Мое тело страдает за всех вас энкопрез и проблема стыда в семье

Сегодня обсуждаем тему: мое тело страдает за всех вас энкопрез и проблема стыда в семье с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь (часть 1)

Стыд отличает нас от животных и делает людьми. Стыд актуален, если мы живем в обществе. Если мы одни на необитаемом острове — вопрос стыда будет мало нас беспокоить.

Прежде всего, стыд обеспечивает остановку. Представьте, как работают тормозные колодки в автомобиле. Колеса крутятся, крутятся и тут что-то механически начинает их тормозить, некоторое статическое приспособление, постепенно давящее на колесо и заставляющее сбрасывать скорость, проще говоря — мешающее ему крутиться.

Примерно так работает чувство стыда в организме человека — оно останавливает активность, вызывая некоторое онемение, напряжение мышц — блокирующее движение вперед, возбуждение и агрессию.

Стыд как бы сообщает нам, что есть какие-то полезные, хорошие действия и формы жизни среди людей, а есть — не полезные, неценные, «плохие».

Именно благодаря чувству стыда мы ведем себя «прилично». Мы можем создать общество, границы, системы, принципы, иерархию и т.д. Мы знаем, в каких рамках должны быть, как проявляться, чтобы быть принятыми другими людьми, чтобы оставаться с ними в отношениях и получать защиту и поддержку.

Мы не выходим на улицу голыми, здороваемся, выполняем правила приличия. В театре, к примеру, отключаем мобильный телефон. Соблюдать это нам во многом помогает именно чувства стыда, которое основывается на переживании некоторой собственной «хорошести» и уместности в обществе.

Все, что описано выше касается сугубо регуляторного, то есть здорового чувства стыда человека.

Нездоровый или токсический стыд

Когда мы растем, как и за что стыдиться мы узнаем, прежде всего, от родителей. Где та «мера» стыда, которая поможет остаться в обществе людей, при этом не помешает жить и удовлетворять свои потребности.

Но очень часто со стыдом бывают сильные перекосы. И родители приучают своих детей стыдиться гораздо больше, чем нужно. Тогда в жизни такого человека могут наступить самые, что ни на есть, тяжелые времена. Ведь он не может в полной мере удовлетворять свои потребности, его организм начинает замирать там, где можно жить, останавливаться там, где дорога открыта.

Токсический стыд проявляется в таких ситуациях, когда головой понимаешь, что вроде бы все нормально и ничего страшного нет, но почему-то «рот открыть» не можешь.

Не можешь что-то кому-то сказать. Не можешь подойти к девушке и познакомиться. Не можешь попросить. Просто тело как бы не пускает туда, хотя голова понимает, что очень хочется.

Виды стыда

Стыд можно разделить на категории:

1. Конфлюэнтный. От слова «конфлюэнция» — слияние. Есть такие семьи, где все построено на слиянии. То есть, чтобы выжить вместе, мы должны быть одинаковыми — одинаково себя вести, думать, обустраивать жизнь, одинаково хотеть и чувствовать. Если кто-то «выбивается» из общей массы — это тревожный знак, ведь система может развалиться. Примером такой конфлюэнтной семьи есть бывшее советское общество, где люди получали одинаковые зарплаты, ходили в одинаковой одежде и даже одни и те же ключи подходили к разным квартирам (как было показано в полюбившемся многим фильме Эльдара Рязанова).

В конфлюэнтных семьях развивается конфлюэнтный стыд — то есть стыд быть собой. Ведь помимо того, что мы все похожи друг на друга, мы еще и все очень разные. И у нас могут быть совсем разные потребности в разные моменты времени. Но конфлюэнтный стыд не дает нам почувствовать свою автономию, нам нужно быть такими, как другие, чтобы не быть отвергнутыми ими. Иначе — мы будем переживать мучительное чувство ужаса от собственной неуместности и страх отвержения.

Стыд сильно связан со страхом отвержения. Если мы очень боимся быть оставленными и брошенными, мы непременно будем стыдиться собственной инаковости и неудобности для других

2. Интроективный стыд. Если конфлюэнтный стыд имеет диффузный характер, то есть мне стыдно в принципе за то, что я есть такой, то интроективный стыд более локален. Он связан с некоторыми стереотипами, правилами, установками (интроектами), которым нас научили. Собственно, эти установки хорошо выявляются под словами «нельзя» и «надо», которое часто любят говорить мамы и папы. «Нельзя говорить плохие слова», «нельзя кричать на маму», «нельзя шуметь», «надо быть послушным, тихим», «надо слушаться маму», «надо хорошо себя вести» и т.д. Интроективный стыд всегда привязан к предметам, событиям, обстоятельствам. Его можно перестать чувствовать, изменив форму поведения — то есть, перестав как-то себя «плохо» вести или начав что-то делать «хорошо» соответствовать (интроекту). Перестал, к примеру, кричать на маму — все, молодец, от стыда избавился!

3. Проективный стыд. Этот вид стыда связан не столько со смысловой нагрузкой, сколько с его носителями. К примеру, встречаем мы кого-то, и нам кажется, что именно этот человек точно будет нас за что-то осуждать. Мы этого, конечно, наверняка не знаем, но чувство стыда испытываем. Как два подростка, которые закрылись в комнате и целуются, могут фантазировать и боятся, что «кто-то» зайдет и будет их стыдить, останавливать, осуждать. Здесь работает механизм проекции — основной, по сути, на котором построена работа психики. Только то, что есть внутри нас мы можем видеть во внешнем мире. Если мы откуда-то знаем (интроективный стыд), что целоваться в комнате нельзя, то мы будем проецировать это знание на тех, кто может зайти и увидеть. И конечно, переживать при этом некоторую остановленность — замирание в теле, сбой в дыхании.

4. Ретрофлексивный стыд. От слова ретрофлексия — «поворот на себя» то есть обращение выданной организмом энергии назад, в себя. В принципе, любой вид стыда можно назвать ретрофлексивным, поскольку этому чувству свойственна остановка энергии и накопление ее в теле. Но здесь этот вид выделен для того, чтобы подчеркнуть возможные последствия сильного стыжения, выраженного в соматизации, болезнях, а порой — дезорганизации психической деятельности. К примеру, панические атаки — хороший вариант последствий ретрофлексивного стыда, когда стыда настолько много, что организм реагирует сильными телесными реакциями.

Чего мы стыдимся больше всего

Когда я работаю с клиентами, то каждый в какой-то момент приносит свою «историю стыжения». Мы скрупулёзно и внимательно разбираем ее детали. Во многих случаях я слышу похожие темы, чего часто стыдятся женщины, а чего — мужчины. Здесь я выделила основные моменты, за которые чаще всего стыдят и от чего мучаются люди. Безусловно, что у каждого — свои оттенки, особенности. Это довольно грубые обобщения, которые возможно, смогут помочь вам где-то увидеть себя.

Читайте так же:  Сказка про страх смерти

Стыд неудачи (ошибки, провала)

Наверное, это самая популярная тема для переживания стыда, возможно, в жизни каждого человека имеется такой опыт — когда было стыдно за то, что где-то дал слабину, не успел, не смог, не выполнил, не победил.

Стыд неудачи часто свойственен мужчинам, но и многие женщины могут страдать от него.

Стыд провала обычно связан с требованиями, которые мы себе предъявляем. И если эти требования слишком жесткие, завышенные, то мы непременно будем чувствовать дикий дискомфорт от их невыполнения, а также страх вообще чем-либо заниматься, страх вновь пережить это сильное чувство ничтожности.

Актуализированный стыд неудачи проявляется у тех людей, от которых в детстве ожидали более быстрого развития, чем ребенок мог предоставить. Эта частая ловушка родителей, когда ценностью является рост и развитие (как фактор здоровья), и соответственно — не-ценностью — простое «топтание на месте» или же просто присутствие ребенка в какой-то точке какое-то время. Именно из тревоги о риске недоразвитости мамы отдают еще совсем маленьких детей в садики, школы, на курсы развития. И тем самым оказывают своим детям медвежью услугу. Ребенок начинает учиться предъявлять к себе более высокие требования, чем он в этот момент времени может обеспечить.

Во взрослом возрасте такой человек боится остановок, боится неудач, боится затормозиться, выдать худшие результаты. Ведь за это мама его отвергала, она тревожилась и не позволяла ему просто быть таким, как получается. Нужно было все время идти вперед.

Стыд сексуального возбуждения

«А Верка-то из пятого подъезда, точно проститутка!». Возможно, каждый из нас хоть один раз в жизни слышал что-то подобное от престарелых тетушек на лавочках во дворе.

Эта история — яркий пример нереализованного сексуального возбуждения этих женщин. Ведь признать свое возбуждение — очень стыдно, легче и безопаснее спроецировать его на молодую соседку.

Стыд сексуального возбуждения свойственен людям из постсоветского общества — и мужчинам, и женщинам.

Мы на клеточном уровне знаем: переживать сексуальное возбуждение нельзя, а быть замеченным в возбуждении — смерти подобно!

Если вдруг у меня родилось возбуждение к женщине — я должен непременно заняться с нею сексом, а если это сейчас невозможно — подавить в себе любое к ней притяжение, сбежать, исчезнуть, окаменеть!

[3]

Токсический стыд собственного сексуального возбуждения возникает из первого опыта отношений между мальчиком и мамой, девочкой и папой. Если ребенка стыдили и отвергали (сторонились) за первые детские попытки реализовать свое возбуждение к взрослому противоположного пола, он будет также стыдится в отношениях с другими мужчинами и женщинами.

Например, мама, заметив, что у сына уже начинает происходить эрекция, отдаляется от него, перестает всячески прикасаться, боится даже подходить близко. При этом мальчик может глубоко обижаться, считывая такое отвержение и всячески подавлять свое сексуальное возбуждение (оставаться маленьким мальчиком), чтобы быть принятым и близким к маме.

Или девочка, проявляя интерес и заигрывая с папой, может натыкаться на «замороженное» состояние отца, который начинает очень сильно напрягаться и пытаться как-то избежать и увильнуть от неприятного сочетания стыда и возбуждения к собственной дочери. Отец становится очень формальным, строгим, неспособным на нежность и тепло. Девочка понимает: свое возбуждение нужно скрывать, себя держать в рамках, при этом чувство глубокой обиды, непринятия не покинет ее и в отношениях с ее будущими мужчинами. «Нельзя быть возбужденной женщиной рядом с мужчиной» — вот такой плачевный итог этой подсознательной установки.

Часто, именно такие пристыженные в возбуждении мужчины и женщины создают пары. Им просто безопасно вместе — они оба стыдятся одного и того же и поэтому очень заботятся о том, чтобы обходить «стыдные места».

При этом каждый может чувствовать свою внутреннюю неудовлетворенность и пытаться смотреть «на сторону», на других женщин и мужчин. Или удовлетворяет свой интерес где-то в виртуальной реальности — например, просматривает порнофильмы, где можно хоть как-то слиться в переживании возбуждения с актерами и позволить себе, наконец, в полной мере переживать свое собственное.

Стыд быть слабым — морально и физически

Нельзя быть слабым. Слабые — физически и морально — люди никому не нужны. Если ты заметил в себе слабину — ее нужно срочно преодолеть и обязательно скрыть от других!

Это очень жестокие и кощунственные установки. Они часто преследуют мужчин, но свойственны и женщинам.

Показать свою уязвимость — страшно. Этому учат нас наши родители, которых воспитывали их родители, пережившие войну. А там действительно нельзя быть слабым. Убьют.

Вся досада в том, что стыд собственной слабости оставляет нас в глубоком одиночестве — без поддержки, ласки, сочувствия, тепла, опоры — когда это все как раз очень необходимо нам! Это как оставить больного гриппом без чая, лимона, теплой постели, а заставить идти на улицу и работать. Часто люди, стыдящиеся собственной слабости, очень быстро выгорают, не замечая и не уважая собственных ограничений, — они фактически убивают себя.

Стыд быть отвергнутым другими

Получить отвержение, услышать в ответ слово «нет» — именно этого мы может очень сильно бояться и стыдится. Как будто бы после отказа и отвержения наша личная ценность как-то рушится, мы уже не можем быть такими, как были прежде, мы становимся хуже, неважными. Поэтому, боже упаси, этот отказ получить. Я лучше никогда не спрошу, никогда. Только бы не услышать ответ «нет».

Если меня отвергают, значит, я плохой и непопулярный. А должен ведь нравиться всем, быть идеальным для всех!

Если я хочу быть принятым, я должен быть каким-то уникальным, нужным, важным для всех вокруг. Ну, прямо как стодолларовая купюра!

Правда в том, что невозможно всегда всем целиком и полностью нравится. И отвержения во взрослой человеческой жизни, на самом деле, много. Иногда, испытывать стыд за то, что тебя отвергли, — это попытка защититься от более тягостных переживаний — обиды, тоски, боли, печали, бессилия.

Во второй части статьи — Стыдно показать, что стыдно. Амплифицированный стыд: как вернуться в жизнь — я затрагиваю тему избегания стыда. Те способы, которыми мы можем защищаться от этого переживания, тем самым нанося себе непоправимый вред. Стыд является нашим союзником, когда мы его осознаем и уважаем. Стыд превращается в нашего врага, когда мы пытаемся его избежать и не замечать.

Я как психолог в Киеве, конечно, работаю с темами стыда со своими клиентами. Это распространенная тема, которая возникает в процессе исследования себя и своих проявлений. Как обнаружить стыд, как его разрешить проживать, как им пользоваться — в какимх случаях, с кем, зачем. Как перевести форму токсического стыда — в регуляторную его форму. Это все достигается благодаря психотерапии.

Читайте так же:  Дистанция в отношениях

Автор Елена Митина http://elenamitina.com.ua

Использование материалов разрешено только с указанием авторства и активной ссылки на сайт.

Невротический энкопрез

По МКБ-10 невротический энкопрез относится к рубрике F98.1 – энкопрез неорганической природы. В нее включаются:

— недержание кала неорганической природы.

Рассмотрим, что же представляет собой понятие «невротический энкопрез». Неорганический (невротический) энкопрез – это повторяющееся, произвольное или непроизвольное отхождение кала, обычно нормальной или почти нормальной консистенции в местах, которые в данном социо-культуральном окружении не предназначены для этой цели. Состояние может представлять собой патологическое продолжение нормального младенческого недержания или может включать в себя потерю навыков удержания кала вслед за периодом приобретенного контроля за кишечником; или же речь идет о намеренном отложении кала в неподходящих местах, несмотря на нормальный физиологический контроль за функцией кишечника. Состояние может встречаться как моносимптоматическое расстройство или быть частью более широкого расстройства, особенно эмоционального расстройства (F93) или расстройства поведения (F91).

[2]

Следует сказать о видах энкопреза. Энкопрез разделяется на первичный и вторичный виды. Первичный вид (тип): расстройству не предшествовал период, когда больной страдал задержкой опорожнения кишечника, продолжающейся не менее 1 года, и вторичный, при котором расстройству предшествовал период, когда больной страдал задержкой опорожнения кишечника, продол­жающейся по меньшей мере 1 год.

Далее рассмотрим эпидемиологию энкопреза.Наличие функционального энкопреза может диагностирова­ться у 1% 5-летних детей. Он чаще обнаруживается у представите­лей социально-экономических классов, и в три-четыре раза чаше у лиц мужского пола. У некоторых детей, страдающих энкопрезом, имеется также и энурез. Наиболее часто энкопрез наблюдае­тся в дневные часы; если энкопрез происходит ночью, прогноз значительно ухудшается.

Хотя в большинстве случаев при энкопрезе не бывает значите­льной задержки каловых масс в кишечнике, у некоторых детей энкопрез может быть связан с запорами, в результате которых и на­блюдается энкопрез, относящийся к типу, связанному с наруше­нием функции кишечника.

Естественным ходом событий является самопроизвольное прекращение энкопреза, и он обычно редко наблюдается позднее раннего и среднего подросткового возраста. Энкопрез обычно отвратителен для большинства людей и мо­жет приводить к возникновению сильного напряжения в семье и социальному остракизму. Ребенок с энкопрезом часто является козлом отпущения. Над ним обычно смеются сверстники, и его избегают взрослые. Психологически у больного может быть при­туплённая реакция на тот эффект, который он оказывает на дру­гих, но большинство страдающих энкопрезом имеют крайне низ­кую самооценку и понимают, что к ним плохо относятся. Кроме этих психологических осложнений, большинство не­приятностей связано со снижением функции желудочно-кишеч­ного тракта, вторичным по отношению к удерживанию каловых масс, включая ущемление и трещины ануса.

  1. энкопрез, обусловленный органическим заболеванием, как аганглионозный мегаколон (аганглионоз толстой кишки) или расщелина позвоночника (энкопрез может сопровождаться или возникать вслед за такими состояниями как трещина заднего прохода или желудочно-кишечная инфекция);
  1. запор, включающий перегрузку калом, имеющий следствием пачкание калом жидкими или полужидкими фекалиями в результате «переполнения» прямой кишки; в некоторых случаях энкопрез и запор могут сосуществовать; в таких случаях кодируется энкопрез (с дополнительным соматическим кодированием состояния, обусловливающего запор);
  2. умственная отсталость (это расстройство может стать причиной недержания в нарушении нормального хода развития функции регулирования как часть общей задержки развития);
  3. серьезное сексуальное насилие (также может стать причиной недержания).

К тому времени, когда ребенка приводят к врачу, в семье обычно уже достаточно раздоров и отчаяния. Следует ослабить внутрисемейное напряжение и создать атмосферу, в которой нет места наказаниям. Точно так же надо предпринять усилия, чтобы облегчить страдания ребенка в школе. Необходимо обеспечить смену нижнего белья так, чтобы это никому не бросалось в глаза.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Психотерапия эффективна для ослабления напряжения в се­мье, облегчения реакции лица, страдающего энкопрезом, на свою неполноценность (т.е. низкую самооценку и социальную изоля­цию), для обращения к психодинамической причине, имеющейся у тех детей, которые могут контролировать свой кишечник, но продолжают выделять испражнения в неподходящих местах, а также для лечения случаев вторичного энкопреза, являющихся реакцией на психологический стресс.

С большим успехом используются поведенческие методы, включая «звездные карты», когда ребенок наносит на карту слу­чаи, когда он или она «остаются сухими», и другие методы пове­денческого подкрепления.

В случаях недержания кала, связанного с нарушением функции кишечника, вторичного по отношению периоду задержки каловых масс (запору), надо обучать больного правилам гигиены, а также принимать меры к ослаблению боли при дефекации, обусловлен­ной трещинами или твердым стулом; это надо делать, проконсультировавшись с педиатром.

Стыд в семьях активных алкоголиков.

Стыд взаймы (borrowed shame).

Стыд заразен. Дети или взрослые, которых заметным образом затрагивают отношения с алкоголиком, часто перенимают его стыд. Иногда кажется, что они стыдятся больше, чем сам алкоголик. Выздоравливающим клиентам нужно исследовать это наследие, которое может продолжать наносить вред индивидам годы спустя после того, как они покинули дом алкоголика.

В интересах терапии я назвал этот феномен «стыдом взаймы», чтобы не фокусироваться на нем как на болезни или расстройстве. Слово «взаймы» имеет несколько важных применений:

[3]

(1) стыд на самом деле принадлежит кому-то другому;

(2) созависимый индивид просто использовал этот стыд на временной основе;

(3) поскольку стыд принадлежит кому-то другому, правильным решением для созависимого будет вернуть его настоящему владельцу;

[1]

(4) было бы проявлением эгоизма продолжать держаться за этот стыд, раз он не является законной собственностью клиента.

Безусловно, не весь стыд созависимого — заимствованный. Он может нуждаться в работе с собственными сущностными проблемами отчаяния, отсутствия собственной ценности и унижения. Но полезно помочь клиенту отделить эти критические проблемы от негативных чувств на свой счет, порожденных поведением алкоголика.

«Разъединение с любовью» – фраза, связанная с лечением созависимости. Она относится к тому, как затронутые члены семьи учатся вести жизнь, не крутящуюся физически и эмоционально вокруг алкоголика. Стыд взаймы должен быть возвращен владельцу, чтобы человек мог увидеть свою жизнь в новой перспективе. Возврат стыда – это способ начать построение более прочных и определенных границ.

Заимствованный стыд является проблемой людей, в настоящее время живущих с активными алкоголиками. Они регулярно испытывают смущение или подвергаются насмешкам из-за безответственности последнего. Они никогда не могут знать, в какой момент образ респектабельности будет сорван с них небрежным замечанием соседей или слишком вежливыми вопросами друзей. В результате члены семьи с большой вероятностью становятся настороженными и изолированными от общества. Это только подтверждает для них и их соседей, что у них, должно быть, есть, чего стыдиться, и так раскручивается спираль возрастающего стыда, дальнейшей изоляции и дальнейшего еще большего стыда.

Читайте так же:  Про зону комфорта

Заимствованный стыд является характеристикой многих взрослых детей алкоголиков. Годы спустя после ухода из дома алкоголика эти люди все еще несут на себе его стыд. К этому времени становится трудно отделить его от сердцевины личности. Взрослый ребенок должен сначала понять, что стыд взаймы существует. Затем, с некоторой помощью и руководством, он может постепенно понимать и вспоминать, как много раз он чувствовал стыд только потому, что ему привелось жить с алкоголиком. И даже тогда клиент не будет способен просто отделить от себя заимствованный стыд. Он должен сначала принять его. Взрослый ребенок в конце концов станет более способным восстановить свое чувство собственного достоинства, когда поймет, что «плохость», которую он считал неотъемлемой частью себя, на самом деле является реакцией на семейный дистресс.

Клиенты могут возвращать заимствованный стыд в процессе индивидуальной и групповой терапии. В норме клиент символически говорит родителю-алкоголику, что не хочет больше чувствовать стыд вместо него. Может быть полезным обсудить главные причины, по которым стыд был взят взаймы, как, например, чтобы защитить алкоголика. Клиенты могут проговаривать эти вопросы с консультантом, или они могут разыграть данную ситуацию с другими членами группы. Цель, конечно, заключается не в том, чтобы перевалить стыд на алкоголика, а в том, чтобы избавить его взрослого ребенка от бесполезной и болезненной ноши.

Критические суждения о себе

Woititz (1983) отметил, что взрослые дети алкоголиков судят себя без всякого милосердия.

Индивид, которого немилосердно судили, вероятно, интернализует критицизм. Он не будет нуждаться в критическом голосе извне. Скорее, он научится быть самокритичным. Он будет регулярно говорить себе, что ничего не стоит. Не важно, насколько он успешен, он будет считать себя обманщиком, не достойным называться человеком. Ребенок, которого стыдили таким образом, вырастая, овладевает искусством стыдить себя самого. Он не может принять того, что делает, потому что не принимает того, кто он есть. Он никогда не может убедить себя в том, что достаточно хорош или достоин любви.

Одним из симптомов такой самокритичной натуры является нетерпимость к похвале. Взрослый ребенок алкоголика выстраивает толстую стену, чтобы предохраниться от выражения благодарности другими. Первый способ, которым он отказывается от комплиментов – это пожимание плечами. Если возможный хвалитель упорствует, он отступает на другую линию обороны, «да, но». («Да, но на самом деле это заслуга моего друга», «Да, но я только угадал один из их вопросов», «Да, но если бы ты действительно знал меня, ты бы увидел, что я не всегда так хорош»). Если и это сопротивление неудачно, стыдящийся человек может выйти из комнаты, разозлиться на того, кто его хвалит, или обернуть ситуацию в раздачу комплиментов другой персоне. Он может казаться смущенным и напуганным. Взрослый ребенок обладает ригидным и негативным понятием о себе, которое может быть разбито получением позитивной обратной связи.

Супруги алкоголиков могут также быть критичными к себе. Они могут жить с высоко критичным человеком, алкоголиком, который с готовностью говорит им об их ошибках. К тому же, другие члены семьи часто обращают свой гнев и фрустрацию по поводу семейной ситуации на трезвого супруга, настаивая, что именно в нем реальная проблема. Атакуемая со всех сторон, супруга, даже выросшая в семье, не перегруженной стыдом, вероятно, понесет ущерб в области самооценки. Будучи окруженным людьми, показывающими на тебя пальцем и стыдящими, любому из нас было бы трудно не направить на себя и свой собственный палец.

Созависимые супруги часто проживают жизнь мучениц, пожертвовавших своим счастьем ради «сохранения» своих семей. Это мученичество не рассматривается созависимыми как их выбор. Они верят, что семья развалится без их постоянной бдительности, что они должны отказаться от большинства радостей жизни ради предотвращения возможной фатальной катастрофы. Так или иначе, супруги часто излучают чувство горечи; они думают, что их не ценят – и это часто является правдой. Случилось следующее: фокус семейного стыда был перенесен на трезвого супруга. Остальная семья атакует созависимого родителя, делая его ответственным за семейную боль. Они могут обвинять супругу в сучности (bitchiness) или в попытках контроля за их жизнью, и даже в том, что она – источник семейного стыда. Например, одна из моих клиенток пыталась регулировать пьянство своего мужа, сопровождая его в бар. Муж сопротивлялся, говоря, что она его все время смущает. Если он напьется и начнет приставать к другой женщине, она даже не будет взволнована. Когда она возразила, он стал громко жаловаться, что она истеричка, и приказал ей уйти, пока она еще больше не повредила его репутации.

Созависимые, обвиненные в семейном стыде таким образом, склонны становиться самокритичными. Они начинают верить, что по сути своей плохи, потому что именно так говорят самые важные в их жизни люди. Они, в конце концов, приобретают привычку критицизма – допущение, что, поскольку они ущербны и злы, все, что они делают, кончится плохо. Они могут заключить, что владеют собственным видом черной магии, приносящим стыд и неудачу в жизни всех, с кем они соприкасаются. Затем они начинают жестоко осуждать каждый аспект своей личности и поведения. Как и взрослый ребенок, обсуждаемый выше, они становятся нечувствительными к чужой похвале, потому что она противоречит тому, что они слышат дома. Такие индивиды критикуют себя, потому что уверены, что должны стыдиться.

Блокирование интимности

Schaefer и Olsen (1981) идентифицировали пять отдельных типов интимности: эмоциональная, сексуальная, социальная, рекреационная и интеллектуальная. Созависимые индивиды могут испытывать трудности в установлении связей в любой из этих областей, или во всех сразу. Некоторые причины проблем с интимностью связаны со стыдом.

Дети алкоголиков часто не могут развивать отношения эмоциональной интимности. Они вырастают со слишком большим количеством секретов. Они приучаются к тому, что от них ожидают утаивания правды об их семьях. Когда они идут на риск поделиться чем-либо, он могут быть пристыжены еще сильнее своими родителями или проигнорированы авторитетами вне семьи. Дети алкоголиков могут в детстве прийти к заключению, что не могут позволить себе глубоко чувствовать. Чтобы выжить, они подавляют большую часть чувств. Позже они находятся в поверхностных отношениях, сомневаясь в своих партнерах, даже когда последние ничего не сделали, чтобы заслужить недоверие. Они очень боятся, что люди, которых они любят, наткнутся на их подлинную, неприемлемую натуру, и немедленно отвергнут их.

Сексуальная интимность – другая проблемная зона для лиц, затронутых семейным алкоголизмом. Частично это результат сексуального абъюза, часто сопровождающего алкоголизм. Бывшая жена, жившая в страхе супружеского изнасилования на протяжении своего брака, может встретиться с суровым сексуальным торможением в будущих отношениях. К тому же, я уверен, что базовой проблемой многих созависимых является искажение паттернов прикосновения. Физический комфорт, возможно, менее частое явление в алкогольных семьях, чем в каких-либо других. Прикосновение как таковое может ассоциироваться с опасностью. К тому же, отвращение есть торговая марка стыда. Индивиды, испытывающие стыд, часто ощущают, что их тело отвратительно, уродливо и отталкивающе. Они могут рассматривать сексуальный акт как модель того, как заботливо защищаемый публичный имидж может быть потерян в момент физического овладения.

Читайте так же:  Вернуть человека

Шнейдер заметил, что функция стыда – усиливать сексуальность, акцентируясь на потребности в скромности и уединении во время соития (Schneider, 1977). Скромность и уединенность часто в дефиците в алкогольной семье. То, что дети слышат звуки родительских сексуальных боев или видят их кажущееся “бесстыдным” поведение, может повредить их сексуальному развитию. Сексуальность становится связана со стыдом вместо радости, и естественные физические потребности только подтверждают сущностную “плохость”.

Социальная и рекреационная интимность связана со способностью индивида разделять деятельность, связанную с дружеским общением и отдыхом, со значимыми другими. Проблемы стыда тут менее критичны. Однако, Woititz (1983) указала на трудности взрослых детей в том, чтобы расслабляться и веселиться. Она заметила, что они всегда серьезны. Перфекционисты, постоянно боящиеся выдать свой стыд, похоже, имеют проблемы с расслаблением. Также и созависимые, живущие с активным алкоголиком, могут быть расстроены или чувствовать слишком большую боль, чтобы играть. В результате, они могут изолироваться от прежних друзей и отходить от активности, раньше приносившей удовольствие.

И наконец, интеллектуальная интимность связана с взаимным обменом идеями, как в исследовательской работе или школьной деятельности. Интеллектуальная интимность случается, когда оба индивида верят, что, поделившись своей идеей, они не встретят насмешки или очернения ее своим партнером. К несчастью, созависимые уже тысячи раз слышали, что они глупые или сумасшедшие. Их опыт говорит им, что высказывание мысли часто приводит к унизительному нападению. В результате, многие созависимые начинают верить, что они “безмозглые” (Steiner, 1975). В таких условиях даже одаренные люди становятся смущенными и интеллектуально недостаточными, особенно в значимых отношениях. Поскольку стыд созависимого проникает в его мозг, он вообще трудно поддается вовлечению во взаимно возбуждающий диалог.

Созависимые испытывают проблемы с интимностью частично из-за своего стыда. Индивиды, уверенные, что они не хороши и недостойны любви, редко развивают способность рисковать собой эмоционально, сексуально или каким-либо другим образом, который может привести к отвержению.

Невротический детский энкопрез (Каломазание).

Недержание стула (энкопрез) – представляет собой неосознанное выделение кала у ребенка старше 3 лет или неспособность ребенка удерживать каловые массы до появления подходящей для этого обстановки. До 3 летнего возраста это явление считается нормой .

Группа риска — мальчики.

Основными жалобами родителей при обращении становятся указания на то, что ребенок «пачкает белье». В единичных случаях замечается полное освобождение кишечника либо происходит размазывание кала по поверхностям (skatolia).

Причиной энкопреза, может быть проблемы формировании нервной системы как центральной, так и периферической.

Психологическая причина энкопреза, т.е. вторичного – это регрессия (обратное возрастное развитие), которое связано со стрессовыми факторами в семье.

Патологическим здесь является то, что ребенок не испытывает желания идти в туалет, он также не замечает, что произошло испражнение. И только по истечению нескольких минут ребенок может почувствовать дискомфорт и запах.

Такие ситуации крайне травматичны для ребенка, он мучительно переживает это, осознавая, что не может контролировать происходящее, всё это он переживает наедине с собой. На этой почве у ребенка развивается идея «неполноценности», накапливается чувство стыда.

Сложности отношений между супругами могут ярко сказываться на психологическом состоянии ребенка. Когда родители кричат и ругаются, либо ругают и наказывают его, ребенок находится в сильном психоэмоциональном напряжении. А когда человек находится в физическом напряжении, когда его тело напряженно, человек испытывает непонимание того какие потребности у твоего тела он его не чувствует, не слышит физиологические сигналы своего тела. Хочет ли он спать, хочет ли он есть, хочет ли он в туалет… И когда ребенок ложится спать, ночь — это то время, когда он может расслабиться или заиграется, т.е. уйдет из напряжения в некую другую реальность, происходит нормальное физиологическое отправление содержимого, которое в норме и должно выходить из тела. Освобождается то вытесненное, то шоковое напряжение, которое происходило с ним, те эмоции и чувства, которые он не смог пережить сознательно здесь и сейчас и убрал это всё в «рюкзачок памяти», т.е. вытеснил. Всё это, что было вытеснено днем, те чувства, эмоции, слова, которые он не сказал, действия, которые он не сделал, всё то что он не выразил, т.е. своё личное мнение по поводу происходящего в семейной ситуации

Протест, который также может выражаться в каломазание происходит в семьях где родители не слышат или не хотят слышать потребности своего ребенка, игнорируются какие-то начинания, интересы ребенка. Принудительное занятия спортом, принудительное общение в коллективе где ребенок не желает находиться и поддерживать это общение и так далее.

Происходит сокращение, либо полное лишение возможности удовлетворять свои потребности. Родители зачастую воспринимают своего ребенка, как «кишечную трубку» — он сыт, одет, есть игрушки, оплачены секции…, да что ему ещё то надо, у других и этого нет! Забывая о чувствах и эмоциональных потребностях ребенка, о потребности в тактильной нежности, о ласковых словах, а принятие его в любом виде и в любом состоянии. И самое интересное, что все взрослые испытывают эти потребности и считают это нормой и необходимостью по отношению к ним, забывая давать то же самое своим детям.

Момент стеснения в коллективе опорожнения кишечника надуман и является оправданием тех, кто сам испытывает это стеснение. Когда есть принятие родителями ребенка, с самого первого эпизода размазывания каловых масс по кроватке и по собственному телу, что в норме происходит у каждого человеческого существа, познающего мир, когда есть принятие родителями всего того что он «производит» без брезгливости и истерик, когда в семье достаточно благоприятная атмосфера взаимоотношений, то что бы не происходило в детском саду или школе, как бы не реагировали нянечки или одноклассники на акт дефекации ребенка вне дома, для ребенка это никогда не будет проблемой. Просто это не осознается как нечто постыдное, за что есть необходимость стесняться.

Рассказывать о событиях, которые произошли в семье. Он видит, как родителям плохо, какое настроение, отношение, смущение они испытывают, то что он не может выразить свое понимание и не может подобрать слова из-за маленького словарного запаса не говорит о том, что этот маленький человек не в теме. Без условно не стоит вываливать на ребенка все свои проблемы! Но объяснить доступным, детским языком мягкую и «обезболенную» правду можно. Именно правду, а не свою точку зрения, что папа негодяй. Не молчать о том, почему ушел папа, почему мама плачет, почему родители кричали и ругались, иначе ребенок это всё запишет на свой счет и дальше ещё больше будет проблем.

Читайте так же:  Обида на папу

5 советов нелюбимым дочерям: как избавиться от вины и стыда

С самого детства она знает: матери должны любить своих детей, а раз она этой любви не получает, значит, кто-то в этом виноват — скорее всего, она сама. В том, что мама с ней холодна, что самый близкий человек игнорирует ее или кричит.

Иногда мать подкрепляет эту веру прямо: «Это ты виновата, что я все время злюсь! Это потому, что ты плохо себя ведешь! С тобой одни проблемы! Ну почему ты не можешь быть такой, как твоя сестра?» Иногда косвенно, игнорируя или высмеивая ее. Мать может оправдывать себя тем, что поддерживает дисциплину, но стыдить ребенка — значит издеваться в вербальной форме.

Девочка верит в фальшивку о причинах и следствиях, которую создала мать. Она привыкает к чувствам вины за то, что она злит и разочаровывает маму, и стыда из-за того, что она плохая, никому не нужная, недостойная любви, они становятся основой для ее низкой самооценки, а иногда и ненависти к себе. Во взрослом возрасте эти чувства могут продолжать терзать ее, влиять на отношения, управлять ее действиями.

Меня долгие годы мучил страх, что мать права насчет меня, что я ничего не стою и ни на что не способна. В 27 лет я дошла до того, что с трудом вставала по утрам и наконец обратилась к психотерапевту. Только это помогло мне осознать, что я ни в чем не виновата.

Стыд, вина и осознание собственных ран

Однажды девочка или женщина начинает осознавать, как на нее повлияло такое отношение. Осознание происходит из-за постоянных неудач в отношениях, хронической неудовлетворенности жизнью, саморазрушительного поведения, или кто-то из окружающих обращает ее внимание на то, насколько нездоровы ее отношения с матерью.

Поняв проблему, она начинает делать первые шаги на пути к исцелению, выстраивает границы, пытается дистанцироваться от матери, и тут же находятся люди, которые начинают внушать, что она перед матерью в неоплатном долгу за то, что она ее родила и вырастила. Вина и стыд заставляют сомневаться в себе, своих решениях и в восприятии реальности. Да, она уже не живет в родительском доме, но мысленно продолжает оставаться в детской, с тревогой ожидая неизбежных неприятностей.

Только осознав, что чувства вины и стыда стоят на пути к переменам, можно сдвинуться с места. Это сложно: многие из нас предпочитают оставить все как есть, лишь бы избежать конфронтации, особенно когда приходится идти против принятых культурных норм и нарушать табу. Но это то сражение, через которое придется пройти любой нелюбимой дочери на пути к исцелению. Вот программа, которая поможет совладать с чувствами вины и стыда.

1. Помните: вы не одни

По некоторым оценкам, примерно у 40% детей эмоциональные потребности остаются неудовлетворенными. Вы далеко не единственная женщина, прошедшая через это, и ничем этого не заслужили. Здесь нечего стыдиться.

2. Осознайте власть матери

Многие до сих пор верят мифу о материнском инстинкте, благодаря которому все матери якобы любят своих детей. Им сложно признать, какой колоссальной, почти абсолютной, властью над ребенком обладает мать, а любая власть дает возможности для злоупотребления. Неприятно осознавать, но это правда.

3. Рассматривайте вину и стыд как инструменты манипуляции

Что делает ваша мама, чтобы вызвать у вас эти переживания? Может, постоянно напоминает, скольким вы ей обязаны и насколько неблагодарны? Или начинает каждое предложение со слов «Ты всегда. », перечисляя ваши недостатки? Это не более чем попытка, и, скорее всего, весьма успешная, манипулировать вами.

4. Отмечайте свои реакции

Как вы обычно реагируете, когда вас пытаются контролировать с помощью чувств вины и стыда? Автоматически переключаетесь на примирительный тон? Быстро сдаетесь и спасаетесь бегством? Или вина и стыд заглушают все остальные эмоции и мысли, а вы этого даже не замечаете? Осознав свои реакции, вы постепенно научитесь реагировать более продуктивно, с учетом собственных желаний и потребностей.

5. Осознайте влияние табу и научитесь с ним справляться

Матерей принято идеализировать, и многие отказываются признавать, что некоторые женщины могут быть жестокими с детьми. Да, возможно, вы не раз услышите от окружающих, что вы плохая и неблагодарная дочь, но никто не в курсе всей вашей истории, а значит, не имеет права вас судить. Мы сами должны уметь постоять за себя, больше этого сделать некому.

Пэг Стрип — автор книг по психологии, личному и духовному развитию.

Мужественность: почему она присуща не всем мужчинам

Женщина хочет видеть в партнере уверенного в себе, сильного человека, на поступки которого можно положиться, а словам довериться. Того, кто способен любить ее и ценить. Будет ли мужчина таким? Ответ на этот вопрос во многом кроется в его детстве, считает психотерапевт Марина Мяус.

Пора выселить родителей из головы

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Родительское влияние на нас невозможно переоценить. Но для того, чтобы жить по собственным правилам и в согласии со своими истинными желаниями, необходимо провести работу по отделению себя от родителей: тщательно проанализировать опыт прошлого и научиться воспринимать отца и мать более реалистично.

Источники


  1. Ижванова, Е. М. Проблемы детско-родительских отношений / Е.М. Ижванова. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 90 c.

  2. Энциклопедия семейной жизни (комплект из 2 книг). — М.: Отечество, 2010. — 825 c.

  3. Рогов, Е. И. Психология общения / Е.И. Рогов. — М.: Владос, 2017. — 336 c.
  4. Станкин, М. И. Психология общения / М.И. Станкин. — М.: Институт практической психологии, 2016. — 296 c.
  5. Рипинская, Мария Захомутать строптивого! / Мария Рипинская , Наталья Баратова. — М.: Питер, 2003. — 320 c.
Мое тело страдает за всех вас энкопрез и проблема стыда в семье
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here