Мы одно целое или две личности

Сегодня обсуждаем тему: мы одно целое или две личности с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Что важнее в любви: оставаться самим собой или стать единым целым?

Заинтересованность, эмоциональный отклик, чувства, влюбленность, любовь. Многоликость переживаний заставляет нас принимать любые быстро возникшие впечатления за чистую воду. Так ли хорошо устроено наше восприятие, определяющее дальнейшее поведение? Всё ли мы видим, пребывая в нежных амурских объятиях Амура? Какую палитру чувств испытывает человек, становясь участником любовных отношений?

Сколько оттенков эмоций он ощущает при переходе с этапа на этап, все больше растворяясь в объекте своих грез и тайных желаний. Вот уже и мечты, чувства, переживания постепенно начинают носить не личный, а скорее общий характер.

Забывается все, чего хотелось, и главной целью становятся желания партнера. Следует ли такой индивидуальностью восхищаться? Может, стоит ей даже сочувствовать? Давайте попробуем разобраться.

Раствориться в «своей половинке» – не более чем быть частью общего. С давних времен считалось, что пара, решившая быть вместе, идет бок о бок, держась за руки и оставляя одну из рук свободной. Почему именно так? В этом случае появляется возможность не упускать свое и идти рядом.

Каждый из нас – и женщина, и мужчина, – выбрав свой путь, даря любовь и благо, отдают себя. Кто-то – маленькую, кто-то – большую часть. При всех потерях и приобретениях, радостях и бедах они остаются индивидами, индивидуальностями, личностями. Это норма качественных, здоровых отношений между мужчиной и женщиной.

Погружаясь в отношения, давайте не забывать о комфортном пространстве любимого, его времени и собственных потребностях. Постоянная привязанность и безмерная опека могут стать банальной навязчивостью, а она вовсе ни к чему в ваших взаимоотношениях.

Даже самый нужный человек на свете может наскучить и быть условным раздражителем в любой ситуации.

Начинается все достаточно незаметно, набирая обороты в будничной суете, а заканчивается серьезной прорехой в отношениях.

Где найти ту тонкую грань сознания, которая поможет остановиться и не усугубить положение чрезмерной жаждой контакта?

[3]

Ответ близок! Присмотритесь со стороны к типичному для вас поведению, хладнокровно проанализируйте его. Вы влюблены и просто живете за другую личность, если:

— чаще обычного набираете офисный, мобильный, домашний телефон, пересылаете сообщения или оставляете несчетное количество записок объекту вашего сердца;

— большая часть знакомых, а может, и родственников устала слышать от вас только о сложившихся ваших отношениях;

— своим стремлением круглосуточного внимания вы притупляете любой порыв вашего партнера, его самовыражение и цели;

— вы построили четкие планы вашей будущей семейной жизни, начиная от размера и цвета бутоньерки и заканчивая именами и полом ваших будущих детей;

— ревность, пробуждающаяся в вас, распространяется даже на родных;

— уникальные черты, положительность, яркая внешность, харизма и острый ум – те качества, что только вам увидеть под силу в обожаемой личности;

— возможный разрыв отношений, даже мысли о нем, вызывают панику, кажется, что все в жизни теряет свой смысл;

— думая о том, как будет плохо без второй половинки, вы беспричинно плачете;

— выслеживаете вашего суженого, проверяя сообщения, почту, звонки;

— страдаете сами и не даете себе отдыха ни на минутку без партнера;

— не обращаете внимания на собственные дела и трудитесь на благо любимого;

— не можете вспомнить, когда и что делали для себя.

Прочитав вышеперечисленные пункты, не ужасайтесь. Чаще всего за такой назойливостью могут скрываться детская травма и комплексы. Искоренив первопричину, вы с легкостью перейдете к другому виду качественных взаимных отношений.

Если вы нашли хотя бы один признак, все в ваших руках. Во-первых, не нужно отчаиваться, но пересмотреть стиль поведения было бы неплохо. Отыщите в себе силы признать ваше поведение бессмысленным и надоедливым, тем самым обезопасив ваши хрупкие отношения с партнером. Вспомните, ведь не так давно вам хотелось чего-то, возможно, это была обычная вылазка, новое мастерство или курсы.

Развиваться можно на протяжении всей жизни. Это и полезно, и позитивно отражается на повышении самооценки, и демонстрирует возможности, о которых вы и не подозревали. Проложите новый путь к исцелению: будьте индивидуальностью, необычной, изобретательной и немного переменчивой.

Такие люди открыты всему миру, приятны в общении, интересны. Подарите свободу самовыражению – и чувства взыграют с новой силой.

Статистика показывает, что пары, которые не останавливаются на достигнутом, путешествуют, изучают языки, занимаются спортом, имеют хобби, на 25% счастливее тех, кто в этом не заинтересован.

Остается только двигаться вперед, за своими успехами, разделяя радость побед с самыми близкими людьми на свете!

Лицо и Личность онтологический аспект

(рис. А. Тарасовой)

17.0-179
Хубулава Г.Г.
Лицо и Личность: онтологический аспект.

Khubulava G.G.
Face and Personality: the ontological aspect

Наше лицо и личность находятся в отношениях вечной двойственности и единства в системе «Я — Другой». Они не тождественны, но и не разделимы. В истории мысли амбивалентность взаимоотношений лица и личности прошла путь от природной индивидуально-личностной средневековой парадигмы через рационалистическое тождество внешности и личности к экзистенциальной относительности.
Статья посвящена феномену взаимосвязи внешности и личности.
Our face and personality are in a relationship of eternal duality and unity in the terms «Myself — Other.» They are not identical, but are inseparable. In the history of thought, the ambivalence of the relationship of face and personality has gone from a natural individual and personal medieval paradigm rationalist identity through appearance and personality to the existential relativity.

3. Мы — одно целое

Это тоже миф, твое очередное заблуждение. В реальной жизни ты — это ты, он — это он, и только в дальнейшем, весьма нескоро возникает то, что можно будет назвать «мы». Но и на стадии далеко зашедших отношений, на ста­дии «мы», все равно остаются границы между личностями, входящими в «мы», и полного растворения одного человека

в другом так и не происходит.

Откуда же у тебя, моя дорогая девочка, это страстное желание слиться в одно целое со своим любимым? Почему ты так сильно к нему привязалась буквально с первых встреч? Почему тебе хочется все свои эмоциональные сбе­режения вложить сразу в это «новое предприятие»?

Все это происходит с тобой потому, что ты. влюблена. Тебе так приятно думать о нем с утра до вечера. Телефон, не переставая, звонит. Фантазия твоя работает вовсю. Ты не можешь противостоять этому половодью чувств. И что тут плохого? Влюбленность такой и должна быть.

Да, действительно, это только влюбленность. Только на­чало отношений. Здоровые интимные отношения предпола­гают длительность, прочность. Значит, их надо строить. Что­бы здание получилось прочным, эмоциональные инвестиции люди делают постепенно, по мере роста доверия. А ты, щед­рая душа, все золото своей души преподнесла ему сразу.

Я хочу предостеречь тебя от разочарований. Твоя влюб­ленность — как опьянение, вслед за которым наступает эмоциональное отрезвление, а возможно — и горькое по­хмелье. Вспомни строки М. Ю. Лермонтова:

Читайте так же:  Он и она разные ожидания

Потом страданьем и тревогой

За дни блаженства заплатил.

Неужели нельзя достичь интимных отношений и не пла­тить затем так дорого болезненными разочарованиями? Можно, но некоторым людям это дается трудно. Особенно тяжело тому, кто в детстве был отвергаем своими родителя­ми. Кто пережил страх отвержения или чувство реального отвержения и оставленности, тот тебя хорошо понимает.

Возьмем знакомую нам Таню. Будучи маленькой девоч­кой, она стремилась приблизиться к родителям, добиваясь этого доступными ей средствами — старалась вести себя как можно лучше. Но настоящей привязанности между Таней и каждым из родителей так и не возникло. А голод по привязанности остался. Вот откуда поспешное замужество,

сильное желание образовать новую эмоциональную при­вязанность.

Неудивительно, что те девушки, которых родители дер­жали на расстоянии от себя, не выходят, а «выскакивают» замуж, не успев понять, складываются или не складыва­ются интимные отношения с избранником.

Им лишь бы поскорее убежать из родительской семьи. Впрочем, с парнями та же история. Они тоже могут быть склонны к образованию таких союзов, в которых бы их эмо­циональный голод удовлетворился немедленно, по принци­пу «здесь и теперь». Они хотят все получить сразу.

Попробуй самой себе объяснить причину интенсивнос­ти своих чувств. Но ни в коем случае не обвиняй своих ро­дителей. Они не хотели тебе ничего плохого. Они лишь по­вторили стиль воспитания семьи, в которой выросли сами. Если ты будешь обвинять родителей, ты попадешь в тупик, из которого не будет выхода. Ты тогда можешь сказать себе: «Я такая потому, что меня такой сделали другие, следова­тельно, я бессильна что-нибудь изменить». В этом случае в жизни тебе уготована только роль жертвы. Ты будешь не в состоянии ни изменить себя, ни защитить.

Объяснить себе источник своих чувств — значит, по­нять, что происходило с тобой в твоей прошлой жизни, кто и как на тебя влиял, и постараться изменить себя, приоб­рести те навыки, которые помогут в дальнейшем строить здоровые отношения с людьми.

Что же касается твоей сильной влюбленности, я тебе вот что скажу. Если ты не можешь удержаться, чтобы не звонить ему, чтобы не искать с ним встреч, чтобы не фор­сировать ваши отношения, то тебя, скорее всего, ждет ра­зочарование. Недаром говорят: «Счастье человека — в сердце его».

Вначале все твои знаки внимания будут лестны для тво­его избранника, быстро нарастающая близость отноше­ний даст обоим приятное чувство. Но может так случить-

ся (да и случается часто), что партнер воспользуется тво­им отношением лишь для того, чтобы самому получить удо­вольствие, но не удовлетворить твоей потребности в люб­ви, твоего голода по глубокой и устойчивой привязаннос­ти. В конце концов, он может просто задохнуться в твоих объятиях.

Ведь это нормально, что жизнь выставляет и другие при­оритеты. Однажды он скажет тебе, что не может встретить­ся с тобой сегодня, так как ему нужно сдавать экзамены, от этого зависит его будущее, или ему необходимо отвезти маму на дачу, сыновний долг тоже необходимо исполнять. Да мало ли что предложит жизнь. А тебе может показаться, что он тебя уже отвергает.

Нет, девочка, это жизнь начинает входить в свое нормаль­ное русло, снижается интенсивность чувств. Если же ты бу­дешь по-прежнему стремиться к тому же накалу чувств, к той же частоте встреч, то можешь потерять избранника уже потому, что у вас будет несовпадение фаз развития интимности.

Твои завышенные требования нереальны. Еще раз пред­ставь, чего ты ждешь от ваших отношений. Мне кажется, главное — узнать лучше другого человека и дать ему воз­можность узнать тебя.

Влюбленность — это динамит в самом начале пути, это взрыв эмоций большой силы. Он только помешал тебе.

Что ж, жизненный опыт учит нас впредь быть осмотри­тельнее и не идти на поводу только у своих чувств.

Думай о своих границах. Учись говорить не только «да», ной «нет».

Почему мы стремимся слиться с партнером

Слиться в любви, раствориться друг в друге, две половинки обратить в единое целое – все то, что столетиями воспевали поэты, сегодня стало синонимом тупика. Всегда ли это уничтожает индивидуальность и убивает желание?

Слияние ведет к повышенной тревожности

В психоанализе термином «слияние» обозначают два «слившихся» бессознательных, когда границы личностей партнеров расплываются.

Двое хотят стать максимально близкими и созвучными друг другу, дышать одним воздухом. Отсюда один шаг до желания поглотить друг друга, превратиться в единое целое.

«Слияние» – термин психотерапевта Мюррея Боуэна, – уточняет семейный психотерапевт Анна Варга. – Он означает очень сильную эмоциональную зависимость партнеров друг от друга и выстроенное на этой основе поведение. Партнеры стремятся к любви, поддержке и признанию, и в то же время страшатся отвержения и конфликтов. Они все время пытаются уловить сигналы друг от друга и понять, как правильно на них реагировать».

Для слияния нужно обоюдное желание. «Если один партнер стремится к нему, а другой нет – у них даже романа не возникнет, – считает психотерапевт. – Они друг другу не понравятся, поскольку тот, кто не хочет сливаться, покажется другому холодным, а тот, кто хочет, – навязчивым».

Партнерам необходимо понять, где кончается один и начинается другой

У партнеров, которые стремятся к слиянию, крайне высок уровень тревожности. Чтобы не допустить промаха, они очень внимательно друг за другом наблюдают и буквально зацикливаются на партнере.

Если один не так посмотрел, у другого тут же возникает страх: «А вдруг это произошло, потому что я что-то не так сделал, и теперь меня разлюбили?»

Отношения в паре не развиваются, а человек как индивидуальность просто исчезает.

«Партнер, который отчаянно следит за тем, как к нему относится другой, перестает понимать, как он сам относится к своему спутнику жизни, – отмечает Анна Варга. – Ему кажется, что он искренне любит, а выясняется, что он лишь приспосабливается: делает то, что ему на самом деле не нравится, только для того, чтобы его одобрили, сказали слова любви».

Из-за этого сверхприспособления, отказа от себя и своих желаний, отношения начинают портиться: за слиянием неизбежно следует разрыв.

Конфликты и примирения могут чередоваться годами. При этом партнеры все время размышляют над правильностью выбора, обдумывают вероятность развода, и конструктивный диалог между ними не возникает.

«Если один из двоих выйдет из отношений, скорее всего, в следующем браке все повторится, – говорит Анна Варга. – Партнерам необходимо понять, где кончается один и начинается другой, но для них это действительно сложно.

Очевидно, потеря собственного «Я» идет из родительской семьи: скорее всего, именно там они научились наступать себе на горло, не слышать себя, поступая так, чтобы мама с папой чувствовали себя хорошо».

Так бывает на заре отношений

В слиянии часто живут молодые, недавно возникшие пары.

«Партнеры еще не очень хорошо знают друг друга, находятся в плену собственных фантазий и ожиданий, от которых они не успели отказаться. Они еще не накопили информацию, которая подтверждает или опровергает эти ожидания, – рассказывает Анна Варга. – Слияние – очень интенсивный процесс. Происходит интенсивный эмоциональный обмен, что делает отношения очень позитивными».

Эта фаза может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет, но затем партнеры обычно переходят на другой этап. Они снимают друг друга с пьедестала и подвергают более тщательному изучению. Это помогает восстановить границы своего «Я» и вернуться к тому, что им важно, к своей индивидуальности и свободе.

Вопреки ожиданиям, слияние отдаляет партнеров друг от друга, а не сближает

Отношения складываются успешнее и продуктивнее, если никто из партнеров не ждет, что другой станет повязкой на его раны, не отказывается от собственного существования и тем более не пытается «поглотить» другого.

Читайте так же:  Когда жить противно

Именно это происходит, когда мы идеализируем образ партнера. Вопреки ожиданиям, слияние отдаляет партнеров друг от друга, а не сближает.

«В отношениях нельзя соединять себя в «мы», не оставляя для «Я» ни единого шанса, – пишут семейные психотерапевты Эллин Бэйдер и Питер Пирсон. – Исходной точкой должно быть признание наших различий, желание сохранить индивидуальность каждого, что автоматически приведет к притяжению, а не отдалению другого».

Близость без слияния

Получается, что пары, живущие много лет в благополучном браке, не подвержены слиянию?

«Разумеется, нет. Это просто родные люди, которые довольны друг другом, которые видят и знают свои границы», – отвечает Анна Варга.

Со стороны это похоже на слияние, а на самом деле это близость двух людей, которые не растворяются друг в друге, а сохраняют собственную индивидуальность.

Они – партнеры, достигшие определенной зрелости, которые просто идут вместе в одном направлении. Они близки, у них много общего, но эта близость не душит их.

Они способны существовать сами по себе, не боятся одиночества, обладают внутренним равновесием. Они не приносят себя в жертву, не становятся энергетическими вампирами, не поддаются искушению контролировать и обладать, не требуют от партнера стать смыслом их жизни.

[1]

Им не нужен драматический накал и они далеки от романтического представления об убийственной силе чувств.

Они вместе, потому что нашли свой способ помогать другому быть тем, кто он есть на самом деле.

Об эксперте

Анна Варга — семейный психотерапевт, кандидат психологических наук, заведующая кафедрой системной семейной психотерапии Института практической психологии и психоанализа, председатель правления Общества семейных консультантов психотерапевтов.

9 самых распространенных ошибок в отношениях

Порой мы сами провоцируем разрыв отношений, которыми очень дорожим. Каких ошибок стоит избегать, чтобы сохранить любовь? И наоборот, на что в общении с партнером стоит обратить внимание, чтобы сделать отношения крепче? Отвечают психологи.

Сила взгляда: когда мы приближаемся к границе своих возможностей

Не все в жизни поддается рациональному объяснению. Велик соблазн назвать некоторые события простым совпадением. Или все дело в том, что в такие моменты мы подходим к невидимой грани и совершаем качественный скачок вперед?

Мы одно целое или две личности?

Моя семья — моя обитель.
Мой дом , мой замок , мой покой.
Убереги , Господь Спаситель
Ее от нечисти лихой.

Убереги нас от соблазнов,
И сохрани от бурь и бед.
Спаси от зависти и сглаза.
А , если нужно , дай совет.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Моей семье я всем обязан.
Не знаю , как благодарить,
Тех , с кем душой и сердцем связан,
И узелок не разрубить.
… показать весь текст …

Не зная букв, читать не научишься.

Сложно судить о целом , не зная его составные части.

Вернувшись к себе домой,
Поставив на прошлом точку,
Я вдруг поняла , Бог мой,
Насколько я одиночка!
Насытившись тишиной
На завтрак , обед и ужин,
Я вдруг поняла , Бог мой,
Насколько никто не нужен!
Насколько меня во мне
Достаточно. Вот же благо,
Что сердце теперь в броне.
Намаялось , бедолага.
Бок о бок живут с людьми
Такие , как мы, — волчата.
… показать весь текст …

Лишь в паре целостность мы обретаем, и даже разногласия объединяя.

Что проку, что хорошо в целом, если в частности — плохо?

Смотрю,
А солнце щекочет веки,
Я молча , чтоб не вспугнуть тревогой.
Так напиваются человеком,
Так поклоняется город смогу,
Так раскрывают объятья ветру,
Ногами топчут росу в четыре.
Текут по венам и незаметно
Приходит время шагов в квартире,
Которых ждал,
Чтобы в такт с твоими,
Чтобы оставить постель измятой,
Разбить тарелку из красной глины,
Рассыпать соль.
… показать весь текст …

Раздвоение личности: симптомы и признаки, как лечить и что делать

Что это за болезнь?

Раздвоение личности – это особое состояние психики, при котором человек ощущает себя несколькими сущностями.

Научное название болезни – диссоциативное расстройство идентичности, входящее в группу психических феноменов с обособлением некоторых функций сознания из интегрированного (общего) представления о себе и о мире.

Эти отделенные личности существуют автономно друг от друга и могут никогда не пересечься в мыслях и действиях человека. То есть в подсознании все “персонажи” соседствуют, а в сознании “бывают” поочередно.

Механизм развития этого процесса изучен недостаточно, предполагается, что раздвоение личности формируется под воздействием ряда факторов:

  • наследственной предрасположенности;
  • психических травм;
  • стиля воспитания в семье – гипоопеки;
  • эмоциональных расстройств;
  • страхов и тревог;
  • жесткой системы наказаний в детском возрасте;
  • физического и (или) психологического насилия;
  • чрезмерной опасности, похищения;
  • “столкновения” со смертью в авариях, при проведении хирургических операций, при травматических повреждениях, при “уходе” близких;
  • виртуальных зависимостей от книг, фильмов, компьютерных игр;
  • длительного пребывания без сна и отдыха;
  • хронического стресса;
  • отравления токсическими веществами;
  • наркомании, алкоголизма;
  • тяжелых инфекций и заболеваний организма;
  • обостренного чувство вины, затяжных внутренних конфликтов, закомплексованности, стеснительности.

Код по МКБ-10

Диссоциативное расстройство идентичности, в том числе и раздвоение личности, медицина относит к группе расстройств под кодом F44.

Личностные патологии в данной рубрике носят выраженный характер, очень ярко проявляются, но не имеют органической этиологии. Эти нарушения обусловлены психогенными причинами, могут охватывать различные сферы личности и социальную жизнь пациентов.

В рубрике с конверсионными патологиями объединены расстройства личности с утратой памяти в некоторые промежутки времени, “измененным” восприятием себя (созданием нескольких или множественных образов своего “Я”), временной потерей контроля над движениями тела.

В связи с чем, диссоциативные расстройства могут принимать форму:

  • амнезии, “выключения” из памяти психотравмирующих или неприятных событий;
  • фуги, сочетание потери памяти с определенным ритуалом движений (автоматическом выполнении обычных дел и обязанностей, внезапное изменение своего местонахождения);
  • ступора, кратковременного “побега” из реальности, с отсутствием реакции на вербальные, слуховые или кинестетические внешние раздражители;
  • транса и одержимости, т.е. отсутствия восприятия себя и окружающего мира, “уход” в нереальные (выдуманные) ощущения и чувства.

Более близким к понятию раздвоение личности в МКБ-10 является термин – “расстройство множественной личности”( F44.81), одно из серьезных повреждений психики, проявляется временной или постоянной заменой реального “Я” на вымышленное, с целью смягчения травмирующих чувств и переживаний.
При некоторых других психологических нарушениях может проявляться кратковременная склонность к диссоциациям.

К таким болезням (F60) относятся:

  • параноидальные состояния (паранойя исключена), с высокой чувствительностью к критике окружающих, мнительностью и подозрительностью;
  • шизоидные нарушения (но не шизофрения), с низкой социальной мотивацией, постоянным фантазированием, желанием уединиться от мира;
  • диссоциальное расстройство с развитием тотального равнодушия к близким и окружающему миру;
  • эмоциональные патологии личности, характеризующиеся импульсивностью, капризами, непредсказуемым поведением;
  • истерические расстройства со склонностью к демонстративному поведению, театральности, выраженным эгоизмом. В этой группе болезней бывают лишь легкие проявления “ухода” в себя или от мира, глубокого “расщепления” и потери собственного “Я” не происходит.
Читайте так же:  Старые привычки - как оковы

Симптомы и признаки

Болезнь “Раздвоение личности” проявляется в виде:

  • частичного “стирания” текущих событий из памяти (больные не помнят себя в периоды доминирования “выдуманных сущностей”);
  • изменениями поведения (пациенты совершают поступки им не свойственные);
  • резких перепадов настроения, мимики, голоса.

Синдром расстройства множественных личностей выражается в образовании подсознанием нескольких образов собственного “Я”, причем они могут разительно отличаться друг от друга: иметь другую половую принадлежность, любой возраст, национальность.

При этом заболевании личности могут быстро сменять одна другую, что выражается внешне в преображении пациентов – они удивительно точно “имитируют” манеры и стиль речи каждой новой личности. Если только слушать таких людей, без возможности визуально наблюдать за ними, может сложится впечатление, что в помещении находятся два разных человека. А в некоторых случаях “личности” еще и общаются между собой, выясняя отношения или обсуждая “общие” дела, они могут испытывать одностороннюю или взаимную симпатию, или ненависть к друг другу.

Прогрессирование болезни проявляется в “размножении” новых личностей, стремительном отдалении от реального “Я” и погружении в вымышленный персонаж.

Переход от одной личности к другой носит регулярный характер, а периоды “пребывания в образе” могут сильно отличаться по времени и занимать от нескольких минут до нескольких недель.

Раздвоение личности у сильного пола часто возникает на фоне сильных потрясений и выявляется:

  • у участников боевых действий, антитеррористических операций;
  • у переживших сексуальное насилие;
  • у мальчиков, которых не любила или обижала мать;
  • у перенесших тяжелые травмы;
  • у страдающих хроническим (длительным) алкоголизмом, наркоманией.

Частым проявлением расстройства у мужчин является агрессивное, девиантное и асоциальное поведение. В измененном состоянии сознания они наделяют выдуманные личности притягательными для себя качествами: мужественностью, силой, бесстрашием, авантюризмом, воинственностью.

Эпизоды “замены” личности могут нести в себе и сексуальную подоплеку, зажатые и неактивные мужчины становятся раскованными брутальными самцами и отправляются завоевывать женщин.

Многие пациенты даже не догадываются о своей болезни и тем более не знают, как называется этот недуг, пока близкие люди не расскажут им о наблюдаемых переменах в их жизни и поведении.

В современных условиях болезнь нередко выявляется у молодых и зрелых дам, это связано с ритмом жизни. Женщина должна совмещать интенсивную профессиональную деятельность, материнство и роль хозяйки дома, многие не выдерживают физического и психологического напряжения и “ломаются”

Как слабому полу понять, что началось диссоциативное расстройство, и пора обратиться к специалисту?

1. Если есть ощущение потери контроля над собственным поведением, чувство дезориентации и опустошенности;
2. Если обнаруживаются необычные “открытия” в быту: одежда неподходящего стиля, кулинарные блюда (не любимые), перестановка мебели;
3. Если изменилось отношение окружающих людей (настороженные взгляды, избегание встреч или телефонных разговоров).

Диагностика

Раздвоение личности определяется по следующим критериям:

1. Выявление минимум двух сущностей у пациентов, обладающих собственным характером, мировоззрением и поведением.
2. Установление регулярного и устойчивого типа диссоциации.
3. Исключение органической патологии методами: ЭЭГ, рентгена, УЗИ, МРТ, КТ.

При подозрениях на данное заболевание можно провести тест на раздвоение личности онлайн, с определением:

  • изменений в самосознании, памяти и поступках;
  • нарушений в эмоциональной жизни, стремительной смены настроения;
  • ухудшений отношений с близкими;
  • фактов постоянного насилия, психотравмирующих ситуаций (в прошлом и настоящем), чрезмерной профессиональной и личной ответственности.

Если подозрения на раздвоение личности подтверждаются тестированием или анкетированием и рассказами окружающих, необходимо обратиться к психологу, психотерапевту или психиатру. Только после проведения индивидуальных консультаций и полного обследования специалист может поставить подобный диагноз.

Терапия включает два направления:

В первом случае разрабатывается программа лечения с применением гипнотических и релаксационных техник, методов психоанализа или символ-драмы. В основе этих методов – выявление глубинных проблем и работа над избавлением от страхов перед ними.

Во втором – по показаниям врача больным назначаются нейролептики, антидепрессанты, транквилизаторы, седативные препараты.
Некоторым пациентам хорошо помогает электросудорожная терапия, искусственный сон.

Лечение болезни продолжительное и иногда прижизненное, но лишь зная, что делать, если у тебя раздвоение личности, и своевременно обратившись к квалифицированному специалисту, возможно победить этот недуг.

[3]

Мы одно целое или две личности?

«Найти свою вторую половинку»,
«ты и я — одно целое»,
«твои желания — мои желания, мои желания — твои желания»,
«мы с тобой неразделимы»,
«два сапога — пара»…

У каждого из нас свои иллюзии по поводу идеальных отношений. И одно из самых распространённых заблуждений, что пара — это единое целое, в котором не должно и не может быть собственных мыслей, желаний, целей, отличных от мыслей и желаний партнёра, который должен думать и чувствовать так же, как и я.

И встречаясь с различиями и отличиями в партнёре, мы переживаем это как трагедию своей жизни, каждый раз убеждаясь или сомневаясь в правильности своего выбора.

Но так ли это? Действительно ли для того, чтобы быть счастливой парой, необходимо полное слияние друг с другом?

Итак, каждая пара проходит определённые возрастные этапы.

Первый этап — это рождение пары, период влюблённости

На этом этапе образуется связь друг с другом, которая развивает доверие. И партнёры начинают переживать себя как пару. И здесь происходит слияние друг с другом, необходимое в этот период, чтобы связь образовалась. Это нормально.

Но пара должна развиваться и переходить на другой уровень.

И здесь могут возникнуть следующие проблем:

  • один из партнёров не может и не хочет выходить из этого слияния, не желая расставаться с иллюзией, что «мы одно целое»;
  • очень жёсткие границы отделяют пару от внешнего мира;
  • каждый приходит в отношения со своим багажом, со своим прошлым опытом, которые надо приспособить в новых отношениях;
  • нежелание одного из партнёров оставаться в слиянии.

Второй этап — разделение с партнёром

Влюблённость проходит, слияния становится меньше, появляются границы. Это фаза конфликтов.

Что здесь может происходить?

  • Борьба за власть,
  • конкуренция,
  • желание сохранить целостность.

На этом этапе важно овладеть навыками самостоятельности и самодостаточности, когда я перестаю жить только нашими отношениями, у меня появляются свои интересы, увлечения. Необходимо создать свою автономию и принять автономию партнёра.

И самая главная задача — сформировать базовые ценности и убеждения: «Как это будет у нас?».

[2]

Третий этап — этап зрелой пары

На этом этапе происходит принятие другого и разности между партнёрами, благодаря чему происходит настоящий контакт, когда нет иллюзий по отношению друг другу, когда я не просто принимаю твои отличия от меня, но и уважаю твоё мнение, твои взгляды, твои желания и не пытаюсь переделать тебя под свои представления.

Именно здесь и возникает по-настоящему пара как целое. Но не такое, в котором нет границ между нами, а целое, состоящее из двух равноправных, но разных частей. Две личности, создающие свой мир.

Но до этого этапа доходят не все пары. Многие застревают на первых двух, так и не решив тех задач, которые есть на каждом из них.

А решать эти задачи мешает зачастую убеждённость, что «мы — одно целое». И вместо того, чтобы создавать гармоничные настоящие отношения, где есть две отдельные уникальные личности, многие направляют всю свою энергию и силы на то, чтобы остаться в этом слиянии (на психологическом языке — это конфлюэнция).

И тогда это уже отношения, где я зависимый от другого и где стираются мои границы, когда мои потребности и желания становятся всё более недоступными для меня, а значит, шансы их удовлетворять сводятся к нулю…

Читайте так же:  Право быть несовершенным

Быть одним целым? Мысли о настоящей любви…

В бесшабашные годы юности любовь казалась мне самой большой в мире ценностью. Не было и дня, чтобы мой воспаленный разум не думал о человеке, которого я встречу и больше не отпущу. Мне казалось, я узнаю его из тысячи – мы будем бредить одинаковыми мечтами, слушать похожую музыку, наравне чувствовать окружающий мир, будто две половинки целого. Время шло, я влюблялась и разочаровывалась, потому что никто из претендентов не соответствовал высоким идеалам. Гормоны требовали любить и растворяться в другом человеке, и я послушно им подчинялась, не заморачиваясь над тем, кто был передо мной на самом деле. Ни разу я не пыталась смотреть в глубину, не задавалась целью увидеть реального партнера – и это было главной ошибкой.

Когда я перешагнула порог зрелости и научилась лучше понимать себя, то вдруг почувствовала, как ошибалась. Любовь оказалась далеко не тем чувством всеобщей эйфории, о котором я мечтала, но чем-то совершенно отличным, близким по смыслу к христианским канонам – умение прощать, терпеть, принимать, быть поддержкой, хотеть разделять ответственность. А еще любовь вместила в себе много слов, обозначающих объединение двоих – со-переживание, со-страдание, со-чувствование, со-радость. И это стало настоящим открытием.

Два человека или одно целое?

Естественно, с возрастом я начала понимать, что гармоничные отношения строят не половинки, но полноценные и завершенные личности, которым есть, что сказать. Хотя мы оба многое испытали, нам больше не хотелось бежать от самих себя, не хотелось прятаться от мучительного одиночества. Свобода оставалась комфортной, но вместе было лучше.

Теперь, находясь рядом, не было необходимости сливаться в одно большое облако чувств, мы просто двигались параллельно друг другу и с интересом наблюдали развитие событий, предлагая руку помощи. Все это происходило естественно и непринужденно, не нужно было ломать себя, надевать защитные маски или что-то скрывать. Я видела человека без прикрас, наблюдала его внутреннюю борьбу, узнавала цели и мотивы, но не бежала, а принимала. Почему-то хотелось быть рядом, подстилать соломку, гордиться его достижениями, разделять каждый момент жизни. Мы оба питались простым человеческим счастьем, радовались тому, что появились в жизни друг друга, можем реализовывать себя на одной волне, не претендуя на чужое пространство.

О совпадении взглядов и ценностей

Насколько важно мне сейчас одинаково смотреть на мир, иметь общие взгляды и мечты? Все стало относительным. Хорошо, когда мировоззрение партнера в чем-то схоже с моим. Классно, что он мыслит так же широко, не боится открыто признавать свои ошибки и великодушно прощать мои слабости, это сплачивает. Когда мы оба страстно спорим, не боясь задеть друг друга, и терпимо переживаем моменты кризиса, не ища компенсаций на стороне. В такие моменты я чувствую, что могу доверять, что его принципы непоколебимы, что он меньше всего хочет причинить мне боль. И это действительно бесценно.

Однако наши мысли могут и во многом не совпадать, что тоже хорошо. Мы личности, которые должны отстаивать свое «я» и учиться договариваться, любой конфликт интересов только способствует развитию нас как пары. Мы можем не понимать чего-то, но если разрешим себе принять иную точку зрения, допустить возможность существования другого мировоззрения – это сделает нас на голову выше себя прежних. Кстати, сейчас я думаю, что учиться перенаправлять энергию разрушения в энергию созидания – одна из важнейших задач в партнерстве.

Любовь должна изменять мышление, закалять дух, делать его сильнее и выдержаннее, как старое вино, которое с возрастом только улучшает свои вкусовые качества. Это не что-то легкое и щекочущее низ живота, не капризы гормонов, но чувство, которое способно наполнить двоих спокойствием, уверенностью, желанием расти и развиваться вместе. Любовь помогает мне понять себя, раскрыть свои таланты, стать добрее и терпимее. А еще она исцеляет раны и возвращает внутреннюю красоту. Она делает этот мир прекраснее!

Поделитесь постом с друзьями!

Имя мне — Легион: какие субличности живут в каждом из нас

Ксения Романенко

Тайлер Дерден и Джек из «Бойцовского клуба», — хорошая визуальная метафора того, что в каждом человеке сосуществует несколько личностей. Они могут договариваться друг с другом, помогать или вступать в конфликты, а в крайних случаях — по очереди захватывать власть над телом и сознанием. «Теории и практики» объясняют, откуда берутся субличности, из кого состоит наш «внутренний коллектив» и как примирить его участников друг с другом.

Тройственный союз

Диссоциативное расстройство личности (или множественные личности) — это крайнее проявление внутренних противоречий, когда в одном теле, часто не зная друг о друге, по-настоящему живут несколько человек разного возраста, пола и характера. Такое явление встречается крайне редко, несмотря на то что этот эффектный сюжет регулярно появляется в кино и литературе. Так, в сериале «Обмани меня» одна из субличностей свидетельницы помогала другой расследовать преступление, а в основанной на реальных событиях книге Дэниэла Киза «Множественные умы Билли Миллигана» боролись между собой 24 полноценные субличности с разными IQ, талантами, религиями и сексуальными предпочтениями.

В норме же, судя по различным психологическим концепциям, у всех есть свой внутренний коллектив, однако в том, кто его участники, мнения расходятся.

Американский психолог и психиатр Эрик Берн выделял трех субличностей — три состояния «я», которые по очереди вступают во взаимодействие с теми же участниками триады других людей. Эти субличности — Родитель, Ребенок и Взрослый, по мнению Берна, есть в каждом, и у каждого ведут себя сходным образом.

Ребенок — это желания и эмоции, к его сфере относятся радость и искренность, спонтанное творчество и при этом же импульсивные преступления, ведь силе желаний Ребенка трудно противостоять. Родитель, напротив, это долг, мораль, нормы и правила. Он несет ответственность за себя и за других, знает, как надо, но не задумывается, зачем, оценивает и требует. Обоим противостоит Взрослый, разделяющий личное мнение и окружающую реальность. Взрослый работает с фактами, логично рассуждает, умеет сдерживать порывы Ребенка и подвергать сомнению предрассудки и заученные правила Родителя.

Естественно, каждая из субличностей может обладать специфическим характером (Ребенок может быть и веселым, и агрессивным, Родитель — и заботливыми, и карающим). Субличности могут быть разной силы и выраженности, и каждая из них может пытаться захватить полную власть над человеком.

В этой концепции субличности важны не сами по себе, а, прежде всего, своей коммуникативной функцией — поэтому и метод, который с ними работает, называется трансакционным анализом. При встрече двоих людей, на самом деле, разговаривают не две, а целых шесть личностей, то есть два набора Родителей, Детей и Взрослых, а успех или неудача в общении будут зависеть от того, кого они выберут своими представителями. Так, например, при серьезном разговоре Взрослому одного человека с его логическими раскладками будет трудно с Родителем другого, который умеет только укорять и наказывать, или с Ребенком, который капризничает или дурачится.

В норме хозяин трех субличностей легко переключается между ними для эффективного делового или личного общения. А все сбои случаются либо при застревании только в одной роли, либо при неудачном сочетании выбранных для коммуникации «представителей».

Читайте так же:  Как отказать тактично

Между Персоной и Тенью

Гораздо большее разнообразие внутренних жителей встречается в теории Карла Густава Юнга и его последователей. В этой концепции у каждого есть не только личное, но и коллективное бессознательное, которое составляют универсальные психические структуры — архетипы.

Сам Юнг рассказал о том, что у каждого есть Персона, субличность, демонстрируемая миру; Тень, состоящая из стыдных и отвергаемых качеств; Божественный младенец, Мудрый старик, а также Анимус и Анима, внутренний мужчина у женщины и внутренняя женщина у мужчины.

Постъюнгианцы стали «населять» личность человека все большим количеством персонажей и рассказывать об их положительных и отрицательных качествах. Роберт Джонсон в работах «Он», «Она» и «Мы» описал опасность того, что люди в романтических отношениях на самом деле любят не реального человека, а своего внутреннего мужчину или женщину. Мария-Луиза фон Франц посвятила свое исследование «Вечный юноша. Puer Aeternus» современным молодым мужчинам, захваченным прекрасным и инфантильным архетипом Вечного мальчика. А Кларисса Пинкола Эстес в книге «Бегущая с волками» в большей степени поэтично, чем научно, обосновала острую необходимость актуализации архетипа Дикой женщины.

Побег от самого себя: что такое диссоциативная фуга

В силу бесконечной растяжимости коллективного бессознательного некоторые авторы создали целые системы ролевых архетипов, составляющих личность человека. В отечественной школе сказкотерапии считается, что в каждом живут деперсонализированные персонажи сказок — Царь/Царица, Крестьянин/Крестьянка, Воин/Воительница и так далее, сильные стороны которых человеку необходимо научиться грамотно использовать. Так, крестьянина нужно «включать» для терпеливой работы, Воина — для здоровой агрессии, Царя — для управления и ответственности, Купца — для зарабатывания денег в удовольствие, а Монаха — для самопогружения и размышлений.

Сходным образом устроен коллектив субличностей у Джин Шиноды Болен и Галины Бедненко, которые показали внутренний мир человека населенным образами богов и богинь древнегреческой мифологии. Аполлон и Афина, Посейдон или Гера во всем разнообразии своих качеств и функций могут с разной силой проявляться в человеке и в равной степени вести его к успеху или к неудачам.

Подобная визуализация человеческих качеств, стремлений и потребностей — это довольно удобный способ разобраться в своих чувствах и желаниях. Например, заметив у себя перфекционизм и снобизм — свойства Аполлона, можно сразу же вспомнить о его противоположности Дионисе и подумать о том, как внести в свою жизнь больше спонтанности и веселья.

Болен сравнивает систему ролевых архетипов с комитетом, где в норме каждому дают высказаться и где процесс возглавляет здоровое эго. То есть в норме человек видит все богатство своих социальных ролей, мотиваций и особенностей, а также умеет с ними управляться: кого-то пропустить вперед, кого-то попридержать, кого-то помирить. Однако при слабом эго — председателе комитета (можно думать о нем как о воле или как об осознанности) могут начаться бесконечные конфликты или произойдет единоличный захват власти. Поэтому человек, во всех ситуациях ведущий себя, например, как Воин (если говорить в терминах сказкотерапии), большей частью будет действовать во вред себе и окружающим, несмотря на безусловно яркий образ.

Как договориться с внутренним критиком

Наконец, субличностям человека самим по себе даже посвящено отдельное направление психотерапии. Ричард К. Шварц в работе «Системная семейная терапия субличностей» рассказывает о Центре личности, (несколько похожем на Самость у Юнга), который всегда здоров и должен управлять субличностями, и приводит свою классификацию субличностей, которые могут быть травмированы и с которыми можно работать в процессе терапии. Это Менеджер и Изгнанник, Защитник и Пессимист, Критик и опять же Ребенок. Эти субличности могут бороться за власть, мешать друг другу, а также заботиться или помогать.

Шварц смотрит на субличностей как на семью, члены который связаны общей памятью и довольно непростыми отношениями. Каждый из семьи нужен и полезен, если не захватывает власть или просто не начинает вести себя неконструктивно. Например, за травмированного Ребенка, то есть за раненую творческую и искреннюю составляющую личности может вступиться Защитник, но защита эта может выражаться в возведении границ и запрете на дальнейшие активные действия и новые контакты. На уровне человека это будет выражаться в творческом застое и обеднении эмоций, поэтому при психотерапии или даже при простом самоанализе придется договариваться с Защитником, чтобы тот отпустил Ребенка на волю.

Двум другим неоднозначным субличностям, внутреннему Цензору и внутреннему Критику, особое внимание уделяют иконы творческого сэлф-хелпа Джулия Кэмерон («Путь художника»), Барбара Шер («Мечтать не вредно») и Энн Ламотт («Птица за птицей»). В норме они, как и остальные субличности, позволяют человеку быть более адаптивным и лучше справляться с жизненными задачами. Цензор позволяет контролировать то, что, где и кому можно говорить, а что нет; а Критик показывает, где можно улучшить свои результаты, и не дает останавливаться на достигнутом. Однако, получив слишком много власти (здесь привет берновскому Родителю всей нашей культуры, указывающему на проблемные, а не на удачные моменты), Критик и Цензор не дают творческому процессу даже начаться, все время осаживая и придираясь. А если хоть какое-то дело и будет доведено до конца, то оно мгновенно обесценится. Так полезные навыки самоконтроля и самокритики могут привести исключительно к неврозам и прокрастинации, ведь зачем начинать дело, если невозможно выполнить его идеально.

Однако с субличностями, как и с живыми людьми, можно договариваться, а если не получается, то и обманывать их. Так, для взаимодействия с Критиком можно использовать специальные техники, например, поставить себе задачу написать или нарисовать как можно больше в ограниченный срок — за такое время Критик не успевает «проснуться». Кстати, болезненную тему работы в самый последний момент перед дедлайном можно обратить во благо и использовать для борьбы с этой субличностью.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Важно помнить, что «обман внутреннего критика», «возрождение внутренней богини» или простое желание порассуждать вслух на разные голоса не стоит рассматривать как диссоциативного расстройства. При нем субличности часто не знают друг о друге, а, кроме того, для его развития необходима довольно серьезная травма, скорее всего, в детстве, и, возможно, изначальная предрасположенность. А письма себе-Ребенку или руководство коллективом внутренних сказочных персонажей — понятные способы самопомощи через работающие метафоры.

Источники


  1. Александр Свияш 5585 советов брачующимся, забракованным и страстно желающим забраковаться / Александр Свияш , Юлия Свияш. — М.: АСТ, Астрель, 2011. — 512 c.

  2. Молодой семье. Энциклопедия семейной жизни. — М.: Гриф, 2010. — 672 c.

  3. Столяренко, Л. Д. Психология делового общения и управления / Л.Д. Столяренко. — М.: Феникс, 2016. — 416 c.
  4. Хоган, Кевин Психология влияния. Техники манипуляции в бизнесе и личном общении / Кевин Хоган. — М.: Вильямс, 2016. — 352 c.
  5. CD-ROM (MP3). Гипнотизм и психология общения. — Москва: РГГУ, 2018. — 179 c.
Мы одно целое или две личности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here