Особенности русской психики

Сегодня обсуждаем тему: особенности русской психики с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Особенности русской психологической мысли периода Просвещения.

Передовая роль России в истории мировой психологии определялась материалистическим направлением в развитии русской психологии, внутри которого закладывались основы естественно–научного понимания природы психических явлений, строились предпосылки для перехода психологии к точным и объективным методам исследований.

В России, как справедливо замечает Б.Г. Ананьев, научная экспериментальная психология формировалась на базе философского материализма XIX в., крупнейшими представителями которого были А.И. Герцен, В.Г. Белинский. НА. Добролюбов, Н.Г. Чернышевский. Начало материалистической традиции, которую продолжили русские революционеры–демократы XIX в., было положено в XVIII в. главным образом М.В. Ломоносовым и А.Н. Радищевым.

М.В. Ломоносов (1711 — 1765) стал родоначальником материалистического направления в психологии. Исходным положением в философии М.В. Ломоносова является признание существования мира независимо от человека. Природа развивается по своим законам и в участии духовной силы не нуждается. Человек, подобно всему живому, представляет собой часть природы и отличается рядом жизненных свойств, ведущими из которых являются разум и слово.

Психические процессы, полагал М.В. Ломоносов, есть не что иное, как продолжение в теле человека того механического движения которое подействовало на организм. Исходя из этого для познания психических свойств пригодны те же методы, какими изучаются все другие явления природы.

М.В. Ломоносов указывал, что страсти сопровождаются физиологическими изменениями и получают внешнее выражение. Оно и телесные изменения позволяют судить нам о характере и силе переживания, которое испытывает данный человек. Будучи естествоиспытателем, М.В. Ломоносов высоко оценивал роль опытов в научном познании. Он связывал опыт с теорией, полагая, что лучший способ отыскания истины состоит в выведении теории из наблюдений, на основе которой должны строиться последующие опыты.

В построении психологической картины человека М.В. Ломоносов отталкивался от Д. Локка. Психическое начинается с ощущений, причиной которых являются воздействия внешних предметов, при этом все виды ощущений (зрение, вкус, обоняние, слух, боль и т.д.) определяются объективными свойствами физического источника.

В этой связи особое значение имеют исследования М.В. Ломоносова в области психофизиологии, где он установил зависимость ощущений от внешнего раздражения, взаимосвязь органов чувств и мозга, определил ряд конкретных зависимостей восприятия от различных условий, выдвинул волновую теорию цветового зрения и т.д.

В XVIII в. материалистическая традиция продолжается в трудах оригинального мыслителя и философа А.Н. Радищева (1749 — 1802). Человек представляется ему совершеннейшей частью природы. Являясь частью природы, человек имеет общие черты с ней. Общее у человека с природой заключается в материальном начале. В физическом отношении человеческое тело состоит из тех же стихий, что и другие тела. Помимо общих черт, объединявших человека с животным миром, А.Н. Радищев выделяет ряд признаков, которыми человек от животных отличается. К этим признакам философ относит: прямохождение, развитие руки, речи, мышления, более долгий период созревания, способность к сопереживанию, общественное житие.

Органами психических отправлений, считает он, являются мозг, нервы и органы чувств. Без них нет ни мысли, ни чувств. Развитие психических способностей происходит по мере физического созревания человека. Душа и психические способности — продукт развитых мозга и нервной системы в целом. Указав целый ряд стадий психического онтогенеза, А.Н. Радищев подчеркнул роль воспитания. По его мнению, воспитание не создает качественно новых умственных сил, оно учит лишь их лучшему употреблению.

Важный след в истории русской психологии составили философско–психологические воззрения А.И. Герцена. Человек рассматривался А.И. Герценом как часть природы, а его сознание — продуктом исторического развития. Материальную основу сознания составляют физиологические функции мозга, а предметным содержанием сознания является объективный мир. Значит, сознание и мышление человека — это продукт высшего развития материи.

Следующий шаг вперед в развитии научной психологии связан с именем В.Г. Белинского. При оценке человека в целом и его психических свойств он придерживался антропологического принципа, т.е. исходил из понимания человека как биологического существа. Указывая на единство психических процессов с физиологическими, В.Г. Белинский считал, что достаточно одного физиологического основания, чтобы объяснить психические явления. Он допускал вполне возможным с помощью одной только физиологии «проследить физический процесс нравственного развития».

Укреплению материалистической традиции в научной психологии служили идеи Н.А. Добролюбова (1836 — 1861), в которых с новой силой подчеркивалось положение о внешней и внутрителесной детерминации психических явлений. При рассмотрении различных вопросов, связанных с проблемой человека, Н.А. Добролюбов опирался на новейшие данные естествознания. Весь окружающий мир находится в постоянном развитии, в непрерывном движении от простого к сложному, от менее совершенного к более совершенному. Венцом природы является человек с его способностью сознавать. Неотъемлемым свойством материи является сила. Для человеческого мозга такой силой является ощущение.

Н.Г. Чернышевский наиболее близко подошел к пониманию социальной обусловленности психического развития. Большим достижением Н.Г. Чернышевского в анализе психики человека является различение им темперамента и характера. Он указывал, что темперамент обусловлен в большей мере наследственностью или природными факторами. В то же самое время, передаваясь по наследству, темперамент может подвергаться изменениям под влиянием обстоятельств жизни. Что касается характера, то он определяется главным образом условиями жизни, воспитанием и поступками самого человека. Поэтому сущность человека, его характер и помыслы должны познаваться через его практические дела.

Итак, психические явления всецело основаны на деятельности органов чувств, нервов и головного мозга, и единственным способом обнаружения их является объективное наблюдение за их внешними телесными проявлениями. Философско–психологические взгляды русских материалистов ХIХ в. — А.И. Герцена, В.Г. Белинского, Н.А. Добролюбова и Н.Г. Чернышевского — оказали непосредственное влияние на передовых естествоиспытателей России — анатомов, физиологов, психиатров, которые оказались первыми создателями экспериментальной психологии в России.

Сидоренко Ю.И. Особенности психологии русского народа как фактор российской истории

Любая этническая единица (род, племя, народ, нация) проявляется в истории определённым типом поведения. Сам же этот тип определяется в огромной степени характером народа, или, вернее, его психологией, «душестроением» (базовыми потребностями и интересами, традиционными предпочтениями и привычками, исходными моральными нормами, изначальными установками в общении и т. д.). Психологии народов, характер их чувствований, доминирующие эмоции — это и есть «действующие лица» их истории. Если понять психологию, «душу» народа, свойственные ему базисные ценности («сверхценности»), можно понять и предсказать характер его отношений с соседними народами, его исторические устремления и цели, его позиции и роль в мировой истории, в судьбах человечества вообще.

Читайте так же:  Разговор с ребенком о сложном секс

Никакое управление государством, народом не может быть эффективным, если «управляющие» (монархи, президенты, парламенты, просто разнообразные «начальствующие») не понимают и не учитывают психический строй, «душу» своего народа или конкретной социальной группы. Прекрасно задуманные социальные, политические, военные, экономические и прочие акции, в том числе и в международных отношениях, терпят крах, если государственные деятели или политики не ощущают глубинное отношение людей к этим акциям, их внутренние психологические установки или оценки. Это в особенности касается русского народа с его глубокой и тонкой душевной организацией. Например, в последние два десятилетия русский народ вымирает, разбегается, не хочет рожать детей, ворует, пьянствует, матерится не от бескультурья, необразованности или бедности (от голода у нас, слава Богу, никто не умирает, высокая общая образованность народа очевидна), а потому, что огромное большинство людей психологически не воспринимает и не принимает образ жизни, точнее социально-экономический строй, тип общественных отношений, который вольно или невольно выстраивается в стране.

Понять, что такое психология русского человека, точнее, психология «русскости» очень сложно. «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить, у ней особенная стать, в Россию можно только верить». Это глубокая мысль поэта-философа Ф.Тютчева стала для многих расхожим объяснением «загадочной русской души», того вселенского чуда или, по мнению некоторых, (начиная с П. Чаадаева), некоего абсурда, который являет собой Россия в мировом пространстве.

Чем объяснить, что маленькие и явно обделённые природными ресурсами народы вроде бельгийцев, голландцев, не говоря уже о немцах, французах или англичанах столетиями живут в благоденствии, достатке и порядке, а русские вечно мучаются, голодают, страдают? «Покажи мне такую, обитель, я такого угла не видал, где бы сеятель твой и хранитель, где бы русский мужик не стонал» (Н. Некрасов»).

Большую часть 20-го века русские с надрывом всех сил строили «светлое завтра» — коммунизм. Платили за «счастливое будущее» лишениями, здоровьем, жизнями миллионов. Были достигнуты немалые успехи, в том числе в экономическом, культурном, нравственном развитии народа. Но в конечном итоге Россия оказалась населённой хотя равными и образованными, но бедными, оторванными от мировой цивилизации, духовно придавленными людьми.

После 20 лет демократизации и либерализации страна стала многократно слабее, потеряла 20 процентов территории, утратила столетние завоевания. По уровню народного благосостояния Россия устойчиво «поселилась» на 50-60-м месте в мире. Русская нация вымирает в прямом смысле слова (по многим регионам смертность в два-три раза превышает рождаемость). Каждый год около миллиона наших сограждан покидает страну. По улицам бродят миллионы брошенных детей, типичны дикое пьянство и наркомания. Количество самоубийц в стране превышает количество убиваемых, по женскому и детскому алкоголизму мы вышли на первое место в мире, по женской преступности — на третье. В деревне около половины жителей живёт ниже черты бедности. Опять «голодная, бедная стонет Русь»? (А. С. Пушкин). А ведь всё вроде правильно списывали с цивилизованного Запада. Десятки тысяч иностранных советников учили нас, как правильно творить экономику, политику, секс

В чём же всё-таки дело? Глупы русские? Ленивы русские? Вечно пьют и гуляют? Правители России безмозглы и тупы?

Немалое число учёных — социологов, историков, философов, просто мыслящих людей и в прошлом, и в настоящем пытались предложить своё понимание этого огромной сложности вопроса. Правильно констатировались отдельные стороны социально-нравственного облика русского человека, особенности его психологии. Но не улавливалось главное.

С нашей точки зрения, важнейшим показателем психологии любого народа, его глубинного исходного самоощущения, является его интуитивное понимание, определение местоположения своего «Я» по отношению к своей социальной среде, другим «Я». Это — фокус национальной психологии народа, интимнейшая базовая точка отсчёта во всём поведении человека любой национальности, его изначальное исконное антропологическое самоощущение.

Русский человек всегда чувствует себя частью чего-то большего, чем он сам. Русский психологически, духовно «присутствует» не только «внутри себя», как «западник» (например, немец, француз, англичанин), а и «вне себя». Центр его духовного существования — вне его. Русский рождается не только и даже не столько для себя, сколько для другого и смысл жизни видит в служении другому1. Именно этим объясняются важнейшие особенности поведения и судеб огромного количества русских людей.

В силу ограниченности места в данном случае можно обратить внимание лишь на некоторые и них. Это, прежде всего, отмечаемая всеми иностранцами широта души русского, интерес ко всему миру, доступность огромному количеству явлений и событий, которые, казалось бы, его непосредственно не касаются. (Швейцарца или норвежца, например, интересуют главным образом состояние и судьбы его собственной страны). Русскому же есть дело до всего. Русский чувствует себя гражданином мира, причём ответственным за судьбы этого мира. Это специфический русский «мессианизм». (В прошлом так ощущали себя древние египтяне, древние римляне). Отсюда же поразительная распахнулось, раскрытость русского, его доброта, доброжелательность к другому, желание послужить, помочь ему.

Отсюда же и известная склонность русского поговорить «по душам», ощутить «биение сердца» другого, понять его, посочувствовать, разделить его горе. (Помноженные на избыточную русскую эмоциональность эти черты становятся частью жизни, частью главных потребностей русского).

[2]

Отсюда же его удивительная способность, стремление, даже потребность «умереть за народ», за другого. Поэтому для него так притягателен подвиг Христа, который принимает смерть за людей.

В силу указанных сторон своей базисной психологии русский «не самодостаточен». Самому себя ему всегда не хватает. Удовлетворения собственных потребностей мало. Русскому всегда нужна большая общая цель. Без неё жизнь лишена смысла. (Это великолепно уловили коммунисты, предлагая общую великую цель — коммунизм). К сожалению, сейчас у русских людей, у российского общества нет такой общей большой цели. И русские в своей массе ощущают страшную пустоту, бессмысленность существования. Поскольку русские всё воспринимают и требуют по-максимому, понятно, почему уничтожение России как великой державы русские восприняли как страшное несчастие, поражение, трагедию, позор.

Читайте так же:  Отношения любовь или зависимость

Здесь же можно увидеть причину одного из неприятных и опасных проявлений «русскости». При общении с другими (в особенности с иностранцами) русский очень часто воспринимает не себя, а другого «точкой отсчёта». Дело в том, что ощущение того, что не ты «хозяин» самого себя, а твой «хозяин» — нечто большее, чем ты, порождает чувство собственного несовершенства, «частичности», ущербности. Резко снижается самооценка, Поэтому русский в окружении, как ему кажется, «значительных людей» не уверен в себе. Это известное во всём мире довольно типичное для многих русских ощущение собственной незавершённости, даже неполноценности, зависимость русского от чужого авторитета. («Я русский, следовательно, я дурак, следовательно от меня пахнет» — А. И. Герцен). Отсюда холуйство, заискивание, пресмыкательство пред всяким «господинчиком», боязнь всякого начальства, отсутствие «нравственной храбрости», как называл это качество Наполеон. «Нация рабов», как презрительно в связи с этим сказал о русских Н. Г. Чернышевский.

Поэтому русского надо чаще ободрять, хвалить, воодушевлять (как всякого неуверенного в себе человека). Он очень нуждается в наличии сильного, авторитетного, справедливого вождя («царя-батюшки»). Его психологический тип требует авторитарного управления. «Демократический» и особенно «попустительский» тип руководства вызывает нарушение внутреннего равновесия, децентрализацию психологических установок, потерю нравственных эталонов и в конечном итоге состояние аномии. Утрачиваются значимость социальных норм и требований, нарастает отклоняющееся и саморазрушительное поведение, увеличивается количество самоубийств и т. д. Добром, лаской, похвалой от русского можно добиться почти всего. (В частности, это побуждает многих социальных психологов утверждать, что у русского народа «душа женщины»).

Русский очень чувствителен к нравственным оценкам и поэтому не защищён против «морального бандитизма». Легко попадается на общественно значимые лозунги и призывы. Он очень хочет кого-то уважать и сам очень нуждается в уважении. Нравственная чистота русского человека, его изначальная потребность верить в нечто значительное, в добро, в благородство, потребность послужить чему-то возвышенному, кому-то помочь часто делает его жертвой самого откровенного обмана, лицедейства, подлости. Он поразительно открыт и доверчив к мнению людей, представляющимися ему честными, уважаемыми, авторитетными. («Легковерен народ российский», — подметил ещё Н. Карамзин). Русский человек — находка для всякого беспринципного политика, для всякого ловкого дельца в СМИ. Именно это качество позволяет легко манипулировать русским электоратом на разного рода выборах.

Величайшее качество русского типа самореализации — способность довольствоваться малым в удовлетворении материальных потребностей. Это его качество делает русских поразительно способными к сопротивлению в лихую годину, во время войны, голода, стихийных бедствий. Во время гражданской и Великой отечественной войны целые сёла и районы не один месяц питались только лебедой, дубовой корой, жёлудями, крапивой. И выживали.

Но эта способность довольствоваться малым, к сожалению, позволяет русским удовлетворяться минимумом комфорта, удобств и в хорошие, мирные времена. Отсюда и рассуждения о лености русских. Потому же «русский человек — плохой работник». (В.И.Ленин). Ему не требуется достижение высшего качества в обычных условиях (Вспомним «Русь-тройку» Н.В.Гоголя: «Не железным схвачен винтом, а наскоро, живьём с одним топором и долотом снарядил и собрал её ярославский расторопный мужик. И сидит чёрт знает на чём. »). Потому удел России, как насмешливо твердили дореволюционные публицисты, «носить шляпки, отвергнутые Европой», то есть удел опаздывать, подражать. И опять утверждать, что «культура идёт с Запада». Но именно свобода духа, свобода от мелких стараний улучшать свою жизнь, «полировать отполированное» даёт русскому народу возможность создавать изумительные шедевры культуры, делать удивительные изобретения. Русский дух невероятно креативен. Русский народ — один из самых творческих народов мира.

Европейцев и американцев, как в прошлом, так и в настоящем, более всего поражает (и пугает) героизм и самоотверженность русских людей, их непобедимость. Действительно, как показывает история, победить Россию невозможно. Здесь не слепой фанатизм или бездумное следование приказам. В силу изначальных особенностей своего миропостижения русский человек умирая, ощущает, что не погибает совсем, потому что то великое общее — и, прежде всего, Отечество, Родина — ради которого он живёт и частью которого он является, — бессмертно. Такой народ в самом деле победить невозможно.

Разумеется, здесь не представляется возможным отметить и оценить множество других качеств «русскости» во всей их сложности и противоречивости. Они коррелируются, взаимодетерминируются, взаимодополняются. Но в конечном итоге их истоки именно в указанных глубинных свойствах русской психологии. Только их учёт в различных сферах социальной и государственной политики может привести, наконец, Россию к её желанным историческим целям.

Примечания

[1] Возможно, в этом можно увидеть историческое (и биологическое) предназначение русского этноса. Именно представители вида «Хомо сапиенс», которые отличаются такими антропо-психологическими показателями, могут быть предназначены для спасения вида (человечества) в критических ситуациях.

Национально-психологические особенности представителей народов России

Рассматривая национально-психологические особенности представителей разных регионов нашей страны и предполагая, что на этой основе можно строить стратегию и тактику межнациональных отношений, целесообразно объединить их (с определенной долей условности) в несколько этнорегиональных групп:

— славянские национальности: русские, украинцы, белорусы;

— тюркские и алтайские группы народов: татары, чуваши, башкиры, кумыки, тувинцы, хакасы, ногайцы, алтайцы;

— финно-угорская группа народов: мордва, удмурты, марийцы, коми и коми-пермяки, карелы, финны, ханты, манси, вепсы, саамы;

— монгольская группа народов: буряты, калмыки;

— тунгусо-маньчжурская группа народов: якуты, ненцы, коряки, ительмены, нанайцы, чукчи, эвенки, эвены, эскимосы, ульчи, удыгейцы, орочи;

— народы Северного Кавказа: адыгейцы, черкесы, карачаевцы, абазины, ингуши, балкарцы, кабардинцы, чеченцы, осетины, лезгины, аварцы, даргинцы, кумыки, лакцы, табасараны, рутульцы и др.

Трудно рассмотреть национально-психологические особенности всех перечисленных народов (некоторые из них психологами и не изучались), поэтому основное внимание уделим характеристике лишь некоторых титульных национальных и этнических групп.

Русские как представители славянского этноса

Читайте так же:  Антипара гибель супружества и сексуальности в семье

Русские, украинцы и белорусы — народы, очень близкие между собой по генотипу, языку, культуре, общности исторического развития. Изучение разнообразных источников, отражающих жизнь, культуру и быт представителей славянских национальностей, обобщение результатов специальных социально-психологические исследований свидетельствует, что в целом большинству из них в настоящее время присущи:

— высокая степень осмысления окружающей действительности, хотя и несколько отсроченного по времени от конкретной ситуации;

— достаточно высокие общеобразовательный уровень и подготовленность к жизни и труду;

— уравновешенность в решениях, поступках и трудовой деятельности, реакциях на сложности и трудности жизни;

— общительность, дружелюбие без навязчивости, постоянная готовность оказать поддержку другим людям;

— достаточно ровное и доброжелательное отношение к представителям других национальностей;

Видео (кликните для воспроизведения).

— отсутствие в обычных условиях повседневной жизни стремления к образованию изолированных от других микрогрупп по национальному признаку;

— в экстремальных условиях жизни и деятельности, требующих предельного напряжения духовных и физических сил, у них неизменно проявляются стойкость, самоотверженность, готовность к самопожертвованию во имя других людей.

Испокон веков русский народ славился своим хлебосольством и гостеприимством. В любом доме и семье россияне радушно принимали и принимают знакомых и незнакомых людей, дают ночлег, угощают всем, чем только могут. Эта черты русских были и остаются практически неизменными. Представители русской национальности достаточно легко адаптируются к окружающему образу жизни, быстро привыкают к новым для них условиям, не проявляют особенного пристрастия к национальному питанию, одежде. Они неплохо относятся к учению, успешно овладевают знаниями, быстро привыкают к предъявляемому уровню требований со стороны окружающих. Без особого морального и психологического волнения и напряжения воспринимают они и переезды в другие края, довольно легко переносят разлуку с родными и близкими.

Есть у каждого народа как положительные, так и не совсем привлекательные черты. Например, у представителей русской национальности помимо тех качеств, о которых говорилось выше, нередко можно встретить и проявления лености, несобранности, неумения, а иногда и нежелания доводить начатое дело до конца.

Если по-русски скроен — и один в поле воин.

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

[1]

Американцы

Национально-психологическими особенностями американцев являются их деловитость, практичность, трудолюбие, энергичная напористость, неиссякаемый деловой азарт, предприимчивость и инициативность, смелость и упорство, изобретательность и рационализаторская мысль, добротность. Американцы самостоятельны, инициативны, упорны. Их самостоятельность, а также стремление в любом деле полагаться только на собственные силы поощряются с раннего детства. Американцам присущи самоуверенность, пренебрежение всем неамериканским, завышенная самооценка своих сил и способностей. Страсть к совершенствованию, изобретательству является характерной чертой американского образа жизни. Практическое следствие ее — американцы уже с юношеского возраста имеют технические навыки. Типичным их пристрастием является и любовь к спорту. Американцы несколько простодушны и легковерны, они большие патриоты своей страны, они законопослушны, ценят и высоко уважают существующие у них законы и власть.

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

Англичане

«Политическая деятельность, свободная печать, господство на море и гигантская промышленность Англии так полно развили почти в каждом индивидууме присущую национальному характеру энергию, решительную деловитость наряду с самой спокойной рассудительностью» Ф. Энгельс

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

[3]

Немцы

«Ни один народ не осуществляет столь тщательно подготовку и планирование, как немцы, но в равной степени никакой другой народ не оказывается столь растерянным, когда его планы проваливаются»

Аккуратность, практичность, добросовестность, предусмотрительность, пунктуальность, точность, трудолюбие — эти лучшие национальные качества немцев известны всему миру. Они наделены техническим складом ума, любят спорт, музыку, набожны. Они исповедуют и поощряют нравственность в семейной жизни и быту. Немцы дисциплинированны, пунктуальны. В этих качествах заключено и положительное, и слабость. Малейшее нарушение в каких-либо звеньях плана ведет к сбою всей системы, к смятению и дезорганизации их деятельности. Поведение немцев всегда грубоватое. Ловкость, умение сдерживаться на людях, утонченная деликатность и вежливость с другими совсем не в их характере. Они имеют манеру говорить громко, крикливо, беспорядочно. Зато его услужливость доходит до рыцарства, если он знает, что вы в затруднительном положении. У немцев нет страстной привязанности к родине, и они легко переселяются в другие места.

«Немцы аккуратны и точны в своих действиях, когда обстановка позволяет осуществлять то, что нужно. В этом их сила. Немцы становятся беспомощными, когда обстановка усложняется и начинает не соответствовать тому или иному параграфу устава, требуя принятия самостоятельного решения, не предусмотренного планами. В этом их слабость». И.В. Сталин

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

Французы

«Французы соединяют тонкость наблюдений с особым даром ясной убедительности. Они благородны и точны, но не нетерпимы. Средний француз так уверен в своем интеллектуальном превосходстве, так убежден в преимуществах своей культуры, что часто ему трудно скрыть свое раздражение другими людьми. Это обижает».

Французская нация — одна из старейших на европейском континенте, имеющая длительную и богатую историю. Жители Франции отличаются аналитическим умом, широтой воображения, настойчивой пытливостью, смелостью в познании жизни. Французы — оптимистичный, веселый, общительный народ, любящий шутку. Они остроумны и язвительны, жизнерадостны и искренни, откровенны и хвастливы, нежны и галантны. Высокая культура мышления, любовь к радостям жизни, остроумие и сатира стали национально-психологическими особенностями французов. Современные французы повышено чувствительны ко всему национальному — это одна из отличительных черт их национального характера. Чувствительность, легкая эмоциональная возбудимость — главные характеристики французского национального темперамента. Внешний блеск, некоторая суетливость, легкомыслие, необдуманные поступки, предпочтение приятного полезному — вот национально своеобразные черты их действий и поступков. Сильно проявляются в характере французов контрасты. Они доводят храбрость до дерзости, любовь к свободе — до неповиновения. Французы более руководствуются чувствами, чем разумом — логика у них всегда к услугам страсти. Французы отличаются своей манерой общения. В этом отношении они — образец для всех других народов.

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

Испанцы

«Бог знает, как и чем живут люди на этой каменной почве, а кажется, у них только и дела, что петь, танцевать, играть на гитаре, нисколько не заботясь о том, что в других странах называется жизнью».

Читайте так же:  Пять привычек мамочек в декрете

Важнейшими особенностями национальной психологии испанцев являются их неприхотливость относительно материальных условий жизни, ориентированная на приоритет духовных и идеальных ценностей в противовес материальным и дополнявшаяся во все времена культивированием в обществе набожности, религиозности, духа благородства, чести и доблести, предубеждение к напряженной трудовой деятельности, основывающееся на представлениях о ее несовместимости с благородством и достоинством человека, склонность к авантюристическим способам достижения богатства и приобретения материальных благ, дух искательства, приключений – все это стало неотъемлемой чертой национального сознания испанцев. Для представителей испанской нации является типичным преобладание духовности и эмоциональности над логикой и рационализмом. Важнейшими национально-психологическими особенностями испанцев являются непредусмотрительность, отсутствие у них привычки к долгосрочному планированию действий и перспективному прогнозированию развития происходящих событий, спонтанность решений, принимаемых под влиянием сиюминутных настроений, настороженное отношение к нововведениям, приверженность к старым традициям, устоявшимся принципам жизни и деятельности.

Для испанца в повседневной жизни не характерна чрезмерная эмоциональность и впечатлительность. Вместе с тем в определенных ситуациях он эмоционален до предела, и тогда в полной мере проявляется его природная темпераментность. Однако всплеск эмоций затухает столь же быстро, как и возникает. Испанцам присущ благородный стиль поведения, выражающийся в обостренном чувстве личного достоинства, гордости, в поступках, манере общения и поведения, свойственных скорее грандам и королям, чем обычным людям.

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

Японцы

«Невозможно понять поведение народа, не уяснив своеобразия его мышления», — гласит японская пословица.

В результате исторического развития Японии у японцев сформировались своеобразные особенности национальной психологии — подчинение слабого сильному, преклонение перед авторитетом, конформизм, стремление к принадлежности к группе, жесткость по отношению к слабому, равнодушие к чужим страданиям, отсутствие принципиальности. Недостаток плодородной земли, сложные климатические условия, рост населения и его эксплуатации заставляли японцев напряженно трудиться, выискивать формы и средства деятельности, обеспечивающие хотя бы минимальные возможности для существования. В результате в национальном характере народа сформировались такие черты, как трудолюбие, бережливость, упорство, педантизм в достижении поставленных целей, внутренняя самодисциплина, стойкость к трудностям. Гордость у японцев связана с их назначением, чувством долга и социальной позицией. Преувеличение позиции партнера — это принятая форма общения, выражающая вежливость и уважение.

«Японцы считают красноречие не достоинством, а скорее недостатком и нередко испытывают недоверие к красноречивым людям. Молчание у них является активным средством межличностного общения. Оно может иметь разный смысл, в том числе выражать несогласие, гнев и прочее почти без помощи невербальных средств. С малознакомыми людьми японцы предпочитают молчать и часто испытывают неловкость при необходимости вступать в беседу» А. Хироюки

[3]

Лекция 6. Национально-психологические особенности представителей различных этносов

Китайцы

Тому, кто не испытал горечь жизни, никогда не придется оценить ее сладость. Китайская пословица

Своеобразие исторического, социально-политического, экономического и культурного развития Китая оказало большое влияние на формирование психологии населения, к числу основных черт которой можно отнести трудолюбие, терпеливость, выносливость, упорство, настойчивость, хладнокровие, выдержку, спокойствие, самоотверженность. По этой причине никакой вид деятельности не оскорбляет, не угнетает китайцев и в каждом из них они способны добиться высоких результатов. Китайцы широко известны как мало прихотливые люди. Неприхотливость, умеренность, приспособляемость, умение наслаждаться жизнью, довольство малым стали целым комплексом взаимосвязанных черт их национального характера.

«Рис и овощи для еды, вода для питья, да голова на плечах — вот, что необходимо мне для счастья». Конфуций

Жесткая дисциплина, высокая степень зависимости индивида от группы, специфическая сплоченность на основе четкого распределения ролей, высокая степень доверия к мнению группы, а также особый характер сочувствия и переживания, проявляющиеся в межличностных отношениях – характерные черты национально-психологических особенностей китайцев.

5.2. Свойства национальной психологии

Свойства национально-психологических особенностей — это проявление закономерностей функционирования национальной психики.

Во-первых,национально-психологические особенности, концентрируя в своем содержании национальную специфику пси­хологических процессов и состояний, а также национальное сво­еобразие взаимодействия, взаимоотношений и общения людей,обладают способностью детерминировать на уровне личности или группы характер функционирования этих психологических явлений, придавая ему особую направленность.

Детерминация этнопсихологическая (от лат.determinare— оп­ределять) —процесс проявления причинной зависимости, выражаю­щейся в способности национальной психологии (национально-психологических особенностей) влиять на характер протекания и функци­онирования других психологических явлений.

Каждый представитель той или иной национальной общности мыслит, переживает, ведет себя, общается и действует так, как диктуют ему его этническая среда и многолетний опыт нацио­нального развития.

Во-вторых, важнейшим свойством национально-психологи­ческих особенностей являетсяневозможность приведения их свое­образия к какому-то общему знаменателю. Казалось бы, для более четкого выражения специфики национально-психологических осо­бенностей можно было бы взять психологию и формы ее проявле­ния у представителей какой-либо национальной общности в ка­честве своеобразного эталона для сравнения. Однако исследова­ния российских и зарубежных ученых показывают, что практи­чески это невозможно. Методологически же отдавать приоритет в психологическом развитии представителям конкретного этноса просто неверно.

Национально-психологические особенности людей, кроме того, слабо подвержены непосредственному воздействию объективных обстоятельств. Поэтому, в-третьих, ониобладают еще и боль­шой по сравнению с другими психологическими явлениями консерва­тивностью и устойчивостью.

В-четвертых,неотъемлемым свойством национально-пси­хологических особенностей является ихмногообразие. У каждой кон­кретной общности национальная специфика психических процес­сов и состояний, взаимодействия, взаимоотношений и общения имеет свои особые характеристики, что затрудняет их восприя­тие, изучение и осмысление. Однако делать это вполне можно, если осуществлять сравнение с однотипными характеристиками представителей других наций и народностей.

Психологический механизм подобного сравнения можно пред­ставить на следующем примере. Французам типичный немец пред­ставляется блондином. Действительно, блондинов в Германии боль­ше, чем во Франции. Однако в общей популяции немцев на долю блондинов приходится меньшинство в сопоставлении с лицами, обладающими темными волосами. Следовательно, типичный не­мец блондином не является, но французам и представителям не­которых других наций в силу субъективности их оценок он кажет­ся таковым.

Если на примере восприятия физических качеств сравнительность оценок проявляется наглядно, то при восприятии социальных качеств людей и их поведения этот эффект порой скрыт и требует достаточной наблюдательности, а потом и правильного осмысле­ния. Так, если китаец-неудачник в старости получает помощь от детей, он счастлив и рассказывает об этом всем окружающим. Американцы, наоборот, скрывают такого рода факты и мечтают о независимости. Самоуверенность, стремление к независимости развиты у американцев больше, чем у представителей других на­родов [285. — С. 67—68].

Читайте так же:  Спасительные оковы отношений

Задача этнопсихологии состоит в том, чтобы находить законо­мерные зависимости и связи в оценках своеобразия национально-психологических характеристик представителей конкретной на­ции и видеть отличие этих характеристик от им подобных у пред­ставителей других общностей.

Свойства национально-психологических особенностей — резуль­тат влияния этнопсихологического отражения, основная суть кото­рого состоит в том, чтобы аккумулировать опыт жизни, деятельно­сти и в окончательном итоге проявления национальной психики.

Основу этнопсихологического отражения составляет постоян­ное сравнение вновь воспринимаемых сознанием воздействий объективной действительности со старым, «национальным» по содержанию опытом. Образно говоря, сознание человека, пред­ставителя той или иной этнической общности, настроено на оп­ределенную «волну» восприятия и осмысления окружающего мира в соответствии со сложившимися национальными традициями и установками. Последние, во-первых, словно фильтр, очищают пси­хику человека от того, что для нее в этническом отношении чуж­до, и, во-вторых, подобно генератору, задают размер и направ­ление этой «волны». Речь при этом, конечно, идет не об общих закономерностях функционирования психики, которые у всех народов одинаковы, а о внутреннем соотношении операций и действий в рамках этого процесса.

Сложившийся у каждой этнической общности свой, нацио­нальный настрой индивидуального и общественного сознания всегда своеобразно учитывает характер воздействия объективной действительности, соответствующий новым обстоятельствам. Пси­хическая деятельность человека — результат диалектического вза­имодействия, с одной стороны, объективных воздействий окру­жающей действительности, а с другой — субъективного их вос­приятия (сложившихся у представителей той или иной этниче­ской общности системы мышления, своеобразного проявления эмоций и воли, традиционных представлений о характере взаи­моотношений между людьми).

Поскольку этнопсихологическое отражение аккумулирует в себе огромный опыт жизни, культуры и быта предшествующих поко­лений, оно обладает значительной силой. В некоторых исследова­ниях сила психического, общественно-психологического и этно­психологического отражения признается примерно одинаковой с идеологическим отражением. Однако это не совсем так.

Идеологическое отражение в ряде случаев сильнее отражения общественно-психологического, поскольку идеология как бы упо­рядочивает общественную психологию. По сравнению с общественно-психологическим этнопсихологическое отражение ближе к отражению идеологическому. Оно как бы систематизирует содер­жание общественной психологии, придает ему определенную на­правленность, «очищает» от случайного, от всего того, что в на­циональном и культурном отношении непривычно. Можно счи­тать, что этнопсихологическое отражение значительно сильнее, чем отражение общественно-психологическое, но слабее идеоло­гического и находится как бы в промежутке между ними.

В нашем сознании присущие каждой нации общие признаки представлены совершенно отдельным явлением — национальной психологией, частью общественной психологии.

Но это, с одной стороны, не собственно общественная психо­логия, а то, что относится к эмпирически обобщенному челове­ческому опыту, т.е. второму составному элементу общественного сознания. И, с другой стороны, при этом идет сопоставление по различным критериям. Вот почему этнопсихологические явления раньше всегда отрывались от индивидуального сознания.

Относя национальную психологию к собственно обществен­ной психологии, исследователи видели в силу этого в националь­ной психологии известную нечеткость, эмпиричность, незавер­шенность и неуловимость. Как следствие, появлялись замечания о трудности исследования ее содержания, невозможности полно­стью его постичь.

Сложность изучения национальной психологии фактически зас­лоняла, а порой и подменяла собой проблему осмысления ее роли в системе явлений общественного и индивидуального сознания. А она достаточно велика.

Специфика национально-психологического отражения закреп­лялась исторически. Появление человека, выделение его из мира животных, весь последующий ход развития был процессом раз­вития у него качеств, необходимых для жизни в обществе. И уже с возникновением родоплеменных отношений социально-психоло­гические качества людей подвергались строгому отбору. Сложив­шийся в системе родоплеменных связей механизм ограничения психики определенным кругом явлений продолжал функциони­ровать в последующее время. Причем с образованием государствен­ности, с разделением общества на классы сила его воздействия непрерывно возрастала за счет принятия идеологических теорий господства и подчинения, которые все чаще делали акцент на национальной исключительности. Предписываемые этим механиз­мом стереотипы реагирования и поведения людей принимали все более жесткий характер и в почти неизменном виде передавались новым поколениям.

Видео (кликните для воспроизведения).

Опыт психической деятельности и характер функционирова­ния психики имел уже сугубо национальное (этническое) свое­образие, поскольку его развитие шло только в границах этнических общностей. Межнациональные отношения, возникавшие в ходе торговли и войн между странами, способствовали закрепле­нию специфических национальных черт психики людей, так как они выделяли представителей данного этноса среди представите­лей других этносов и обеспечивали приоритет в тех или иных ви­дах деятельности. «История внешних отношений — войны, конф­ликты, союзничество и сотрудничество, многообразные внешне­политические ситуации далекого и близкого исторического про­шлого глубоко запечатлеваются в памяти поколений, а следова­тельно, откладываются в национальном сознании, национальной психологии, объективизируясь в различных интерпретациях явле­ний исторической жизни народов, в определенных духовных, идеологических и общественно-психологических формах обще­ственного сознания», — отмечает А. Ф. Дашдамиров [69]. С разви­тием капитализма доминирование национального над общечело­веческим, национально-психологического над общепсихологичес­ким окончательно закрепилось.

Источники


  1. Литвак, Михаил Ефимович Если хочешь быть счастливым. Учебное пособие по психотерапии и психологии общения / Литвак Михаил Ефимович. — М.: Феникс, 2017. — 595 c.

  2. Малин, Сюзи Любовь с первого взгляда / Сюзи Малин. — М.: АСТ, Астрель, 2011. — 176 c.

  3. Главная книга о кризисе. — М.: Эксмо, 2014. — 256 c.
  4. Буровский, А.М. Девочки. Инструкция по применению / А.М. Буровский. — М.: АСТ, 2012. — 506 c.
  5. Мартинова, Маргарита Почему мы развелись / Маргарита Мартинова. — Москва: Машиностроение, 2013. — 144 c.
Особенности русской психики
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here