На каком языке говорят наши дети

Сегодня обсуждаем тему: на каком языке говорят наши дети с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

На каком языке говорят дети

Было это очень давно, так давно что не только деревья были большие, но и кусты вокруг них тоже,

До четырёх лет я жил с бабушкой в кишлаке, мама приезжала раз два в месяц, потому что работала на фабрике в городе километров за 150, и если сейчас 150км не круг, то тогда это был подвиг. Ну а бабуля тогда ещё не была прям баушкой, а вполне молодая женщина, и преподавала русский язык, в киргизской школе. Сразу скажу, в кишлаке на русском говорили только на её уроках.

Проходит много времени, жизнь расставляет свои точки, и вот недавно мой двоюродный братишка, а я из всех родных и двоюродный самый старший, спрашивает меня. (Б) братишка, (Я) Я

Б. Ты же жил в кишлаке, и играл со своими сверстниками?

Я. Конечно играл, домой не загонишь

Б. Во что играли?

Я. Да всяко разно, и прятки, и камни бросали, на сай(река горная) ходили, урюк зелёный ели, много чего

Б. Ну ты же с ними говорил о чем то

Я. Ну а как же, обычно общались. Как и все дети.

И тут он задаёт вопрос который поставил меня в ступор, и даже сейчас я об этом иногда думаю.

Б. А на каком языке вы разговаривали?

Там ведь и тогда и тем более сейчас, и особенно дети, не говорят на русском языке.

А что вы думаете по этому поводу друзья? Скажу, что как то сейчас я могу понять о чем говорят на тюрском наречия, но далеко не всё, ну а чтоб самому что то сказать, разве что с десяток слов и предложений на берётся. И бабушку я об этом спросить уже не могу.

Хороший вопрос«Мои дети говорят на шести языках»: Как живут многоязычные семьи

И что с самоидентификацией у детей от международных браков

Хотя границы и визовые режимы между странами никуда не исчезли, мир стал открытее: вместе с интернетом появились возможности знакомства и общения с людьми из других стран и удалённой работы. Сыграл свою роль и распад СССР: многие из нас путешествуют с раннего детства, в отличие от выросших за железным занавесом старших поколений, для которых поездка за границу была несбыточной мечтой. Браки между иностранцами перестали быть редкостью, а иные семьи и вовсе живут в стране, где не родился ни один из пары. Мы поговорили с дочерью россиянки и англичанина о том, как она использует русский язык, и с несколькими женщинами о том, на каких языках говорят их дети.

Ребекка Тэнн

Мне двадцать лет, я родилась в Лондоне, а живу сейчас в Мюнхене. Моя мама из России, а папа — англичанин, но он очень хорошо знает русский, так что дома мы всегда говорили по-русски. Моя школьная жизнь при этом была полностью на английском языке. Поскольку сейчас я учусь в Мюнхене, то чаще всего использую немецкий и английский — даже со знакомой русской девушкой мы стараемся практиковаться и говорим на немецком.

Если меня просят представить себя, я всегда отвечаю, что англичанка, но добавляю, что говорю по-немецки и по-русски. Это становится неожиданностью для большинства людей: англичане известны тем, что не знают других языков или, по крайней мере, не хотят прилагать усилий для их изучения. Я считаю себя в первую очередь англичанкой, потому что никогда не жила в России, хотя теперь, прожив почти год в Центральной Европе и учитывая Брекзит, я бы назвала себя европейкой.

С четырёх до семнадцати лет по субботам я ходила в русскую школу — там были домашние задания, постановка пьес и спектаклей, всё это отнимало много времени. Тем не менее без этого места у меня не было бы ровесников, с которыми я могла бы разговаривать по-русски. Иногда, конечно, субботняя школа казалась обузой — какой подросток обрадуется дополнительным домашним заданиям? Было трудно писать прописи и учить стихи наизусть — в английских школах таких заданий не бывает, но, как я понимаю, в России и Германии это обычная практика. Было нелегко учить грамматику, чтобы писать по-русски; часто моя устная речь инстинктивно оказывалась грамотной, но для письма нужно было приложить гораздо больше усилий.

Сейчас я использую русский, когда разговариваю с родственниками; правда, в Мюнхен приезжает множество российских туристов, и я иногда помогаю им, что-то подсказываю на улице. В этом году планирую улучшить немецкий. Думаю, что в будущем языки мне пригодятся: я буду выделяться тем, что знаю русский и немецкий — и при этом английский мой родной.

Илона Бурик

Я родилась на Западной Украине, а в разгар перестройки оказалась с родителями в США; там прошло моё взросление, и я стала настоящей американкой. Мой муж из Европы, он наполовину бельгиец и наполовину австриец. Какое-то время мы жили в Париже, потом переехали в Лондон, потом в Барселону, где прожили четырнадцать лет, а год назад снова оказались в Париже.

У меня трое детей: Артуру шестнадцать, Альберту тринадцать, а Изабель почти одиннадцать, все трое родились в Брюсселе и выросли в Барселоне. Все они свободно говорят на шести языках: русском, английском, немецком, французском, испанском и каталонском. Со мной по-русски, с папой — по-французски; если мы с мужем говорим на английском, то дети вливаются в разговор на английском. Между собой они чаще используют испанский. Ещё старший сын сейчас учит арабский, муж год назад взялся за русский язык, а я — за китайский. Да, ещё я с детства говорю на украинском и польском языках.

Сейчас мы переехали в Париж, и я немного волновалась за детей, всё-таки они привыкли учиться на других языках, но все они влились в школу без проблем. Каждый год мы летаем в Америку к моим родителям (иногда несколько раз), путешествуем по Европе, а вот в России и на Украине дети никогда не были — в будущем я планирую их туда свозить.

Конечно, из-за русскоговорящей мамы детей называют «русскими». Когда они были маленькими, сами себя они идентифицировали как каталонцев — так их научили в школе. Но потом мы объяснили ситуацию, и они, если нужно кому-то рассказать о своём происхождении, говорят, что они дети австробельгийца и американки, прожившие всю жизнь в Каталонии. В общем, такие дети совершенно интернациональной семьи.

Когда-то я пробовала водить детей в русскую школу — обычно это занятия раз в неделю. Через месяц они начали умолять больше не водить их туда; со школой не сложилось, потому что они совершенно не идентифицировали себя с праздниками и поделками, которые там готовились. У них нет таких ассоциаций, они росли в другом мире — а тут вдруг им предлагают сделать папе танк на 23 Февраля. В общем, занятия русским языком ограничились чтением, просмотром новостей и, конечно, разговорами со мной. Детям трудновато читать и писать — но если будет нужно, это можно подтянуть. Главное, что они с детства почувствовали язык.

Читайте так же:  Новый опыт

Пока дети были маленькими, мы строго разделяли языки, то есть я старалась говорить с ними только на русском — но, конечно, без давления. Я считаю, что во всём главное баланс, а если заставлять человека говорить на русском или любом другом языке, у него может к этому языку возникнуть отвращение. Мои дети воспринимают языки как игрушку, они могут баловаться с ними, и чем интереснее игра, тем лучше. Мы долго сдавали часть квартиры через Airbnb, и в какой-то момент я перестала говорить детям, откуда будут гости. Они сами находили общий язык, например, услышав, на каком говорит между собой пара — а гости неимоверно удивлялись. Дети видят явный результат, языки помогают им общаться, а это всегда приятно.

Люба Лиссина

Я из Эстонии, из русскоговорящей семьи, а муж — каталонец из Барселоны. Наша дочь Элизенда родилась в Эстонии, и мы жили там до её шести лет, а сын Андреу родился и всегда жил в Барселоне. Сейчас им семнадцать и десять.

Дети говорят лучше всего по-каталонски, хорошо понимают русский, особенно дочь — она читает и знает печатные буквы, потому что ходила в русский садик в Таллине. Сын не знает русских букв, и писать по-русски оба не умеют. Дети знают английский и говорят на нём, владеют испанским; на местных языках они говорят без акцента. Муж, кроме каталонского и испанского, владеет французским и английским и пользуется ими на работе, а кое-как общается на русском. Я говорю на русском, английском, выучила каталонский и испанский (хотя не так хорошо, как хотелось бы), могу пообщаться на эстонском.

В данный момент дети себя идентифицируют как каталонцы. Они могут объяснить, что мама из Эстонии, если кто-то спрашивает о языках, на которых мы общаемся. И потом приходится объяснять, что государственный язык в Эстонии не русский, но у нас там русскоговорящая семья. У дочери есть интерес к Эстонии, она даже начинала учить эстонский более серьёзно, но не сильно продвинулась. Я не исключаю, что она решит связать свою жизнь с Эстонией; она чувствует связь с культурой страны, потому что жила там в детстве, много помнит, и вообще факт рождения в Эстонии для неё важен.

Вопросы идентичности мы как-то специально не упорядочиваем — главное то, кем человек себя ощущает в плане культуры и принадлежности, с каким сообществом больше взаимодействует и хочет в него вкладываться. Так что с Россией моих детей связывает только язык, а в культурно-социальном плане связь очень слабая. Конечно, это может вызывать какую-то путаницу — тем более что во многих языках нет разницы между «русский» и «россиянин». Мой сын как-то заявил, что он русский. Мы его не переубеждали, и это стало хорошим поводом поговорить о культуре, языках и семейной истории.

О дополнительных занятиях мы думали, но решили детей на них не водить. Мы считаем, что нужно давать детям полноценный отдых, а все русские школы занимаются по выходным. Очень помогает, что летом мы всегда ездим в Эстонию на два месяца и там у детей происходит полное погружение в русский язык через общение с семьёй и старыми друзьями. После возвращения с летних каникул дети даже какое-то время могут говорить на русском между собой, что меня ужасно радует.

Мы до сих пор придерживаемся подхода «один родитель — один язык». Дома я говорю с ними по-русски и даже заставляю себя это делать. Если младший отвечает по-каталонски, я продолжаю ему говорить по-русски, иногда помогаю переводом, если вижу, что не понимает. Сообщения дочке всегда пишу по-русски, а она отвечает мне по-каталонски. При этом, конечно, я не проявляю насилия — я твёрдо верю, что при появлении мотивации, если русский понадобится им в жизни, они быстро его улучшат и научатся писать.

[3]

Поддерживать русский язык я считаю важным не только потому, что это язык моей семьи, но и с точки зрения возможностей моих детей в будущем, их конкурентоспособности на рынке труда. Ещё один язык — это всегда плюс, это ключ, открывающий многие двери. Я объясняю детям, что у них есть возможность выучить язык и практиковать его бесплатно — в то время как другие люди тратят на это деньги и время. Глупо не использовать такой шанс. С другой стороны, я и сама иногда ленюсь.

В любом случае результат получается неплохой: у детей хорошее отношение к русскому языку, они любят удивлять других тем, что его знают; сыну нравится учить друзей разным словам. Я видела немало семей, где оба родителя говорят по-русски, но дети совсем не хотят общаться с ними на нём; это грустно, потому что никогда не знаешь, как язык может пригодиться в будущем.

[1]

ЖИЗНЬ РУССКОЙ МАМЫ В ГРЕЦИИ

Рефлексия собственной агрессии, которая порой проявляется у меня к мамам обычных билингвов, чьи дети неплохо владеют двумя языками, привела меня к интересным выводам.

То, что я агрессирую или как минимум встаю в защитную стойку (когда никто и не думал на меня нападать), стало мне окончательно очевидным вчера, когда я анализировала свой диалог с Татьяной в комментариях к посту «Главная задача русской мамы билингва». А еще я с некоторым ужасом перечитала вступление к своей статье с советами для мам плохоговорящих билингвов (она пока в черновиках, опубликую в ближайшие дни), которое можно перефразировать «Мамы обычных билингвов, идите со своими советами в сад!».

Я себя оправдываю тем, что мне пришлось пройти сложный путь с неговорящим ребёнком, что моя зависть к мамам хорошо говорящих детей естественна, что мои проблемы дают мне право защищаться. И действительно порой очень неприятно слышать бахвальство какой-нибудь мамы, которая в ответ на мою радость, что сын вышептал новое слово, безапелляционно заявляет: «Ха, подумаешь достижение, мой в этом возрасте уже стихи Пушкина в оригинале читал!» и дальше еще что-нибудь про то, что, мол, «заниматься надо с ребёнком»! Подобные замечания, которые, возможно, случались и не так часто, как мне мерещилось, но причиняли сильную боль, привели к тому, что я перестала отделять зёрна от плевел.

Татьяна, спасибо, наше обсуждение оказалось для меня очень важным. Вы, по каким-то непонятным для меня причинам, продолжали рассказывать подробно про свой опыт и Вашу замечательную, прекрасно говорящую, девочку, пока я сидела с одной мыслью «Зачем она мне это всё говорит, да уж, у кого-то опять жемчуг мелок… неужели непонятно, что масштаб моих проблем совсем другой?». А потом я выдохнула и решила проанализировать, что же со мной происходит.

И вдруг отчетливо осознала, что боль русскоязычной мамы, ребёнок которой прекрасно в раннем детстве осваивал оба языка, а потом вдруг стал отказываться от русского или забывать его, не меньше моей боли. Ведь такая мама была уверена, что вот — всё здорово, ребёнок прекрасно говорит. И он, и она сама, молодцы, и уж её-то не постигнет участь других мам, которые часто смиряются и со временем переходят в общении с ребёнком на язык страны проживания. И когда всё же откат происходит — а, увы, это происходит часто, поскольку искусственно языковую среду поддерживать непросто, — мама испытывает разочарование, обиду, даже отчаяние.

Читайте так же:  О подарках

Иногда такая мама начинает бороться уже с самим ребёнком (я не имею в виду какую-то конкретную маму, образ собирательный и не только о мамах в Греции). Она тащит упирающееся дитя на занятия русским, втирает ему про «великий и могучий», перечитывает гору литературы и советуется со специалистами и другими мамами. А в результате порой получает «Мама, отстань со своим русским, на нём никто не говорит!».

Мне в чём-то легче, потому что мои надежды на активный русский язык детей почти умерли в самом начале их речевого развития… Когда-то, в беременность и в младенчество моего первенца, я была самой обычной русской мамой, свято верившей, что мои дети говорить по-русски будут, а как же! Но потом, когда в 3 с лишним года мой малыш кроме «мама» говорил лишь несколько слов, мои мысли о том, на каком языке он будет говорить, ушли на задний план. Лишь бы заговорил.

Из моих записей от 1 апреля 2014 года (сыну 4 года 10 мес.): «Филипп вряд ли будет говорить на русском. Я потихоньку смиряюсь с этой мыслью и радуюсь успехам в его греческом. Сейчас наш диалог строится полностью по-русски с моей стороны и полностью по-гречески с его. Языки он не путает. Т.е. он понимает, когда говорят по-русски, когда по-гречески и если говорит не со мной (или другим русскоязычным человеком), то не вставляет русских слов никогда по-гречески говорит: «Я не могу говорить по-русски. Я плохо говорю. Я стесняюсь». Так что ребенок вполне себе отдает отчет, почему по-русски он говорить не хочет. Речь Филиппа пока сильно отстает от нормального уровня по возрасту, но продолжает прогрессировать с каждым днем. Строит предложения…»

Сейчас, когда мои дети, пусть немного, редко и коряво, но уже говорят по-русски, я постепенно возвращаюсь к той, начальной, надежде обычной русскоязычной мамы заграницей. А вдруг они будут говорить И по-русски тоже? Анализируя нашу ситуацию и то, почему мои дети по-русски как-то говорить все же начали, несмотря на мою безнадегу, я прихожу к таким выводам:

1. Основное, независимо от языковых возможностей самого ребёнка, — это необходимость русского «здесь и сейчас»!

Больше всего мотивирует среда, в которой интересные ребёнку люди (маленькие или взрослые) не владеют иным общим с ребёнком языком, кроме русского. В нашем случае это мои российские родственники, друзья или просто русские туристы, приезжающие в Грецию, с которыми я сама стараюсь знакомиться и знакомить своих детей. В этом плане идеальны «русские» детские лагеря, которые собирают русскоязычных детей из разных стран. Потому что дети из одной страны неизбежно скатываются в естественном общении к общему языку страны проживания, так проще и удобнее. И никакие специальные уроки русского это не исправят. Это не значит, что не надо заниматься. Это значит, что без мотивации можно хоть об стенку разбиться, но ребёнок, вероятно, будет воспринимать русский лишь как обязаловку «для мамы». Маленький ребёнок может заниматься с удовольствием только тем, что ему нравится, здесь и сейчас, а не будет полезным в каком-то далеком и неясном будущем.

2. Очень мотивируют радость и гордость!

Я искренне радуюсь каждому новому русскому слову своих детей. Поскольку я уже не ждала никакого русского, то у меня это получается естественно. Иногда я, как эмоциональный человек, радуюсь весьма бурно, а дети при этом раздуваются от гордости. Они, конечно, в итоге несколько завышенного мнения о реальном уровне их языка, но я пока это поощряю. Кстати, я для себя осознала, что именно поэтому я не веду своих детей в русскую школу. На данном этапе мне важно лишь поддержать в них желание говорить по-русски, не отрезвляя и не показывая, как это сложно на самом деле — говорить грамотно и красиво.

Старший Филипп в разговорах с греческими сверстниками регулярно упоминает, что он знает русский язык. Дети реагируют «вау, это круто!» (это, конечно, примерно, как они хвастаются друг другу, когда говорят «Hello» и заявляют о своих знаниях английского, но тоже вполне себе мотиватор к языку). Кстати, греческие родители, которые в основном сейчас к России и к русским относятся с искренним интересом, порой в шутку или всерьёз просят нас с Филиппом учить их русским словам:-).

3. Излишнее рвение и чересчур большое желание мамы могут убить мотивацию ребёнка.

Здесь я могу сравнить с тем, насколько я когда-то жаждала, чтобы ребёнок просто заговорил! Как хотелось постоянно подгонять «скажи», «ну ты же можешь!», «ну вот ты так хорошо сказал, повтори ещё!». Хорошо, что я вовремя почитала умные книжки и поняла, что это верный путь к ещё большему речевому негативизму, который и так свойственен детям с речевыми проблемами. Тогда мне пришлось пересмотреть свой стиль общения с плохоговорящим ребёнком и это во многом помогло.

[2]

Так вот с русским по сути то же самое. Чем больше мы давим, тем сильнее сопротивление.

Ну а в заключение о практичном!

Мамы из Салоник и окрестностей, у меня есть кладезь русской логопедической литературы, кому надо? Есть и детская художественная, есть литература для родителей. Давайте встречаться-меняться? Что-то готова рассмотреть для обмена, что-то и просто так дам почитать или даже подарю. Фото к этой статье — лишь часть того, что есть у меня дома.

Жду комментариев — и на рефлексию, и на предложение по обмену литературы (кидайте свои идеи и мысли).

На каком языке говорят наши дети? Консультация для родителей

внеочередного заседания комиссии по проведению административной реформы

17.11.2017 Начало в 16.00 часов

, заведующий сектором архитектуры и строительства управления жилищно-коммунального хозяйства, архитектуры, строительства и экологии администрации района

О перечне муниципальных услуг администрации района

, управляющий делами администрации района;

, заведующий юридическим отделом администрации района

О типовых муниципальных услугах, переведенных в электронную форму и о присоединении к типовым муниципальным услугам

Видео (кликните для воспроизведения).

, управляющий делами администрации района

О предоставлении муниципальных услуг в электронном виде

, управляющий делами администрации района

О разработке административных регламентов и о внесении изменений в утвержденные административные регламенты

, заведующий юридическим отделом администрации района

О соглашении с МКУ «МФЦ Устюженского района»

, заведующий юридическим отделом администрации района

О регистрации на РПГУ

, управляющий делами администрации района

О дате заседания комиссии по проведению административной реформы

Дети-билингвы: реально ли с пелёнок научить ребёнка нескольким языкам?

Супруги Ольга и Тимофей Шарко из Санкт-Петербурга решили, что их сын с рождения будет говорить на двух языках. О том, почему родители выбрали именно такой метод воспитания, насколько достоверны мифы, которые ходят вокруг непонятного слова «билингв», и с чего начинать обучение малыша, «Мираману» рассказала Ольга.

…с мамой — на русском, с папой — на испанском, с бабушками — на каталанском, а с друзьями — на французском…

— Ольга, как пришла мысль вырастить сына билингвом? Сколько ему сейчас лет, и на каких языках он говорит?

— Я училась на филологическом факультете, поэтому хорошо владею несколькими иностранными языками: итальянским, испанским, французским и английским. Все, кто когда-либо учил иностранные языки, прекрасно знает, что для поддержания определённого уровня просто необходима постоянная практика. Поэтому кто-то общается на работе, кто-то читает книги, а кто-то смотрит фильмы в оригинале. А что делать, когда твоя основная деятельность не связана с иностранными языками и поддерживать одновременно нужно сразу несколько? Кто-то из моих друзей как-то пошутил на этот счёт: «А ты выбери дни недели для всех языков, будешь в понедельник читать книгу на итальянском, во вторник — на испанском и так далее». Мне кажется, что при таком режиме недолго и с ума сойти, но проверять на себе не стала.

Читайте так же:  Психологический портрет на арканах таро

А если отбросить все шутки в сторону, то прекрасно понимаю, что второй иностранный язык нужно начинать учить как можно раньше, тогда овладеть им намного проще.

Думаю, никто не будет спорить с тем, что наши родители знают иностранные языки гораздо хуже современных школьников, поэтому со своим ребёнком затягивать этот процесс я не хотела.

После окончания учёбы многие мои сокурсницы разъехались по разным странам, вышли там замуж, родили детей. Несмотря на расстояния, мы продолжаем общаться и по сей день, и я искренне восхищаюсь, как их дети уже в 5–6 лет свободно говорят на трёх (а иногда и четырёх) языках. И всё это так естественно, без напряжения. А все потому, что языки учатся одновременно: с мамой общение происходит исключительно на русском, с папой — на испанском, с бабушками -на каталанском, а с друзьями — на французском.

В нашей семье нет иностранцев, и живём мы в России, так что оставался единственный вариант вырастить билингва — мне осознанно переходить на иностранный язык. Кстати, выбор в пользу итальянского был сделан исключительно по любви (смеётся — прим.авт.). Если и переходить на какой-то иностранный язык, то на тот, который больше всего нравится и который лучше всего знаешь. В итоге сыну сейчас три с половиной года и он говорит на итальянском и русском языках.

— Сравнивая сына со сверстниками, какие видите преимущества этого подхода к воспитанию? Какие перспективы он дарит ребёнку?

— Сравнивать со сверстниками сейчас особого смысла нет — никто из них ещё не говорит ни на каком языке кроме русского. Все только в 3–4 года начинают изучать английский.

Изучение второго языка я часто сравниваю с обучением плаванию. Если ребёнок начинает осваивать это занятие в 3–4 месяца, то к трём годам он уже будет прекрасно самостоятельно плавать. Тогда его можно начинать учить кататься, скажем, на лыжах. А если отдать в бассейн только в три года, то, конечно, этот процесс займёт намного больше времени, и параллельные занятия разными видами спорта могут вызывать определённые трудности.
Так и с языками.

Конечно, начиная изучать иностранный язык в 3–4 года, свободно заговорить на нём через год нереально, если только полностью не окунуться в эту среду.

Поэтому, мне кажется, целесообразнее будет сравнивать сына лет в десять, когда сверстники уже будут владеть каким-нибудь иностранным языком. Именно тогда будет понятно, кто из ребят быстрее осваивает новую грамматику и лексику.

«Мифы о билингвах разносят сами родители»

— Существует масса страхов по поводу детей-билингвов: они сложнее адаптируются в среде сверстников, в их речи происходит смешение языков — из двух они выбирают наиболее легко произносимые и используют их на свое усмотрение. Какие ещё страхи и мифы вы слышите от окружающих? И что можете на это ответить?

— Все эти страхи придумали мамы, чтобы, если у ребенка есть какие-то проблемы, оправдать своего ребёнка. Ведь всем известен страх, что твой ребёнок хуже соседского. «Боже, соседский мальчик уже давно ходит, а мой даже встать не пытается!», «Твой уже стихи читает? А мой даже говорить ещё не начал!».

В таких ситуациях всегда можно найти оправдание того, что твой ребёнок начал говорить позже. «Конечно, мой-то билингв, ему сложнее, чем твоему. Он одновременно осваивает два языка. Билингвы всегда позже начинают говорить», — с видом знатока может заявить довольная собой мамочка.

Этот миф со стремительной скоростью распространился, и теперь у всех при слове «билингв» моментально всплывает «отстаёт», «позже начал говорить».

В общем, это не так. Дети прекрасно (намного лучше взрослых) справляются с разными параллельными задачами. А мифы есть в любой сфере жизни, и разные учёные могут их подтверждать или опровергать. Но что касается билингвизма, все последние исследования говорят о том, что мифы — это только мифы. Достаточно в любом поисковике набрать фразу «мифы о билингвизме», и всё сразу станет понятно.

[3]

— Какие советы родителям, которые хотят вырастить билингва, можете дать?

— Давайте разберёмся, чем отличается «билингвизм» от просто хорошего владение иностранным языком.

Билингвизм — это одинаково совершенное владение двумя языками, умение в равной степени использовать их в необходимых условиях общения (определение из словаря).Поэтому если мы говорим именно о билингвах, то начинать общаться на двух языках нужно с первых дней жизни. Детки должны их осваивать одновременно.

Если мы говорим о русскоязычной семье, как наша, то общение на иностранном языке с ребёнком — это колоссальный стимул для мам. Допустим, язык вы учили в институте, но за годы он немного подзабылся. А тут вынужденная ежедневная практика. И в первые месяцы проще подтянуть свой уровень, ведь ребёнок ещё не будет спрашивать про строение жуков, машин и планеты (смеётся — прим.авт.). Можно начать смотреть фильмы, вспомнить слова, читать книги, в общем, потихоньку вливаться. Можно даже читать вслух, тогда ребёнок сразу будет привыкать к музыке языка.

Я комментировала на итальянском языке всё, что делала, а если с чем-то возникали трудности, смотрела в словаре. Искала видеорецепты на итальянском. Таким образом, даже без особой практики с носителями, уровень языка подтянулся, и ежедневное общение на нём не составляло уже больших проблем.

Дома у нас общение происходит на двух языках: с мужем я говорю на русском, а если обращаюсь к сыну, то уже автоматически перехожу на итальянский. Поначалу возникала путаница, но потом всё улеглось по нужным полочкам и в определенных ситуациях включается тот или иной язык. Как и у сына.

Вполне понятно, что слова на кулинарную тематику Егорик лучше знает на итальянском, а всё, что связано с инструментами, на русском.

Вырастить билингва в русскоязычной семье значительно сложнее, чем в смешанной. Если русские девушки выходят замуж за иностранца и уезжают жить в другую страну, полностью переходят на другой язык, то общение на родном с ребёнком — это как отдушина. Поэтому тут нечему учить, это происходит естественно. У нас очень много таких знакомых семей.

Как я уже говорила, дети в 6–7 лет могут спокойно знать 3–4 языка. Да и вообще они часто более развитые, чем их сверстники. Но в целом сравнивать билингвов и монолингвов не совсем корректно. Ведь одни дети с полугода ходят на всевозможные занятия, а другие нет. И, конечно, причина тут не только в билингвизме, а в ряде обстоятельств, в подходе родителей. Поэтому я сравниваю лишь владение иностранными языками. Остальное не трогаю, потому что в европейских странах даже подход к раннему развитию и воспитанию другой.

Читайте так же:  Типичные ожидания от психотерапии

Что касается билингвов в русскоязычных семьях, то знаю их крайне мало.
Хотя многие вдохновились нашей историей и последовали примеру, чему я несказанно рада. Но детки у них, конечно, помладше.

Автор: Наталья Тюменцева
Фото: из личного архива семьи Шарко

На каком языке говорить с ребенком?

О пользе билингвизма написано много, и, казалось бы, что делать, очевидно, но когда в семье появляется малыш, приходится принимать собственные решения…

20.12.2016 в 10:32, просмотров: 1223

«Очень нужен совет. Мамочки с опытом, откликнитесь!» С таким призывам к пользователям соцсетей обратилась солистка группы Silent Woo Goore Светлана Ручкина. «Разговариваем с малышом на удмуртском языке, и все нас устраивало и радовало, пока в гости не приехали племянники. Тут мы не знали, как себя вести: вроде как по привычке говорили с Елисеем на удмуртском, но от этого племянники входили в ступор и не знали, как обращаться с братиком, да еще и нас не понимали. В итоге коммуникация заканчивалась взглядом. Мы не понимаем, как перед друзьями нашими с ним говорить, и прочее. Вообще, я сторонник того, что один говорит по-русски, другой – по-удмуртски, а общесемейный язык – удмуртский».

Мать двух городских детей Наталья Дмитриева рекомендует «научить племянников хотя бы элементарным словам, с Елисеем говорить по-удмуртски, можно ввести несколько русских слов. Наша Марина, например, не понимала, почему женщина на улице – апай (апай – старшая сестра, тетя. – Прим. авт.), ведь апай дома. Пришлось ввести слово «тетя». Русский язык в садике придет быстро, сами не заметите».

Дети быстро учатся
Нельзя отказываться от родного языка в пользу языка большинства. В семье журналистки Елены Сарматовой ребенок пошел в детский сад без знания русского языка, а сейчас уже говорит на двух языках. «Дети быстро учатся. В семье у нас закон: дома и с удмуртами говорим только на удмуртском. Правда, иногда на улице нас спрашивают: «Вы думаете, ребенок вас понимает?» – комментирует Елена.
Ксения Широбокова считает: «Когда родители разговаривают на двух языках, ребенок запоминает постепенно оба, но основным для него становится тот, который часто звучит в окружении. Так что, если цель не просто научить родному языку, а привить любовь к нему, разговаривайте с ребенком только на удмуртском и с окружающими при нем – тоже. Все равно поймут и постепенно перестанут удивляться. Я над этим тоже долго думала, наблюдала, но решила все-таки в приоритете оставить русский (хоть меня многие и осудят), удмуртский они однозначно выучат, а вот тип мышления от речи у ребенка формируется сразу».

Понятный алгоритм
Свети Едыгарова, мать двух детей-билингвов из Хельсинки, рекомендует: «Самое главное – на каком языке мать говорит с ребенком. Пусть он будет всегда один в любых ситуациях или должен быть какой-то один понятный алгоритм: в одних местах вы говорите с ребенком на одном языке, в других – на другом языке. Эта своеобразная техника психологической безопасности создает чувство уверенности в себе для ребенка. А так, без разницы, на каком языке говоришь с другими. Родственникам можно объяснить, что вы говорите с ребенком на удмуртском, а они могут говорить с ним на русском, и ребенок тоже скоро начнет понимать и говорить и на том, и на другом. В самом начале, конечно, маме очень трудно, особенно в русскоязычной среде. Нужно очень много смелости и упорства, даже упрямства. Ребенок почувствует вашу уверенность, и у него легче пойдет освоение обоих языков».

Дети в садике меняют язык общения
«Очень сложно сохранить язык в городе, – рассказывает Татьяна Ишматова, президент Всеудмуртской ассоциации «Удмурт кенеш». – К сожалению, говоривший до трех лет на удмуртском языке ребенок в садике полностью обрусевает и меняет язык общения, особенно если понимает, что родитель знает русский язык. Дети в садике говорят на русском, и русский язык у дочки вышел на первое место. На детской площадке, в магазине все дети говорят на русском. Я даже плакала, ведь столько сил положила, чтобы научить удмуртскому, и получается, все зря. Да и папа наш на удмуртском не говорит. Русскому языку дети быстро учатся, ведь он везде, а удмуртскому научиться могут только в семье».
Директор Удмуртской государственной филармонии Алексей Фомин отметил: «До детского сада дочка прекрасно говорила на удмуртском. Сейчас уже особо не хочет, но мы все равно говорим с ней на удмуртском».

Логопеды против языков?
Зачастую противниками удмуртского языка бывают врачи и логопеды. От них часто можно услышать устаревшие рекомендации: сначала нужно изучить один язык, а после трех-четырех лет начинать изучение второго языка. «У нас был еще более курьезный случай, – рассказывает Наташа Дмитриева. – С Полиной в 1,5 года пришли к педиатру, она предложила проверить речевые навыки. Я спросила: «Владеете ли вы удмуртским языком?» В ответ был задан вопрос «А как вы научили ребенка удмуртскому?»
Еще одна родительница делится историей: «Младшая до садика на русском плохо понимала, а речевые компетенции не были сформированы. При прохождении медосмотра логопеды отмечали, что нужно показать ребенка специалистам, но известно, что дети-билингвы просто начинают говорить чуть позже и быстро нагоняют сверстников».

Дом и семья

Двуязычные дети: на каком языке разговаривать с ребенком?

У многих родителей не возникает ни малейших сомнений в том, какой второй язык станет учить их ребенок. Например, если вы говорите по-английски, а ваш партнер — на другом языке, над этим вопросом не стоит долго задумываться.

Но ситуации бывают разные. Мнения одноязычных родителей о том, какой второй язык выбрать для ребенка, могут разделиться. Некоторые хотят, чтобы их дети изучали не один, а несколько дополнительных языков. если ваша семья то и дело переезжает из одной страны в другую, таких языков может оказаться много.

Поэтому, прежде чем ответить на важный вопрос «Какой язык будут учить наши дети?», иногда приходится разобраться еще кое с чем. Пожалуйста, ознакомьтесь со списком наиболее часто задаваемых вопросов о выборе языка.

Шесть наиболее часто задаваемых вопросов по поводу выбора языка

–– Мой собственный родной язык вряд ли пригодится детям в жизни. Может быть, пусть они лучше учат немецкий или французский?

К сожалению, языки зачастую оценивают с точки зрения «ценности» и «статуса». Например, английский всегда популярен, так как этот язык в глазах многих людей имеет высокую ценность и ассоциируется с образованием и богатством. Французский язык, на котором говорили короли и дворянство, часто называют языком дипломатов — он также имеет высокий статус.

Читайте так же:  Как работает психоанализ

Мы настолько привыкли к приписываемой тому или иному языку «ценности», что иногда не готовы называть то, на чем говорим мы сами, языком. Например, я часто спрашиваю иммигрантов из Индии, сколько языков они знают, на что те отвечают, что говорят по-английски, а некоторые еще и по-испански. Когда я с удивлением задаю им вопрос, знают ли они языки, на которых говорят в Индии, то слышу скромный ответ, что да, действительно они говорят на паре «местных диалектов» (это цитата, а не мои слова). замечу, что такие «диалекты» сильно различаются и говорят на них миллионы людей.

Язык (когда я говорю «язык», то подразумеваю все языки и диалекты) имеет гораздо большую ценность, чем та, которую ему склонны приписывать знающие его люди. Выбирая второй язык для своего ребенка, исходите из того, как тот будет полезен ему в жизни. Любой язык в состоянии изменить жизнь к лучшему и помочь испытать и пережить то, чего человек никогда не смог бы сделать, не владея им.

Например, Татьяна говорит на родном румынском со своей дочерью Надей. Каждое лето Надя отправляется в румынию и живет там с бабушкой и дедушкой, которые не понимают английского. если бы девочка не знала румынского языка, то не смогла бы с ними общаться. В этом случае она бы лишилась того, что так любит, — общения с родственниками, жителями деревни, — и не узнала бы вкуса всех тех fuarte gustos * , которыми ее там кормят. так что для Нади и ее семьи знание румынского языка крайне важно и ценно.

Многие дети так никогда и не осваивают язык своих предков только потому, что их родители считают, что «он им в жизни не поможет». Однако когда ребенок гордится своим культурным наследием, у него появляется чувство собственного достоинства и прибавляется уверенности в себе. если родители не стремятся передать сыну либо дочери язык и информацию о людях, которые на нем говорят, то ребенок может начать стыдиться страны, из которой происходит его семья. так что вопрос о том, что поможет ребенку в жизни, очень субъективный и в каждой семье должен решаться по-разному. также следует иметь в виду, что так называемая «престижность» языка для мозга ребенка совершенно не имеет значения и, следовательно, не важно, каким будет второй язык. Мне кажется, что родители в качестве второго языка для своего ребенка должны выбирать тот, который им самим нравится, — это намного упрощает подход к двуязычности в целом.

–– Я приехал в США взрослым, и я не говорю на английскомс вободно. Мне гораздо проще общаться с ребенком на своем родном языке. Но если я стану так поступать, то наверняка окажу ему дурную услугу, потому что ребенок не будет практиковаться в языке, на котором здесь общается большинство.

Родители, свободно говорящие на языке той страны, из которой приехали, часто считают, что если не станут общаться с детьми на местном языке, то тем будет сложно учиться в школе. Они переживают, что их дети начнут говорить с акцентом. Однако эти опасения совершенно не подтверждаются наукой. Напротив, нет никаких оснований полагать, что ребенок не будет говорить на языке обучения в школе, если оно организовано правильно (более подробно об обучении на втором языке в школе см. в главах о шестом и седьмом шагах).

Лингвисты придерживаются мнения, что родителям, которые недостаточно хорошо владеют языком страны, где они живут, но отлично говорят на другом языке, лучше общаться с детьми как раз на последнем. разговаривая на хорошо известном им языке, люди используют сравнения, идиомы и сложные конструкции, а также говорят с правильным акцентом и интонацией. На своем родном языке они могут рассказывать детские стихи и сказки, а также петь песни.

Если вы с любовью делитесь с ребенком фольклорным наследием своего народа, это позволяет ему лучше понять и запомнить ваш язык. то, что родители прекрасно владеют родным языком, поможет ребенку не только свободно говорить, читать и писать на нем — его понимание языка перейдет в новую, более осмысленную стадию.

–– Я (или моя вторая половина) не говорю на языке свободно. Стоит ли нам учить ребенка языку, которым мы сами не владеем в совершенстве?

Есть много родителей, говорящих на каком-то языке далеко не свободно. тем не менее, если они станут общаться с ребенком на таком языке, это очень поможет ему вырасти двуязычным. Любопытно, что вы вовсе не обязаны владеть языком в совершенстве, чтобы воспитать двуязычных детей. «Когда мы с женой поженились, она немного говорила по-немецки, но я не знал ни слова, — вспоминает Брайан. — тем не менее мы решили, что, когда у нас появятся дети, она станет говорить с ними на немецком и мы вырастим их двуязычными. Когда наши дочери были совсем малышками, я читал им немецкие сказки, хотя сам ничего не понимал из прочитанного. Дело в том, что в немецком языке простое произношение, и если ты знаешь алфавит, то способен читать и правильно фонетически воспроизводить слова. Не знаю как, но дети все понимали и чутко слушали. Сейчас я сам изучаю немецкий — и, представьте себе, до меня наконец начинает доходить смысл сказок, которые я им читал».

Видео (кликните для воспроизведения).

Когда ваш ребенок подрастет, вам придется предоставить ему больше возможностей говорить на языке и изучать его, чтобы знания углублялись. (Подробнее я расскажу о том, как организовать языковое погружение ребенка, в главе, посвященной четвертому шагу.) если вы сами начнете изучать второй язык, то подадите ребенку хороший пример и превратите учебу в семейное времяпровождение.

Источники


  1. Шлахтер, В.В. Брачные игры. И жили они долго и счастливо и регулярно… / В.В. Шлахтер. — М.: Питер, 2013. — 501 c.

  2. OZON. От секса к сверхсознанию. Беседы о запретном и дозволенном (2 шт.) (1183). — Москва: РГГУ, 2016. — 201 c.

  3. Джон, Г. Карта любви / Г. Джон. — М.: Эксмо, 2018. — 866 c.
  4. Ошо Мужчина и женщина. Мир в гармонии и целостности. Мужчина и женщина. Секреты взаимности в астрологии и психологии. Танец энергий. Мужчина и женщина (комплект из 3 книг) / Ошо, Хайо Банцхаф , Бриджит Телер. — М.: ИГ «Весь», 2016. — 688 c.
  5. Маклаков, А. Г. Общая психология / А.Г. Маклаков. — М.: Питер, 2016. — 592 c.
На каком языке говорят наши дети
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here