Нейрофизиология тревожного реагирования-1 откуда ноги у тревоги

Сегодня обсуждаем тему: нейрофизиология тревожного реагирования-1 откуда ноги у тревоги с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Bookitut.ru

Нейрофизиологические аспекты тревоги

Я уже упоминал о том, что в большинстве трудов, посвященных нейрофизиологии тревоги, описывается работа автономной нервной системы и физические изменения, которые данная система контролирует. Авторы трудов прямо или косвенно полагают, что это и есть адекватный подход к проблеме тревоги. Не сомневаюсь, что знания о работе автономной нервной системы помогают лучше понять нейрофизиологию тревоги, но в целом такой подход к тревоге неадекватен, и сейчас я объясню, почему. Реакция тревоги фундаментальна, она охватывает весь организм, так что ее нельзя свести к одной конкретной нейрофизиологической основе. Далее, рассматривая психосоматические аспекты тревоги, мы убедимся, что реакция тревоги представляет собой сложное сочетание взаимодействия различных нейрофизиологических систем и изменение их «равновесия». В данном разделе мы начнем с самого простого — с работы автономной нервной системы в ситуации, когда организму угрожает опасность, — а затем перейдем на более сложный уровень и рассмотрим единство реакций организма в окружающей среде[149].

Когда организм ощущает приближение опасности, в нем возникают физические изменения, готовящие организм к схватке с опасным объектом или к бегству от него. Этими изменениями управляет автономная нервная система. Ее назвали «автономной», потому что она не подчиняется прямому сознательному контролю[150], эта система управляет эмоциональными реакциями на физическом уровне. Ее называют «мостом между психикой и телом». Автономная нервная система состоит из двух отделов, которые оказывают противоположное действие или уравновешивают друг друга. Парасимпатический отдел стимулирует процесс пищеварения, выполняет вегетативную функцию и управляет другими процессами, которые «строят» организм. Эмоции, связанные с работой этого отдела, сопровождаются ощущением комфорта, удовольствия, расслабления. Другой отдел, симпатический, учащает сердцебиение, повышает артериальное давление, выбрасывает в кровь адреналин, то есть мобилизует силы организма для борьбы с опасностью или для бегства от нее. При активизации симпатической нервной системы возникает ярость, тревога или страх.

Телесные явления, вызванные такой активизацией автономной нервной системы, знакомы каждому. Достаточно вспомнить о тех моментах, когда мы переживали тревогу или страх. Пешеход, на которого только что чуть не наехала машина, ощущает, как сильно колотится его сердце. Студент, которому предстоит сложный экзамен, чувствует потребность сходить в туалет. Или же человек, которому после обеда предстоит произнести важную речь, с удивлением замечает, что у него абсолютно пропал аппетит.

Очевидно, что эти реакции выполняли важную функцию в жизни первобытного человека, защищая его от диких зверей и других конкретных опасностей. В наши дни подобных непосредственных угроз стало гораздо меньше, и тревога современного человека в основном относится к таким психологическим состояниям, как социальная адекватность, отчуждение, соревнование, успех и так далее. Но реакция на угрожающую опасность осталась прежней.

Когда организм приходит в состояние «боевой готовности», подавляется деятельность пищеварительного тракта, поскольку все ресурсы крови необходимо использовать для работы скелетных мышц. Ощущение сухости во рту связано с уменьшением слюноотделения, что соответствует уменьшению выделения желудочного сока. Гладкие мышцы внутренних половых органов сокращаются. Возникает позыв к опорожнению мочевого пузыря и кишечника (на эту тему существует множество грубоватых выражений), — очевидно, что организм, которому предстоит интенсивная физическая деятельность, необходимо освободить.

Нейрофизиология тревожного реагирования-1: откуда ноги у тревоги?

Психические состояния: фрустрация, агрессивность, тревожность

Из соединения фундаментальных эмоций возникает такое комплексное эмоциональное состояние, как тревожность, которая может сочетать в себе и страх, и гнев, и вину, и интерес-возбуждение.

«Тревожность – это склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги: один из основных параметров индивидуальных различий». Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный или желательный уровень тревожности – это так называемая полезная тревожность. Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания. Однако, повышенный уровень тревожности является субъективным проявление неблагополучия личности.

Проявления тревожности в различных ситуациях не одинаковы. В одних случаях люди склоны вести себя тревожно всегда и везде, в других они обнаруживают свою тревожность лишь время от времени, в зависимости от складывающихся обстоятельств. Ситуативно устойчивые проявления тревожности принято называть личностными и связывать с наличием у человека соответствующей личностной черты (так называемая «личностная тревожность»). Это устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающий, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личностная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные, связанные со специфическими ситуациями угрозы его престижу, самооценке, самоуважению.

Ситуативно изменчивые проявления тревожности именуют ситуативными, а особенность личности проявляющей такого рода тревожность, обозначают как «ситуационная тревожность». Это состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Такое состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичным во времени.

Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма напряженно, выраженным состоянием тревожности.

Поведение повышенно тревожных людей в деятельности направленной на достижение успехов, имеет следующие особенности:

1. Высокотревожные индивиды эмоционально острее, чем низкотревожные, реагируют на сообщения о неудаче.

2. Высокотревожные люди хуже, чем низкотревожные, работают в стрессовых ситуациях или в условиях дефицита времени, отведенного на решение задачи.

3. Боязнь неудачи — характерная черта высокотревожных людей. Эта боязнь у них доминирует над стремлением к достижению успеха.

4. Мотивация достижения успехов преобладает у низкотревожных людей. Обычно она перевешивает опасение возможной неудачи.

5. Для высокотревожных людей большей стимулирующей силой обладает сообщение об успехе, чем о неудаче.

6. Низкотревожных людей больше стимулирует сообщение о неудаче.

7. Личностная тревожность предрасполагает индивида к восприятию и оценке многих, объективно безопасных ситуаций как таких, которые несут в себе угрозу.

Деятельность человека в конкретной ситуации зависит не только от самой ситуации, от наличия или отсутствия у индивида личностной тревожности, но и от ситуационной тревожности, возникающей у данного человека в данной ситуации под влиянием складывающихся обстоятельств.

Читайте так же:  Взаимодействие - ключ к взаимоотношениям

Воздействие сложившейся ситуации, собственные потребности, мысли и чувства человека, особенности его тревожности как личностной тревожности определяют когнитивную оценку им возникшей ситуации. Эта оценка, в свою очередь, вызывает определенные эмоции (активизация работы автономной нервной системы и усиление состояния ситуационной тревожности вместе с ожиданиями возможной неудачи). Информация обо всем этом через нервные механизмы обратной связи передается в кору головного мозга человека, воздействуя на его мысли, потребности и чувства.

Та же когнитивная оценка ситуации одновременно и автоматически вызывает реакцию организма на угрожающие стимулы, что приводит к появлению контрмер и соответствующих ответных реакций, направленных на понижение возникшей ситуационной тревожности. Итог всего этого непосредственно сказывается на выполняемой деятельности. Эта деятельность находится в непосредственной зависимости от состояния тревожности, которое не удалось преодолеть с помощью предпринятых ответных реакций и контрмер, а также адекватной когнитивной оценки ситуации. Таким образом, деятельность человека в порождающей тревожность ситуации непосредственно зависит от силы ситуационной тревожности, действенности контрмер, предпринятых для ее снижения, точности когнитивной оценки ситуации. Современные исследования тревожности направлены на различение ситуативной тревожности связанной с конкретной внешней ситуацией, и личностной тревожностью являющейся стабильным свойством личности, а также на разработку методов анализа тревожности, как результата взаимодействий личности и ее окружения.

Свой нейрофизиологический анализ тревожности Гельгорн основывает на представлении о том, что при нормальном функционировании антагонистических эрго — и трофотропических систем между ними существует реципрокное и уравновешенное взаимодействие, т.е. нарастание эрготропической активности сопровождается снижением активности трофотропической и наоборот. Тревожность же является результатом одновременной высокой активности эрго — и трофотропических систем, а также следствием нарушения реципрокности между двумя системами. Доминирует при этом обычно эрготоропическая система. Одновременное (конкурирующее) функционирование двух систем предъявляет при этом конфликтные требования к организму. Гельгорн выделяет различные «паттерны тревоги». Во-первых, это возбудимая форма, характеризующаяся беспокойством, гиперактивностью, симпатическими реакциями и преобладанием эготропической системы. Возможно это синдром страха-гнева. Во-вторых, тормозная форма, характеризующаяся гипоактивностью, парасимпатическими реакциями и доминированием трофотропической системы. Возможно это синдром страха-страдания.

Ряд исследований со шкалой дифференциальных эмоций показал, что тревожность может быть разбита на некоторое число относительно независимых аффективных факторов (Izard 1972).

[3]

Первое исследование заключалось в факторном анализ ШДЭ в сочетании с пунктами опросника на уровень тревожности (STAI). Составная методика (ШДЭ+Т) была представлена 339 студентам колледжа, в которым дана, была инструкция заполнит шкалу, вспоминая ситуацию, когда они испытывали тревожность. Факторный анализ данных этого исследования показал, что тревожность как она определяется STAI , в действительности является комплексом аффективных факторов. Большинство пунктов STAI вошли в фактор страха сочетающий компоненты страха и страданий из ШДЭ. Таким образом факторный анализ показал что широко используемая шкала тревожности является на самом деле многофакторным инструментом представляющим отдельные эмоции которые с предположение теории джифферинциальных эмоций входят в синдром тревожности

Психофизиологические механизмы тревожности

В 1926 г. З. Фрейд выпустил в свет монографию «Торможения, симптомы, беспокойства», в которой впервые выделил и акцентировал состояние беспокойства, тревоги [19]. Он охарактеризовал это состояние как эмоциональное, включающее в себя переживание ожидания и неопределенности, чувство беспомощности. Но такая характеристика указывает не столько на компоненты рассматриваемого состояния, сколько на его внутренние причины.

И.П. Павлов считал, что при ломке динамического стереотипа возникают отрицательные эмоции, к которым, несомненно, мы можем отнести и тревожность. Павлов обращает внимание на следующие моменты: тревожное состояние — показатель слабости нервной системы, хаотичности нервных процессов. Если сближать тревожность со страхом, то это состояние должно рассматриваться в своей физиологической природе как тормозное. Павлов отмечал, что «физиологическая основа страха есть торможение. Значит, во всем динамическом ряду — страх и боязнь, это будут все различные степени и маленькие вариации тормозного процесса» [19].

Так, один из первых исследователей тревожности в США Маурер определял это состояние как условный страх, т. е. страх, вызываемый не безусловным, а условным устрашающим раздражителем [19]. Д. Льюис в книге «Научные принципы психологии» определяет тревожность как форму невротической реакции, которая заключает в себе условный страх. При этом он различает тревожность «связанную», вызываемую определенными внешними объектами, и «разлитую», вызываемое внутренними стимулами, сохраняющееся в течение длительного времени [19].

Б. Босселмен в категорической форме утверждает, что симптомотология состояния тревожности идентична с реакцией страха [19]. Эта точка зрения нашла экспериментальное подтверждение [Lilly, 1963]: раздражение зон избегания в гипоталамусе током нарастающей силы позволило выделить три порога реакции. Достижение первого из них характеризовалось появлением настороженности, но не сопровождалось явным страхом; при втором наблюдались выраженные реакции страха и стремление к бегству; при третьем пороге возникала реакция паники, при которой целесообразное поведение становилось невозможным. То обстоятельство, что описанное развитие аффективных реакций в ряду настороженность—страх—паника отмечалось при стимуляции одной и той же зоны гипоталамуса при неизменном характере раздражителя только в силу изменения интенсивности воздействия, свидетельствует в пользу рассмотрения этих реакций как единого явления.

Ощущение внутренней напряженности — это элемент тревожного ряда, отражающий наименьшую интенсивность тревоги. Создавая напряженность, настороженность, это ощущение не имеет в то же время оттенка угрозы, а служит сигналом вероятного приближения более тяжелых тревожных явлений. Именно этот уровень тревоги имеет наиболее адаптивное значение, поскольку ощущение внутренней напряженности способствует интенсификации и модификации активностии при этом может не сопровождаться нарушениями интеграции поведения.

При проявлении гиперестезических реакций ранее нейтральные стимулы приобретают значимость, привлекают внимание, а при большой их выраженности придают таким стимулам отрицательную эмоциональную окраску. С возникновением гиперестезических реакций может быть связан описываемый П.В. Симоновым [24] переход от поведения, тонко специализированного, к реагированию по типу доминанты Ухтомского, в результате которого множество событий внешней среды становится значимым для субъекта. Уменьшение избирательности реагирования, вызванное сглаживанием различий между нейтральными и значимыми восприятиями, между сигналом и фоном, биологически целесообразно в случаях недостаточно структурированных и потенциально опасных ситуаций, ибо обеспечивает необходимую генерализацию бдительности. Однако усиление реакций на обычно незначимые стимулы и отрицательная эмоциональная окраска нейтральных восприятий любой модальности еще более уменьшает структурированность ситуации и усиливает тревогу, способствуя появлению ощущения неопределенной угрозы.

Собственно тревога — центральный элемент рассматриваемого ряда. Интенсивность тревоги сама по себе снижает возможность логической оценки информация. Так, в случае тревоги, наблюдающейся в структуре гипоталамических пароксизмов, сообщенная ранее информация о генезе этих явлений и опыт предшествующих аналогичных состояний (которые адекватно используются вне тревожных состояний) не определяют поведения субъекта при нарастании интенсивности тревоги [8].

Читайте так же:  Смысл жизни и управление своим временем

Гипоталамус, представляющий собой достаточно высокий уровень интегративной деятельности мозга, имеет столь важное значение в организации эмоционального поведения, что в нем практически нет зон, раздражение которых вызывало бы вегетативные эффекты без параллельного возникновения эмоциональных реакций [24], с чем может быть связана особая роль гипоталамуса среди лимбических структур, контролирующих тревогу и страх. Эта особая роль гипоталамуса объясняется также тем обстоятельством, что структуры других уровней мозга, включающиеся в эмоциональное возбуждение, находятся в морфологической и функциональной зависимости от эмоциогенных зон гипоталамуса, а раздражение этих зон можно использовать для получения экспериментальных моделей эмоционального стресса [26].

Состояние тревожности также вызывается изменениями в условиях жизни, в привычной деятельности, нарушением динамического стереотипа. Многие авторы, как, например, Сэлливен, Кэттел и Шэйер, Блэйк и Мултон, склонны рассматривать тревожность как показатель неприспособленности к среде. Тревожность имеет отрицательное значение именно в тех случаях, когда она неадекватна объектам и ситуациям [19].

Спилбергер выделяет тревожность ситуативную (Т-состояние) и тревожность как характеристику субъекта (Т-диспозиция) [29]. Т-состояние характеризуется субъективными, сознательно воспринимаемыми ощущениями угрозы и напряжения, сопровождаемыми или связанными с активацией или возбуждением автономной нервной системы. Т-диспозиция, означает мотив или приобретенную поведенческую диспозицию, которая предрасполагает к восприятию широкого круга объективно безопасных обстоятельств как содержащих угрозу, побуждая реагировать на них Т-состояниями, интенсивность которых не соответствует величине объективной опасности [41]. Сила и продолжительность Т-состояния являются, таким образом, следствием когнитивного оценивания, которое существенно зависит от четырех групп детерминантов: 1) внешних особенностей ситуации, 2) Т-диспозиции, 3) оцененной эффективности успешных или предполагаемых успешными контрмер и 4) влияния обратной связи о текущем Т-состоянии [29].

В обзоре исследований тревоги Филлипс, Мартин и Майерс отмечают, что результаты многих работ противоречат друг другу [25]. Тем не менее, заключают эти авторы, важным пунктом теоретического сходства исследований тревоги является положение о том, что тревога вызывается той или иной формой стресса. Кроме того, можно отметить все большее согласие в том, что в активации тревоги (впрочем, как и других эмоциональных состояний) решающую роль играют когнитивные факторы. Когнитивные оценки опасности, по-видимому, являются первым звеном в возникновении состояния тревоги, а когнитивная переоценка определяет интенсивность таких состояний и их устойчивость во времени. Когнитивная оценка опасности влечет за собой состояние тревоги или возрастание наличного уровня интенсивности этого состояния. Таким образом, состояние тревоги включено в структуру общего процесса тревоги, а концепция тревоги как процесса должны включать следующие во времени компоненты: стресс — восприятие угрозы — состояние тревоги [25].

Несколько десятилетий назад, в первую очередь в работах Грея, была сформулирована популярная и сегодня концепция тревожности у животных и человека [15]. Согласно ей, тревожность может подавлять поведение, которое привело бы к усугублению угрожающей ситуации — например, подавлять исследовательскую активность, социальное взаимодействие, однако способствовать максимализации анализа окружающей среды — в частности, повышать внимание животного и т.д. (рис. 1).

Рис. 1. Функциональная схема развития состояния тревоги и способов его преодоления (по В.М. Астапову, 1999)

Согласно теории Грея, за это в мозге отвечает специальная система поведенческого ингибирования (СПИ) [15]. С этой точки зрения действие веществ-анксиолитиков объясняют инактивациией СПИ и «высвобождением» ряда заингибированных ранее поведенческих реакций, а анксиогеников — усилением СПИ. В эту концепцию укладывалось и то, что еще в 1950-х годах в работах Монтгомери было обнаружено, что новизна вызывает у животных страхоподобные «тревожные» состояния (неофобию) [15]. Им было также показано, что, наоборот, при пониженном уровне тревоги животные демонстрируют гораздо больший уровень исследовательской активности (неофилию).

Тревожное поведение справедливо связывается с возбуждающими процессами ЦНС, состоянием физиологического возбуждения (arousal). [Plutnik, 1987] рассматривал тревожность, как тривиальное поведенческое проявление процессов возбуждения. В 1995 году фармакоэтологами впервые был обнаружен феномен анксиолитичности малых доз некоторых ГАМК-литических препаратов, до этого известных как классические анксиогены [37]. Это позволило сформулировать представления о сложном, нелинейном характере зависимости тревожного поведения от уровня возбудимости ЦНС. Было сделано предположение, что умеренное возбуждение ЦНС провоцирует положительно-эмоциональные состояния (т.н. pleasurable emotions), которые приводят к неожиданному снижению тревожности до тех пор, пока растущее возбуждение не начинает быть анксиогенным.

Ранние проявления тревожности начинаются с ориентировочного реагирования. Известно, что в реализации ориентировочного рефлекса важную роль играют нейроны «новизны» гиппокампа, миндалины, участки фронтальной коры, клетки гипоталамуса, таламуса и хвостатого ядра [2, 13, 23, 27, 30].

Что такое генерализованное тревожное расстройство и методы лечения нарушения

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) – распространенное психоэмоциональное нарушение, которое подразумевает постоянное волнение, раздражительность и чувство напряженности.

В отличие от фобий, при которых страх обусловлен какой-то конкретной вещью или ситуацией, генерализованное тревожное расстройство рассеивается, оставляя после себя общее чувство опасения или беспокойства.

Люди с ГТР не могу избавиться от своих проблем, хотя они обычно понимают, что их беспокойство необоснованно: оно может включать переживание о здоровье, денежных вопросах, окружающей среде, положении дел на местном, национальном или глобальном уровне.

Сюда же относится неудовлетворенность браком, семьей; учебными или спортивными показателями, а также многое другое. Беспокойство является чрезмерным, неконтролируемым; происходит более суток, сопровождаясь как минимум тремя физическими симптомами: усталостью, проблемами с концентрацией внимания, мышечным напряжением.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Характер клинической картины

Не все пациенты с генерализованным тревожным расстройством имеют одинаковые симптомы, но у большей части пациентов развивается комплекс из эмоциональных, поведенческих и физических признаков, часто меняющихся: они становятся более выраженными во время стресса.

  • суетливость, напряженность, неусидчивость;
  • мышечные боли (чаще в области шеи и плеч);
  • головные боли.
  • тревога/взволнованность;
  • печаль;
  • гнев;
  • чувство стыда, вины;
  • апатия, раздражительность.

  • истерики;
  • дерзость, грубость;
  • трудности с концентрацией внимания;
  • бессонница или прерывистый, непродолжительный сон;
  • чрезмерное изучение проблемы, пристальное внимание к ней, акцентирование внимания на деталях, анализ;
  • поиск поддержки;
  • если это ребенок или подросток – отказ от дальнейшего обучения.

Далее приведена таблица, которая позволит дифференцировать ГТР от беспокойства, свойственного множеству людей.

Читайте так же:  Он не дарит мне подарки сразу! что делать

Если своевременно не установить наличие у пациента ГТР, могут возникнуть такие последствия:

  • прогулы занятий в учебном заведении;
  • неспособность устанавливать, поддерживать дружеские отношения из-за страхов;
  • общее снижение качества жизни;
  • редкое участие в деятельности, желание быть изолированным;
  • наличие ограниченных интересов.

Медицинская помощь и коррекция нарушения

Существует несколько видов лечения генерализованного тревожного расстройства: медикаментозная и когнитивно-поведенческая терапия, а также релаксация.

Лекарства при ГТР обычно рекомендуется только в качестве временной меры, обеспечивающей облегчение симптомов. Существует три вида препаратов, предназначенных для этой цели:

  1. Буспирон – успокаивающий препарат, известный под торговой маркой Buspar. По своему фармакологическому воздействию на психику больного, он считается самым безопасным препаратом для лечения генерализованного тревожного расстройства. Хотя Буспирон достаточно эффективное лекарственное средство, принимая только лишь его невозможно полностью устранить беспокойство.
  2. Бензодиазепины – противотревожные препараты действуют очень быстро (обычно в течение 30 минут), но уже через неделю использования, вызывают физическую, а также психологическую зависимость. Они, как правило, рекомендуется только для тяжелых случаев ГТР, поскольку парализуют эпизоды тревожности.
  3. Антидепрессанты – полный эффект от приема препаратов этой фармакологической группы не ощущается первые шесть недель, поскольку они обладают накопительным свойством. Некоторые антидепрессанты также могут усугубить проблемы со сном, вызвать тошноту.

Спокойствие, только спокойствие

Методы релаксации для пациентов с ГТР:

  1. Глубокое дыхание. Когда человек нервничает, он дышит чаще, но поверхностно. Такая гипервентиляция вызывает головокружение, одышку, ощущение покалывания в конечностях. Данные явления пугающие, ведущие к дальнейшему развитию тревоги, панических атак. Осуществляя дыхание глубоко, диафрагмально, пациент может предотвратить появление указанных симптомов, успокоившись.
  2. Прогрессивная релаксация направлена на снижение мышечного напряжения. Выполнения упражнений допустимо осуществлять самостоятельно, не под контролем инструктора. Методика предполагает систематическое напряжение, а затем ослабление различных групп мышц. Когда тело расслабляется, психоэмоциональное состояние нормализуется.
  3. Медитация. Такой вид расслабления, восстановления жизненной энергии и осознанности, может изменить состояние головного мозга. Регулярная практика медитации влечет активность левой части префронтальной коры, — области мозга, ответственной за ощущение спокойствия, радости.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) является одним из видов терапии, особенно полезной в процессе лечения ГТР. Врач поможет определить автоматические негативные мысли, которые способствуют тревожности пациента.

Например, если он склонен усложнять, всегда представляя себе наихудший из возможных результатов каждой конкретной ситуации, специалист сможет переубедить его, оспорив эту тенденцию. Лечение носит характер беседы, курс определяет врач, в зависимости от степени заболевания пациента, а также индивидуальной восприимчивости его организма.

Прочь тревоги и страхи!

Существует несколько мер, направленных на предотвращение развития генерализованно тревожного расстройства:

Для того чтобы контролировать симптомы генерализованного тревожного расстройства и не позволить ему овладеть вами, необходимо внести изменения в образ жизни.

Поддержка близких людей играет важную роль в вопросе преодоления этого психоэмоционального нарушения, поскольку ощущение бессилия, одиночества усугубляет течение заболевания, увеличивая вероятность его перехода в более тяжелое психическое расстройство.

Социальное взаимодействие с человеком, способным успокоить и поддержать – это самый эффективный способ успокоить нервную систему, устранив диффузную тревожность.

Тревога. Паническое расстройство. Социальная тревожность

Тревожные расстройства являются одними из самых распространенных. В течение жизни какое-либо тревожное расстройство возникает у 10-29% населения. Тревожные расстройства значительно влияют на качество жизни человека, нарушая его функционирование в профессиональной, социальной и семейной среде, а также вызывая постоянный психологический дискомфорт и крайне неприятные соматические симптомы.

Тревога — это эмоциональное состояние, возникающее в состоянии неопределённой опасности и появляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. Тревожное состояние и состояние страха отличаются друг от друга тем, что страх связан с чем-то определенным, с травматической ситуацией, ее ожиданием или каким-то объектом. Тревога является диффузным состоянием, она не связана с чем-то конкретным и определенным.

[1]

Распространение тревожных расстройства в современном обществе можно связать с целым рядом особенностей нашей культуры. Прежде всего, это высокий уровень стрессогенности жизни — ее высокий темп, частые перемены, интенсивные нагрузки, недостаточная социальная защищенность многих людей. Также способствуют этому некоторые ценности современной культуры: культ успеха и благополучия при высоком уровне конкуренции между людьми заставляют их скрывать свои трудности, жить на пределе сил, мешают во время обратиться за помощью.

Некоторая тревожность — вполне нормальна и вполне соответствует здоровому состоянию, но сильная тревога, которая продолжается длительное время, может привести к серьёзным последствиям.

Проявления тревожных расстройств многообразны, выделяются разные формы этих расстройств. Паническое расстройство — одно из наиболее часто встречающихся и тяжелых тревожных расстройств.

Типичные симптомы панического расстройства:

  • одышка, чувство нехватки воздуха
  • учащение, усиление или перебои сердцебиения
  • боли в области сердца разнообразного характера — ощущения давления, сжатия, жжения, прокалывания и др.
  • давление, боль или чувство дискомфорта в грудной клетке
  • головокружение, ощущение неустойчивости, головные боли
  • ощущение внутренней дрожи
  • подрагивание рук и ног или выраженная дрожь
  • чувство слабости, вялости, ватности ног и рук
  • потливость или обильное потоотделение
  • чувство тошноты, дурноты
  • чувство боли или дискомфорта в области желудка или брюшной полости
  • чувство онемения, покалывания в различных частях тела
  • приливы жара или озноба

Симптомы психического реагирования:

  • ощущение нереальности происходящего вокруг
  • ощущение собственной измененности
  • интенсивная тревога разного содержания — страх утраты контроля, страх потери сознания, страх смерти вследствие удушья, остановки сердца или другой телесной катастрофы, страх сойти с ума.

Следует особо подчеркнуть, что многочисленные клинические исследования показывают: паническое расстройство не представляет угрозы для жизни и не приводит к тем тяжелым исходам, которых так опасаются пациенты (инсульты, инфаркты и т.д.).

К сожалению, из-за недостаточной осведомленности о симптомах расстройства люди обращаются за помощью, когда расстройство принимает затяжной и тяжелый характер. Часто они и вовсе не обращаются за помощью и не получают необходимой помощи. Нередко у страдающих паническим расстройством возникают трудности социального порядка: проблемы в общении, в семейной и профессиональной или учебной жизни. Поэтому если Вы обнаруживаете у себя хотя бы некоторые из перечисленных признаков расстройства стоит обратиться к специалисту-психологу.

Другим распространённым вариантом тревожного состояния является социальная тревожность. В этом случае возникновение тревоги связанно с различными социальными ситуациями, то есть с теми, где человеку необходимо контактировать с другими людьми. Примером такой ситуации может служить публичное выступление или знакомство с новыми людьми. Говоря о социальной тревожности, часто используют понятие робости или застенчивости. Причинами такого рода тревоги является неуверенность в себе и страх социальной оценки. Человеку склонному к социальной тревоге в социальной ситуации кажется, что он будет выглядеть смешно и/или глупо, что окружающие его осудят или унизят. Однако, каждый человек на протяжении всей своей жизни постоянно оказывается в ситуациях, подразумевающих контакт с другими людьми. Учёба, работа, развлечения и даже поездки в общественном транспорте являются такими ситуациями. Естественно, что человеку, у которого данные ситуации вызывают сильное чувство тревоги и дискомфорта, сложно справляться даже с многими повседневными делами.

Читайте так же:  Рэкетные чувства или почему я чувствую себя все время виноватым либо постоянно обижаюсь

Часто получается так, что из-за своей тревоги человек действительно не способен действовать эффективно в присутствии других людей, или же, вопреки отсутствию негативной оценки окружающих, он приходит к мнению, что он не эффективен и его осуждают. Человек начинает избегать ситуаций, связанных с повышенной тревогой. И лишает себя возможности развить свои социальные навыки и убедиться в том, что он способен на успешное взаимодействие с другими людьми.


В результате люди, страдающие социальной тревогой, испытывают сложности в учёбе и работе, в налаживании дружеских и интимных отношений. Более того, развитие социальной тревожности может привести к такому расстройству как социальная фобия, при некоторых формах которой человек даже не способен выходить на улицу из-за страха перед контактами.

Социальная фобия представляет собой иррациональный страх перед унижением и смущением в общественных местах, в результате которого человек начинает осознанно избегать пугающие его ситуации. Если социальная тревожность приносит дискомфорт в жизнь человека, делает для него определённые ситуации мучительными и неприятными, то социофобия приводит к серьёзной дезадаптации и зачастую к отказу от деятельности, связанной с пугающими ситуациями.

Однако, с помощью психолога можно научиться справляться с социальной тревожностью, преодолеть неуверенность в себе и жить более полноценной жизнью.

По различным данным тревожные состояния занимают одно из ведущих мест в структуре обращаемости в психологические службы вузов. Они же являются важнейшим фактором риска суицидального поведения и различных форм зависимости. В настоящее время методом первого выбора при оказании психологической помощи людям страдающим тревожными расстройствами является когнитивно-бихевиоральная психотерапия. В странах Европы и Америки КБТ входит в программу обязательного медицинского страхования, наряду с психоаналитической терапией. Это объясняется тем, что многие исследования показали эффективность КБТ при работе с эмоциональной дезадаптацией, особенно при работе с тревожными состояниями.

Неврологические и физиологические аспекты тревоги

Вбольшинстве работ, посвященных нейрофизиологиче­ским аспектам тревоги, изучается функционирование симпа­тического отдела автономной (вегетативной. — Прим. ред.)

1 Гольдштейн продолжает: «Иллюстрацией к сказанному может слу­жить различие между искренней верой действительно религиозного челове­ка, основанной на свободном выборе преданности идее бесконечного, и верой, основанной на религиозных предрассудках. Или различие между не­предубежденным ученым, который основывает свои выводы на фактах и все­гда готов изменить сформулированные идеи, если столкнется с новыми фактами, и ученым-догматиком. » — Там же, с. 115.

2 Т а м ж е, с. 117. См. обсуждение темы «бегства от свободы» ранее, в гл. 1, а также в гл. 5.

нервной системы или описываются сопровождающие это функционирование телесные изменения, и, явно или неявно, предполагается, что этого достаточно для решения проблемы. Хотя автор данной книги согласен с тем, что понимание меха­низмов функционирования симпатического отдела нервной системы — один из важнейших шагов в исследовании нейро­физиологических основ тревоги, он обоснованно считает, что такого понимания недостаточно. Тревога есть реакция на­столько глубокая и фундаментальная, что не может быть ре­дуцирована до «конкретного» нейрофизиологического осно­вания. Как мы увидим в дальнейшем, при рассмотрении пси­хосоматических аспектов тревоги, тревога почти всегда включает в себя целый комплекс нейрофизиологических свя­зей и «равновесных состояний». Поэтому в данном разделе мы начнем с рассмотрения более простых вопросов, напри­мер, с функционирования симпатического отдела НС при уг­розе, и затем перейдем к более сложному вопросу, о поведе­нии организма в среде как целостном явлении 1 .

Когда организм подвергается угрозе, происходят опреде­ленные телесные изменения, подготавливающие организм к борьбе с опасностью или бегству от нее. Эти изменения управляются автономной нервной системой. Эта система на­зывается «автономной», так как она недоступна прямому соз-

1 Гольдштейн предлагает собственное видение обсуждаемых проблем, которое выглядит спорным; «Не существует «конкретной» нейрофизиологи­ческой базы для тревоги или страха», говорил он в личной беседе автору; «ес­ли организм вообще как-то реагирует, то реагирует целый организм». Конечно, это не значит, что не следует изучать деятельность симпатической нервной системы как важный аспект нейрофизиологических механизмов тревоги и страха; но всегда нужно помнить, что такое исследование должно проводиться в рамках комплексного изучения организма как реагирующего целого. Гольдштейн также считает, что одни реакции организма более кон­кретны, более определенны, чем другие. В частности, страх — более опреде­ленная реакция, как нейрофизиологически, так и психологически, чем тревога; поэтому описывать нейрофизиологию страха исключительно как симпатическую активность менее ошибочно в сравнении с тревогой. Как мы далее покажем, одно из различий между страхом и тревогой состоит в том, что тревога захватывает более фундаментальные и более обширные «области» организма. Кроме того, читателя, возможно, следует предупредить, что, рас­полагая ценными сведениями о нейрофизиологических реакциях организма на угрозу (см. далее в этой главе), мы еще очень многого не знаем о нейрофи­зиологии тревоги.

нательному контролю 1 . Автономная нервная система идет от позвоночника к внутренним органам и железам внутренней секреции и опосредует телесные изменения в процессе разви­тия эмоций; ее называют «мостом между психикой и сомой». Как будет описано далее, автономная нервная система состо­ит из двух отделов, эффект действия которых противополо­жен. Парасимпатический отдел обеспечивает пищеварение, усвоение веществ и другие функции организма, которые мож­но обозначить как «строительные»; эмоции, связанные с осу­ществлением этих функций, можно охарактеризовать как ком­форт, удовольствие, расслабление. Другой отдел, симпатиче­ский, отвечает за частоту сердечных сокращений, уровень кровяного давления, уровень адреналина в крови и все реак­ции, связанные с мобилизацией организма для борьбы с опас­ностью или бегства от нее. Типичные эмоции, сопровождаю­щие «общее возбуждение» вследствие симпатической стиму­ляции, имеют форму гнева, тревоги и страха.

Рассмотрим восприятие опасных стимулов.Нервные им­пульсы идут к автономной нервной системе через нижние и средние отделы мозга (то есть через таламус и промежуточ­ный мозг); средние отделы являются «координирующим ап­паратом» симпатических нервных импульсов; сопровождаю­щих тревогу и страх. Нижние и средние отделы мозга связаны с корой головного мозга, то есть с высшими мозговыми цен­трами, которые ответственны за «сознание» и «сознательную переработку внешних впечатлений».

Читайте так же:  Горе никогда не приходит вовремя

Импульс от раздражителя, вызывающего тревогу или страх, может, с точки зрения неврологии, идти двумя путями. Во-первых, импульс может поступить «непосредственно» в мозг, и результатом будет ответная защитная реакция. Грубые сенсорные стимулы, такие, как громкий звук или внезапная потеря равновесия, именно такого рода; они вызывают ав­томатическую рефлекторную реакцию в результате переда­чи импульса через таламус к промежуточному мозгу и назад к мышцам, без вмешательства коры головного мозга. Испуг может выразиться в том, что человек подпрыгнет, или в

1 Это одно из различий между автономной нервной системой и двумя Другими — центральной (церебро-спинальной) и соматической (которая Управляет мускулатурой), две последние непосредственно контролируются сознанием.

чем-либо ином; только потом сигнал поступает в кору го­ловного мозга и индивид начинает испытывать страх или тре­вогу. Во-вторых, импульс может прийти из коры головного мозга; последняя, что, конечно, весьма условно, рассматрива­ется нами как носитель функции сознания. (Как будет пока­зано дальше, связь определенного участка мозга с определен­ной психической функцией может быть установлена только очень приблизительно, неточно.) Далее сигналы передаются «вниз» через промежуточный мозг и производят нужное дей­ствие на симпатическую нервную систему и двигательную сферу. Это тот случай, когда организм интерпретирует неко­торые стимулы, внешние и интрапсихические, как угрозу. Ес­ли в первом случае ответное действие «перепрыгивает» через кору головного мозга, то во втором сигнал о приведении орга­низма в состояние готовности поступает из коры через проме­жуточный мозг в симпатическую нервную систему и мотор­ный аппарат.

Та функция коры головного мозга, которая на психологи­ческом языке называется сознанием, очень важна при лечении тревожных больных, так как мрачные предчувствия в основ­ном определяются тем, как индивид представляет себе потен­циальную угрозу 1 . Например, у больного с неврозом тревоги, история болезни которого рассматривается далее в этой кни­ге, возникала сильная тревога всякий раз, когда он вступал в мелкую дискуссию или играл в бридж. Это происходило пото­му, что любой намек на состязание вызывал в его сознании представления, которые были связаны с предыдущими, угро­жавшими его зависимости от матери, состязаниями со своими сестрами 2 . Таким образом, довольно безопасная ситуация мо­жет стать подлинной причиной сильной тревоги под влияни­ем множества факторов, включая прошлый опыт, которые и определяют представление человека о ситуации.

1 Кэннон указывает, что основное неврологическое различие между че­ловеком и животными состоит в том, что у человека кора головного мозга значительно больше. Это соответствует тому обстоятельству, что тревога у человека в ситуации опасности порождает сложные и запутанные представ­ления. — Уолтер Б. Кэннон, Мудрость тела, Нью-Йорк, 1932.

2 История болезни Брауна, гл. 7. Конечно, мы не имеем в виду, что ин­дивид, подобный этому больному, осознает все факторы, которые определя­ют его представления; влияние неосознаваемых факторов является скорее психологической проблемой и будет рассмотрено в следующей главе.

Стимулы, которые индивиду представляются опасными, могут быть как интрапсихическими, так и внешними. Некото­рые внутренние побуждения из ряда агрессивных и сексуаль­ных, например, могут ассоциироваться с прошлым опытом, в котором реализация этих желаний вызывала чувство вины и страх наказания или действительное наказание. Поэтому вся­кий раз, когда побуждения вновь возникнут у индивида под влиянием интрапсихических стимулов, появляется чувство вины и ожидание последующего наказания, и может развить­ся сильная и не привязанная ни к какому объекту тревога.

[3]

В норме кора может тормозить деятельность нижележа­щих центров, посредством чего организм контролирует ин­тенсивность проявлений тревоги, страха или гнева. Этот кон­троль пропорционален зрелости развития коры. Младенцы, например, реагируют на многие стимулы сильным гневом, не направленным ни на что конкретное, или тревогой. Чем боль­ше организм похож на младенческий, тем в большей степени его реакции похожи на рефлексы и тем менее направлены на что-то конкретное; «созревание» в этом смысле означает раз­витие способности к кортикальной дифференциации и кон­тролю. Когда кора головного мозга удаляется у животных хи­рургическим путем, можно наблюдать автоматическую и вы­раженную реакцию «фальшивой ярости» (Кэннон). Значи­тельная усталость или болезнь могут также ослабить контроль со стороны коры, и можно наблюдать, что усталые и больные люди реагируют на угрозу, демонстрируя больший уровень недифференцированной тревоги, чем неусталые и здоровые.

Представление о влиянии коры на поведение и контроле над ним играет большую роль в концепциях научения и со­зревания, о которых мы только упомянем. Как уже говори­лось, у младенцев (и лишенных коры животных) реакция ор­ганизма на угрозу является недифференцированной или реф­лекторной. «По мере того как кора развивается в процессе роста и созревания, — пишут Гринкер и Шпигель, — увеличи­вается возможность все больше тормозить реакции на угрозу, не направленные ни на что конкретно. Вначале осознавая от­ветные реакции на стимулы только после их осуществления, при последующих повторениях индивид пытается модифици­ровать эти реакции, отделяя действительно опасные стимулы

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

от тех, с помощью которых можно, методом проб и ошибок, обучаться, как совладать с первыми» 1 .

Источники


  1. Ильин, Валерий Психология взросления. Развитие индивидуальности в семье и обществе / Валерий Ильин. — М.: Этерна, 2011. — 336 c.

  2. Пиз, А. Язык жестов в любви / А. Пиз, Б. Пиз. — М.: Эксмо, 2012. — 208 c.

  3. Бахадори Ах уж эти супруги! Секрет счастливого брака / Бахадори. — М.: Диля, 2014. — 568 c.
  4. Общая психология. Тексты. Введение. Том 1. Книга 2. — М.: Когито-Центр, 2013. — 728 c.
  5. Крэйг, Стивен 6 мужей для каждой жены. Меняйтесь вместе, если хотите остаться вместе! / Стивен Крэйг. — М.: София, 2017. — 352 c.
Нейрофизиология тревожного реагирования-1 откуда ноги у тревоги
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here