О быстрой психотерапии

Сегодня обсуждаем тему: о быстрой психотерапии с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Что важно знать

О том, что нам хорошо бы знать о психотерапии, рассказывают клинический психолог из Колорадо Стефани Смит (Stephanie Smith), клинический психолог, профессор Фуллеровской школы психологии Райан Хоуэс (Ryan Howes) и помощник исполнительного директора по исследовательской работе Американской психологической ассоциации Линн Бафка (Lynn Bufka).

1. Психотерапевт – это не тот, кто дает советы

Не рассчитывайте услышать от него, что вам нужно развестись или уволиться с работы, и тому подобные рекомендации. «На самом деле наша работа в том, чтобы помочь человеку лучше узнать себя и начать думать иначе, вести себя иначе, иначе смотреть на мир, – говорит Стефани Смит. – А вовсе не в том, чтобы давать советы».
Конечно, психотерапевт может рассказать вам о стратегиях, помогающих справляться с такими проблемами, как депрессия, тревожность, биполярное расстройство. Но в том, что касается решений, определяющих вашу жизнь, он выступает скорее как помощник. «Неужели вы идете к психотерапевту для того, чтобы передать ему власть над собой? Или все-таки вы хотите обрести власть над собой?» – спрашивает Райан Хауэс.

2. Они сами посещают психотерапевтов

«Я бы никогда не доверился психотерапевту, который не проходил психотерапию», – говорит Хауэс. Большинство психотерапевтов проходят свою психотерапию, может быть, не постоянно, а время от времени, на том или ином этапе своей карьеры.

3. Психотерапевты работают не только с душевными расстройствами

«Это одно из самых распространенных заблуждений, будто клиенты психотерапевтов – это только люди с психическими расстройствами, – объясняет Хауэс. – Клиенты приходят к нам с самыми разными проблемами, отнюдь не связанными ни с каким диагнозом. Впрочем, если расстройство все же диагностировано, вам нечего стыдиться, точно так же, как вы не стесняетесь рассказывать врачу о любых других проблемах со здоровьем».

Когда человек переживает внутреннюю борьбу, однако еще не истощен ею, он обычно не видит смысла обращаться к психотерапевту. «На самом деле, если вы чувствуете, что увязли в проблемах и не можете с ними справиться, если вы подавлены, есть резон проконсультироваться со специалистом», – уверена Линн Бафка.

4. Психотерапевт не расскажет ваши тайны третьим лицам

«Конфиденциальность – это правило номер один, – говорит Райан Хауэс. – Я быстро потеряю свою лицензию, если начну обсуждать своих клиентов со знакомыми или родными». Впрочем, психотерапевты могут обсуждать некоторые случаи в узком кругу коллег, которым доверяют. «Мы устраиваем такие встречи регулярно, кто-то раз в неделю, кто-то раз в месяц, – рассказывает Смит. – Рассказываем о трудных случаях, выслушиваем мнение коллег. Но никакой информации, позволяющей идентифицировать клиента, мы не сообщаем».

5. Психотерапевты не ищут в Сети информацию про вас

«Это было бы нарушением границ и принципа конфиденциальности», – объясняет Смит. Они работают с той информацией, которую вы им преподносите, и не будут спрашивать, как вы объясните «ту картинку» в соцсети, которую вы запостили на днях. «Я никогда не буду «гуглить» в поисках информации про клиента, мой принцип – процесс терапии ограничен пространством моего кабинета», – подтверждает Хауэс.

6. При встрече психотерапевт «не узнает» вас, если вы первым его не поприветствуете

У вас свидание в ресторане, и за соседним столиком вдруг оказался ваш психотерапевт. Можете не бояться, что он подойдет и скажет: «Добрый вечер! Рад видеть, что вы в порядке!» «Психотерапевт не должен показать, что знаком с вами, если вы сами не сделаете первый шаг. Но и в этом случае он не раскроет окружающим, что является вашим психотерапевтом, если вы сами не скажете об этом», – объясняет Линн Бафка.

[2]

7. Главное для успеха терапии – найти «своего» психотерапевта

«Самый известный, самый авторитетный психотерапевт в мире не поможет или мало поможет вам, если вы с ним не будете совпадать, – говорит Смит. – Совместимость – один из главных факторов успеха. Как показывают исследования, она даже важней, чем метод терапии, квалификация терапевта, продолжительность терапии и прочее».
Как понять, что вы нашли «своего» терапевта? «В этом случае вы будете чувствовать, что вас слышат, понимают, уважают, принимают и вы в безопасности. Хотя сам по себе процесс психотерапии может быть нелегким», – объясняет Линн Бафка.

8. Простого присутствия клиента недостаточно – ему нужно активно участвовать в процессе терапии

Порой, отправляясь к психотерапевту, клиенты думают, что все, что от них требуется, это посещать сеансы. Примерно так, как они приходят к врачу с жалобами на сильный насморк и уходят с рецептом на антибиотик. «Если человек приходит к нам с установкой «решите мои проблемы», он будет сильно разочарован», – говорит Хауэс. Психотерапия невозможна без сотрудничества клиента и терапевта, пассивное ожидание результата ничего не даст.

9. Они не всеведущи

«Нередко люди полагают, что психотерапевты обладают способностью читать в душе клиента. Но это не так, – предупреждает Линн Бафка. – Мы получили специальное образование, у нас есть определенное понимание человеческой природы, поведения, эмоций, и с помощью этих знаний мы можем анализировать ситуацию, в которой оказался наш клиент. Мы не можем волшебным образом заглянуть в его душу, понимание – это процесс».

10. Это нелегкий труд

Принимать по несколько клиентов в день, помогать им справляться с тяжелыми переживаниями и травмами – все это требует больших душевных затрат. «Да, когда ты час за часом, день за днем вникаешь в человеческие драмы, потом порой не хватает сил на собственную семью, – отмечает Стефани Смит. – Но с этим можно научиться справляться».
«Мы профессиональные хранители секретов, – говорит Хауэс. – Со временем этот груз начинает давить все больше. Поэтому нам тоже нужны свои конфиденты, с которыми мы можем откровенно поговорить».
И тем не менее они чувствуют большое удовлетворение от своей работы. «Я вижу, что психотерапия работает. Клиенты обретают новый взгляд на вещи, новые способы действовать. Они начинают лучше справляться с жизнью, будь то сфера отношений или работы», – говорит Бафка. «Я просто люблю людей, – признается Стефани Смит. – Мне нравится глубже понимать их, вот и весь мой секрет. Для меня они бесконечно интересны». «Я с восхищением наблюдаю внутренний рост своих клиентов», – добавляет Хауэс.

Подробнее см. на сайте издания BuzzFeed.

Главные виды психотерапии

Наш небольшой гид с конкретными адресами и телефонами поможет составить представление об основных видах психотерапии.

Сколько стоит психотерапия?

За что мы платим психологам? Можно ли снизить цену или гарантировать результат? Прояснять денежные вопросы можно и нужно. Тем более что это – часть терапии.

О быстрой психотерапии

О быстрой психотерапии

Иногда к психологу приходят клиенты с желанием порешать побыстрее какую-то свою проблему. Оно и понятно — проблема жить мешает, а хочется чтоб перестала.
Изредка даже получается именно так быстро, как хочет клиент. Но это редко. Потому что быстро можно порешать только мелкие проблемы. Но они и мешают не сильно — большинство людей такие проблемы предпочитает потерпеть и не искать помощи специалиста.

Сроки психотерапии

Часто меня спрашивают о том, что дает психотерапия. Или о том, сколько встреч потребуется для решения той или иной проблемы. Обычно я отвечаю с учетом конкретных обстоятельств. Однако полноты картины не хватает в таких ответах. А хочется полноты и ясности до самого горизонта. Так оно как-то спокойнее. Вот, излагаю свой взгляд и практический опыт по данному вопросу.

Психотерапия — как авторемонт, только лучше

Психотерапия немного похожа на ремонт автомобиля. Клиент психотерапевта как и клиент автослесаря — не обязан разбираться в устройстве автомобиля и своей психики, а пользоваться может, хочет и будет, да и право имеет.

Читайте так же:  Мужское и женское - о разности и сходстве

Все и сейчас! или психоанализ

Страдание человека связано с чем-то неинтегрированным из его прошлого, из его личной истории. Но то, что неинтегрированно и вытесненно в бессознательное имеет тенденцию к повторению. Фрейд говорил: «То, что удалено из сознания приходит извне!».

Эскимосский переворот ИЛИ как пройти к инсайту?

Эскимосский переворот — это один из самых интересных приемов управления каяком. Он заключается в том, что когда каяк начинает раскачиваться и грозит перевернуться, нужно подавить в себе желание вертеться и сохранять равновесие, а вместо этого повернуться в направлении крена, десятикратно усилить движение, нырнуть, перекувыркнуться, рывком бедер вытащить себя с противоположной стороны и поставить лодку прочно на воду.

Родовое проклятие, или Что все-таки изучает трансгенерационный анализ

«Будь проклят твой род до седьмого колена!» Фраза, знакомая каждому. Из исторических фильмов, семейных легенд, романов – эпопей, женского (да и не только женского) боязливого перешептывания про ведьм и сглазы. И — мороз по коже, и — Чур меня! Чур! Мистика, тайна, колдовство…

Когда разуму снятся чудовища, телу снятся болезни, ИЛИ психоанализ психосоматических заболеваний

Одним из способов расшифровки содержимого подсознания с легкой психоаналитическое руки Фрейда стало толкование сновидений. Испокон веков люди чувствовали, что во сне к ним приходит что-то важное, значимое, таинственное, способное определить дальнейшую судьбу.

Женский психоанализ или сказка о Синей Бороде

Людей пугает неизвестность. Чаще всего на дороге в психоанализ нас пугает и останавливает именно то, что мы не знаем, что с нами ТАМ будет происходить. Да – знаю – помогает. Об этом говорят, и пишут, и кто-то из знакомых рассказывал, насколько лучше и спокойнее стало жить… Но я же не знаю, что там со мной будут делать. И ведь это очень надолго. Могу ли я позволить делать с собой ЭТО? И смогу ли долго ЭТО выдерживать?

Что такое психоанализ?

Основоположником психоанализа является австрийский врач и психолог Зигмунд Фрейд, он в конце XIX века создал и развил вместе с группой единомышленников революционную и целостную психологическую и терапевтическую концепцию, объясняющую многие психологические феномены в жизни человека и помогающую в восстановлении психологического здоровья человека.

Опыт психологического сопровождения больных с инсультом и инфарктом миокарда в остром периоде

Проблема психологического сопровождения личности в период болезни, которая зачастую приводит к инвалидизации, социальной дезадаптации является многогранной, нуждается в современном исследовании и разработке.
В отделениях ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения) и неотложной кардиологии госпитализируются как пожилые, так и пациенты молодого трудоспособного возраста (25лет +/- 45лет), нуждающиеся не только в медикаментозном лечении, но и в психологической помощи.

Факторы, влияющие на нарушения «границ» в клиент-центрированной психотерапии

Проблема нарушения «границ» и этических аспектов является актуальной в современной психотерапии в России. Тема очень многогранна и требует современного изучения, разработки, поскольку исследований в сфере нарушения «границ» терапевтами с учётом особенностей психотерапии в России проведено значительно мало.

Зачем человеку обращаться к психологу?

В передовых, развитых странах, к уровни жизни которых мы так стремимся, на этот вопрос уже давно дан ответ и этот ответ положительный. Вопрос психологического здоровья в этих странах культивируется, активно пропагандируется, ему обеспечивается достойная государственная идеологическая и финансовая поддержка, так, например, полис обязательного медицинского страхования покрывает расходы по восстановлению и поддержанию психологического баланса человека, а не только расходы на восстановление физического (соматического) здоровья человека.

Как получить пользу от психотерапии

Как получить пользу от психотерапии

Процесс психотерапии предполагает сотрудничество пациента и специалиста. То, насколько хорошо у пары психотерапевт-пациент получится объединить свои усилия, будет во многом определять, насколько комфортно будет идти процесс, и как быстро психотерапия начнет приносить плоды.

Как добиться совета психолога

Сколько уже раз слышал фразу «психолог советов не дает» — каждый раз чувствую некоторую растерянность. Как будто психологи какие-то особенные, и чем-то отличаются от «просто людей»!
Еще как дает ;), куда ж он денется. Любое предложение может быть засчитано за совет. Дело в том, что совет — это согласно словарю либо «наказ, указание что и как делать», либо «совещание, обсуждение».

Жизнь – это СЕЙЧАС

Современный мир может стать беспокойным местом. Особенно – мир городской. Тут тебе правила дорожного движения, мусор на тротуарах, пробки, рост цен, рабочие и семейные проблемы, реклама на улицах и житейские соблазны, падение реальной заработной платы при росте ВВП, поломки в старом автомобиле, это при том что появилась новая модель BMW или Toyota, Интернет и телевизор со всеми этими вроде понятными новостями и еще с миллионом не очень понятных но тоже беспокойных или волнующих. Столько забот и желаний, столько беспокойств и надежд… Если внимательно следить за всем этим, то так легко потеряться в этом потоке!

Контакт в гештальт-терапии

Захотелось мне разобраться в базовом принципе гештальт-терапии – «контакт» (или контакт-граница). Почитал я классиков, и вот что нашел про контакт:

Гудман: Контакт — процесс энергетического обмена между человеком и окружающей средой, в котором происходит получение потребного от среды и отвержение излишнего.

Преимущества психоаналитической психотерапии

Почему именно психоаналитическая психотерапия? Каковы преимущества у психоаналитической психотерапии перед другими видами психологической помощи? Многие клиенты задаются этими вопросами при выборе психолога (психоаналитика) или психотерапевта. И эти вопросы действительно оправданы.

Для чего нужна психоаналитическая психотерапия?

«Я хочу быстро! Мне не нужно долго. Я хочу решить всего лишь одну маленькую проблему (отсутствие отношений, депрессия). Зачем мне нужна глубинная психоаналитическая психотерапия?» Такие мысли и вопросы часто приходится слышать от клиентов на начальных этапах работы.

Почему с неврозом нужно обращаться не к неврологу, а к психотерапевту

Очень часто в практике психотерапевта бывает так, что обращаются к нему на консультацию по направлению других специалистов — терапевтов, неврологов, эндокринологов, врачей самых разных специальностей. Особенно это относится к случаям психосоматических расстройств и расстройств, в клинических проявлениях которых присутствуют различные телесные симптомы.

Принимать клиента таким, какой он есть. Свобода и детерминизм в психотерапии

Тема свободы выбора, несвободы и детерминизма встречается очень часто в литературе по философии и психологии. Многие психологи разделяют точку зрения о том, что необходимо принимать клиента таким, какой он есть. Но на деле обнаруживается, что если вопрос несколько переформулировать — «во всех ли случаях стоит принимать клиента таким, какой он есть со всеми его проявлениями?» — то обнаружится, что вопрос крайне дискуссионный.

Позитивная психология – взгляд в будущее

На протяжении последних ста пятидесяти лет психологи, вдохновленные Фрейдом, борются с комплексами неполноценности, извлекают на всеобщее обозрение причины человеческих проблем, страхов и неудач. Каждое новое десятилетие порождает направления, которые обещают «точно и навсегда» искоренить людские слабости и недостатки. Те из нас, кому хватает терпения и мужества, год за годом делают это – искореняют и преодолевают. Иные посещают популярные тренинги, чувствуя временное улучшение. Но большинство так и не решается сразиться со своими драконами, испытывая недоверие к психологии и психологам.

О быстрой психотерапии

Иногда к психологу приходят клиенты с желанием порешать побыстрее какую-то свою проблему. Оно и понятно — проблема жить мешает, а хочется чтоб перестала.
Изредка даже получается именно так быстро, как хочет клиент. Но это редко. Потому что быстро можно порешать только мелкие проблемы. Но они и мешают не сильно — большинство людей такие проблемы предпочитает потерпеть и не искать помощи специалиста.

А вот более серьезные проблемы уже приводят людей к психологам. При этом, более серьезные проблемы решаются немного дольше, чем за пару часов. Да и если подумать: серьезная проблема создавалась и тянулась годами, человек её не раз пытался решать повсякому — так каким это образом её возможно решить за часы?
Случается правда и так, что серьезная проблема может быстро и благополучно разрешиться. Так бывает в том случае, когда это назрело. То есть у человека происходила длительная внутренняя работа, а вместе с психотерапевтом клиент эту работу лишь завершает. Но такое случается редко. Обычно наоборот, проблема осложнена еще и тем, что даже начать её решение — трудно, и уже в самом начале требуется помощь специалиста.

[1]

Однако, клиент все равно хочет решить, и побыстрее. А если не получает в желаемый строк (то есть практически немедленно) облегчения в своих трудностях — то зачастую разочаровывается в психотерапии. Что и правильно: психотерапия — это не магия или божественное вмешательство. Это работа. Причем работа не только и даже не столько психотерапевта, но в первую очередь клиента. А любая работа совершается с затратой времени и энергии. Непростое в общем дело, требует вложений.

Читайте так же:  Об энергетическом вампиризме

Впрочем, работать на себя — приятно, даже когда работа трудная!
Приходите работать 😉

Психотерапия длительная или короткая?

Разве могут три встречи с психотерапевтом что-то изменить во мне?»; «Зачем год за годом рассуждать о детских страхах и платить за это безумные деньги? Долгий психоанализ нужен только самим аналитикам!». Эти полярные мнения звучат все чаще, по мере того как все больше людей открывают для себя психотерапию со всем многообразием ее методов. Попробуем разобраться.

Разные приоритеты

Психоанализ нередко противопоставляют психотерапии. Он долгосрочен по своей природе; предполагает исследование огромного континента бессознательного. Это очень масштабное путешествие, позволяющее действительно «далеко зайти» в работе над собой, может длиться от четырех до семи лет, а то и больше! Психоанализ – это «психология глубин», и цель его не в том, чтобы облегчить страдания проходящего анализ, а в том, чтобы примирить его с его собственной глубинной истиной. В этом отношении основатель психоанализа Зигмунд Фрейд высказывался вполне определенно. Исцеление (устранение симптома или улучшение качества жизни) не является приоритетом. Надо распутать загадку симптома, а не пытаться изо всех сил его устранить. Прежде всего понять, а потом уж, если возможно, изменить…

[3]

Неаналитические методы терапии ставят иную цель: в первую очередь улучшить качество жизни пациента. Прежде всего изменить, а если это необходимо, то и понять!

Эрик Берн, основатель транзактного анализа, призывал своих коллег вылечивать пациента… за один сеанс. Вряд ли его слова стоит понимать буквально, но смысл очевиден: психотерапевт с первой встречи должен заботиться об облегчении страданий пациента.

Психоанализ придает первостепенное значение прошлому, терапевтические методики делают акцент на настоящем и будущем. Разумеется, вообще отбросить прошлое и начать с чистого листа невозможно. Но терапии учитывают прошлое лишь в той мере, в какой его негативные последствия сохраняются сейчас и могут поставить под угрозу будущее.

Эта разница в акцентах между психоанализом и другими методами психотерапии заставляет задуматься, действительно ли такое систематическое и обязательное возвращение к прошлому делает более эффективной психоаналитическую работу. Вот на что надо обратить внимание:

  • Представление о том, что чем длительнее и дороже терапия, тем она глубже и эффективнее, – предрассудок, переносящий на психологию законы коммерции (чем вещь дороже и чем больших жертв требует ее приобретение, тем большую ценность она имеет в глазах приобретателя). Есть в этом и другое заблуждение, согласно которому психические «роды» чего-то ценного должны обязательно происходить «в муках».
  • Определение задачи в конкретных терминах (например, «я хочу стать увереннее в себе» или «я хочу научиться говорить «нет») ускоряет терапию – зная, куда идешь, доберешься быстрее. Именно это предлагает краткосрочная терапия или терапия средней длительности (см. таблицу).
  • Эффективность терапии или психоанализа больше зависит от мастерства специалиста, чем от методики. Говоря иначе, нет плохих методов, есть некомпетентные терапевты.

Выбор зависит от ситуации

Так на что ориентироваться, принимая решение проделать психологическую работу? Схематически наш выбор можно представить так:

  • Сверхкороткая или короткая терапия (см. таблицу) показана в том случае, когда проблема конкретная, ясно очерченная: хочу бросить курить, перестать испытывать стресс без реального повода, хочу не запинаться, выступая на публике.
  • Короткая или длительная терапия показана в периоды острого кризиса, в случае трудностей в сексуальных, супружеских, профессиональных отношениях или психосоматических симптомов, которые сильно снижают качество жизни. А также в том случае, когда есть ясное желание перемен.
  • Психоанализ же, самая длительная психотерапия, особенно показан тем, у кого в социальном смысле все неплохо и кто стремится к самопознанию и выяснению, как именно их скрытые страдания возникли в их личной истории.

Разные методы можно и нужно рассматривать как взаимодополняющие. На пути к личной зрелости есть время для осознания и время для перемен, время понимать и время учиться жить лучше. Какое время наступит первым? В каждом случае по-разному.

Тем не менее одно остается верным: нам всем приходится в жизни преодолевать трудные моменты. И мы будем лучше готовы справиться с ними, если успеем залечить раны своего прошлого – а это не решается несколькими взмахами скальпеля. Но и десять лет психической хирургии тут не обязательно нужны. В конце концов, вопрос не в длительности, а в том, когда для меня сегодняшнего наступает нужное время.

Помощь психолога в Томске Журавлёвой Натальи

Быстрая психотерапия

Спешу обрадовать тех, кто хочет получить результат за короткий срок:

в моем ассортименте появилась новая услуга – краткосрочная терапия, рассчитанная на 5-7 встреч с психологом.

Этот вид консультирования может подойти тем людям, у которых есть конкретная проблема и они знают, чего хотят.

Иногда ко мне приходят люди, которые хотят решить много трудностей в своей жизни или изменить то, как они общаются с людьми, с самим собой, с миром в целом. Для таких людей больше подойдет долгосрочная терапия.

Но если Вам достаточно найти ответ только на один вопрос, изменить только один небольшой пункт в Вашей жизни, то Вы можете воспользоваться этой услугой.

Она предполагает заключение устного контракта, согласно которому клиент обязуется:

  1. Придти на то количество встреч к психологу, на которое была заключена договоренность не реже 1 раза в неделю;
  2. Придерживаться во время работы рамокодной темы;
  3. Выполнять предложенные психологом эксперименты (эксперименты не нарушают права личности);
  4. Активно участвовать в процессе терапии;
  5. Заполнить анкету клиента краткосрочной терапии ( взять можно здесь – Анкета. Бланк) и выслать заполненную Вами анкету за 5 дней до первой встречи со мной на электронный адрес [email protected]

Еще в завершение должна сказать, что краткосрочная терапия довольно тяжело переносится в связи с тем, что все происходит быстро и интенсивно. Если Вы сильный человек и у вас достаточно внутренних ресурсов, чтобы поддержать себя в трудный момент, то этот вид терапии – для Вас!

Если Вы решили, что краткосрочная терапия это то, что Вы хотите – заполните анкету и пришлите ее мне по электронной почте. После этого позвоните по тел. +7 953 917-96-31 и мы договоримся об удобном для Вас и для меня времени нашей встречи в “Крыльях”.

Здоровая и больная психотерапия

Готов ли ты открыться, Дэйв?
скачать видео

Читайте так же:  100 шагов на десерт
Видео (кликните для воспроизведения).

Девушке на пустом месте создали больную проблему, после чего будут ее лечить. Впрочем, после таких сильных негативных внушений, кажется, она в больном состоянии останется надолго.
скачать видео

Стресс вокруг нас, легкий или серьезный — всегда и везде. Особено в семейной жизни. Говорит психотерапевт Ольга Троицкая.
скачать видео

Здоровая психотерапия оказывает человеку ситуативную душевную помощь и поддержку, одновременно заботясь об увеличении душевного здоровья человека в перспективе. Отлично! К сожалению, кроме здоровой психотерапии, нередко можно встретить и другую — больную психотерапию.

Определим понятия: больная психотерапия — это психотерапия, не способная достигать поставленных целей и заражающая проблемами ранее здоровых людей. Избавляя от одной проблемы, больная психотерапия создает новые. Если здоровая психотерапия оказывает человеку ситуативную душевную помощь и поддержку, одновременно заботясь об увеличении душевного здоровья человека в перспективе, то больная психотерапия, помогая ситуативно, в перспективе делает человека (или окружение рядом с ним) еще более больным.

Как 200 граммов водочки мужичку с устатку: помогает отлично каждый раз, пока мужчина не превратится в законченного алкоголика.

Один из распространенных сценариев больной психотерапии начинается с запугивания. Обращаясь к конкретному человеку или аудитории, психотерапевт расскажет, что здоровых людей нет, проблемы есть у всех, а те люди, которые думают, что у них проблем нет — люди с наибольшим количеством проблем, закрывшиеся в свою скорлупу не только от других, но и от себя. Говоря о характере, такой специалист подробно раскроет тему акцентуаций, где люди будут представлены полупсихиатрическими персонажами, и подчеркнет, что эти личностные особенности врождены и изменениям не поддаются.


Больная психотерапия характеризуется склонностью во всем видеть сложности, трудности и препятствия. И не только видеть, но и транслировать соответствующие внушения.

Психотерапевт этого стиля напомнит, что двигаться вперед по жизни тяжело: нам мешает травма рождения, негативные сценарии, родительское программирование, мышечный панцирь и эмоциональные блоки. Что касается внешних обстоятельств, то они конечно неблагоприятны: современный темп жизни создает постоянный стресс, при таком уровне напряжения свои эмоции контролировать невозможно, а создавать семью — малореалистично. К семейной жизни подготовить человека невозможно, потому что единственный, кто может нас оценить в семье — это тот неизвестный, с кем мы будем жить: а кто знает, чего ему надо? При этом, готовь или не готовь человека к семейной жизни, человек все равно будет выдавать то, что он получил как эмоциональное запечатление от своих родителей. Именно эти негативные запечатления, а не то, чему его учили сознательно, заставляют человека повторять ошибки раз за разом, а освобождаться от груза родительских запечатлений очень тяжело. В любом случае семью ждут периодические кризисы, накладывающиеся на возрастные кризисы, неизбежные в жизни каждого человека.

У вас еще сохранилось желание жить?

Вас предупредят, что работать с душой, вкладывая в работу свою душу — опасно, что всех учителей, врачей, психологов и преподавателей, которые выкладываются на работе, рано или поздно ждет эмоциональное выгорание, пустота в душе и депрессия. Больная терапия приковывает внимание к негативу, придавая любому излагаемому сюжету черную рамочку.

Больная психотерапия – это ориентация человека на негатив, это внушение о неизбежных проблемах в душе человека, проблем настолько серьезных, что без их глубокой проработки невозможно движение вперед. Это внушение о том, что каждый человек нуждается в психотерапии, что только психотерапия может дать человеку надежду на освобождение от его глубоких проблем.

Если здоровый человек в это поверит, он становится уже во многом – больным. Нужно помнить, что в психотерапии нуждаются не все. Даже те, кто иногда нуждаются в психотерапии, не обязательно мучаются глубокими проблемами. И большинство людей могут эффективно развиваться без всякой психотерапии.

Параллельно запугиванию больная терапия если не учит человека безответственности, то создает условия для легкого снятия с человека ответственности за его жизнь и выборы. Кто отвечает за выборы человека? Если выбор человека определяют его чувства и потребности (взгляд, транслируемый в больной психотерапии), то за выбор отвечает уже не сам человек, а его чувства и потребности. Было чувство любви – обещал заботиться. Чувство погасло – и спрашивать не с кого… Если утверждается, что бессознательное мощнее нашего сознания, что разум только формулирует то, что постулировало бессознательное, то разумные решения человека обесцениваются: ни за достойное, ни за кривое решение тут отвечает не сам человек, а его бессознательное. Когда-то снять с человека излишнюю ответственность – разумно, иногда это благо. Когда же снятие ответственности становится основным способом психотерапевтической работы: «не грузись, и полегчало!», такая психотерапия начинает уничтожать в человеке достоинство быть ответственным человеком.

Для больной психотерапии характерно внушение, что мир большой и сильный, а человек маленький и слабый, характерно игнорирование силы разума и боязнь напряжения. Это приоритет стратегии «Прими!» и игнорирование стратегии «Измени!». Это предложение снизить нагрузку в жизни, убрать большие цели, снизить планку притязаний.

Здесь целеустремленного называют параноиком, любящего свое дело человека — трудоголиком, стремление делать свое дело качественно — перфекционизмом, уверенность родителей, что в семье главные они, а не дети — припечатают «отравляющей педагогикой», а стремление девушки оставаться хоть как-то приличным человеком – синдромом хорошей девочки​.

Это неверие в возможность достижения больших целей, ориентировка на существование в режиме организма, а не личности, обслуживание потребностей, а не постановка целей, убежденность, что забота об удовлетворении своих потребностей составляет все содержание человеческой жизни. Сами по себе эти установки, нацеленные на облегчение жизни и снижение нагрузки — не плохи: если они адресованы слабому и больному человеку, они защищают его от излишних нагрузок. Однако, когда они адресованы к изначально здоровой аудитории, они превращают людей сильных — в слабых, здоровых людей переводят в режим больных или детей. Недооценка здорового потенциала взрослых и детей – ошибочная позиция, а пропаганда, что человек преимущественно слаб – опасная пропаганда.

Больная психотерапия уводит человека от внешней реальности в исследование самого себя, в анализ своих снов и фантазий, в рисование своих страхов и прислушивание к своим чувствам.

Мне, как руководителю, приходилось несколько раз увольнять сотрудников после того, как они пошли на консультацию к психотерапевту: сразу после этого работать они переставали. Только сидели и прислушивались к себе…

Для традиции больной психотерапии типичны предложения-рекомендации «освободиться от чувства вины», «преодолеть страхи», «избавиться от больной привязанности», «разобраться в проблемах». Подобные формулировки указывают на нежелательное, на негатив, но не определяют позитив, не определяют позитивную цель. Приковывая внимание к тому, что в человеке является его слабой стороной, и не давая эффективных средств наработки достойных личностных качеств, подобные установки чаще не уничтожают проблемы, а порождают новые.

Любопытно, что при выраженном негативизме в одном пункте больная психотерапия неадекватно позитивна: а именно, речь идет о высокой оценке ею врожденного позитива ребенка. Для этой традиции характерна убежденность, что у всех детей исключительно позитивное ядро личности, и эта убежденность является основой для разрешения свободного воспитания и пропаганды свободного воспитания. Лозунг «Не мешайте ребенку расти!» реализуется в формате «Прекратите ребенка воспитывать!». В результате, не получая необходимого воспитания, дети начинают расти криво, к жизни с ее требованиями оказываются не готовыми и испытывают трудности.

Откуда идет больная психотерапия, каковы ее причины?

Одной из причин является неадекватное применение психотерапевтической установки: склонности видеть в людях тех, кого нужно лечить, а не учить, оберегать, а не напрягать, видеть тех, кто нуждается в помощи и защите, кому нужно освободиться от проблем. В отношении проблемных клиентов она уместна и нужна, когда же она прикладывается к людям достаточно здоровым и превращает их в больных, психотерапия становится больной.

Читайте так же:  Всегда папина девочка

Другой причиной нередко оказывается склонность самих клиентов к психотерапевтической помощи. Клиентам хочется снять с себя ответственность, клиентам хочется найти оправдание своей нерешительности и бездействию, клиентам хочется сбросить с себя часть жизненной нагрузки, и не у каждого психотерапевта хватит профессионализма на это не повестись. Или другая типовая ситуация: психотерапевтическая сессия, классная работа психотерапевта, все получают помощь и развитие. На сессию приходит клиент, у которого сегодня все хорошо. Хорошо — значит, нет проблем, а значит с ним сегодня не работают. А ему в этом случае скучно и завидно: «Со всеми работают, а со мной нет!» — И скоро, покопавшись в себе, сочиняет себе проблему. И начинает в нее верить. И работать с ней!

Больная психотерапия уйдет тогда, когда в обществе появится сильное движение здоровой психотерапии и психологии развития. Именно это является основной задачей синтон-подхода.

О близости в жизни и в психотерапии

Близость как отношения на границе-контакт

В настоящей статье речь идет о понимании феномена близости в гештальтподходе. Близость рассматривается как динамика отношений в текущем контексте поля, разворачивающаяся на границе контакта. Отдельное внимание уделяется способам избегания близости, используемым людьми в повседневной жизни. С точки зрения гештальтистского понимания близости анализируются феномены предательства и измены.

Ключевые слова: близость, контакт, конфлюэнция, присутствие, динамика self.

[3]

Начиная изложение столь фундаментальной для психотерапии темы, я задался вопросом: «Что такое близость?». Близость неразрывно связана с ощущением, что в этом мире я кому-то нужен, что кто-то ждет меня дома, думает обо мне, скучает; с уверенностью, что есть на кого опереться в трудную минуту; со знанием, что некто чувствителен к моим желаниям и нуждам; с мыслями, что есть для кого жить. Такое определение близости широко распространено в общественном сознании.

Гештальтподход о близости (или отношения на границе контакта)

Гештальтподход привнес в понимание феномена близости еще одну категорию, которая стала центральной и даже системообразующей для рассматриваемого феномена. А именно – понятие границы контакта [1, 2, 3]. Действительно, близость невозможна вне контакта с другим человеком. Без границы контакта предыдущее определение превращается в конфлюэнтный симбиоз, зачастую садистско-мазохистского толка. Итак, близость – это состояние отношений двух и более людей в поле, в котором для них сохраняется возможность присутствовать на границе контакта. При этом, на мой взгляд, содержание этого контакта вторично по отношению к его качеству. Другими словами, близость может быть связана и с переживанием неприятных чувств в контакте. Например, злость, гнев, разочарование, стыд и т.д. также могут быть основанием для близости в том случае, если контекст поля определяется присутствием [4, 5, 8].

Присутствие – это качество контакта, позволяющее человеку оказываться очень чувствительным к переживаниям Другого, замечая без специальных усилий их проявления – выражение глаз, дыхание, едва заметные движения тела и т.д.[1]. Присутствие зачастую связано с ощущением, что вы только что заметили человека, который уже некоторое время (иногда довольно длительное) находится рядом с вами – его глаза, лицо, дыхание. В то же время при этом сохраняется (а зачастую и обостряется) чувствительность к самому себе – к своим переживаниям, желаниям, зонам комфорта и дискомфорта[2].

Из вышесказанного проистекает еще одна особенность рассматриваемого феномена. А именно, близость – это психологическое пространство, в котором процесс «чувствования» (т.е. отмечания и осознавания своих чувств) превращается в процесс переживания, в котором чувства выполняют свою работу по психологической трансформации self. Другими словами, это место, где чувства могут быть пережиты, ассимилированы в self, а также оказываются способными инициировать процесс удовлетворения важных потребностей, которые они маркируют. Таким образом, чувства из «аутичного» феномена превращаются в контактный. Описанная особенность близости позволяет людям справляться с самыми трудными ситуациями в их жизни, переживать значительные кризисы, проживать боль и потери. Процесс переживания в близости позволяет вынести любые психические нагрузки, предотвращая травмы, девиантные проявления и психопатологические процессы[3]. Даже самые сильные чувства могут быть ассимилированы в близости, каким бы трудным и болезненным это не представлялось. Именно на этом, на мой взгляд, и основывается институт психотерапии – без близости в терапевтических отношениях терапия не имеет смысла. Терапевт при этом выступает специалистом по контакту, или, метафорически выражаясь, сталкером в зоне близости.

Я уже отмечал, что близость предполагает открытость актуальному опыту. В этом с неизбежностью проявляется также ее оборотная сторона. Она связана с тем, что, присутствуя в контакте, человек оказывается не только более чувствительным, но и гораздо более ранимым. В это время он открыт происходящему и человеку напротив, который может специально или из-за собственных переживаний причинить боль [4]. Таким образом, контакт предполагает также и некоторый риск. Думаю, именно поэтому большая часть нашей жизни проходит в экспериментировании со способами избегания контакта или использовании одних и тех же механизмов его прерывания. Об этом и пойдет речь дальше.

Способы избегания контакта

(или как жить и не встречаться с другими людьми)

Пожалуй, самым очевидным способом избегания контакта является отдаление от других людей. Чем реже вы встречаетесь с людьми, тем меньше шансов оказаться уязвимым и травмированным. С другой стороны, постоянные тревога и страх контакта, осознаваемые или нет, будут сопутствовать вам. Другой возможный побочный эффект такой неуязвимости – ощущение одиночества, которое также не всегда оказывается приятным. И, наконец, в такой ситуации невозможен никакой процесс переживания.

Следующим способом избегания близости является попытка контактировать не с человеком, а с его образом, например, посредством идеализации. Идеальный образ, как правило, любить легче, чем реального человека со своими недостатками. Тем не менее, даже в этой ситуации сближение может оказаться неизбежным, что зачастую приводит к девальвации образа и разрушением отношений (конечно же, все из того же страха близости). После этого вновь возникает необходимость в конструировании идеального образа. И так до бесконечности.

Настойчивая попытка находиться в одновременном контакте со многими людьми также является эффективной в смысле не-встречи. Мне кажется, что можно находиться в контакте одновременно лишь с одним человеком – граница контакта предполагает только такую возможность, поскольку полевые феномены на границе контакта с одним человеком более или менее значительно отличаются от соответствующих феноменов на границе контакта с другим. Это связано с неповторимостью контекста поля, который определяется соотношением его элементов и, в свою очередь, определяет проявления людей в контакте. Контактирование с группой людей возможно лишь в случае взаимодействия с образом этой группы (см. выше) или за счет некоторого отдаления от нее. Поэтому, по всей видимости, имеет смысл вступать в контакт с другими людьми поочередно. Любить же всех в равной степени, интересоваться ими и заботиться о них одинаково невозможно[5]. Такого рода гуманизм на поверку оказывается следствием страха и тревоги, связанной с неизбежным отвержением других людей, невыбранных для контакта. Именно он в этом случае разрушает какую бы то ни было возможность контакта, отвергая все альтернативы и всех людей.

Действия, заменяющие переживания, также «страхуют» от контакта. Например, если выражение благодарности вызывает много стыда, оказываясь невыносимым, его можно заменить на какое-либо действие, в основе которого останется мотив благодарности. Для этого идеально подходят подарки, что само по себе неплохо и приятно. Однако, после этого действия отпадает всякая необходимость в присутствии с другим человеком с благодарностью в сердце. В качестве заменителя переживания вины отлично подходят искупительные действия по отношению к человеку, которому, по вашему мнению (что может, кстати говоря, не разделяться последним), нанесен ущерб. Но после этого, пережить вину оказывается невозможным, именно поэтому она хроническим образом возвращается вновь и вновь. Злость и ярость в контакте хорошо дренируются (зачастую вместо их осознавания) оскорблениями или сарказмом, а стыд – отвержением партнера. Как вы понимаете, список избеганий близости, накопленный человечеством за историю его существования и даже за последние лет сто, безграничен. Я представил лишь незначительную их часть с целью привлечь внимание к этому феномену в нашей жизни. В дальнейшем изложении мне бы хотелось остановиться на понимании близости как феномена динамичного поля.

Читайте так же:  К чему должен быть готов вчерашний студент

Близость как свобода отношений

(или о неизбежности предательства)

Думаю, что феномен «борьбы за права», предполагающий приписывание огромной власти некой внешней инстанции, коренится в онтогенетически более ранней форме близости. Речь идет о близости родителей и ребенка, впоследствии ретранслированной в более поздние отношения с окружающими людьми. Эта форма близости гораздо более безопасна, поскольку не предполагает равной ответственности за процесс контактирования, что позволяет сохранить иллюзию возможности безусловного принятия. Такая модель близости может даже предполагать комфорт и возможность постоянной «дозаправки» self, тем не менее, этот путь обречен на созависимый симбиоз и, следовательно, сохранение лишь некоторой суррогатной иллюзии близости. Зрелость же возможна в этой ситуации лишь через предательство «внутриматочного симбиоза», выражением которого могла бы стать ориентация на контакт партнерского свойства. Родители, конечно же, могут стать партнерами, позволяя сформировать феномены нового качества на границе контакта. Тем не менее, благоприятным прогностическим признаком формирования зрелости является ориентация на сверстников[6]. Думаю, именно таким образом, мальчик становится мужчиной, а девочка – женщиной.

Заключение
(или о пользе отвращения)

Итак, поскольку предательство все равно неизбежно, не стоит создавать ему имидж разрушителя близости – ведь эти два феномена не отменяют друг друга. Встречаясь с человеком вечером, необходимо быть готовым к тому, что он поведет себя не обязательно идентичным утреннему поведению образом. Возможно, он захочет уединиться, будет сердит на вас или предпочтет провести время с другим человеком. Потребности его могут измениться, точно так же, как и ваши. И этот момент очень важно не проскочить, в противном случае вы можете почувствовать себя изнасилованным. Сохранить экологичность ситуации может помочь чувство, о котором не принято говорить, особенно в близких отношениях. Речь идет об отвращении. А ведь именно оно является маркером экологичности присутствия в контакте. Если ценность конфлюенции выше ценности комфорта, тогда легко можно проигнорировать себя, например, в ситуации чрезмерности, когда вы остаетесь в контакте, несмотря на нежелание этого. Близость же предполагает также возможность отдаления в тот момент, когда это необходимо.

1. Гингер С., Гингер А. Гештальт – терапия контакта / Пер. с фр. Е.В.Просветиной. – СПб.: Специальная Литература, 1999. – 287 с.

2. Лебедева Н.М., Иванова Е.А. Путешествие в Гештальт: теория и практика. – СПб.: Речь, 2004. – 560с.

3. Перлз. Ф. Гештальт-Подход и Свидетель Терапии / Пер. с англ. М.Папуша. – 240с.

4. Погодин И.А. Некоторые аспекты гештальт-терапии присутствием / Вестник гештальт-терапии. – Выпуск 4. – Минск, 2007. – С.29-34.

5. Виллер Г. Гештальт-терапия постмодерна: за пределами индивидуализма. – М., 2005. – 489 с.

6. Калитеевская Е. Гештальт-терапия нарциссических расстройств личности// Гештальт-2001. – М., 2001. – С. 50-60.

7. Погодин И.А. Нарциссическая организация личности: феноменология и психотерапия / Вестник гештальт-терапии. – Выпуск 1. – Минск, 2006. – С.54-66.

8. Робин Ж.-М. Стыд / Гештальт-2002. – Москва: МГИ, 2002. – С.28-37.

9. Погодин И.А. О природе психических феноменов / Вестник гештальт-терапии. – Выпуск 5. – Минск, 2007. – С.42-59.

10. Погодин И.А. Феноменология некоторых ранних эмоциональных проявлений / Вестник гештальт-терапии. – Выпуск 5. – Минск, 2007. – С.66-87.

[1] Сказанное имеет огромное значение для преподавания психотерапии. Вместо того, чтобы технически тренировать студентов замечать телесные проявления клиента в процессе наблюдения, имеет больший смысл сконцентрироваться на способности будущего терапевта присутствовать с клиентом. Как правило, после формирования способности находиться в контакте с клиентом, проблем с «наблюдательностью» у терапевта больше не возникает.

[2] Одной из наиболее типичных проблем терапевта, не присутствующего в контакте с клиентом, является игнорирование не только очевидной феноменологии терапевтического процесса (что зачастую приписывается недостатку эмпатии), но и своих собственных психических проявлений. В результате такого нарушения контакта может оказаться разрушенным не только терапевтический процесс, но и сам терапевт. Думаю, именно в этом коренится феномен «профессионального выгорания» терапевта. Контакт же настолько экологичен, что является, наоборот, профилактикой «выгорания» даже при больших объемах терапевтической загруженности терапевта. Это происходит за счет ресурсов самого терапевтического контакта, в котором терапевт может не только отдавать, но и брать. Кроме того, необходимо отметить, что истощение является, как правило, результатом остановленного процесса переживания, что всегда сопутствует разрушению контакта.

[3] Вопреки распространенному бытовому мнению о том, что лучше не думать о неприятностях в жизни, не акцентироваться на негативных чувствах и отгонять от себя боль («Если буду постоянно переживать боль, сойду с ума»). В результате процесса переживания в близости еще никто с ума не сходил, и наоборот, психическая патология, посттравматическое стрессовое расстройство, суицидальное поведение и т.д. являются, как правило, следствием блокирования актуального переживания, которое возможно лишь в близости.

[4] Чтобы не быть понятым превратно, отмечу, что телесная (в том числе сексуальная) близость двух людей не всегда является избеганием контакта. Часто она выступает апогеем встречи двух людей.

[5] Несмотря на то, что мы созданы по образу и подобию Божьему, стоит принять наши ограничения – любить всех может только Бог. По иронии судьбы (или же по воле Создателя) наиболее жестокими и наименее терпимыми оказываются те люди, которые стараются любить всех. Всеобщий гуманизм – жестокая штука, имеющая в истории массу примеров роковых последствий. Гуманизм, как и альтруизм, это такие же феномены изменчивого поля, как и эгоизм, как и любовь, как и ненависть, т.е. вне ситуации существовать не могут.

Видео (кликните для воспроизведения).

[6] Кстати говоря, аналогичные процессы имеют огромное значение и в педагогическом процессе, в частности, в обучении психотерапии. Так, ориентация (конечно же, вполне понятная) лишь на поддержку со стороны учителя способствует сохранению ученической позиции ученика, зачастую в рамках терапевтического стиля учителя. Путь же к терапевтической зрелости лежит через возможность также близких отношений с равными по опыту людьми с соответствующим принятием возможности получать поддержку от них. Только в этот момент появляется возможность формировать свой собственный стиль, поскольку такая близость в профессии предполагает большую свободу и способность к творчеству.

Источники


  1. Ирина Удилова История реальной любви. Спасаем отношения. Мужчина VS Женщина (комплект из 3 книг) / Ирина Удилова и др. — М.: ИГ «Весь», 2016. — 704 c.

  2. Ковалев, А. Г. Психология семейного воспитания / А.Г. Ковалев. — М.: Народная асвета, 2015. — 256 c.

  3. Хигир, Борис Имя и счастье в браке. Путеводитель по именам / Борис Хигир. — М.: Яуза, Константа, 2011. — 224 c.
  4. Психология семьи. — М.: Бахрах-М, 2002. — 752 c.
  5. Никитина, Юлия Сексуальность, либидо, здоровье. Упражнения для развития чувственности / Юлия Никитина. — М.: Книжкин дом, 2011. — 809 c.
О быстрой психотерапии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here