Метафорическое отыгрывание в гештальте

Сегодня обсуждаем тему: метафорическое отыгрывание в гештальте с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Расстановки по Хеллингеру или метафорическое отыгрываение в Гештальте?

Метафорическое отыгрывание может быть важной экспериментальной частью работы участников гештальт-группы. Само отыгрывание может выглядеть как синтез психодрамы, символдрамы, телесного осознавания, игры.Отыгрываются актуальная жизненная ситуация, включающая в себя отношения с родителями, с мужем, женой, ребенком, с ближайшим окружением, переживания по поводу ситуации, симптомы, т.е. все, что может собираться в фоне(вне осознаваемой зоне: скрытые конфликты, противоречия, незавершенные и непроясненные отношения), и проявляться в виде тревоги, поверхностных симптомов, поверхностных чувств, психосоматических реакций, неэффективные повторяющихся действий, на завершение которых, как правило, не хватает энергии.. Надо добавить, что фон формируется как результат работы психологических защит(слияние, ретрофлексия, профлексия, эготизм, уклонение, проекция и тд..).

Все начинается с того, что кто-то в группе заявляет свою тему, например нелюбовь: невозможность любить своих близких, своего ребенка, себя, невозможность чувствовать любовь по отношению к себе от близких. Обозначаются внутренние элементы инсталляции, которые могут быть представлениями о главных персонажах, участвующих в ситуации, о переживаемых чувствах, действиях, словах. После чего участник группы выбирает людей, подходящих на исполнение роли того или иного элемента, опираясь на свои ощущения, для отыгрывания своей «расстановки». И после этого начинается действие.

Внутренние фигуры родителей, переживаний, симптомов создают своеобразную неосознаваемую инсталляцию, состоящую из замороженных, застывших процессов и переживаний, которая в ходе отыгрывания становится явной. Сам процесс отыгрывания внутреннего во вне(тайное становится явным), является групповым сотворчеством, а ясность и осознавание, которые появляются в результате катарсиса(отреагирование), напоминают переживания возникающие при погружении в театральное действия.

Когда история оживает – появляется автор и режиссер, превращающие застывшее в подвижное, мертвое в живое, незавершенное в завершенное. Структура превращается в процесс, захватывающий участников, заполняющий их ощущениями, чувствами, телесными симптомами, что приводит к переживанию себя элементом чужого внутреннего мира. Когда чужое связывается со своим, находя внутренние аналогии, появляется новое осознавание происходящего и новое знание, что позволяет участникам при обсуждении расширять осознавание и представление автора о его работе.

Участник группы, работавший над осознанием нелюбви, был удивлен неожиданно открывшийся картине, вошел в соприкосновение с глубиной и болью своего переживания, понял некоторые причины своего бегства из семьи и не поддающиеся внешним объяснениям отношения с некоторыми персонажами «расстановки». Фигура нелюбви при обсуждении наполнилась дополнительной энергией, и перед участником появилось осознание необходимости дальнейшей работы с этой фигурой.

Метафорическое отыгрывание помогает работать с фоном, оживляет процессуальность в терапевтической ситуации, делает понятной терапевтическую перспективу и ускоряет терапевтический процесс.

Эмоции и чувства в гештальт-терапии

Эмоции – что они обозначают? Все основные эмоции, которые мы проживаем:

Жизненный цикл эмоций:

[2]

  1. Рождение – эмоция “рождается”, как пузырек в глубине, очень тонко.
  2. Поднятие – эмоция “поднимается”, набирает силы, пузырек поднимается на поверхность нарастая. Эмоция уже видна, хоть и издалека.
  3. Проявление – эмоция “проявляется”, поднялась, проявилась, чувствуется и проживается в теле, в полную силу.
  4. Понимание – эмоция “понимается”, сообщение от эмоции расшифровывается сознанием, предпринимаются соответствующие действия. (ниже будут расшифровки посланий эмоций)
  5. Трансформация – энергия эмоции, через осознание (понимание 4 пункт), изменяет свое качество.
  6. Высвобождение – эмоция “высвобождается” .Трансформированная энергия эмоции возвращается человеку в новом качестве, питая его. Принятие и интеграция нового. Эмоция затухает.
  7. Смерть – эмоция “умирает”, освобождая место в подсознании для чего-то нового.

Природа эмоции – текучесть. Живые эмоции двигаются по своему циклу без застревания, свободно начинаясь и завершаясь. В них нет проблемы.

Проблемы начинаются тогда, когда мы останавливаемся на одной из стадии, обычно на третей (проявление эмоции), перед четвертой (понимание эмоции).

Когда мы не понимаем послание эмоции, она продолжая проявляться, остается на поверхности, перестает течь. Продолжая сигнализировать нам о текущей ситуации.

Долго не понятая эмоция теряет фокус нашего внимания, она нам мешает, мы не хотим её слышать и принимаем решение избавиться от неё (забыть, не обращать внимание). Оттесненные в подсознание эмоции продолжают там свою жизнь, хотя во внешнем мире ситуации, родившей эту эмоцию, уже нет. Любая похожая ситуация во внешнем мире, по резонансному (ассоциативному) принципу, поднимает в нас подавленную эмоцию.И даже больше..

Эмоции – это наши сигнализаторы, безупречная система оповещения (обратной связи о наших действиях) и как результат важнейшая система обучения!

Виды эмоций и послания, которые они в себе несут: (послание – это ключ к расшифровке 4-й стадии жизни эмоции, для её понимания)

  • Агрессия – это когда пора что то начать или закончить.
  • Обида – это когда мы перекладываем ответственность с себя на внешнее.
  • Страх – это когда мы не понимаем того что происходит.
  • Стыд – происходит от запрета на то кем ты есть, запрет на свое проявление.
  • Грусть – это когда уходит старое и мы смотрим назад.
  • Радость – это когда мы после подавления себя расслабляем.

Пусть эти расшифровки будут всегда с вами, введите понимание своих эмоций в автоматизм.

Итог: никакие эмоции ни есть плохие или хорошие. Разрешая себе их проживать, понимая послания от них, используя ключи, и как следствие трансформируя их энергию и обучаясь за счет этого, мы постепенно разблокируем эмоциональную сферу, разбираем эмоциональные завалы, возвращая себе осознанность. Как один из многих результатов этого процесса – это остановка внутреннего диалога. Наступление эмоциональной зрелости. Наступление зрелости человека в принципе.

Комментарии гештальт-терапевта Марии Летучевой: Большинство из нас, слыша о том, что надо бы разрешить себе эмоции, считают, что речь идет только о выражении, предъявлении их вовне. Это важная часть, однако когда на этом «застревают», — энергия эмоции уходит на отреагирование, а ситуация не меняется, потребность остается неудовлетворенной. А между тем смысл эмоций не только коммуникативный (сообщить о своем состоянии окружающим), а прежде всего сигнальный и ресурсный: когда эмоциональный сигнал о потребности дошел до сознания, использовать энергетический заряд (ресурс) эмоции для достижения потребности.

Метафорическое отыгрывание в Гештальте.

Психика человека так устроена, что, благодаря многочисленным нейронным структурам и гуморальным влияниям, соединяющим все этажи мозга между собой и со всем телом, она непрерывно создает взаимозависимое пространство между внутренними и внешними процессами, событиями.

Читайте так же:  Как сохранить личные границы 3 важных шага

Внимание, восприятие, память, мышление обуславливают непрерывный процесс идентификации себя, своих потребностей, дифференциации ощущений, чувств, исследования пространства снаружи для творческой адаптации к происходящему и адекватного действия.

В результате психической активности формируется образ себя и мира, проявляющийся через всё многообразие ощущений, чувств, мыслей, фантазий, воспоминаний, концепций о себе и мире, включающих контексты семьи, работы, большого социума, духовного измерения. Для чего все это? Для того чтобы совершать уместное своевременное действие по удовлетворению потребности, интереса, любопытства, роста.

[3]

По сути, психика находится в непрерывном поиске связи субъективно переживаемого ( которое нацелено на поиск новизны в среде) с текущей социальной реальностью.

В Гештальте процесс, осуществляющий интер-(внутреннюю) и интро-персональную (отношенческую) связь и связь с остальной окружающей средой — называется Контакт.

Человек не может находиться вне Контакта. Контактирование происходит или с живым, или с неживым объектом. Все зависит от того, на чём человек сфокусируется.

Для непосредственного исследования контактного процесса требуется особый навык восприятия происходящего. Этот навык феноменологичен, он подразумевает начальное незнание о человеке, и он используется для получения непосредственного опыта в виде ощущений, чувств, образов, метафор, оставляя за рамками традиционные знания, предубеждения, позиции, интерпретации, комментарии.

Феноменологический процесс переживания настоящего называется Осознавание. Осознается и прошлое, и будущее, которые присутствуют в настоящем. Настоящее – это всегда новая целостность, меняющая представление о прошлом и будущем. Принцип «здесь и теперь» обозначает конкретное место и время текущего осознавания.

Контактный процесс и осознавание ориентируются на интерес к происходящему или внутри, или снаружи человека. Благодаря интересу из фона опыта появляется фигура, которая имеет свою динамику развития.

Динамика «фигура – фон» – это динамика поля. Фон, до появления фигуры, смутный, размытый, содержит обрывки воспоминаний, незавершенные действия, переживания, но, одновременно с этим, содержит в себе потенцию рождения фигуры.

Фигура не существует без фона, так же, как и фон не существует без фигуры.

Появление фигуры возможно только в контакте с кем-то или с чем-то.

Контакт – это всегда встреча с различием. Попытка подняться на встречу к другому опыту, к тому, что отличается от уже известного нам. Контактирование сопровождается возникновением телесных ощущений, ощущений с органов двигательного аппарата, внутренних органов, а так же чувствами, мыслями, образами, изменением позы и дыхания и т.д. Появление интереса из фона диффузного благополучия или настороженности сопровождается соматическими маркерами: сердцебиение, глубокое или остановленное дыхание, тепло или холод, желание действовать или бездействовать.

Осознавание в норме непрерывно, сенсорно, аффективно. В отличие от осознавания, инсайт (другая его форма) выглядит в форме быстрого схватывания очевидного единства части поля или его элементов.

Инсайт дает доступ к точному чувственному пониманию о структуре целостного поля, соответствующей межличностной, внутриличностной теме человека, а также связи поля отношений человека с набором его глубинных сценариев, незавершенных переживаний, действий, симптомов и необъяснимых поведенческих реакций.

В результате вынужденной адаптации (при отсутствии свободного, спонтанного контактного процесса) формируется жесткая структура, захватывающая образ себя и образ мира. Она содержит неотреагированные чувства, несовершенные действия, незакрытые гештальты переживаний, и в результате срыва адаптации может обеспечивать невротические, пограничные, психотические или поведенческие реакции.

Благодаря осознаванию и инсайту, содержание и смысл жесткой структуры могут открыться человеку как парадокс (Как все это может существовать вместе? Как это может управлять моей судьбой? Как это может поддерживать мою болезнь?).

Все, что написано, относится к эффекту, возникающему в гештальт-группе при групповом эксперименте, связанном с «метафорическим отыгрыванием».

Ортега-и-Гассет приводит поэтический пример, где поэт сравнивает дерево Кипарис с «призраком мертвого пламени». Эта метафора переносит предмет с его реального места в сферу чувства. Т.е. Кипарис становится чувством, и чувство «кипарис» и чувство «пламя» идентичны.

Метафора позволяет пережить и осознать тождественность вещей и процессов. Метафора естественный для психики элемент, который входит в понятийную систему обыденного сознания, в рамках которого мы, в основном, мыслим и действуем.

С другой стороны, понимание метафоры – это творческий процесс.

Если вспомнить о латеральном устройстве мозга, то правое полушарие воспринимает метафору не поэлементно, а погештальтно, целостно. Левое полушарие, в свою очередь, объясняет содержание метафоры.

Например, «дырявая голова» – голова, из которой улетучивается происходящее, объясняет левое полушарие; «дуршлаг» – целостно и гештальтно реагирует правое.

Для того чтобы «метафорическое отыгрывание» удалось, группа должна быть эмоционально хорошо разогрета, чувствительна к процессам друг друга, заинтересована в общем развитии группового процесса, члены группы должны переживать достаточную степень безопасности, часть участников должна быть готова выступить в составе рефлексирующей команды, и, самое главное, оказаться способными телесно и метафорически реагировать на историю одного из участников.

Общими усилиями история трансформируется в телесную метафору внутреннего мира застывшего гештальта протагониста. Затем, метафорическим языком выдается обратная связь. Как правило, действие сопровождается мощным инсайтом, появлением обнадеживающих переживаний, подъемом энергии, изменением пространственно-временной перспективы восприятия и готовностью к трансформации и совершению действия.

Работа с метафорическими ассоциативными картами в гештальт-терапии «Будь осознанным с МАК»

Юлия +38098 493 13 64
Татьяна +38067 36 85 988

Работа с картами – это путешествие в глубины вашей души, это работа с вашим подсознанием. МАК — это карты, которые работают именно с вашими ассоциациями, благодаря им, мы обходим рациональную часть мышления, реализовываем диалог между внутренним и внешним, выводим глубинный материал на поверхность. Это безопасная обстановка для самораскрытия и очень эффективная!

На нашем семинаре вы:

  • познакомитесь с МАК
  • узнаете методологические основы работы с картами
  • мы расскажем вам какие бывают колоды, когда и как с ними работать
  • возьмете в свой сундучок несколько универсальных техник
  • все техники и темы будут проработаны на практике
  • вы сами попробуете и сможете задать любые вопросы

на практике увидите как работают МАК:

  • в работе с отношениями в парах
  • в работе с детьми и семейной системе
  • в работе с травмой
  • в работе с психосоматикой
  • в работе с запросами по самореализации.

[1]

Что вы получите по завершению семинара:

Читайте так же:  30 способов прийти в себя после стресса

  1. 12 техник работы с МАК
  2. Точное знание и понимание того, когда и как их можно использовать
  3. Практический опыт работы с картами, который поможет вам с уверенностью работать со своими клиентами
  4. Сертификат международного института гештальт-терапии и творчества «МИГИС»

Для кого этот семинар:

[3]

  • для всех, кто интересуется саморазвитием
  • если вы только начинаете работу с метафорическими
  • хотите узнать и попробовать на практике, что такое МАК
  • хотите пополнить свой арсенал новым направлением работы
  • хотите открыть для себя возможность работы с новыми темами
  • хотите получить глубинную работу
  • хотите, чтобы вашим клиентам было интересно на ваших консультациях

Всех, кто хочет получить новый опыт и новые знания ждем вас на обучающем семинаре.

Адрес проведения программы: ул.И.Акинфиева(Фучика),18, оф.219

Цена участия 2800 грн, при предоплате 50% до 26.06.2019 стоимость участия 2300 грн.

Терапевтическая работа с метафорами в гештальт-терапии.

Работа с метафорой в гештальт-подходе базируется на ее осознавании и осознавании степени влияния на поведение и жизнь клиента. Согласно Соколову (1998), базой для работы с метафорой является наличие бессознательного у пациента и у психотерапевта;

серьезная и постоянная проработка связей сознания и бессознательного у психотерапевта при обучении и супервидении;

двойственность основных чувств, целей, форм общения и самого процесса психотерапии;

перевод символов метафорического языка на уровень непосредственных взаимоотношений, жизненных сценариев, ценностей и убеждений как пациентов, так и терапевтов.

Здесь не имеются в виду интерпретативные техники символ-драмы или юнгианской аналитической терапии. Кроме того, это и не специально «конструируемые» метафоры нейролингвистического программирования. Имеется в виду использование в терапевтической работе языка (метафор) самого клиента (и терапевта). Представления, относящиеся к метафоре в гештальт-терапии, основаны на том, что организм, избегая боли, относящейся к проживанию того или иного чувства или опыта, представляет проблему или состояние в виде образа, предоставляя информацию в замаскированной символической манере. В этой манере нет логики и часто присутствует нонсенс. Под таким нелогичным образом скрывается что-то, что впоследствии может помочь сформировать гештальт и понять, какая потребность требует удовлетворения.

При этом терапевт, работающий с метафорой клиента, обращает внимание на то, насколько она связана с культурным, семейным или эмпирическим опытом и насколько именно этот опыт (концепция мира, проблемы) вносит ограничения в жизнь клиента и формирует его проблему. Иногда терапевт может концентрироваться на буквальном смысле метафоры (для работы с ментальными ограничениями), расширяя телесный опыт клиента («висеть в воздухе»). Иногда требуется акцент на концепции мира, то есть ментальном аспекте («она его увела»). Более того, для работы с метафорами, ограничивающими опыт клиента, необходимо путешествие в другую метафору, расширяющую этот опыт.

Цикл проживания метафоры в терапии можно рассмотреть с точки зрения цикла контакта:

1. Выделение метафоры из фона. Клиент в метафорической форме рассказывает о своем состоянии (или делает это побуждаемый терапевтом, если не может сам вербально охарактеризовать свое состояние или проблему). Появляется фигура в виде метафоры, она может быть рассмотрена терапевтом и клиентом (это соответствует работе с конфлуэнцией и интроекцией — запретные чувства принимают метафорическую форму и находят вербальный выход).

2. Работа по ассимиляции проекции. Клиент может идентифицироваться с различными частями (проективными образа-ми) и ассимилировать принадлежащие ему чувства и желания. По Ф. Перлзу, это работа с частями спроектированного образа, когда клиент поочередно становится каждой из частей и в то же время целостно проживает их. Каждый образ является репрезентацией существования в прошлом и настоящем. Целостное проживание позволяет клиенту выразить болезненную или конфликтную ситуацию, относящуюся к данному образу, без знания о том, что правильно, а что нет. Здесь же применяется подход, ориентированный на чувства. Терапевт побуждает клиента оставаться с актуальными чувствами, которые вызваны мета-форой или образом.

3. Когда проекция ассимилирована, клиент получает возможность ориентироваться в своих потребностях. Существует метод «интуитивного прыжка», «челнока», который подразумевает большее включение терапевта. Когда терапевту кажется, что тот или иной образ, возможно, относится к кому-то из жизни клиента, он спрашивает, что напоминает клиенту та или иная часть метафоры в его жизни. Клиент получает возможность понять, кому адресована та или иная потребность, и вследствие этого имеет дело с конкретным адресатом своего чувства или потребности. Дальнейшая работа идет в обычном порядке Развитие метафоры в групповой терапии*

Метафора в группе появляется как отражение групповой потребности в символической или образной форме. Являясь плодом совместных усилий участников, метафора удовлетворяет индивидуальную потребность каждого члена группы. Возникнув и зафиксировав какое-либо явление групповой жизни, метафора продолжает жить и обрастать контекстом. Она переходит из сессии в сессию, как групповой символ. Пережитые, отреагированные и усвоенные метафоры выступают в дальнейшем как маркеры пережитого группового опыта. Они задевают чувства участников, заставляют их переосмыслить свой вклад в групповой процесс.

Когда появляется групповая метафора, вся группа выступает как созидатель, это доставляет эстетическое удовольствие, многократно умножает групповую энергетику, задействует эмоциональные и интеллектуальные ресурсы участников. Творчество дает ощущение причастности к миру общечеловеческих ценностей, мифологии, религии, фольклору, поп-культуре.

Инициатором метафоры обычно выступают референтные групповые фигуры — лидеры, наиболее продвинутые и живые участники группы. Это спонтанно усиливает групповое бессознательное и выходит на уровень сознания с помощью слов. Фигурой в группе обычно является то чувство, которое преобладает над остальными чувствами и мыслями (остальные компоненты опыта отступают на задний план). Если тема угадана, метафора подхватывается группой, развивается и превращается в коллективную фигуру. Обычно она живет столько сессий, сколько необходимо, чтобы групповая потребность была удовлетворена.

Стадии развития метафоры в группе

1. Фигура на фоне. Чувство, ищущее свое выражение, обретает образ, например, «женский клуб» (чувство одиночества) отражает потребность в поддержке. Обычно в группе появляется банк метафор, но приживается одна, наиболее полно отражающая потребность группы.

2. Поляризация. Участники группы присоединяются к разным полюсам или составляющим метафоры. Происходит отождествление участников с фигурой или фоном. Далее начинается диалог, в котором участники с полярными идентификациями отстаивают свои жизненные принципы и нападают на противников, пока не исчерпают себя.

3. Инверсия. Фигура меняется с фоном. Участники обнаруживают в себе другие черты.

4. Интеграция или осознание единства противоположностей. Метафора переосмысливается по-новому. Участники осмысливают, как человек выбирает свою роль (что он проецирует на других), что дает эта роль другим участникам или другим людям (как «маленькая бедная овечка» превращает других в «хищных и злобных волков»).

Читайте так же:  Символы в судьбе человека

5. Завершение и разрушение гештальта. Когда потребность удовлетворяется, необходимость в метафоре отпадает. Метафора прожита и превращается в маркер совместно пережитого опыта.

6. Созревает новая потребность, и цикл повторяется.

Работа с прошлым в гештальт-терапии

Работая с настоящим, гештальт-терапия ищет корни проблем в прошлом.

Как правило, проблемное поведение гештальт-терапевт трактует как «эмоциональный гной», как проявление, проигрывание ранее полученной травмы (детской травмы, жестокого обращения), и предлагает возвратить чувства по адресу тем, кто вызывал их когда-то и кому невозможно было их открыто выразить — понятно, что в метафорической, игровой форме.

За проблемой — травмы.

Видео (кликните для воспроизведения).

Как правило, ошибочное поведение гештальт-терапевт трактует как проявление («эмоциональный гной»), проигрывание ранее полученной травмы (детской травмы, жестокого обращения), и предлагает возвратить чувства по адресу тем, кто вызывал их когда-то и кому невозможно было их открыто выразить — понятно, что в метафорической, игровой форме. См.→

Из Рудестама:

Следующий диалог по методике «двух стульев» проводит женщина, которая хотела интимных отношений с мужчиной, но как только их отношения стали многообещающими, она сразу же их прекратила.

Защищающийся: Я очень одинока, мне так хочется, чтобы меня кто-нибудь ждал дома.

Нападающий: У тебя есть дети, этого достаточно для тебя.

Защищающийся: Мне хорошо днем, пока я занята делом, и хорошо ночью, когда я очень устаю, но.

Нападающий: Не будь ребенком. Ты должна стать более независимой.

Защищающийся: Но я не хочу быть независимой! Я хочу иметь рядом мужчину, который бы заботился обо мне и принимал решения за меня, и.

Нападающий: Решение, ха! Где ты видела таких мужчин? Разве они могут принимать решения? Они все слабаки — ты кончишь свои дни, ухаживая за ними!

Защищающийся: Но я хочу! Пауль был прекрасен, он брал ответственность на себя, и проблемы становились такими простыми. я любила его, пока.

Нападающий: Да, пока! Пока ты не добилась того, что он не мог и шагу ступить без тебя. В тебе нет ничего хорошего для мужчин.

Защищающийся: Но я хочу, чтобы было! Я ненавижу себя, когда веду себя с мужчинами подобным образом. Я ненавижу себя, когда не могу уделить им время.

Нападающий: Забудь их, детка; оставь их в покое. С ними со всеми что-то не так (Fantz, 1975, р. 91-92).

Диалог позволяет женщине осознать, что «нападающий» напоминает ей о любимом отце, который умер несколько лет тому назад. Продолжая диалог со своим «отцом», она сможет увидеть, что именно «отец» саботирует все ее отношения с мужчинами. Затем руководитель группы, используя приемы психодрамы, просит другого члена группы сыграть роль ее отца, и женщина, принимая участие в драматическом диалоге, сможет выразить свою любовь к отцу и одновременно «освободиться» от его влияния. Этот эксперимент подтверждает, что две части личности могут быть актуализированы и что интроект может быть обнаружен и обсужден.

Еще оттуда же

Большинство людей прерывают континуум сознавания сразу же, как только возникает неприятное переживание. Это избегание сознавания приводит к тому, что мы как бы накладываем на себя путы из незаконченного действия. Так, женщину, которая постоянно боится, что ее оставит муж, хотя она и имеет все доказательства супружеской верности, может постоянно тревожить чувство незаконченного действия. Она отвечает своему любимому так, как будто отвечает обвиняющему ее родителю. Ее страх и недоверие в настоящем могут быть связаны с отрицанием тех неудач в прошлом, которые когда-то не были полностью пережиты. Таким образом, необходимо помочь пациенту завершить незавершенный и травмирующий его гештальт, для того чтобы уменьшилась власть прошлого и он смог бы более адекватно вести себя в настоящем.

Следующий пример показывает, как член группы начинает сознавать свой голос.

У. (участник): Мне бы хотелось понять.

Т. (тренер): Я слышу плачущие нотки в твоем голосе. Слышишь ли ты их?

У.: Да. Какое-то дрожание.

Т.: Теперь ты — это твой голос.

У.: Я слабый, жалобный голос, голос ребенка, который не выполнил какое-то требование. Он боится.

У.: Я маленький ребенок, я боюсь попросить чего-нибудь; я могу попросить то, что я хочу, только выразив все свое отчаяние, тогда мама пожалеет меня и позаботится обо мне.

Т.: Можешь ли ты теперь стать своей мамой? (Naranjo, 1975, р. 39).

Усилению внимания к чувствам способствует задание по утрированному выражению невербальных поведенческих реакций. Участница, находясь на «горячем месте», может не сознавать, что во время рассказа о своем несчастливом замужестве она ударяет кулаком по бедру. Руководитель группы должен это заметить и перевести внимание участницы с невыразительного рассказа на активные физические действия. Перлз считал, что полностью наши стремления подавить невозможно. Усиливая удары кулаком по бедру, участница начинает переживать ранее неизвестные ей чувства, которые и находят выражение в невербальном поведении. Она может, например, почувствовать злость, вину или негодование, связанные с замужеством, или обнаружить, что конфликт, возникший во время замужества, напоминает конфликт с отцом, причиной которого явилось решение дочери выйти замуж вопреки воле отца. Руководитель может попросить участницу сыграть роль кулака, «стать» кулаком, довериться своим чувствам. Подобные упражнения помогают выявить заблокированные чувства и раскрыть сущность внутреннего конфликта, который символически отражается в ударах кулака по бедру.

Экзистенц.-гуман.ПТ / Механизмы и техники гештальт-терапии

Механизмы и техники гештальт-терапии

Систематическое описание методов и техник гештальт-терапии отсутствует. Конкретные упражнения представлены в книге «Ego, Hunger and Aggression» (Perls, 1947), а также в «Gestalt Therapy» (Perls et al., 1951).

Поскольку невроз является признаком задержки роста, лекарством должна быть не столько терапия, сколько метод возобновления роста. Именно эту цель преследуют упражнения. Задача состоит в обнаружении своего «Я», что достигается не путем интроспекции, а через действие.

У среднего человека осознание развито недостаточно. Первая половина книги «Gestalt Therapy» содержит два комплекса упражнений, призванные помочь человеку развить осознание своего функционирования как организма и личности. Эти упражнения являются неотъемлемой частью терапии:

Первый комплекс упражнений предназначен для всех и направлен на:

Читайте так же:  Самопрезентация в кризис

контактирование с окружением с помощью осознания текущих чувств, ощущения противонаправленных сил, концентрации внимания, дифференциации и объединения;

развитие самоосознания через воспоминания, оттачивание чувства тела, переживание непрерывности эмоций, слушание собственных вербализаций, интегрирующее осознание;

направление осознавания посредством превращения слияния в контакт и изменения тревоги на возбуждение.

Второй комплекс нацелен на изменение хронических нарушений функционирования:

ретрофлексия: исследование ошибочного поведения, напряжение мышц, выполнение противоположного действия;

интроекция: интроецирование и процесс еды, смещение и переваривание интроектов;

проекция: обнаружение проекций и ассимиляция проекций.

Терапия строится в духе импровизации. Методы варьируют в зависимости от пациента и конкретной ситуации, при этом терапевт опирается на уже известные техники. Особое внимание уделяется уникальным способам, при помощи которых пациенты пытаются манипулировать своим окружением (включая терапевта) для получения внешней поддержки.

Вариантов гештальт-терапии столько же, сколько гештальт-терапевтов (Latner, 1973). Некоторые техники все же можно считать общими, если не сказать, стандартными. Все они направлены на осознание. Групповой формат вызвал развитие техник, получивших название «игр».

Метод осознавания здесь и сейчас. Девиз гештальт-терапии: «Я и ты, здесь и сейчас». Настоящее, здесь и сейчас, — это собственно терапевтическая ситуация.

Пациент проживает свою проблему в интервью. Ему даже не надо формулировать свою проблему словами, поскольку она неизбежно проявится в невербальном поведении. Пациенту не разрешают говорить «о» проблемах в прошедшем времени или в терминах воспоминаний; ему предлагают пережить их сейчас. Говоря в общем, пациента просят пережить как можно полнее свое дыхание, жесты, чувства, эмоции и голос. Важна выразительная манера, а не содержание переживаний.

Пациенту следует повторять основное предложение: «Сейчас я осознаю». Обязательно использование настоящего времени. Возможны варианты вопроса: «Что вы осознаете сейчас?», «Где вы сейчас?», «Что вы видите? чувствуете?», «Что вы делаете рукой? ногой?» или «Осознаете ли вы, что вы сейчас делаете своей. », «Что вы хотите?», «Чего ждете?».

Задача терапевта — привлечь внимание пациента к его поведению, чувствам, переживаниям, не давая им интерпретации. Задача состоит в том, чтобы выяснить как, а не почему — как пациент мешает собственному осознанию незавершенного или прерванного дела, «дыр», или недостающих частей личности, отвергаемых или диссоциированных ее аспектов. Осознание нельзя вызвать силой; если пациент сопротивляется работе с материалом, к которому привлекает его внимание терапевт, не следует его подталкивать. Придут другие времена, когда пациент будет готов к такой работе.

Само по себе осознание может оказаться целительным, поскольку ведет к контакту с незавершенными делами, которые могут быть завершены. Цель всех техник гештальт-терапии, а не только метода здесь и сейчас, — пробудить в пациенте осознание, чтобы он мог интегрировать отчужденные части своей личности.

Метод пробуждения у пациента ответственности. Реакции пациента на вопросы об осознавании, служат выражением самости. Терапевт наблюдает за этими реакциями, задавая дополнительные вопросы. Реакции пациента часто проявляются в форме избегания или встречных вопросов в адрес терапевта, они могут содержать другие указания на попытку избежать ответственности за поведение. «Для него ответственность есть вина, поэтому он боится быть обвиненным, но готов обвинять сам. Он словно говорит: «Я не несу ответственности за свои установки, все дело в моем неврозе»». Пациент проецирует ответственность на других людей, чаще родителей, или ранние переживания. Он может диссоциировать себя от невербальных реакций, говоря о своем теле или его частях «оно», а о его действиях «они».

Терапевт требует от пациента изменить формулировку с вопросов на утвердительные предложения, заставляя его взять на себя ответственность за них. Психотерапевт предлагает пациенту говорить я вместо оно, когда речь идет о частях тела и их действиях. Так пациента подводят к тому, чтобы он взял ответственность за себя и свое поведение здесь и сейчас, чтобы он лучше осознавал себя.

Работа с драмой и фантазией. Терапевт может ускорить осознавание, вводя ряд техник, требующих драматической деятельности (принятие ролей) и воображения пациента. Этот подход особенно полезен, если взаимодействие пациента с реальностью блокировано. Фантазия с помощью символов отображает реальность в миниатюре, она может быть вербализована, записана или отыграна в различных формах с психотерапевтом, другими участниками группы или в процессе монотерапии. При монотерапии пациент создает и направляет все действо, сам играет все роли. Фантазия предполагает отыгрывание в терапии невротических тенденций, которые впоследствии могут быть взяты под контроль. В отличие от Морено, Перлз не вовлекал других в драматическое действо: он поручал пациенту самому играть все роли. Используя различные техники и ситуации, он поощрял исполнение ролей пациентом.

Техника челнока — переключение внимания пациента попеременно с одного вида деятельности или переживания на другой: например, говорение и слушание себя. Терапевт может облегчить процесс, привлекая внимание пациента к тому, что было сказано и как это было сказано: «Осознаете ли вы это предложение?»

Кроме того, пациент может переключаться с переживания прошлого опыта в воображении и в ситуации «здесь и сейчас». Переживание вызывает внутренние ощущения, которые, будучи осознаны, заполняют пробелы, связанные с переживанием, и способствуют завершению соответствующего незавершенного дела. Техника челнока частично входит в другие техники — в диалоги нападающий/защищающийся и технику «пустого стула».

Диалог нападающий/защищающийся. Невротические конфликты затрагивают противоположные или противостоящие черты или аспекты личности. Когда терапевт обнаруживает подобный раскол в личности, он предлагает пациенту провести эксперимент с вовлечением каждой конфликтующей стороны в диалог. Наиболее распространен раскол между двумя Я в личности, «нападающим» и «защищающимся». «Нападающий» = Суперэго: праведное, перфекционистское, авторитарное, наказующее и запугивающее образование. «Защищающийся» = Ид, или инфраэго, по Перлзу: нечто примитивное, уклончивое, оправдывающееся по типу «да, но», пассивно саботирующее требования «нападающего» и обычно одерживающее верх.

Конфликт может быть разрешен только путем интеграции пациентом двух аспектов своей личности. Процесс интеграции происходит, когда пациент осознает «нападающего/защищающегося», вступая в диалог, в котором он попеременно выступает от имени того и другого.

Пустой стул. Это метод фасилитации ролевого диалога между пациентом и другими людьми или между частями личности пациента. Обычно используется в групповой ситуации. Два стула ставят друг напротив друга: один соответствует пациенту или одному из аспектов его личности («нападающему»), другой — другому человеку или части личности («защищающемуся»). Меняя роли, пациент пересаживается с одного стула на другой.

Читайте так же:  Простить! как

Терапевт может ограничиться наблюдением за диалогом или рекомендовать пациенту, когда следует пересесть на другой стул, предлагать варианты ответов, привлекать внимание пациента к сказанному и к тому, как это было сказано, или же просить пациента повторить или усилить слова или действия. В процессе такой работы пробуждаются эмоции и конфликты, возникают и разрешаются тупики, может произойти осознавание и интеграция полярностей, или расколов, внутри пациента, между пациентом и другими людьми, между желаниями пациента («защищающимся») и социальными нормами («нападающим»).

Техника пустого стула часто используется в групповой ситуации, когда терапевт работает с участником группы один на один. Человек, с которым работают, занимает «горячий стул» и садится напротив пустого стула перед группой.

Работа со сновидениями. Перлз полагал: сновидения — прямой путь к интеграции. Терапевт пытается заставить пациента повторно пережить сновидение в настоящем, в терапевтической ситуации, включая его отыгрывание. Интерпретации не даются, поскольку они ведут лишь к интеллектуальному пониманию. Давать интерпретацию поручают самому пациенту.

Сновидение отражает или содержит в той или иной форме незавершенную, не ассимилированную ситуацию. Разные его части есть проекции разных и конфликтующих сторон самости. В принципе сновидение содержит все необходимое для исцеления, если понять и ассимилировать все его части.

Сновидения выявляют недостающие части личности и методы избегания, которыми пользуется пациент. Пациенты, не запоминающие сновидений (всех сновидений), отказываются взглянуть на свои проблемы; они «думают, что заключили сделку с жизнью». Таким пациентам предлагают обратиться к ускользнувшим сновидениям: «Сны, где вы?»

При работе со сновидением пациента просят сыграть роль разных людей и объектов. В процессе игры пациент отождествляет себя с отчужденными частями своей личности и интегрирует их. Затруднения при игре или отказ означают, что пациент не желает присвоить или получить назад свои отвергнутые части. Облегчает процесс использование техники пустого стула, когда пациент пересаживается со стула на стул при взаимодействии с героем сновидения, объектом или частью себя.

Домашнее задание. Пациент должен заново пережить сессию, представляя себя в терапевтической ситуации. Если почему-либо это дается с трудом, надо постараться выяснить, в чем проблема, может быть, что-то было недосказано на сессии. Если это так, то может ли пациент теперь это сказать? Акцент делается на осознавании факта избегания и прерывания самовыражения.

Позволив пациенту играть и «обнаружить, что все это у него имеется (все, что, как он полагает, могут дать ему только другие), мы повышаем его потенциал. Таким образом, в процессе терапии мы пытаемся шаг за шагом помочь пациенту присвоить отчужденные части личности, пока он сам не станет достаточно сильным для фасилитации собственного роста» (Perls, 1969a).

Правила и игры гештальт-терапии обобщены Левицки и Перлзом.

принцип «сейчас»: употребление настоящего времени;

«я и ты»: прямое обращение к человеку, а не обсуждение этого человека с терапевтом;

использование Я-высказываний: замена оно на «Я», когда речь идет о теле, его действиях и поведении;

использование континуума осознавания: фокусирование на как и что опыта, а не на почему;

недопустимость сплетен: прямое обращение к присутствующему человеку, а не комментарии о нем;

просьба к пациенту переводить вопросы в утверждения.

1. Игры в диалог. Пациент играет роли аспектов расщепленной личности и ведет диалог между ними. Эти части включают «нападающего» (Суперэго или долженствования) и «защищающегося» (пассивное сопротивление), агрессивное/пассивное, хорошего парня/скандалиста, мужественность/женственность…

2. По кругу. Пациент развивает общее утверждение или тему (например, «Терпеть не могу всех, кто находится в этой комнате») перед каждым человеком в отдельности, с соответствующими дополнительными комментариями.

3. «Я беру на себя ответственность». Пациенту предлагают заканчивать каждое утверждение о себе или своих чувствах высказыванием «и я беру на себя ответственность за это».

4. «У меня есть секрет». Каждый человек думает о своем личном секрете, связанном с виной или стыдом и, не делясь этим секретом, представляет себе, как, по его мнению, отреагировали бы на него окружающие.

5. Отыгрывание проекции. Когда пациент высказывает мнение, являющееся проекцией, ему предлагают сыграть роль человека, вовлеченного в эту проекцию, с целью обнаружить скрытый конфликт.

6. Перестановки. Пациенту предлагается роль, противоположная его явному поведению (например, быть агрессивным, а не пассивным); ему следует распознать и наладить контакт с латентным, скрытым аспектом себя.

7. Смена контакта на отстраненность и обратно. Распознается и принимается естественная склонность к отстраненности, пациенту позволяют временно пережить безопасность отстраненности.

8. Репетиция. Поскольку мышление по большей части представляет собой репетиционную подготовку к исполнению социальной роли, участники группы проводят совместные репетиции.

9. Преувеличение. Преувеличение также относится к репетиционным играм. Когда пациент произносит важное утверждение обычным тоном, свидетельствующим о недооценке его важности, ему предлагается повторить это утверждение снова и снова, повышая громкость и делая на нем акцент.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

10. «Можно мне подсказать вам предложение Терапевт предлагает пациенту повторить определенное предложение, которое, по мнению терапевта, отражает нечто важное для пациента, чтобы пациент мог примерить его на себя. Часто сопровождается интерпретацией.

Источники


  1. CD-ROM (MP3). Гипнотизм и психология общения. — Москва: РГГУ, 2018. — 179 c.

  2. Энциклопедия современной женщины. Семья и карьера. — М.: Мир книги, 2002. — 350 c.

  3. Ижванова, Е. М. Проблемы детско-родительских отношений / Е.М. Ижванова. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 90 c.
  4. Панфилова, М. А. Игротерапия общения. Тесты и коррекционные игры. Практическое пособие для психологов, педагогов и родителей / М.А. Панфилова. — М.: Гном, 2016. — 160 c.
  5. Гавэйн, Шакти Доверять себе. Путь к свободе и самовыражению. Пробуждение чувств. Доверься — и следуй! В поисках любви. От ложного доверия к доверию истинному (комплект из 3 книг) / Шакти Гавэйн и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 864 c.
Метафорическое отыгрывание в гештальте
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here