О стопроцентном позитиве и ценности душевных страданий

Сегодня обсуждаем тему: о стопроцентном позитиве и ценности душевных страданий с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

О стопроцентном позитиве и ценности душевных страданий

1. Критерий и содержание подлинной духовности.

2. Нравственная болезнь души.

3. Ощущение беды, боли, скорби, тоски.

4. Состояние болезни, горечи, печали, страха, тревоги.

5. Состояние горя.

6. Средство к величию души.

7. Средство нравственного совершенствования.

8. Чувство муки, мучение.

9. Физическая или нравственная боль, мучение.

Пояснения:
Страдание рассматривается в двух аспектах: как необходимый удел человека, поскольку он подвержен болезням, старению, смерти и как единственно возможный путь к преображению, к совершенствованию личности.

Жизнь большинства людей бьется между двумя полюсами: Страданием и скукой. Страдание возникает от неудовлетворенных желаний, когда же желания удовлетворяются, — наступает скука. Что бы ни дала природа, что бы ни дало счастье, кем бы мы ни были и чем бы ни владели, нельзя избыть Страдания, присущего жизни.
Страдание не случайно выпадают на долю человека, от случая зависит только форма, только вид, какой они принимают.

Ценность Страдания, которая заключается в том, что оно порождает «способность страдать», имеющую значение там, где активностью ничего нельзя больше совершить, делающую человека способным переносить горе и неудачу, оставаться морально не сломленным, не терять своей основной личной ценности.

Человек должен страдать для того, чтобы стать человеком. Человек должен быть глубоко несчастливым, тогда он будет счастлив. Только Страдание раскрывает человеческую природу; пройдя через испытание свободой, через Страдание, через наказание, человек раскрывается в бездонной сложности своего бытия, раскрывается антиномичный и иррациональный характер его природы.

Страдание обозначает пробуждение благороднейших человеческих сил, возвышение личности, развитие сознания ценности и углубление способности быть счастливым.

Страдание – это сложное эмоциональное напряжение с крайне неприятными, тягостными и мучительными ощущениями живого существа, при котором оно испытывает физический и эмоциональный дискомфорт, боль, стресс, муки, лишения.
Страдание по З Фрейду имеет три источника. Источники страдания таковы:
1. Предвосхищающие силы природы;
2. Бренность человеческого тела;
3. Недостатки интуиции, регулирующие взаимоотношения людей, в семье, обществе, государстве (В.Б.Шапарь с. 633).

[3]

Р.С.Немов в книге «психологический словарь» пишет: «Страдание психологическое состояние человека, характеризующееся глубокими, длительными и неприятными эмоциональными переживаниями типа горя печали, боли, тоски. При страдании соответствующие состояния обычно отчетливо и специфическим образом проявляются в мимике, жестах, пантомимике и других экспрессивно-выразительных движениях человека (с.419)
У. Макдауголл считает, что «существуют две первичные и фундаментальные формы чувства – удовольствие и страдание, или удовлетворение и неудовлетворение, которые окрашивают и определяют в некоторой, хотя бы незначительной, степени все устремления организма. Удовольствие является следствием и знаком успеха, как полого, так и частичного, страдание – следствием и знаком неуспеха и фрустрации. Возможно, что примитивное удовольствие и страдание были альтернативами, практически друг друга взаимоисключающими»(с. 143).
Страдание может перейти в страдальчество.
Страдальчество — склонность направлять деструктивное, болезненное или оскорбительное самомучение. Предполагается, что посредством самомучения человек освобождается от чувства вины подобно тому, как исповедующийся в грехах или кающийся грешник испытывает облегчение. Впервые страдальчество описал Ф.М.Достоевский.

Жвачка и душевные страдания — две вещи несовместные.

Снятие душевной боли в работе психолога — отдельная тема, тут приходится говорить про очень разные вещи. Одно дело — снятие острой душевной боли, другое — кропотливая работа по устранению больных точек в душе. В любом случае все реально, было бы желание. Именно это — самое главное.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Страдание — совокупность крайне неприятных, тягостных или мучительных ощущений человека, при котором он испытывает физический и эмоциональный дискомфорт, боль, стресс, муки.
Согласно словарю Ожегова, страдание— физическая или нравственная боль, мучение. НФЭ определяет страдание как «претерпевание, противоположность деятельности; состояние боли, болезни, горя, печали, страха, тоски и тревоги». В то же время это форма активного напряжения физических и духовно-нравственных сил человека или совокупности индивидов; среди его свойств упоминают также отчаяние, раздвоение, страсти. Отмечают также, что страданию имманентен, в той или иной мере, опыт познания.

Большая энциклопедия по психиатрии (2-е изд., 2012) приводит в качестве этимологии общеславянское «страда» — работа, нужда; лат. sterno – повергать в уныние, губить. И. В. Дробышева указывает греческое «страдание, болезнь, мучение», считающиеся родственными греческое «острый, грубый», лат. strnuus «усердный, предприимчивый».
В философии

По А. А. Чанышеву, «для античного мировосприятия вопрос о смысле (цели, оправданности) страдания почти невозможен», оно «выпадает на долю человека по закону, безразличному к отдельному лицу (рок)».
Со времён Аристотеля страдание наделяется категориальным статусом, это одна из десяти выделяемых им философских категорий.
Эпикур считал, что мудрость, как результат изучения философии, исцеляет от душевных страданий.
В литературе

В русской литературе
Достоевский в своих сочинениях проводит идею очистительного страдания. Алексей Ремизов противопоставляет страдание как полезные или необходимые неприятности и муке как бессмысленным неприятностям.
Страдание же есть состояние духовное, светоносное и окрыляющее; оно раскрывает глубину души и единит людей в полуангельском братстве; оно преодолевает животное существование, приоткрывает дали Божии, возводит человека к Богу, побеждает отчаяние, дает надежду и укрепляет веру. В страдании тает тьма и исчезает страх. Ильин И. Творчество А. М. Ремизова

В психологии страдание рассматривается, как состояние сильного внутреннего конфликта человека, когда различные внутренние желания или побуждения входят в противостояние друг с другом, как бы разрывая или наоборот скручивая человека изнутри. Предельное напряжение страдания есть мука.
В работах большинства психологов страдание трактуется как угрожающее здоровью человека состояние, приводящее к неврозам и психозам[.
Исследователь Д. А. Токарев отмечает, что отношение человека к страданию напрямую зависит от его отношения к жизни, от умения найти точку опоры в сложном и противоречивом мире.
По мнению исследовательницы Марии Бабалаевой, страдание побеждается любовью, всем жизненным устремлением человека к счастью.
Религия

Ввиду того, что, сопровождая человечество на протяжении всей истории, страдания как таковые воспринимались как явное и наиболее острое отражение окружающей объективной действительности, они заняли особое место во многих вероучениях и философских системах. В частности, отдельное место страданиям отводится в буддийской философии, в христианстве, в иудаизме и др.:
•Страдание (буддизм)
•Страдание (христианство)
•Страдание (православие)
В своём трактате «Страдание» К. Льюис, рассматривая страдание через христианское вероучение, выделяет страдание как исцеление, страдание как возмездие, страдание как путь к счастью, страдание как познание, страдание как испытание.

О стопроцентном позитиве и ценности душевных страданий

Что значит термин «христианские ценности», и какими они бывают?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

В противоречии с таким пониманием природы ценностей представители различных идеологических течений пытались доказать относительность ценностей. Последовательно проведенный релятивизм в аксиологии неизбежно приводит к материализму, а в этике – к нигилизму. Это наиболее разрушительно проявилось в философии Ф.Ницше и в марксизме.

– Карл Маркс: «Коммунисты вообще не проповедуют никакой морали. Они не предъявляют людям морального требования: любите друг друга, не будьте эгоистами и т. д.; они, наоборот, отлично знают, что как эгоизм, так и самоотверженность есть при определенных обстоятельствах необходимая форма самоутверждения индивидов» («Немецкая идеология»).

– Ф.Ницше: «В сущности в моём слове имморалист заключаются два отрицания. Я отрицаю, во-первых, тип человека, который до сих пор считался самым высоким, – добрых, доброжелательных, благодетельных; я отрицаю, во-вторых, тот род морали, который, как мораль сама по себе, достиг значения и господства. В этом смысле именует Заратустра добрых то «последними людьми», то «началом конца»; прежде всего он понимает их как самый вредный род людей, ибо они отстаивают своё существование за счёт истины, равно как и за счёт будущего» («Ecce Homo. Как становятся сами собою»). В 1943 году Б.Муссолини получил к своему шестидесятилетию в подарок от А.Гитлера полное собрание сочинений Ф.Ницше.

Читайте так же:  Родители понять и принять

Релятивизм в понимании ценностей, доведенный до логического конца, стоил жизни сотням миллионов людей в России, Германии и некоторых других странах.

Христианство исходит из понимания ценности как абсолютного блага, имеющего значимость в любом отношении и для любого субъекта. Христианские ценности не сводятся только к евангельским заповедям и нравственным правилам. Они составляют целую систему.

Высшим благом, являющимся источником и всех остальных ценностей, для христианина является Богооткровенная истина о Пресвятой Троице как абсолютно совершенном Духе. Божество является не только абсолютным Разумом и Всемогуществом, но и всесовершенной Благостью и Любовью (Бог любы есть). Эта истина, подтвержденная многовековым духовным опытом, составляет как бы высшее звено в иерархии христианских ценностей, ибо является источником веры, которая является формирующим началом христианского мировоззрения. В системе христианских ценностей отводится важнейшее место также учению об уникальности человеческой личности как бессмертного, духовного существа, созданного Богом по Своему образу и подобию.

Христианское учение открывает высокий смысл и цель жизни человека – блаженство в Царстве Небесном. Учение о спасении также занимает важнейшее место в системе христианских ценностей. На этом пути Слово Божие призывает к всестороннему, духовному совершенствованию (будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный). Достигается это совместным действием Божественной благодати и свободной воли. Ценность евангельских заповедей, определяется тем, что они даны нам Господом, как духовные законы, исполнение которых вводит нас в жизнь вечную.

Наконец, надо сказать о важной составляющей системы христианских ценностей – соборном духовном опыте Церкви, который запечатлен в богослужебных текстах, творениях святых отцов и житиях святых.

Христианские ценности – великое достояние человечества, но они становятся благодатным сокровищем только для тех, кто идет путем спасения. Человек делает выбор. «Существует достаточно света для тех, кто хочет видеть, и достаточно мрака для тех, кто не хочет» (Б.Паскаль).

Страда́ние — мучение; нравственная, душевная или телесная (душевно-телесная) боль (мука).

Слово «страдание» имеет различные значения. Есть страдание телесное, каковы болезни и раны; есть, с другой стороны, страдание душевное, каковы похоть и гнев. Говоря же вообще, страдание живого существа есть такое состояние, за которым следует удовольствие и неудовольствие.
свт. Иоанн Дамаскин

Если человек из глубины горя спрашивает: «Где же Ты был, Господи?» – для христианина ответ очевиден: в бездне страдания Он был прежде тебя. Тебя еще не было, а Он уже был на Голгофском Кресте.
диакон Андрей

Плоды страдания зависят от выбора самого человека: два разбойника были распяты рядом со Христом, но для одного они оказались спасительными, а другой лишь ещё больше ожесточился.

Апостол Павел: Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас. ( Рим.8:18 )

Вообще понять смысл событий, связанных с чьими-либо страданиями, может только человек, глубоко верующий, признающий реальность потустороннего мира и его законов, прежде всего, законов вечности. Только в свете вечности — вечной жизни — обретают смысл некоторые трудно объяснимые события.

Преподобный Амвросий Оптинский приводит такое сравнение: змея для того, чтобы скинуть с себя старую кожу, проходит через узкое отверстие, так и рождение в жизнь вечную и избавление от грехов происходит не иначе, как через крест и страдания.

Никакие страдания не остаются бессмысленными перед Богом. Об этом говорят и многочисленные свидетельства из Священного Писания, и примеры из жизни людей, страдающих в этом мире по тем или иным причинам. Промысл Божий о человеке и мире направляет все ко благу, но не всегда человеческому чувственному пониманию удается осознать увидеть это.

Обязан ли праведник страдать?

Страдание — неотъемлемая составляющая земной жизни людей. Рождаясь, человек оглашает мир плачем (святые отцы объясняли это обстоятельство проявлением первородного греха. Но значит ли оное, что в условиях нашего греховного мира страдание не только неизбежно, но и необходимо?

Как известно, человек был создан не ради страдальческой жизни, но ради счастья и вечного блаженства. Подлинное блаженство достижимо только в союзе с Богом — Неисчерпаемом Источником благ. Стремление к счастью, в той или иной степени, свойственно каждому человеку, хоть праведному, хоть неправедному. Но тогда как праведник, стремящийся к Богу, ищет подлинного счастья, для грешника, духовно отдаленного от Бога, характерно стремление к ложным, обманчивым радостям и удовольствиям. Их он ищет и находит в греховных мыслях и делах.

Встав на путь избавления от греха, праведник продолжает находиться под воздействием выработанных им греховных навыков, привычек, страстей и пороков, наконец, под влиянием внешнего греховного окружения.

В данной связи он постоянно сталкивается с греховными искушениями и соблазнами, и вынужден с ними бороться. Эта борьба бывает сопряжена с многими трудностями, лишениями, страданиями Так, искреннее сердечное покаяние, сопровождаемое угрызениями совести и стыдом, является формой душевного страдания; борьба с владычеством плотского начала, осуществляемая посредством бдений, постов, молитвенных стояний, физического труда, есть форма душевно-телесных страданий.

Такого рода духовное делание является одним из аспектов подвижнической жизни и вменяется христианину в обязанность. Страдания, возникающие в результате этого делания, сопутствуют и способствуют нравственному исправлению, духовному преображению, спасению грешника. Кроме того, перенося их с должным смирением, подвижник выражает свою веру и любовь к Богу (вспомним, что Образчиком богоугодного перенесения страданий является Господь Иисус Христос; следуя по Его стопам и перенося посланные или попущенные Богом страдания, христианин несёт свой спасительный крест и сораспинается Христу; делая это осознанно и свободно ( Мф.16:24 )).

Из всего сказанного, конечно, не следует, что христианин не вправе уклоняться от тех или иных форм страданий, например, от страданий, вызванных тяжелой болезнью. Закон Божий не воспрещает болящему пользоваться возможностями медицины (помощью медперсонала, лекарственными средствами, оздоровительными процедурами и т. п.). Сам Христос, а затем и апостолы исцеляли людей.

[2]

Особой оговорки требуют и действия по уклонению от страданий, связанных с бедственным положением. Если христианин живет в миру, ему не запрещается трудиться и получать за свой труд надлежащую заработную плату. Он вправе иметь пищу, одежду, кров, пользоваться иными благами (не противоречащими понятию о благочестии)

Страдания с точки зрения христианства не всегда являются абсолютным злом, то есть, будучи злом по своему существу, они могут приводить к благим последствиям.
С точки зрения христианского аскетического учения страдания в жизни человеческой имеют очистительное значение. Кроме того, когда речь идет о противопоставлении наслаждающихся жизнью грешников и страдающих праведников, оценка обычно дается по каким-то внешним проявлениям (состояние здоровья, обладание тем или иным имуществом, возможность осуществить жизненные планы и т. д.). При таком подходе игнорируется внутреннее, духовное состояние людей.
Апостол Павел говорит в Рим.14:17: «Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе», поэтому праведные люди, даже находясь в стесненных обстоятельствах, могут наслаждаться тем Царством Божиим, которое внутри нас, предвкушая будущее блаженство.
И, наоборот, в Священном Писании можно найти немало мест, которые свидетельствуют о том, что человек, ведущий греховный образ жизни, по-настоящему не может быть счастлив. Рим.2:9: «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое».
иерей Олег Давыденков

Стремление человека избавиться от страданий естественно. И оно заложено в саму природу человеческую. Отношение Церкви к страданиям такое: Церковь сострадает своим членам, но в то же время она не боится своих страданий, она знает, что через них мы получим радость, превосходящую эти страдания настолько, что мы еще будем жалеть, что мало пострадали.
протодиакон Иоанн Шевцов

О духовном смысле страдания

Читайте так же:  Что такое личность

Архимандрит Елеазар,
духовник Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры

Жизнь не может быть без страданий, сам по себе мир представляет собой не только одни успехи, мы видим много очень неудачников, потрясений всяческих, провалов, чудовищных преступлений. Не всегда бывает весна с распускающимися почками и яркой пестротой, бывают и разрушительные бури, град, болезни и смерть. Самое большое страдание, которое человек испытывает, – это отсутствие страданий. Не страдать в жизни – значит, не участвовать в жизни, быть лишним человеком.

Почти всегда причину страданий можно найти в грехе, в нарушении закона жизни, законов природы. Это нарушение разъединяет человека между Богом и природой, Им созданной. Страдание оказывает на человека благотворное влияние, является школой, потому что оно учит правде, подтверждая наличие нравственного закона и смысла жизни. Практически все страдания учат, чтобы мы не делали другим того, чего не желаем себе. Страдания показывают, что в жизни действует не нравственный хаос, а удивительный стройный порядок, основанный на правде, которая рано или поздно проявится.

Страдание является источником огромных нравственных ценностей и положительных духовных приобретений. Оно приводит к вере, любви, духовной силе. Мы живём на земле, чтобы поработать над красотой своей души. Жизнь – это огромная мастерская, в которой души людей становятся чище и готовятся к переходу в иной, лучший мир.

Страдания учат быть снисходительным к другим людям, воспитывают чуткость к горю другого человека. Испытания закаляют человека, воспитывают волю, выдержку, настойчивость и энергию. Человек труднее переносит свой успех, славу, богатство, внешнюю красоту, чем неудачи, неприятности. Успех может человека испортить, сделать гордым, ленивым, беспечным и нечеловеколюбивым, поэтому слабым и ничтожным. Страдающий укрепляется.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Есть люди, которые понимают, что такое страдание, и видят в нём красоту, они проникают в тайну слов Апокалипсиса «кого люблю, того и наказую». То есть, указую, наставляю, руковожу. Есть люди, которые благодарят за страдания и говорят: «Благодарим Тебя, Боже, что Ты посылаешь нам не одни только солнечные лучи, иначе мы превратились бы в пустыню. Но даёшь дождь, чтобы мы могли приносить плоды».

Лучше страдания, чем самодовольная мещанская беспечность. «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать», – говорил Пушкин, при всём свойственном ему эллинском жизнелюбии. Пусть это страдание будит нас от сна равнодушия, окаменелого бесчувствия. Жизнь без страдания опасна, и Бог, который не наказывает нас, это Бог, который не занимается нами.

Грубое и легкомысленное бегство от страдания кто-то находит в стремлении к получению минутного наслаждения, заглушить горечь жизни, забыться безумием. А люди верующие знают, что, чем тяжелее испытания, тем ярче нечаянная радость, которая приходит не сразу. «Чем ночь темней, тем ярче звёзды».

Трудно бывает человеку, но и другому трудно. На страдания надо отвечать состраданием. Ведь слово счастье – от слова соучастие, то есть, каждый должен соучаствовать в жизни с другим человеком, сострадать ему, сотрудничать с ним, соучаствовать. И в этом находить счастье.

Люди нуждаются не только в объяснении своих страданий, но больше в соучастии, в сочувствии, которое может поднять изнемогающего и оживить его душу. Очень много говорится об этом в сочинениях Фёдора Михайловича Достоевского. В его романах страдание является главным героем. Именно страдание, сопровождающееся благою вестью о Христе. Оно приводит человека к новой жизни. Трагедия, рассказанная в «Бесах», освещается в финале благостными лучами, словами Нового Завета, которые читает русскому атеисту женщина-книгоноша.

Наша страна Россия проходит великую школу страдания на всём пути всей истории. Вся Россия – одно страдание. Судьба русского народа имеет не только национальный, но и всемирный смысл. Как образец, показатель: мы столько испытали, и мы не последние.

Любовь вводит человека в жизнь, которая полна смысла, в свете которого становится ясно и значение страдания. Испытания понимаются как условие движения вперёд, подвиг. Как орудие освобождения от зла и греха, которые составляют несчастье человечества. Почему у нас кризис? Потому что мы не любим друг друга, не стараемся пойти на помощь, не соучаствуем. В соучастии, сострадании есть единственный удовлетворительный взгляд на нашу жизнь. Все другие теории не могут объяснить страдание и осмыслить его.

Принудительное счастье: как позитивное мышление портит нам жизнь

Теории и практики

Датский психолог Свен Бринкман считает, что постоянные попытки «мыслить позитивно» и «стать лучшей версией себя» привели людей к эпидемии депрессии. По его мнению, давно пора уволить коучей и начать читать хорошие художественные романы вместо литературы по саморазвитию. В издательстве «Альпина Паблишер» вышла его книга «Конец эпохи self-help: Как перестать себя совершенствовать» — он предлагает семь правил, которые позволят избавиться от навязанной позитивной психологии. «Теории и практики» публикуют отрывок.

Тирания позитива

«Конец эпохи self-help: Как перестать себя совершенствовать»

Барбара Хелд, выдающийся американский профессор психологии, уже давно критикует явление, которое называет «тиранией позитива». Согласно ей, идея позитивного мышления особенно широко распространилась в США, но и во многих других западных странах в доморощенной психологии бытует мнение, что нужно «мыслить позитивно», «ориентироваться на внутренние ресурсы» и рассматривать проблемы как интересные «вызовы». Даже от серьезно больных людей ожидается, что из своей болезни они «извлекут опыт» и в идеале станут сильнее. В бесчисленных книгах по саморазвитию и «историях страданий» люди с физическими и психическими недугами рассказывают, что не хотели бы избежать кризиса, так как благодаря ему многому научились. Я думаю, немало из тех, кто серьезно болеет или переживает иной жизненный кризис, чувствуют давление необходимости позитивно относиться к ситуации. Но очень немногие вслух говорят о том, что вообще-то болеть — это ужасно и лучше бы с ними этого никогда не случалось. Обычно заголовок подобных книг выглядит так: «Как я пережил стресс и чему научился», и вряд ли вы найдете книгу «Как я испытал стресс и ничего хорошего из этого не вышло». Мы не только испытываем стресс, болеем и умираем, но еще и обязаны думать, что все это нас многому учит и обогащает.

Если вам, как и мне, кажется, что тут что-то явно не так, то следует научиться обращать больше внимания на негатив и таким образом бороться с тиранией позитива. Это даст вам еще одну опору, чтобы твердо стоять на ногах. Мы должны вернуть себе право думать, что иногда все просто плохо, и точка. К счастью, это стали осознавать многие психологи, например критический психолог Брюс Левин. По его мнению, первый из способов, как профессионалы в области здравоохранения усугубляют проблемы людей, — это совет жертвам изменить отношение к ситуации. «Просто смотрите на это позитивно!» — одна из худших фраз, которую можно сказать человеку в беде. Кстати, на десятом месте в списке Левина стоит «деполитизация человеческих страданий». Это означает, что всевозможные человеческие проблемы списываются скорее на недостатки людей (низкую мотивацию, пессимизм и так далее), чем на внешние обстоятельства.

Читайте так же:  Памятка родителю от ребенка

Позитивная психология

Как уже говорилось, Барбара Хелд — один из самых активных критиков позитивной психологии. Эта область исследования стала стремительно развиваться в конце девяностых. Позитивную психологию можно рассматривать в качестве научного отражения одержимости позитивом в современной культуре. Ее процветание началось в 1998 г., когда президентом Американской психологической ассоциации стал Мартин Селигман. До этого он был известен в основном благодаря своей теории о выученной беспомощности как факторе депрессии. Выученная беспомощность — это состояние апатии или, во всяком случае, недостатка воли к тому, чтобы изменить болезненный опыт, даже когда существует возможность избежать боли. Основанием для этой теории послужили опыты, в ходе которых собак били электрическим током. Когда Селигману надоело мучить животных (что и понятно) и захотелось чего-то более жизнеутверждающего, он обратился к позитивной психологии.

Позитивная психология уже не ставит в центр внимания человеческие проблемы и страдания, что было характерно для этой науки раньше (Селигман иногда называет обычную психологию «негативной»). Скорее, это научное исследование хороших аспектов жизни и человеческой природы. В частности, рассматривается вопрос о том, что такое счастье, как его достичь и какие существуют позитивные черты характера. Став президентом ассоциации, Селигман воспользовался своим положением для продвижения позитивной психологии. Это удалось ему так хорошо, что сейчас даже существуют отдельные учебные программы, центры и научные журналы, посвященные этой теме. Немногие — если вообще какие-то еще — концепции в психологии столь стремительно и широко распространялись в массы. То, что позитивная психология так быстро стала частью культуры ускорения и инструментом оптимизации и развития, заставляет задуматься.

Конечно, совершенно нормально изучать факторы, которые делают нашу жизнь лучше и повышают работоспособность. Однако в руках тренеров и коучей — или воодушевленных руководителей, прошедших краткие курсы по «позитивному лидерству», — позитивная психология быстро превращается в удобный инструмент подавления критики. Социолог Расмус Виллиг даже говорит о фашизме позитива, который, по его мнению, проявляется и в позитивном мышлении, и в концепции позитивного подхода к изменениям. Это понятие описывает форму контроля сознания, которая возникает, когда человеку разрешается думать о жизни только в позитивном ключе.

Позитивный, конструктивный, восприимчивый лидер

Если вы когда-нибудь сталкивались с позитивной психологией (например, во время учебы, на работе, на мероприятиях по развитию персонала) и вас просили рассказать об успехах, тогда как вам хотелось обсудить досадную проблему, то вы, возможно, чувствовали неловкость, хотя и не понимали почему. Кому же не хочется быть продуктивным и компетентным специалистом и развиваться дальше? Во всяком случае, современные руководители охотно оценивают и поощряют своих подчиненных. […]

Современный руководитель уже не выступает как жесткий и сильный авторитет, который отдает распоряжения и принимает решения. Он практикует форму мягкой власти, «приглашая» сотрудников к разговору об «успехах», чтобы «достичь максимального удовольствия от работы». Забудьте о том, что до сих пор существует четкая асимметрия власти между руководством и подчиненными, а одни цели намного более реальны, чем другие. Например, недавно на моей (в остальном замечательной) работе предложили сформулировать «видение» развития нашего института. Когда я сказал, что нам нужно стремиться стать средним институтом, это не вызвало воодушевления. Я имел в виду, что это реалистичная и достижимая цель для маленького университета в датской провинции. Но теперь все должно быть «мирового уровня» или входить в «топ-5», а путь туда, несомненно, доступен только тем, кто сосредоточен на возможностях и успехах. Это можно назвать принудительным позитивом. Годится только лучшее, а чтобы его добиться, надо просто не бояться мечтать и мыслить позитивно.

Обвинение жертвы

Как утверждают критики принудительного позитива, в том числе и вышеупомянутая Барбара Хелд, чрезмерная сосредоточенность на позитиве может привести к такому явлению, как «обвинение жертвы». Это значит, что всевозможные человеческие страдания или неприятности объясняются тем, что человек недостаточно оптимистично и позитивно относится к жизни или что у него недостаточно «позитивных иллюзий», которые защищают некоторые психологи, включая Селигмана. Позитивные иллюзии — это внутренние представления человека о самом себе, немного искаженные в лучшую сторону. То есть человек считает себя немного умнее, способнее и эффективнее, чем есть на самом деле. Результаты исследования (хотя они не вполне однозначны) говорят о том, что люди, страдающие от депрессии, на самом деле смотрят на себя более реалистично, чем те, кто от депрессии не страдает. Однако существуют опасения, что из-за позитивного подхода общество требует от людей быть позитивными и счастливыми и это парадоксальным образом создает страдания, так как многие чувствуют вину, если не всегда счастливы и успешны. […]

«Жизнь трудна, но это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна»

Барбара Хелд предлагает альтернативу принудительному позитиву — жалобы. Она даже написала книгу, где рассказывает, как научиться брюзжать. Это что-то вроде литературы по саморазвитию для жалобщиков. Книга называется «Хватит улыбаться, начинайте брюзжать» (Stop Smiling, Start Kvetching). «Кветч» — слово из идиша, и точнее всего оно переводится как «брюзжание». Я не специалист по еврейской культуре (почти все знания о ней я почерпнул из фильмов Вуди Аллена), но мне кажется, что традиция жаловаться на все и вся способствует счастью и удовлетворенности. Как приятно собраться вместе и побрюзжать! Это дает обширные темы для разговоров и определенное чувство солидарности.

Основная мысль книги Хелд заключается в том, что в жизни никогда не бывает хорошо все абсолютно. Иногда все просто не так плохо. Значит, причины для жалоб всегда найдутся. Падают цены на недвижимость — можно посетовать на обесценивание капитала. Если же цены на недвижимость растут, можно пожаловаться на то, как все вокруг поверхностно обсуждают растущий капитал. Жизнь трудна, но, по мнению Хелд, это само по себе не проблема. Проблема в том, что нас заставляют думать, что жизнь не трудна. Когда спрашивают, как дела, ожидается, что мы скажем: «Все отлично!». Хотя на самом деле все очень плохо, потому что вам изменил муж. Учась фокусироваться на негативном — и жаловаться на него, — можно выработать в себе механизм, который помогает сделать жизнь более сносной. Однако брюзжание — это не только способ справляться со сложными ситуациями. Свобода жаловаться связана с умением смотреть в лицо реальности и принимать ее такой, какая она есть. Это дает нам человеческое достоинство, в отличие от поведения вечно позитивного человека, который яростно настаивает, что не бывает плохой погоды (только плохая одежда). Бывает-бывает, мистер Счастливчик. И как приятно жаловаться на погоду, сидя дома с кружкой горячего чая!

Нам нужно вернуть себе право брюзжать, даже если это не ведет к положительным изменениям. Но если может к ним привести, то тем более важно. И обратите внимание, что брюзжание всегда направлено вовне. Мы сетуем на погоду, политиков, футбольную команду. Виноваты не мы, а они! Позитивный подход, напротив, направлен вовнутрь — если что-то не так, надо работать над собой и своей мотивацией. Во всем виноваты мы сами. Безработные не должны жаловаться на систему социальной помощи — а иначе можно прослыть лентяем, — ведь можно просто взять себя в руки, начать мыслить позитивно и найти работу. Надо просто «поверить в себя» — однако это однобокий подход, который сводит важнейшие социальные, политические и экономические проблемы к вопросу мотивации и позитивности отдельного человека. […]

Читайте так же:  Наша энергия

«Если у вас будет мир, вы будете счастливы»

Беседа с врачом Е.Н. Кулебякиной и руководителем общины «Спас» И.К. Лизуновым

Екатерина Кулебякина

В наше время такие грехи, как гневливость и раздражительность, к сожалению, весьма распространены. Даже глубоко верующие и воцерковленные люди, призванные к хранению душевного мира, в повседневной жизни не всегда могут совладать с собой: волна эмоциональной раздражительности, подобно бушующей стихии, захватывает их целиком и несет в пучину греха, в царство ссор и распрей.

Если задуматься над тем, почему даже в православных семьях иной раз возникают проблемы с детьми и конфликты между супругами, то нетрудно прийти к выводу: люди просто не умеют обуздывать свои эмоции. Излишняя, неконтролируемая эмоциональность весьма отрицательно сказывается на семейных отношениях. Насколько важно для христианина сохранение душевного мира, видно из слов старца Алексия Зосимовского, которые были адресованы одной паре только что поженившихся супругов: «Я вам не желаю ни богатства, ни славы, ни успеха, ни даже здоровья, а лишь мира душевного. Это самое главное. Если у вас будет мир, вы будете счастливы».

О причинах раздражительности и потери мира душевного так писал владыка Арсений (Жадановский): «Иногда вдруг у тебя появляется какая-то раздражительность, недовольство окружающими тебя людьми, а то и просто дурное, угнетенное состояние духа, тоска, разочарование. Малейший повод – и твое настроение испортилось. Отчего это? Очевидно, ранее душевная твоя почва была подготовлена к такому настроению. Раздражительность, недовольство людьми вызываются завистью, недоброжелательством к ним. Тоска, уныние, угнетенное состояние духа вызываются предшествующими греховными помыслами, чувствами, делами. Благодать Божия, как утренняя роса, прогоняет все это, освежая сердце и все внутреннее существо человека. Счастлив тот, кто умеет или, лучше сказать, способен быстро привлекать к себе эту благодать Божию: тот легко освобождается от тех душевных страданий, о которых мы говорим». Верующему не стоит забывать, что «раздражительность есть проявление оскорбленного самолюбия».

Однако душевный мир необходимо отличать от мира духовного, то есть дара Божия. В одном из писем архиепископ Феофан (Быстров) написал: «Вы спрашиваете о мире душевном: приходит ли он совне или зависит от усилий самого человека и является своего рода искусством жить мирно? Нужно различать мир собственно душевный и мир духовный, благодатный. Благодатный мир есть дар Святого Духа, а мир душевный зависит от нас самих. В чем заключается в последнем случае умение или искусство жить мирно? На это ответ дает Спаситель: “Придите ко Мне… и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим” (Мф. 11: 28–29)… Скорби всегда более или менее нарушают мир душевный, но духовно-благодатного мира они не могут нарушить никогда. Поэтому о стяжании этого мира и необходимо нам заботиться в продолжение всей нашей земной жизни».

Именно такой благодатный мир стяжал преподобный Антоний Великий. Обратимся к его житию, записанному святителем Афанасием Великим: «Около двадцати лет провел так Антоний, подвизаясь в уединении, никуда не выходя и все это время никем не видимый. После же, поскольку многие домогались и желали подражать его подвижнической жизни, какие-то знакомые его пришли и силою разломали и отворили дверь. Исходит Антоний, как таинник и богоносец из некоего святилища, и приходящим к нему показывается в первый раз из своей ограды. И они, увидев Антония, исполняются удивления, что тело его сохранило прежний вид, не утучнело от недостатка движения, не иссохло от постов и борьбы с демонами. Антоний был таким же, каким знали его до отшельничества. В душе его та же была чистота нрава; не был он скорбию подавлен, не пришел в восхищение от удовольствия, не предался ни смеху, ни грусти, не смутился, увидев толпу людей, не обрадовался, когда все стали его приветствовать, но пребыл равнодушным, потому что управлял им разум, и ничто не могло вывести его из обыкновенного естественного состояния».

К сожалению, для простых мирян мир духовный (по сути, это бесстрастие) – состояние, практически недостижимое. Потому с врачом-психиатром Екатериной Николаевной Кулебякиной и руководителем Центра общинной педагогики «Спас» Игорем Константиновичем Лизуновым мы беседовали о том, как современному человеку сохранить мир душевный.

Андрей Сигутин: Моя учительница русского языка говорила, что эмоции следует отличать от чувств, ибо последние характеризуются глубиной и устойчивостью. Чувства, в отличие от эмоций, развиваются, воспитываются, совершенствуются – вплоть до высших чувств, относящихся к духовным ценностям и идеалам. Поэтому мы и говорим о чувстве любви, а не об эмоции. Екатерина Николаевна, с точки зрения психологии, ощущения, чувства, эмоции – что это такое?

Екатерина Кулебякина: Эти понятия очень часто путают, может быть даже намеренно, поэтому я считаю необходимым дать точное определение каждому из них.

Ощущение – это та информация, которую человек получает через органы чувств: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус и мышечно-суставное чувство, определяющее положение тела в пространстве.

[3]

Эмоции – это ярко выраженные субъективные переживания, связанные с удовлетворением или неудовлетворением каких-либо потребностей индивида. Эмоции могут возникать самопроизвольно, но поддаются контролю.

Чувства – высокодифференцированные эмоциональные переживания, имеющие отчетливо выраженный предметный характер, которые человек может контролировать.

А.С.: То есть чувства, в отличие от эмоций, всегда связаны с работой сознания и могут произвольно регулироваться?

Е.К.: Да. Страсти же – это чрезвычайно насыщенные, бурные переживания, которые субъективно оцениваются как исключительные, неподвластные самоконтролю, подавляющие волю человека.

А.С.: Неудивительно, что в мирском, обыденном понимании страсть как состояние человека имеет даже положительную окраску: нередко страстью называют любовь. В Православии же страстью называется страдание, порок, греховный навык.

Напомню, что святые отцы Церкви настоятельно рекомендовали избавляться от страстей, но не от чувств.

А.С.: Надо ли бороться со своей эмоциональностью?

Е.К.: Человек, живущий среди людей, не может не реагировать на хамство, на чужие страдания; нельзя оставаться равнодушным и к чужой радости. Любой человек, а тем более православный, должен уметь сорадоваться и сострадать ближнему. Но свои эмоции надо уметь контролировать, в противном случае они будут управлять человеком. Как сказал мудрый Соломон, «…владеющий собою лучше завоевателя города» (Притч. 16: 32). Бороться же надо со страстями, имеющими внешнее эмоциональное проявление: гневом (проявляется раздражительностью, нетерпимостью к чужим недостаткам), унынием (проявляется отчаянием, депрессией), блудом (проявляется сексуальной распущенностью) и т.д.

А.С.: Оптинский старец Никон говорил: «Когда на душе спокойно, тогда чего же еще искать?». Но как сохранять спокойствие? Екатерина Николаевна, дайте, пожалуйста, практические рекомендации.

Е.К.: Чтобы сохранять спокойствие, надо приучить себя соотносить серьезность события и глубину эмоциональной реакции.Например, разбитая чашка или случайная двойка в дневнике ребенка не стоят того, чтобы тратить на них свои нервы, а вот лень или ложь, грозящие сформировать греховный навык, заслуживают яркого проявления эмоций, но в воспитательных целях. Если в этой ситуации оставаться спокойным, то у ребенка может возникнуть ложное представление о вседозволенности. Кроме того,эмоции не должны продолжаться дольше самой ситуации. Традиционный этикет требует не демонстрировать свои эмоции, особенно негативные, подавлять, загонять их вглубь себя. Более современный подход рекомендует, наоборот, давать волю чувствам, чтобы сберечь нервную систему. Оба эти мнения я считаю ошибочными. Надо рассматривать конкретную ситуацию в каждом отдельном случае.

Читайте так же:  Сказка про жизнь и смерть

В жизни любого человека могут возникнуть обстоятельства, когда спокойствие превращается в преступное равнодушие, а проявление эмоций становится оправданным. Вспомним, ведь Господь выгонял бичом торгующих из храма, но принял крестную смерть и за них тоже. А святитель Николай? Как он спешил известить о невиновности осужденного! Как он, горя ревностью о чистоте веры, ударил Ария и, осужденный людьми, был оправдан Господом! Поэтому, отвечая на вопрос, надо или не надо эмоционально реагировать на то или иное событие, определите для себя: будет ли какая-либо польза от ваших эмоций, или это будет пустое сотрясание воздуха, тягостное и для вас, и для окружающих.

А.С.: Игорь Константинович, есть ли у вас какие-то рецепты, как выработать в себе спокойствие?

А.С.: Внешне вы очень спокойный.

Правда, сейчас очень много внешних факторов для раздражительности. Психология учит, что источник раздражения надо убирать. А это неверно, с точки зрения православной аскетики. Если меня раздражает мой любимый человек, я что, должен с ним развестись? Или отправить его в длительную командировку? Нет, наоборот. Надо быть еще более плотным в общении с ним, преодолевая свое раздражение.

А.С.: Игорь Константинович, как вы воспитываете в себе смелость, спокойствие, уверенность, самообладание?

И.Л.: Стараюсь выполнять заповеди. Много читал книг по аскетике, поэтому знаю, как необходимо поступать в соответствии с церковной традицией.

А.С.: То есть уповаете на волю Божию…

И.Л.: Я стараюсь делать все то, что должен исполнять православный христианин, для того, чтобы получить спасение. Больше этого я ничего не делаю. Господь милостив ко мне. Я давно убедился, что община «Спас», в которой нахожусь, – это самое лучшее место для меня. Она дает мне каждодневные возможности видеть свои недостатки и предлагает средства для борьбы с ними. Находясь в общине, ты постоянно взаимодействуешь с людьми. Каждый день возникают такие ситуации, где нужно проявить терпение и спокойствие. Всякий раз понимаешь, что ты их не проявляешь в должной мере. Также ежедневно надо проявлять милосердие, рассудительность и прочее.

А.С.: Значит, все-таки воспитываете в себе эти качества?

И.Л.: Да. Но это происходит естественным образом. Самое основное в общинной педагогике – это естественность. Человек специально не ставит перед собой никаких учебно-воспитательных задач. Сама жизнь заставляет работать над своей душой. Ведь Господь всеми управляет, именно Он воспитывает. Бог дает тебе возможность каждый раз обратить внимание: сегодня – на одно, завтра – на другое. То есть воспитательный процесс происходит как бы сам собой, естественно. Это очень важно. Понимаете, часто верующий начинает подвизаться не в меру и не по разуму. В своем духовном развитии он нередко упирается во что-то и… начинает буксовать. А все же на самом деле просто: живи внимательно, и увидишь, как сама жизнь заставит тебя воспитывать себя. К тому же, воспитание – процесс всегда обоюдный: ты воспитываешь, но при этом и тебя воспитывают.

[1]

А.С.: В Православии особо не принято говорить о том, что человек должен быть уверенным. А как вы считаете, это качество нужно верующему?

И.Л.: Обязательно. Святой Феофан Затворник пишет об этом. У апостола Иакова также написано: «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак. 1: 8), на такого человека надеяться невозможно – он сам на себя опереться не может. А философ Иван Ильин вообще выработал чеканную формулировку: христианин должен быть именно уверен в себе, каждый его шаг должен носить религиозное обоснование. Если же твой шаг, как Ильин говорит, религиозно оправдан, то появляется уверенность. Это тот самый стержень, который дает тебе возможность смело обращаться к Богу с дерзновением и говорить: «Вот я перед Тобой, Господи». Любое наше действие, даже малозначащее, нужно переводить в религиозную плоскость – мы к этому призваны. Тогда будем тверды, и у нас появится четкий и ясный внутренний критерий выбора: «да» или «нет», – основанный на понимании: нравственно или безнравственно что-либо. У нравственности есть только две категории, третьей не дано.

Конечно, надо быть уверенным, но это не самоуверенность. Это уверенность в правоте своих деяний. Некоторые люди свою уверенность черпают не из религиозного, а из самостного источника, то есть они действуют по принципу: «Я сказал. ». И тогда это очень плохо и губительно для души, потому что человек становится самодуром.

А.С.: В Священном Писании сказано: «Благоразумный хладнокровен» (Притч. 17: 27). Излишняя, неконтролируемая эмоциональность ведь отрицательно сказывается и на семейных отношениях?

А.С.: Я имел в виду несколько иную эмоциональность, когда человека так допекают, что его уже как бы «несет».

И.Л.: Ну, склонность к истерии и подобному присуща, в основном, женщинам, среди них это достаточно распространенное явление. На то она и представительница слабого пола, чтобы ее «несло». Нельзя ей ставить это в вину. Просто у нее природа такая. А мужчина должен как бы «структурировать ее», ему необходимо постепенно гасить в ней эту нездоровую эмоциональность, всячески успокаивать жену. Каким образом? Это уже искусство семейной жизни.

А.С.: Но для этого сначала мужчине надо научиться быть спокойным.

И.Л.: Конечно. Эмоции необходимо контролировать. Что такое эмоции? Это ответная реакция на что-либо, отрицательная или положительная. И даже если положительные эмоции «зашкаливают», это тоже плохо. Здесь тоже нужно идти «срединным путем».

А.С.: Екатерина Николаевна, что такое душевный мир с позиции православного врача?

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Е.К.: В этом вопросе мнение православного врача ничем не отличается от мнения любого православного человека. Это единство эмоций, воли и разума вкупе с чистой совестью. Кому-то это может показаться недостижимым, но на самом деле надо лишь следовать одной мудрой молитве: «Господи! Дай мне сил, чтобы сделать то, что я могу сделать; дай мне смирения перед тем, что я не могу сделать; и дай мне мудрости, чтобы отличить первое от второго!».

Источники


  1. Шереметьев, Константин 100 секретов счастливой любви. Для всех возрастов, на все времена. Таро любви. (+ колода из 78 карт и книга с комментариями). Посланник. Правдивая история про любовь / Константин Шереметьев и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 704 c.

  2. Мантегацца, Паоло Физиология наслаждений / Паоло Мантегацца. — М.: Профит Стайл, 2012. — 480 c.

  3. Желдак, И. М. Искусство быть семьей. Практическое руководство / И.М. Желдак. — М.: МП `Лерокс`, 1998. — 160 c.
  4. Добрович, А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения / А.Б. Добрович. — М.: Просвещение, 2016. — 208 c.
  5. Ошо Мужчина и женщина. Мир в гармонии и целостности. Мужчина и женщина. Секреты взаимности в астрологии и психологии. Танец энергий. Мужчина и женщина (комплект из 3 книг) / Ошо, Хайо Банцхаф , Бриджит Телер. — М.: ИГ «Весь», 2016. — 688 c.
О стопроцентном позитиве и ценности душевных страданий
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here