрит в глаза лежащему на спине ребенку. Выставляется оценка 0 — если после 15 секунд воздействия мышцы лица ребенка остаются неподвижными; 1 — если рот ребенка иногда приоткрывается или наблюдаются отдельные движения уголками рта; 2 — если удается вызвать 1-2 короткие улыбки в течение 15 секунд; 3 — если ребенок вступает в эмоциональный контакт, отвечая улыбкой на улыбку взрослого.

Субтест «Требование внимания»: взрослый входит в комнату, где находится ребенок, и «не обращает на него внимания». Выставляется оценка 3 — если ребенок в скором времени начинает хныкать (хныканье может переходить в плач, привлекая к себе внимание взрослого; при этом ребенок следит за взрослым взглядом и успокаивается, когда тот подходит к кроватке; 2 — если реакция, возникнув, прекращается не сразу, а после дополнительных усилий взрослого; 1 — если реакция не возникает, но наблюдается проявление отрицательных эмоций после завершения контакта взрослого и ребенка.

2.3.2. Наблюдение методом Эстер Бик

Кроме того, мы наблюдали двоих детей из семей и двоих детей из дома ребенка при помощи метода наблюдения Эстер Бик (Bick, 1964, с. 558-556). При помощи сделанных наблюдений были проанализированы специфические паттерны поведения, складывающиеся между ребенком и воспитательницами.

3. Результаты

3.1. Развитие коммуникативных навыков

Далее графически представлены результаты этих трех субтестов, входящих в шкалу «Взаимодействие со взрослым»

Во время общения со взрослым дети из дома ребенка так же активно рассматривали взрослого, находившегося в их поле зрения, как и дети из семьи (график 1). Однако после шести месяцев, отмечалось значительное расхождение. Так, оценка зрительного контакта во время общения в экспериментальной группе составила 2, 75 баллов, а в контрольной группе – 3 балла (различие статистически значимо, p

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА >> 3. 8. 2. 3. 7. 1. 2. НЕГАТИВНЫЙ ПЕРЕНОС Термин «негативный перенос» это обозначение чувства переноса, которые основаны, на ненависти в любой из.

3. 7. 1. 2. НЕГАТИВНЫЙ ПЕРЕНОС Термин «негативный перенос» это обозначение чувства переноса, которые основаны, на ненависти в любой из ее многочисленных форм, ее предшественников и ее дериватов. Негативный перенос может быть выражен как ненависть, гнев, враждебность, недоверие, отвращение, антипатия, нелюбовь, негодование, горечь, зависть, неприязнь, презрение, раздражение и т. д. Это всегда присутствует в анализе, хотя часто его гораздо труднее раскрыть, чем проявления позитивного переноса. Не только пациент защищает себя от осознания негативного переноса, но и аналитик сам бессознательно «подыгрывает» этому сопротивлению. По моему опыту и опыту других аналитиков, неудовлетворительно проанализированный негативный перенос является наиболее частой причиной того, что анализ заходит в тупик (Freud, 1937; Glover, 1955; Nacht, 1954; Haak, 1957).

Проявление временного негативного переноса в раннем анализе ставит больше проблем, чем ранняя временная любовь переноса. Враждебность и раздражительность в раннем анализе, до того, как будет установлен реальный рабочий альянс, искушает пациента действовать вовне и порывать с анализом. Ранним негативным переносом, следовательно, следует энергично заниматься для того, чтобы предупредить такое развитие. Это при работе с позитивным переносом можно позволить себе быть более пассивным. Однако, когда рабочий альянс уже установлен, проявление негативного переноса может быть важным признаком прогресса . Переживание вновь враждебности и ненависти к фигурам раннего детства в переносе является наиболее продуктивной фазой аналитической работы при условии, что существует хороший рабочий альянс.

Упорный позитивный перенос всегда показывает, что негативный перенос скрыт, а не отсутствует. Аналитик должен раскрыть это и попытаться сделать возможным для пациента почувствовать его непосредственно по отношению к себе. Это означает, что в идеале в каждом анализе пациенту следует пережить различные разновидности ненависти со всех либидозных уровней по отношению к аналитику. Более того, ранняя примитивная ненависть к матери должна быть пережита при глубоком анализе.

Еще один аспект негативного переноса заслуживает внимания. Страх перед аналитиком проявляется в форме страха его критицизма или глубоко спрятанного недоверия, следует расценивать как производные его агрессии и враждебности. Здесь снова последователи Клейн отметили, что реакции тревоги являются, в сущности, дериватами агрессивных импульсов, и хотя я, как правило, не соглашаюсь с их фантастическими и сложными конструкциями, тем не менее, мой собственный клинический опыт подтверждает,что они правы в важной формулировке: страх, который пациент испытывает перед аналитиком, является, в конце концов, производным проективной враждебности пациента.

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА.

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА >> 3. 7. 2. РЕАКЦИИ ПЕРЕНОСА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОБЪЕКТНЫХ ОТНОШЕНИЙ Другим методом классификации отдельных типов переноса является классификаций их в соот.

Например, во время аналитического сеанса пациент выражает признательность за то, что имеет возможность прийти на сеанс, потому что его уик — энд был ужасен. За выражением признательности я могу услышать нотку обиды. Пациент продолжает рассказывать, высказывая некоторые элементы враждебности и страха по отношению к своему начальству по работе. Они (начальники) кажутся такими внушительными,а он чувствует себя таким незначительным. Молчание.

Я думаю, что просмотрев аналитический материал этого фрагмента сеанса, можно уловить борьбу пациента с негативным отцовским переносом. На поверхности видны позитивные чувства, его признательность за то, что он может прийти, его восхищение интерпретацией сновидения на прошлом сеансе, его утешение тем, что анализ вовсе не пытка, его везением и т. д. Но во всем этом можно увидеть безошибочные признаки его негативного отцовского переноса и его страха из — за него: его ужасный уик — энд и подразумевающийся в этом укор, его страх и трепет перед своим начальством, его молчание, его разочарование своим сыном, возможность смены школы, отсутствие улучшения у него, его уклончивая манера разговора. Несмотря на присутствие определенных признаков позитивного отцовского переноса, нам следовало бы сказать, что этот аналитический фрагмент показывает появление негативного отцовского переноса и, особенно, страха пациента перед ним.

Читайте так же:  Не про коучинг

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА.

Процесс переноса

#1 Ящерица

  • Нормальные пользователи
  • Cообщений: 2
  • Если у клиента развился стойкий материнский перенос, то каковы примерные сроки прохождения этого этапа терапии? понятно, что индивидуально, но все-таки — это дни, недели или месяцы работы? что происходит, если клиент и аналитик вынуждены в этот момент прервать терапию? Как сгладить переживания клиента?
    порекомендуйте практическую литературу по проработке переноса!

    форум выдает ошибку и у меня нечаянно получилось создать 3 одинаковые темы — sorry

    #2 Наташа

    Специалист по Форуму

    [1]

  • Нормальные пользователи
  • Cообщений: 77
  • Перенос и сопротивление

    Перенос (трансфер) — процесс, посредством которого бессознательные желания переходят на те или иные объекты в рамках определенного типа отношений, установившихся с этими объектами.В психологии это личности перенос (трансфер) трактуется как копия тех импульсов и фантазий, которые пробуждаются и осознаются в процессе психоанализа; для него характерна замена ранее знакомой личности личностью врача. Перенос встречается во всех человеческих отношений, он естественен. Постепенно Фрейд осознает это и определяет перенос как важную часть психоаналитического процесса. Общим знаменателем всех явлений переноса является повторение. Модель аналитического процесса у Фрейда выражена в триаде «воспоминание, повторение, проработка».В этом смысле перенос рассматривается как повторение, или новое «издание» старых объектных отношений, т.е. имеет место перемещение: импульсы, чувства и защиты по отношению к личности в прошлом перемещаются на личность в настоящем, т.е. из «там и тогда» в «здесь и теперь».

    Перенос возникает в случае способности пациента к регрессии (но при этом частичной и обратимой). Фрейд полагал, что психоанализ показан пациентам с неврозом переноса, т.е. со способностью регрессировать, но при этом жить в реальном мире (на это не способны нарциссические личности).

    Невроз переноса— совокупность реакций переноса, в которой анализ и аналитик становятся центром эмоциональной жизни пациента, и невротический конфликт оживает в аналитической ситуации. Невроз переноса разрешается путем анализа.

    Типичными проявлениями реакций переноса являются:

    Неуместность, т.е. неадекватность проявления реакции на объект в настоящем (30-летняя женщина ведет себя как 5-летняя девочка). Интенсивность — чрезмерность реакции рассматривается как свойство переноса в сочетании с неуместностью. Амбивалентность — сосуществование и чередование противоположных чувств (любви и ненависти, желаний и отвращений и др.).

    Непостоянность — неустойчивость, хаотичность, беспорядочность реакций (переменчивый характер реакций). Стойкость — длительность по времени осуществления. Основными элементами переноса являются: объектные отношения, затрагивающие троих людей — субъекта, объект прошлого, объект настоящего; повторение, перемещение — смещение чувств, фантазий от объекта или образа в прошлом на объект или образ в настоящем; регрессия — осуществление повторения путем перехода на более ранние стадии развития объектных отношений.

    Клиническая классификация реакций переноса(Фрейд):

    [2]

    Позитивный перенос — отношение, которое проявляется в реакциях симпатии, любви, уважения и сексуального желания к аналитику. Несексуальные, неромантические позитивные отношения способствуют рабочему альянсу.

    Негативный перенос — чувства, которые основаны на ненависти в любой из ее форм (гнев, враждебность, недоверие, презрение, зависть и др.).

    Классификация с точки зрения объектных отношений.

    Она включает в себя отцовский перенос, материнский перенос, перенос, в основе которого лежала фиксация на братеи т.д. Реакции переноса детерминированы бессознательными чувствами по отношению к отцу, матери и др. Наиболее трудными для анализа, согласно Ральфу Гринсону, являются — для женщин — примитивная любовь к матери, а для мужчин — примитивная ненависть к матери как случаи, противоречащие естественной диспозиции комплексов Электры и Эдипа.

    Классификация по критерию либидозных фаз:

    оральный перенос — сопровождается «поглощением» слов, фраз аналитика, страхом сепарации («звук голоса напоминает запах кофе»);

    анальный перенос — сопровождается реакцией на вопросы как необходимость что-то продуцировать (ответы), ассоциации свои оценивает как драгоценный материал, интерпретации аналитика как внедрение или облегчение. Переживания по поводу автономии, стыда, чистоплотности, скупости; фаллический перенос сопровождается инцестуозной любовью и кастрационным страхом.

    Перенос с точки зрения структуры психики:

    аналитик может представлять собой фигуру Супер-Эго (критический, отрицающий, негативный);

    Ид (пациент проецирует на аналитика желания Ид, воспринимая его как совращающего, агрессивного и др.);


    Эго (рассматривает его с точки зрения его с точки зрения реальности, задает вопросы «Что бы сейчас сделал мой аналитик?» «Что бы сказал в этой ситуации?»).


    Сопротивление — оппозиция анализу, это силы пациента, которые противодействуют процедурам и процессам психоанализа.В работе З. Фрейда и И. Брейера «Об истерии» (1893-1895 г. г.) авторы (в первую очередь сам Фрейд) делаются открытия сопротивления и переноса. При лечении пациентки Элизабет фон Р. в 1892 г. был впервые употреблен термин «сопротивление». Фрейд объясняет этот механизм тем, что пациент «отгоняет прочь» несовместимые идеи. Причем сила сопротивления пропорциональна количеству энергии, с которой эти идеи пытаются проникнуть в ассоциации. В те годы Фрейд говорит о преодолении сопротивления с помощью давления на лоб, настойчивости и др.

    Современный психоанализ обобщает и развивает идеи Фрейда и его последователей, описывая клинические проявления сопротивления, виды сопротивления и технику его анализа.

    Клиническими проявлениями сопротивления являются:

    Молчание пациента, которое нередко рассматривается как повторением прошлого, где оно выступало основной реакцией на какое-либо травматическое событие. Аналитик может задавать вопросы: «Что может

    делать ничто в вашей голове?», «О чем ваше молчание?»;Отсутствие у пациента способности

    Существует несколько вариантов классификации сопротивлений. Указываем лишь на одну из них. Сопротивление делят на чуждые Эго (Эго-дистонные) и знакомые Эго (Эго-синтонные). С Эго-дистонными сопротивлениями легко работать, они поддаются анализу и, как следствие, дают возможность установить рабочий альянс. Эго-синтонные сопротивления труднее опознать и аналитику, и пациенту, и поэтому труднее заключить рабочий альянс. В начале анализа работают с Эго-дистонными сопротивлениями, а после установления рабочего альянса — с Эго-синтонными.

    Видео удалено.
    Видео (кликните для воспроизведения).

    Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

    Источники


    1. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2014. — 336 c.

    2. Котова, А.К. Как стать правой рукой шефа: настольная книга секретаря по психологии общения и делопроизводству / А.К. Котова. — М.: Феникс, 2013. — 260 c.

    3. Кинг, Д. Любовница, подруга и жена. Психология супружества / Д. Кинг. — М.: ФАИР-ПРЕСС, Информпресс+, 2014. — 384 c.
    4. Калинина, Р. Р. Введение в психологию семейных отношений: моногр. / Р.Р. Калинина. — М.: Речь, 2011. — 352 c.
    5. Общая психология. Тексты. Введение. Том 1. Книга 2. — М.: Когито-Центр, 2013. — 728 c.
    Материнский перенос – или ясли психоанализа
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here