Особенный ребенок

Сегодня обсуждаем тему: особенный ребенок с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Помощь детям с аутизмом «Цветы Жизни»

Аутизм — не беда, безразличие — беда

Кто такие «особые» дети и чем же они особенные?

«Мир вверх ногами», Художница Екатерина Дудник

  1. Принятие «инаковости» другого. Мир «особого» ребенка не лучше, и не хуже, он другой. В нем просто работают другие механизмы восприятия и переработки информации. У него другой жизненный опыт. И это надо учитывать и относится к этой инаковости с уважением.
  2. Желания взаимодействать. Взрослый должен с одной стороны активно предлагать разные игры, но с другой не навязывать их. Ведь взаимодействие подразумевает, что в процессе участвуют две стороны. И это желание взаимодействовать должно подпитываться прежде всего интересом со стороны взрослого. Процесс взаимодействия должен быть интересен сам по себе.
  3. Вера. Вера в ребенка, в себя и вера себе (своим чувствам и ощущениям)

Условия для поддержания контакта

  1. Принятие. Ребенок имеет право быть «другим» и мы не должны подгонять его под свои ожидания. Например если ребенок проявляет агрессию, мы не должны убеждать себя и других, что он «лапочка». Наша задача — это понять почему он агрессивен и как нам с этим взаимодействовать
  2. Взаимоуважение. Уважение границ и интересов друг друга. Как я уже сказал выше, ребенок имеет право быть другим. Но и у Вас тоже есть право быть собой (со своими интересами и желаниями). И для успешной работы, важно отстаивать не только права ребенка, но и свои права. И если ребенок проявляет в вашу сторону агрессию нужно донести, что вам это не нравится. И перенаправить эту агрессию в социально-приемлимое русло

Растить особого ребенка

Вот слово «воспитывать» мне тут как-то не клеится. Кто кого воспитывает еще. Растить – может быть. Помогать расти – ближе. Особенно когда речь про особенных. Да, это очень по-другому по сравнению с обычными детьми. Я могу сравнить, и вижу разницу. Но она совсем не в том, что особого растить – это тяжело, грустно, ужасно и жалко. Просто такой ребенок требует больше осознанности родителей, больше терпения, больше принятия, больше внимания.

С обычным ребенком все понятно. Мы сами такими были, мы многое понимаем. Когда он болеет, он покажет, где именно болит. А с особым не так. Часто он извивается всем телом по кровати и ты практически плачешь от бессилия. А потом включаешь интуицию – потому что других вариантов у тебя нет. И понимаешь, что болит голова. Не знаю даже откуда ты это понимаешь. Просто знаешь и все.

Да, с аутичными детками есть свои нюансы. Они, например, часто не любят прикосновений. До четырех лет обнять нашего старшего сына было невозможно. Потому что объятия для них – болезненны. Физически. Это сейчас мы можем валяться в кровати целый день и чесать ему спинку. Он еще и не даст уйти от обнимашек. А несколько лет назад даже когда ему было очень больно, он отпихивал нас. И невозможность прикоснуться и попытаться помочь – она ранит. Очень сильно.

А потом отслеживаешь, что ему это не надо сейчас. Значит, это надо мне. Это я хочу его обнять, насладиться теплом его тела. Согреть. Или согреться. Но для него мое наслаждение – мука. Стоит ли так издеваться над ребенком?

Да, сейчас все иначе. Прожив многие вещи, наш сын сейчас словно пытается наверстать всю ту телесность, которая ему была нужна всегда. Но которая раньше причиняла боль. Сейчас он сам просит, требует объятий, покачиваний. Как будто ему не семь лет, а годик.

То, что легко давалось с младшим, — горшок, речь, одежда и многое другое – было причиной долгих мучений со старшим. Занимало гораздо больше времени, требовало больше терпения. Плохо это или хорошо? Просто по-другому. А для такой сумасшедшей мамаши, какой я была тогда, — это было отличным уроком.

Это меняет финансовое состояние семьи. Чтобы заниматься реабилитацией в нашей стране, нужны большие деньги. Когда-то это стало стимулом для моего мужа больше работать. Точнее, больше зарабатывать, но в то же время больше времени проводить с нами. Одновременно. До этого такой ребус не решался никак.

Я знаю одну семью, в которой родилась девочка с ДЦП. У нас есть практика того, что родителям сразу предлагается ребенка оставить в роддоме, чтобы не мучиться. Но ее папа, на тот момент слесарь, настоял. Ребенка забрали.

Посчитав, сколько стоят массажи, иппотерапии и прочее, папа пришел в ужас. Нужно десять его зарплат только на ребенка – плюс ипотека и остальные члены семьи. И открыл свой бизнес. Сейчас он очень успешен. И даже помогает одному детскому дому с детишками с ДЦП. И он знает, что богатство не пришло бы в их дом, если бы они тогда испугались и бросили своего ребенка.

Да, это сильно меняет отношения между супругами. Потому что проблема висит у них над головой и в любой момент рухнет.

Женщины часто не умеют проживать боль. И закрывают свое сердце. Становятся героическими мамами – делают все как надо – диета, занятия. Полностью выматываются, забывают о себе, о муже. И не дают ему шанса стать сопричастным. Почти все восстановленные дети, которых я видела, растут в другой реальности. Где папа и мама – единая команда, поддерживают друг друга и помогают. И главная роль в этом – женщины. Когда она не закрывается от боли и не убегает. А смотрит ей в лицо.

Я по себе помню это состояние, когда для меня мир рухнул, и что-то надо делать. А муж не помогает тут и тут, с этим не согласен. Еще его убеждать приходится… Пока однажды у меня не случилась истерика. Она сама случилась, я просто не могла держать это в себе. И мы рыдали вдвоем. Вместе. Та ночь сплотила нас. Мы увидели боль друг друга. И стали единым целым.

Особые детки имеют еще одну особенность. Они с младшими братьями и сестрами способны проживать какие-то моменты, которые были упущены. Например, кризис трех лет Матвея обострил то, что было недопрожито Данилом. И у нас одно время в доме было сразу два нехочухи. Или период беременности. Сейчас у Данила особые отношения с животом. Он его слушает. И улыбается. Словно нормализуется еще одно поврежденное звено в его жизни

Читайте так же:  О сексуальности

Да, с ними больше хлопот. Если младшему можно сказать: «Идем на море» и через пять минут он будет стоять одетый и с машинами в руках, то с Даней все иначе. Предупредить за полчаса. Постепенно помочь одеться. И самое страшное – выход из дома. Не всегда это дается легко. А когда-то это казалось самым ужасным в мире, потому что сопровождалось постоянным ором.

Но потом понимаешь, что для него каждый раз там – неизвестность. Которая пугает. А дома – островок стабильности. Паровозы, мама, еда. И хотя он очень любит и море, и песок, — выйти страшно.

Больше приходится думать над тем, чем кормить, когда кормить, как кормить. Как уложить, как успокоить, как отвлечь, как заинтересовать. Да, это требует больше воображения. И терпения. Оно не всегда есть. Иногда – от бессилия – в сердце появляются не самые приятные чувства и мысли. Ключевое слово – бессилие. На самом деле мы мало что решаем, мало что можем. Мы можем только довериться Богу. И стать его руками помощи. Сделать все, что от нас зависит, а дальше – Он решает. Это непросто. Но полезно. В любой ситуации.

Когда люди узнают, что у тебя особый малыш, чаще всего – жалеют. Но ни одной маме особенка такая жалость не поможет. Она может либо положить на лопатки так, что мама сама поверит в то, что она жертва. Либо она будет раздражать и вызывать неприятные эмоции.

И почему жалость? Почему мы считаем их хуже, чем другие? У меня не повернется язык назвать Ника Вуйчича инвалидом или человеком, достойным жалости. Или Темпл Грэндин. У этих людей другой путь. Другое восприятие. Свои особенности. И без своих особенностей они никогда не стали бы тем, кем стали.

Да, смириться сложно. Сложнее всего – перестать строить ожидания. Не программировать судьбу детей. Зато очень полезный навык в будущем. Благодаря старшему сыну, я задумалась о целесообразности детских садов, школ и институтов. Если бы не он – я бы наверняка отдавала детей в сад в два-три года, потом в школу. Потому что так правильно, все так делают.

Особые дети приходят для того, чтобы изменить наш разум. Я в этом уверена. Чтобы мы научились слушать свою интуицию, видеть перед собой не тела, а души. Любить, наконец. Любить обычного пупсика легко, особенно если он вундеркинд. Хвастать им везде.

А когда ребенок особый – это другая ситуация. Многих таких детей мы просто не видим. Они заперты в квартирах или интернатах. К сожалению.

Наша жизнь не приспособлена к тому, чтобы особые жили обычной жизнью. У них отдельные школы, закрытые лечебницы. Колясочникам – особенно взрослым – по улицам не погулять. И люди не готовы видеть таких людей вокруг себя. К сожалению, пока это так.

Для сравнения – в Италии аутисты учатся в обычных школах. К каждому приставлен свой личный педагог, который помогает ребенку освоить материал. А ДЦП-шки гуляют. Потому что родители могут спустить коляску из дома и проехать по улицам. Настолько здесь уже это привычно, что на них никто не оборачивается. Люди улыбаются малышам с синдромом Дауна, машут им руками. Как любому обычному ребенку. Это уже измененный разум общества.

Зато у нас есть преимущества. В нашей стране аутисту не выжить. Поэтому нужно его вытаскивать на максимум. Мотивация. Если не вытащишь – он пропадет. Он не сможет, как в Америке, ходить с карточками и табличкой «Я аутист». Ему дорога только в интернат. Поэтому у нас родители делают максимум возможного. И даже больше. Когда они действительно этого хотят.

Но на самом деле не об этом хочется сказать. Особые дети пробуждают в нас то, что в нас глубоко скрыто. Мудрость, интуицию, разум, любовь. Не все готовы принять такие откровения. Не все готовы развивать это, потому как это непростая работа, кто-то не выдерживает.

Но среди тех, кто остался и не превратился в страдающего родителя неполноценного ребенка, — люди удивительные. У них другой взгляд. Более светлый и осознанный. Они лучше понимают себя – научились на ребенке понимать и принимать. Они разумнее, мудрее, спокойнее. И они верят в Господа. Не от бессилия своего и отчаяния. А из благодарности за поддержку на пути.

Мне бы очень хотелось, чтобы у нас для особых детей было больше возможностей. Чтобы из «ребенка с ограниченными возможностями» они превращались в «ребенка, нуждающегося в дополнительном образовании».

Чтобы большее число родителей вместе с ними смогли пройти эти уроки. И измениться. Изменить свое сердце раз и навсегда.

С особым ребенком вы никогда не будете прежними, вам придется меняться. Меняться быстрее и глубже, чем с обычными детьми. Но эти перемены – особенные. Глубинные. Душевные. Настоящие.

Не бойтесь таких уроков, сейчас на землю приходит все больше особенных детей. Наверняка, чтобы таким образом открыть наши заколоченные и замороженные сердца.

Поделитесь, пожалуйста, статьей в любимой соцсети или мессенджере. Это очень важно

Выделите ее мышкой и нажмитe

Как общаться с особенными детьми

Доброе сердце

Часто поведение чужих детей вызывает у нас раздражение, а реакция их родителей – недоумение. Но непослушание и плач – не всегда признаки плохого воспитания. Возможно, перед вами особый ребенок. Как вести себя, если по соседству с вами оказался малыш с аутизмом или синдромом Дауна?

К сожалению, детей с теми или иными особенностями развития рождается все больше. К счастью, от них перестают отказываться родители, их все меньше прячут в специальных учреждениях и все чаще вспоминают об их интересах. И разговоры о том, что им нет места среди нас, остаются в прошлом.


Мы можем встретиться на детской площадке, в больнице, в очередях, в путешествиях, в доме своих друзей, а порой они рождаются в наших семьях. Проблема в том, что мы слишком мало знаем об этих людях и действительно не умеем с ними общаться.

Особый этикет

Есть некоторые правила для общения с необычными собеседниками:

  • Если вы встретились взглядами, улыбнитесь ребенку и его родителям. Не отводите взгляд виновато. Будьте естественны, это такие же люди, как и вы.
  • Соблюдайте дистанцию. Не нужно с ходу обниматься и брать чужого малыша на руки. Если сам ребенок не пытается наладить с вами тактильный контакт, не проявляйте инициативу.
  • Будьте спокойны, говорите ровно, не повышая голоса и избегая чрезмерной жестикуляции. Используйте простые, понятные, короткие предложения с четким смыслом.
  • Не говорите с «грудничковой интонацией», не сюсюкайте. Вы можете недооценить уровень развития и обидеть маленького собеседника.
  • Если вы хотите помочь, спросите у родителей разрешения. Ваши безобидные, на первый взгляд, действия могут напугать или расстроить малыша.
  • Если ребенок шумит, не может усидеть на месте, громко плачет, не запугивайте и не стыдите. Родители лучше знают, как успокоить свое чадо.
  • Будьте терпеливы. Ваше раздражение дети заметят еще раньше, чем вы его осознаете. И это только усложнит взаимопонимание.

[2]

Эти правила подойдут и для самых обыкновенных детишек. Но если перед вами дети с ограниченными возможностями или нарушениями развития, крайне важно вести себя корректно.

Читайте так же:  Как общаться с ребенком

Особый подход

Распознать деток с синдромом Дауна довольно просто из-за их узнаваемой внешности. Если вы не встречались с ними прежде, вас наверняка удивит их непосредственность. Они могут обнять вас, взять за руку и пойти с вами дальше, будто вы старые друзья. Такие дети очень общительны, любят малышей и животных.

Они сканируют наши эмоции лучше Пола Экмана и любят внимание и общение. Спросите их о делах, настроении, любимых занятиях и друзьях – они с удовольствием расскажут вам о своей жизни.

Дети с аутизмом не имеют каких-то особенных черт лица, но их отстраненность бывает заметна невооруженным глазом. Проблемы с речью, избегание контактов, повторяющиеся движения – все это присуще людям с расстройствами аутистического спектра. Ребенок словно заперт внутри себя, он живет в собственном мире.

Такие дети очень чувствительны и ранимы. Это тот случай, когда не только протянутая рука, но и ваш пристальный взгляд могут вызвать у ребенка испуг, дискомфорт и бурный протест. Если вы видите, что малыш, сидящий напротив, отворачивается – не нужно продолжать разглядывать его. Будьте готовы к прямолинейности и неудобным замечаниям. Они не хотят вас обидеть – они просто не умеют врать и всегда говорят то, что думают.

Дети с ограниченными физическими возможностями, с ДЦП с сохранным интеллектом чаще всего отличаются ранимостью из-за своего недуга, но их умственные способности не хуже средних, а иногда и выше. Самое главное – не разглядывайте их, но и не отворачивайтесь. А еще старайтесь, чтобы при разговоре ваши глаза были на одном уровне. Присядьте перед коляской, а не нависайте над собеседником.

Часто внимание посторонних привлекают и детки с гиперактивностью. Веселые, смышленые, но слишком неудобные и громкие для общественных мест. На вид они обычные хулиганы, а на деле таким детям очень сложно контролировать себя и долго сидеть на месте. Если вы начнете ругать их, они не порадуют вас послушанием, скорее разойдутся еще сильнее. А вот отвлечь их от пробежки по вагону интересной историей, смешным фокусом или более спокойной, но увлекательной игрой можно. Опять же с одобрения мамы и папы.

Особые родители

Нужно понимать, что в нашей стране воспитание «других» детей связано с большими трудностями. Наше общество все еще не толерантно. Пока человек лично не столкнулся с подобной проблемой, кажется, в том, что ребенок «не такой», виновны исключительно пьянки или прочие «грехи» родителей. А ведь это не так. И несмотря на раннюю диагностику, многие узнают о каких-либо аномалиях в развитии ребенка уже после его рождения.

Семьям с такими детишками действительно сложно. Их жизнь связана с большими физическими, эмоциональными и финансовыми затратами. Хотя некоторые родители чувствуют себя счастливее тех, у кого здоровые дети. Жизненные сложности помогают открывать в себе новые ресурсы и отделять важное от незначительного. В любом случае при общении с родителями требуется деликатность.

  • Не нужно жалеть и сочувствовать. Они любят своего ребенка не меньше, чем вы любите своего. И они рады, что он с ними.
  • Не спешите давать советы, если вы не профессионал в этом направлении. Каждый родитель хочет лучшего для своего дитяти и делает все, что в его силах, чтобы развивать его и заботиться о его здоровье.
  • В тоже время вы можете предложить помощь с коляской, багажом, занять чем-то внимание ребенка (если родители одобрят это), а иногда и успокоить окружающих, ведущих себя недоброжелательно.
  • Было бы невежественно желать выздоровления таким деткам. Это не простуда, поддающаяся полному излечению. В таких случаях предполагается только коррекция. Так что будьте внимательнее к своим словам, даже если таким образом вы хотите поддержать.
  • Если родители ребенка запрещают вам что-либо делать (совершенно безобидное, на ваш взгляд), немедленно перестаньте. И не спорьте! Не нужно протягивать угощения, настойчиво знакомиться и гладить по голове! Только папа и мама знают, что хорошо и что плохо. Ваше неумелое поведение может обернуться большой проблемой для ребенка и для того, кто его сопровождает.

«Мам, а почему он в коляске?»

Постарайтесь доступным языком объяснить своему ребенку, что все мы разные. Есть дети со светлыми волосами, есть с темными, большие и маленькие, тихие и шумные, некоторые из них неразговорчивые, а другие слишком болтливые, некоторые не могут ходить, кто-то не видит или выглядит не совсем обычно. Эти дети такие же добрые и хорошие, с ними тоже можно дружить, и ни в коем случае нельзя обижать их только потому, что они не похожи на нас.

Можно привести такой пример: «Представь, что ты оказался в Африке, и вокруг только темнокожие кудрявые детки. Никто не хочет дружить с тобой, и все обзывают “белой вороной”, а то и палками поколотить пытаются. Как бы ты чувствовал себя? Так и этот ребенок. Он чувствует то же, что и ты. Не забывай этого».

Регулярные занятия с родителями, реабилитологами, педагогами, а также доброжелательное отношение окружающих могут принести хорошие результаты. В этой особенной среде встречаются очень талантливые люди. Пусть для ребенка поход в общественное место или поездка в транспорте станет не очередным стрессом, а площадкой для общения и развития.

Особые дети: диагноз, судьба и приглашение к действию

Особые дети… Таким термином принято называть детей, чье развитие сильно отличается от нормы. И от появления в семье особого ребенка не застрахована ни одна семья. Сейчас масс-медиа все чаще привлекают внимание общества к жизни людей с ограниченными возможностями. Раньше семьи с детьми, страдающими разного рода нарушениями, были во многом предоставлены сами себе, жили замкнутой жизнью, общаясь в основном с врачами. Во многом и сейчас происходит также, но ситуация все же сдвинулась с мертвой точки. Появились инклюзивные детские сады и школы, о проблемах семей, имеющих особенных детей, снимают телепередачи и художественные фильмы. Появляются волонтеры и фонды, работающие с такими семьями. Да и общество постепенно пересматривает свое ханжески-стыдливое отношение к ним.

Читайте так же:  Как защитить себя от мнения окружающих

О том, как распознать одно из самых распространенных нарушений развития — аутизм, и как бороться с этой проблемой, «Мир 24» рассказал психолог инклюзивного детского сада Михаил Игнатов. Вот как говорят о нем коллеги: «Михаил удивительно умеет наполнить всех позитивом и уверенностью в успехе: родителей, которые не знают, что им делать, и даже педагогов. Он неутомим, очень заинтересован в результатах своей работы и, образно говоря, этой своей убежденностью сдвигает такие скалы, которые, кажется, никому не под силу сдвинуть».

— Михаил, как давно ли вы работаете с детьми с расстройством аутистического спектра?

[3]

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

— Я окончил факультет психологии Высшей Школы Экономики по специальности психолог, преподаватель психологии, специализация — консультирование и психотерапия личности.
Поскольку на практику я пришел в специализированный детский сад, то в дальнейшем работа с детьми и стала моей профессией.

На последнем месте работы, в инклюзивном детском саду я работаю 6 лет. Это такой детский сад, в котором в группу детей условно-возрастной нормы включены несколько детей с ограниченными возможностями здоровья. В младших группах их немного, 1-2 ребенка на группу, в старших бывает по 5-6, но не больше 30% особенных детей в группе. Это не только дети с РАС, но и дети с церебральным параличом, с синдромом Дауна, слабослышащие и дети с другими особенностями в развитии.

— Что такое аутизм и откуда он берется?

— Аутизм — это нарушение в развитии нервной системы. Под этим термином собрано огромное множество смежных нарушений развития ребенка со схожими внешне чертами.

Это нарушение речи: ее либо нет, либо она сильно отстает от положенного по возрасту уровня. Это избегание контактов — нарушение социального взаимодействия, когда ребенок не заинтересован во взаимодействии. Он находится не с вами, и вытащить его из его занятия в общение очень трудно. Причем это не тот богатый внутренний мир, который иногда мешает увлеченным детишками отвлечься от своей игры. Это нечто совсем другое. Плюс у таких детей обычно есть повторяющееся поведение, или жестко ограниченные узкими рамками интересы.

Это тот специфический набор признаков, который дает повод подозревать аутистический тип развития. Но то, что проявляется одинаково, может иметь совершенно разные причины, и работа с этими детьми тоже должна быть совсем разной.

На возникновение у ребенка изменений аутического спектра влияет комбинация средовых и генетических факторов. Факторы риска, повышающие шанс возникновения данного нарушения включают экологическую обстановку в регионе, где ребенок родился, генетические предпосылки, а также особенности предродового периода развития.

— Это всегда врожденное нарушение? Может ли быть так, что ребенок нормально развивался, а потом в более позднем возрасте ему ставят диагноз «аутизм»?

— Ранний детский аутизм — это патология развития, которая проявляется до 3х лет . Другое дело, что аутизм не всегда вовремя распознают. Есть небольшой процент аутичных детей, нарушение развития которых не распознают вплоть до трех лет. Довольно часто неврологи считают, что задержка речи, особенно у мальчиков, — это возрастное явление, которое не расценивается, как основание для более серьезной диагностики, что приводит к позднему распознаванию детей, которым нужна помощь.

Осенью 2015 года на экраны выйдет сериал «Развод», который эксклюзивно создается по заказу Межгосударственной телерадиокомпании «Мир» – съемки уже вышли на финальную стадию. Фильм посвящен теме, которую недавно активно замалчивали, а теперь поднимают все чаще – как жить дальше, если ребенок родился. особенным? Одним из ключевых героев сериала является мальчик-аутист.

Родителям нужно это знать и вовремя бить тревогу. Если задержка развития речи сочетается с избеганием общения и повторяющимися действиями, это веская причина обратиться к специалисту. Ранняя диагностика позволяет раньше начать коррекцию и добиться значительных результатов.

— Что можно посоветовать родителям, если они хотят перепроверить точку зрения районного врача?

— Очень важно знать признаки аутизма, поскольку, если мы размываем это понятие, родители могут не распознать проблемы и не оказать своевременную помощь своему собственному ребенку. Многие признаки нарушения развития могут проявляться достаточно рано, если ориентироваться на «аутистическую триаду» симптомов: нарушения речи, социального взаимодействия и ограниченность интересов, — есть шанс заметить проблему вовремя и сразу начать оказывать помощь. Родитель может не послушать невролога, который говорит: «Ничего страшного, что ребенок кричит и затыкает уши, ничего, что он себе по голове стучит. Поите валерьянкой, а к трем годам он у вас заговорит».

Чем раньше родители поймут проблему, тем больше они помогут своему ребенку, поскольку есть сензитивные периоды созревания мозга, есть возможность поддержать формирование психики речью, игрой, постоянным взаимодействием, завязыванием контактов с ребенком, направленными действиями по поддержке позитивных способов взаимодействия и устранением негативных форм поведения.

Если есть сомнения, ищите специалистов для перепроверки диагноза. В Москве много разных мест: Институт коррекционной педагогики, например. Информацию по учреждениям и первичную ориентацию могут дать районные психолого-медико-педагогические комиссии, врачей предоставляет ряд государственных и коммерческих клиник вроде «Невромеда», в помощь есть большое количество организаций и учреждений занимающиеся работой с «особыми детьми» и инклюзией: детские сады №288 и «Наш дом», межрегиональная организация «Инвакон», Центр Лечебной Педагогики и «Наш солнечный мир». Такие организации окажут консультативную и коррекционную помощь. Мне сложнее говорить о других городах России, потому что ситуацией там я не владею.

Также есть и огромное количество интернет-сообществ для родителей с особенными детьми. Там можно почерпнуть информацию по состоянию вашей «особой» ниши на данной территории, имена и координаты специалистов, которые работают в этой сфере. Сейчас на государственном уровне понимается дефицит стандартизированных методик ранней диагностики аутизма, эта работа идет, но, однако, процесс кристаллизации нужной информации и ее распространение среди врачей районных поликлиник происходит очень медленно.

— Можем ли мы объяснить, как дети-аутисты ощущают себя и мир?

[1]

— Взрослые люди с аутизмом совершенно разные: это и люди живущие под опекой близких и профессора вузов. Нет единого способа описать, как видит мир человек с РАС.

То же самое можно сказать и про детей. К примеру один ребенок закатывает истерику потому, что лампочка не того цвета, или ветер дует не с той силой, с которой хочется, а кто-то терпеливо ждет, что папа купит ему недостающий вагончик из определенной коллекции.

Во многом общими чертами для всех людей с РАС будет чувствительность к деталям, эмоциональная отстраненность, своеобразие интересов.

Читайте так же:  Роль родительского сценария в формировании созависимости

— Почему такие дети испытывают трудности в речевом взаимодействии?

— Речь как высшая психическая функция требует участия огромно количества более мелких функций, которые могут быть нарушены при аутизме.

При аутизме часто встречается дефицит обработки зрительных образов, в том числе распознавания лиц. Первое, чему учится малыш в первые месяцы жизни, это читать лицо мамы, воспринимать ее выражение, удерживать взгляд глаза в глаза, реагировать на взгляд. Детки с РАС имеют трудности с тем, чтобы воспринять лицо как нечто целостное. Среагировать на речь для них означает вступить в очень сложную деятельность. В первую очередь, посмотреть в лицо взрослому и обработать полученную информацию.

Также часто присутствуют особенности слухового восприятия и распознавания речевых звуков. Одно и то же слово, сказанное другим тоном, может восприниматься человеком с РАС, как сказанное на другом, незнакомом ему языке.

Не последнюю роль играет отсутствие инициативы в общении или активный уход от коммуникации.

— Что же с такими детишками делать? И как работать с их семьями?

— Для семьи появление «особого» ребенка — это травмирующее событие. Те диагнозы, которые родители узнают еще в роддоме, или на ранних этапах развития ребенка, такие, как синдром Дауна, как церебральный паралич, хоть и очень тяжело воспринимаются родителями, но они определяют некоторые рамки происходящего: понятно, что именно делать и каковы прогнозы. Аутизм гораздо менее предсказуем, спектр диагнозов, которые выдвигают разные специалисты, варьируется от «задержки речевого развития» до «шизофрении», а родителям самим приходится принимать решение, что им делать: принимать препараты, искать специалистов, или подождать и понаблюдать.

Я считаю, что, вне зависимости от того, какой диагноз будет поставлен в итоге, надо оказывать ребенку незамедлительную помощь. Причем междисциплинарную, комплексную помощь. В развитии ребенка физическое запаздывание неизбежно связано с пространственным самоощущением, пространственное восприятие – с умственным развитием, а мышление — с речью и восприятием себя.

Поддерживать ребенка надо сразу с нескольких сторон. На уровне тела — это работа с движением, в плане развития навыков социального взаимодействия это вовлечение в игру и коммуникацию, попытки вытащить на совместную деятельность по отношению к предмету. На уровне поддержки речевого развития нужна провокация речи, а если нет подражания, то надо вести поиск систем вызывания речи или включать карточную систему коммуникации.

Нужно уделять внимание и бытовым навыкам: ребенка важно научить, как надеть футболку, как ее снять, как зашнуровать шнурки, как сходить в туалет и так далее. Это одна их областей, в которую надо осознанно вкладывать усилия.

Хорошо, если родители могут работать вместе с педагогом. Они должны иметь понимание логики занятий, поскольку без домашнего продления того, что ребенок достиг на занятии, эффективность работы сильно снижается.

— В чем сверхзадача вашей работы и что является критерием достижения цели?

— Есть социальные возрастные нормативы и наша цель в работе с особенными детьми — максимально приблизиться к этим нормативам. В дошкольном возрасте ребенок должен уметь общаться, интересоваться окружающим миром и коммуницировать с ним. В школе он должен быть в состоянии усваивать новые знания. В подростковом периоде стараться проявлять самостоятельность, интересоваться сверстниками и добиваться целостной картины себя. А во взрослом возрасте быть самостоятельным, принимать решения, заботиться об окружающих и брать на себя ответственность. Мы стремимся к тому, чтобы человек в результате коррекции приблизился к социально-возрастным нормативам. У кого-то это получается в большей, а у кого-то в меньшей степени.

Если смотреть еще шире, то, в конечном счете, людям суждено быть разными и это можно воспринимать как проблему, а можно как естественную часть жизни.

[3]

— Зачем нужно инклюзивное образование?

— Инклюзивное образование понимается по-разному: кто-то видит в нем ветвь коррекционного образования, кто-то представляет как закономерный этап развития общества и системы образования в целом.

Для детей с ограниченными возможностями здоровья это способ находить новых друзей, не бояться себя и общества, перенимать более эффективные формы поведения, развивать речь и стремиться к большему. В России пока нет единой сети инклюзивных организаций. Есть отдельные организации, которые принимают ценность этого подхода и готовы работать в этом направлении, они все разные и все занимаются чем-то уникальным. Поэтому нет показаний к инклюзии или противопоказаний к инклюзии, а есть в каждом случае индивидуальная ситуация, которую должна решить команда специалистов.

Для детей условно-возрастной нормы инклюзивное образование — это образование, которое дает больший опыт коммуникации, учит справляться с трудностями, развивает в детях умение помогать и поддерживать близкого в трудную минуту.

Что касается инклюзии как социальной ценности, то она нужна хотя бы для того, чтобы семьи с особыми детьми не оставались один на один со своей проблемой. Никто не может быть застрахован от того, что в его семье может появиться ребенок с аутизмом или с другими нарушениями развития. Инклюзия имеет этическую общественную ценность и это замечательно, что в нашей стране такая форма работы с особыми детьми расширяется.

Особенный ребенок

Особенный ребенок

Особенный ребенок – дар или наказание? Мы с мужем растим нашего сына, «особенного» ребенка, для каждого любящего родителя его ребенок самый-самый, самый особенный. Но наш малыш не только особенный, потому что мы его родители, а еще и потому, что у него ДЦП. Когда-то эти три «страшные» буквы прозвучали для нас как приговор. Понадобилось несколько лет и много слез и мучений нашего сына, что бы мы пересмотрели ситуацию в корне.

Зачем приходят такие дети? Зачем Господь создает мучения? Зачем страдания? За что мне это? Я думаю такими, и еще тысячу подобными, вопросами задается, практически, каждый родитель, к которому приходит «особенный» ребенок. В семье наступает траур, вместо радостной счастливой жизни, люди обрекают себя на ряд мучений и испытаний. Больницы, извечные врачи, их неутешительные диагнозы, реабилитационные центры, сбор денег на новые «чудо» препараты, аппараты, консультации у «светил» медицины и т.д. В итоге жизнь для всех в семье превращается в мучение и борьбу с «неизлечимой» болезнью – наказанием Божьим. Круг общения сужается, родители напрочь забывают, о своих интересах и желаниях, семьи в 90% распадаются, а если нет, то закрываются со своей болью от внешнего мира.

Так однажды случилось и с нами — долгожданная беременность, преждевременные роды, диагноз ДЦП. И началось больницы, врачи, терапии, нетрадиционная медицина, даже секта. Все силы были брошены для того что бы сделать из нашего ребенка «нормального» — как все.

Читайте так же:  Зачем нам тревога

Мне очень жаль, что нашему сыну пришлось пройти через такое количество испытаний, что бы его родители остановились и задумались о правильности своих действий. Пройдя все эти испытания, я могу с уверенностью сказать, что наш сын это Божий Дар. И можете мне не верить и с злобной насмешкой говорить: «Ну да, конечно». Нет, я вовсе не говорю, что перестала мечтать о том, что однажды он начнет самостоятельно ходить, но я перестала ставить это целью всей моей жизни. Более того, я смотрю сейчас на это совершенно иначе – с благодарностью. Каждый вечер, укладывая сына спать, я смотрю на это ангельское лицо и шепотом или мысленно, со слезами на глазах, благодарю Бога, что именно этот ребенок пришел в нашу семью.

Наш сын изменил меня, он открыл во мне потаенные уголки моего Я, которые мне бы сложно было отыскать без его помощи. Он научил меня терпению, благодарности, я стала более открыта. Мой сын помог мне видеть в людях не только внешний вид, а их душу. Когда я вижу на улице человека, мягко говоря, «странного», я без преждевременного осуждения смотрю на него. Знаете, трудно описать всю ту внутреннюю трансформацию, что произошла со мной, но одно я могу сказать точно, я стала более радостно смотреть на мир, чем до появления нашего ангела.

Еще в роддомах новоиспеченным родителям «особенных детей» предлагают отказаться от собственных детей, чтобы не обрекать себя на страдания. Такими детьми не похвастаешься перед другими, такими детьми не принято гордится, их закрывают подальше, прячут от «идеального» общества, чтобы не позорится, собственной не состоятельностью. Такие дети напоминают больше заводской брак, ведь в роддоме так и говорят: «Зачем оно вам? Вы еще молодые, родите себе другого, нормального».

И мы даже не замечаем, как с каждым годом «особенных» детей становится все больше и больше. Все списывается на генетику, плохую экологию, болезни матери и т.д. Но никто не думает о них, как о подарке Вселенной для нашего «совершенного» общества. Такие дети учат нас прозрению, учат доброте и состраданию, учат не цыклиться на себе и не разделятся, учат любви и взаимопониманию, учат тому, что было в нас заложено Богом и что было забыто человеком – слушать себя.

Многие могут сказать, что все это бред и что будь у меня выбор, я бы ни за что не выбрала «больного» ребенка. Позвольте с вами не согласится, после того, что произошло со мной я бы не променяла годы, проведенные со своим «особенным» сыном, на «нормальную» жизнь. Я знаю множество примеров того, как менялась жизнь людей в другую, положительную сторону, с приходом такого ребенка в семью.

Летом, прошлого года, я попала на ежегодную международную конференцию под названием «Обними и не отпускай». Цель конференции интегрировать «особенных» детей в наше черствое общество, помочь морально и психологически родителям таких деток, а также, помочь «особенным» детям обрести, как можно большую самостоятельность в жизни. Я была поражена, восхищена теми мамами и папами, которых там встретила. Эти люди невероятно любили своих «особенных» детей, гордились ими, даже спокойно шутили на болезненные темы. Но самое главное в этом всем – многие родители были счастливы, благодаря своим детям, они нашли свое предназначение в жизни. Кто то открыл свой бизнес и стал богатым и успешным, кто то стал мотивационным спикером, кто то открыл организаторские способности, и все это при том, что о своих талантах люди не знали до появления «особенных» детей в их семье.

Что я могу Вам сказать – «особенные» дети это непросто, порой даже очень сложно, в зависимости от ситуации и сложности, так называемого, диагноза. Но как только ты перестаешь видеть в этом ребенке проклятье, перестаешь жертвовать свою жизнь ради его «нормальности», жизнь кардинальным образом меняется. Кто сказал, что такое нормально, увидьте в своих детях возможности для своего собственного роста, и вместо того, что бы исправлять «ошибки» Бога, отыщите собственные, взгляните на мир под другим углом, и Вы обретете счастье, вместо наказания.

Если Вы примите своего ребенка таким, какой он есть, то откроете много положительных и новых сторон, в первую очередь, в себе. Общайтесь с другими семьями, где есть «особенные» дети, и Вы найдете друзей и поддержку, поймете, что не одиноки, а может, даже, обретете друзей по духу. Только не попадите в ловушку, общайтесь с людьми положительно настроенными, и меняйтесь сами, в такую же, положительную сторону, ведь у вас не общее горе, а общие интересы. Выходите в общество, эти дети пришли для того, что бы сделать мир добрее, а не для того, что бы седеть под замком, в комнате скрытой от чужих глаз. Гордитесь ими, к Вам пришла невероятно мудрая душа, раз согласилась прийти в такое тело, Вы избраны Богом, а не прокляты.

«Мамы и папы, физически здоровых детей, я не в коем случае не умаляю особенность Ваших деток, я вообще считаю, что дети это самое чистое и прекрасное, что нам может послать Вселенная. Просто эта статья о другом, точнее о других детках:) Думаю, что Вы тоже можете поучаствовать в помощи миру стать добрее, научите своих детей относится к «особенным» детям с любовью, а не отвращением или жалостью.»

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Давайте учится Любить и учить этому других, а Господь нам поможет в этом, с помощью своих посланников – «особенных» деток.

Источники


  1. Алексей, Анисимов Практикум по психологии общения / Анисимов Алексей. — М.: Речь, 2017. — 816 c.

  2. Арнольд, Ольга Почему убегают мужчины / Ольга Арнольд. — М.: Эксмо-Пресс, Яуза, 2007. — 176 c.

  3. Бреслав, Гершон Психология эмоций / Гершон Бреслав. — Москва: Мир, 2007. — 544 c.
  4. Кардер, Дэйв Семейные секреты, которые мешают жить / Дэйв Кардер и др. — М.: Триада, 2016. — 464 c.
  5. Зазыкин, В.Г. Психология в рекламе / В.Г. Зазыкин. — М.: ДатаСтром, 2016. — 989 c.
Особенный ребенок
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here