Откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку

Сегодня обсуждаем тему: откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Детская агрессия: что нужно знать родителям?

В последнее время у родителей и педагогов появилось много поводов говорить об опасности детской жестокости.

В последнее время у родителей и педагогов появилось много поводов говорить об опасности детской жестокости. Подростку трудно бороться за авторитет, используя только силу характера и заслуги у взрослых. Совсем недавно обсуждать можно было только драки в школьных коридорах, а сейчас речь идет уже о том, что дети берутся за настоящее оружие.

С его помощью легко выяснять отношения не только в своей компании, но и с учителями. Порою дело доходит до трагедий. Как распознать детскую агрессию еще до того, как она принесет свои горькие плоды?

Многие родители неоднократно сталкиваются с проблемой агрессивности у собственного ребенка. Злость и гнев по отношению к окружающим могут проявляться как в раннем возрасте, так и в старшем. Если у подростка есть склонность к жестоким поступкам и грубым словам, с ситуацией необходимо разобраться.

На летних каникулах многие дети впервые сталкиваются с самостоятельностью. В детских лагерях или языковых школах им предстоит налаживать коммуникацию с такими же девчонками и мальчишками. Что же можно сделать, чтобы поездка и для ребенка, и для окружающих прошла благополучно.

Причины детской жестокости

В первую очередь агрессия – это выражение эмоций. Это могут быть гнев, страх, желание привлечь внимание, защититься или самоутвердиться. Важно сразу понимать это именно так, а не как проблему, с которой необходимо справиться. Проблема кроется глубже.

Причинами для агрессивного поведения ребенка являются моральные сложности, преодолеть которые ребенок не готов.Например, ему сложно адекватно оценивать реальность и общаться, он отличается от остальных или его дразнят сверстники. Все это служит поводом для того, чтобы «включить ежа» и использовать злобу в качестве самозащиты. Наиболее опасны такие всплески в местах, где ребенок находится один, без родителей и семьи.

На детскую агрессию влияет и семейная ситуация. Если родители скандалят друг с другом в присутствии ребенка или выясняют отношения рукоприкладством, неудивительно, что ребенок выбирает тот же путь. Такой образ поведения становится нормой, он копирует модель семьи, унижая обидчиков или проявляя грубость по отношению к другим людям.

Сильное влияние на развитие детской враждебности оказывают два противоположных явления – гиперопека и, наоборот, равнодушие.Ни одна из этих крайностей не способствует спокойному моральному состоянию ребенка. Ему приходится отбиваться от чрезмерной заботы или, наоборот, привлекать к себе внимание дурными поступками.

Таким же образом агрессию могут развивать вседозволенность и нагромождение различных запретов. Когда можно все, человек не нуждается в принятии решений, не проводит анализ перед совершением поступка, а просто делает, что хочет. Тирания не дает самостоятельно принимать решения, а значит, учит самовыражаться другими способами.

Чаще всего агрессивный ребенок – это недовольный собой и своей жизнью маленький человек, который испытывает страх и дискомфорт во время общения с другими ребятами, недополучает искренней родительской любви и поддержки и не уверен в себе.

Как бороться с детской агрессией

1. Главное правило для достижения любого результата по отношению к ребенку – безусловная любовь! Важно показывать

сыну или дочери, что это не зависит от жизненной ситуации и его поступков. Необходимо оговаривать происшедшее и делать замечания, но ни в коем случае нельзя шантажировать ребенка любовью. Выражая свои чувства, разъясняйте только ситуацию, не переходите на личности, не оскорбляйте и не унижайте ребенка.

2. Найдите способ, который поможет ему выплеснуть страсти. В комнату мальчика можно повесить боксерскую грушу, в случае крайнего недовольства позвольте ребенку вдоволь покричать. Ни в коем случае не пытайтесь «заглушить» его эмоции, важно именно перенаправить энергию в мирное русло.

3. Не ругайтесь при ребенке. Если вы понимаете, что с кем-либо из домашних у вас начинают кипеть страсти, проведите беседу за закрытыми дверями. Ищите способы, чтобы семейные конфликты не отражались на детях.

4. Делитесь опытом. Рассказывайте, как вы справляетесь с похожими ситуациями сейчас и как делали это в его возрасте. Не обесценивайте его проблемы, не называйте их «глупыми». Это может еще сильнее озлобить.

5. Обнимайтесь. Это эффективный способ снять вспышки агрессии. Спустя некоторое время это даcт ощущение безопасности.

6. Разговаривайте. Не пытайтесь выстраивать диалог в момент выплеска. Дайте ему остыть и только потом обсудите ситуацию, проговорите причины и последствия, объясните, как бороться с нахлынувшими эмоциями в такие моменты.

7. Хвалите ребенка. Когда он получает положительные отзывы о себе и своем поведении, он стремится к хорошим поступкам. Ему необходимо понимать, что хорошо, а что плохо.

8. Не путайтесь во мнениях. Установите четкие границы дозволенного. Если один раз вы ребенка наказали за плохое поведение, а в другой раз спустили подобную ситуацию на тормозах – это неверно.

9. Будьте спокойны. Не впадайте в состояние злобы вместе с ним. Вам важно показать свое присутствие и участие, а не применить силу и физические наказания.

10. Дайте ребенку свободу. Каждому человеку необходимо иметь личное пространство, обязанности, правила и возможности решать задачи самостоятельно. Советуйте, обсуждайте, делитесь, но не старайтесь «упростить жизнь» ребенку, взвалив на себя всю ответственность за его решения.

Если вы сможете установить с ребенком доверительные отношения и убедите его в своей безусловной любви, вам не придется бояться ни за его безопасность, ни за состояние окружающих его людей.

Агрессия и отделение от родителей.

Невротическая реакция на внешние стимулы это агрессия.

Агрессия может быть активной или пассивной. Чем более человек подавляет агрессию, тем более агрессивным он становится. Если человек накопил очень много злости внутри себя, то он начинает взрываться по каждому незначительному поводу.
Многие клиенты обращаются за помощью пугаясь агрессии у себя или у близких людей, так как явного повода для ее нет. Они не понимают отчего агрессия и что с ней делать. Как справляться?
Агрессия — это защитная реакция на события жизни, которые расцениваются как опасные. А если большинство событий расцениваются как опасные, то человек становится агрессивным.

Частые обращения по поводу агрессии это агрессия против родителей или сверстников у молодых людей в возрасте от 14 лет до 30 лет.
Особенно часто обращаются мамы молодых людей, которые вырастили сына без отца.Чачто трудности возникают в период взросления.

Агрессия матери на своего ребенка

Агрессия мамы на ребенка — это то, о чем не принято говорить в обществе. В обществе принято говорить о любви. Однако с подружкой на кухне, можно обсудить и эту тему — агрессия на ребенка. Обсудить то можно, но тянет она за собой вину частенько. Яркий пример агрессии на своего ребенка, на мой взгляд — это бронхиальной астмы. Где кроется эмоциональная зависимость ребенка от матери. Но не просто зависимость, а потребность быть любимым/любимой мамой — как глоток воздуха. Часто такие дети хорошо учатся. Иногда добиваются каких-то высот. Чтобы мама любила хотяб за это. Или вовсе наоборот: «ты меня не любишь, ну и не надо!» — и провокационное поведение, разгильдяйство и прочее бунтарство.

Быть ребенком любимым — это мочь выговариваться и видеть, что тебя слушают; делиться чувствами и переживаниями, где после не происходит обесценивание; когда ребенка любят не за что-то, а потому что он есть и его ждали; это когда мама слышит «хочу» своего ребенка и осознает важность этих желаний. Это когда ребенок отражается в глазах мамы. Добавлю, как перинатальный психолог, что это особенно важно и видно при кормлении грудью — когда ребенок ищет мамины глаза и ощущает себя через нее «я есть», если на него смотрят при этом.

Помню рассказ нашего преподавателя на курсе психологии в ВУЗе о том, что было проведено исследование учеными, которое было заапрещено разглашать в сми — когда детей до полугода кормили и поили механически (без начилия образа человека и общения). То есть детей содержали в чистоте, теплоте, услвоиях физического комфорта, ставили музыку, сказки и так далее. Но к кроватке приближалась не мама, а человек в костюме (где не видно мимики, не слышно голоса, не видно глаз). Все дети из эксперимента приобрели ту или иную степень выраженности аутичности. Каждый может прислушаться к себе — могло ли быть такое на самом деле. Я думаю, что вполне. Добавлю, что наша преподаватель приводила статистику их перинатального центра — что большинство отказничков не выживают вовсе после рождения, спустя время.

Читайте так же:  Какой вы трудоголик

Я это к чему, мама для ребенка в первые годы жизни не просто необходима, а жизненно важна. Есть фигуры, заменяющие маму — здесь мы выделим фактор любви приоритетным всеже. Но когда мама есть, а ребенок или не вовремя, или нежеланный, то это скрыть невозможно. Это транслируется бессознательно. Когда ребенок для матери — это препятствие. Препятсвие между ней и свободой, между ней и крьерой, между ней и разводом, между ней и счастьем и так далее. И тогда это неудовлетворение своих потребностей вызывает злость, гнев, ярость. В то время как причины этих эмоций могут быть бессознательны, то есть не осознаваться мамой. Эти эмоции выливаются на ребенка как разрядка.

Можно классифицировать эту схему причинно-следственной связи на несколько механизмов разрядки на ребенка:

  1. открытая агрессия на ребенка — «я на него срываюсь, потому что не знаю как еще мне управляться со своими эмоциями» (осознанность есть, нет вариантов иных — в таких случаях мамы могут обращаться к психологу за реальной помощью и менять свое поведение);
  2. скрытая агрессия на своего ребенка (более осознанная, чем ниже названная);

Скрытая агрессия — это например: «забота», которой прикрываются личные потребности (ребенок болеет часто, чтобы мама не искала работу, а бегала с ним по больницам. Или я буду рассказывать столько ужасов ребенку, чтобы ему было страшно жить — еще до сексуального развития говорить буду о половых органах, патологиях, рассказывать страшилки про операции, страсти взрослых людей — дабы «уберечь чадо от невзгод жизни». Хотя на самом деле у ребенка в этот момент формируется установка «мир опасен» и недоверие к миру, что делает чадо еещ более зависмым от своей матери; и так далее).

3. неосознанная агрессия на своего ребенка (мать на столько не может переносить свою плохость, что психика использует защитные механизмы, дабы личность от этого не была разрушена).

Например, психосоматическая реакция — астма во взрослом возрасте — означает, что уже взрослый человек не хочет мириться с тем, что его/ее мать холодна, что она, возможно, вовсе не испытывает любви к своему ребенку. Не испытывает, может потому что просто не умеет, а может еще по каким причинам. Астма — это как ощущение того, что «реальность наступает на горло». Тогда это человек физически взрослый, а психологически ребенок, зачастую строящий зависимые отношения с противоположным полом).

И тут два варианта:

— признать, что это так и распрощаться с болезнью (так сразу может быть опасно. психика человека не просто так имеет защитные механизмы. это лучше делать с психологом).

— не признавать, что это так и продолжать пользоваться ингалятором, подпитывая свои иллюзии, что мама все таки любила и она хорошая. или просто пережидая приступы удушья.

И в этом и заключается хорошая мама. Не в той части, что ребенок в нее поместил (это необходимо на терапии будет вернуть, чтобы смочь повзрослеть), а именно то, что мама:

1. родила Вас — дала возможность жить,

[3]

2. старалась быть хорошей мамой — доказательством чего является сознание у чада.

Тяжесть степени физиологического отклонения зависит от:

  • силы рода — трансгенерационные передачи,
  • невежества матери относительно истинных ценностей,
  • неудовлетворяющих взаимоотношений в паре муж-жена,
  • нежелании иметь ребенка,
  • желании иметь определенный пол ребенка,
  • ответа на вопрос «для чего мне ребенок»,
  • и так далее.

Это сложно признать бывает, но это то, с чем можно работать с психологом. На что требуется время, силы и желание иметь ДРУГУЮ жизнь — свою собственную.

А можно не работать, не пытаться осознавать происходящее внутри и снаружи и отвлекаться разными вариантами ухода из реальности: дипрессии, болезни, шоппинг, зависимости пищевые, наркотические, зависимость от компьютора, общения, и так далее — вообщем любой вид деградации. Где деградация — это неразвитие, хотя многое из этого социально приемлемо.

Агрессия и отделение от родителей.

Невротическая реакция на внешние стимулы это агрессия.

Агрессия может быть активной или пассивной. Чем более человек подавляет агрессию, тем более агрессивным он становится. Если человек накопил очень много злости внутри себя, то он начинает взрываться по каждому незначительному поводу.
Многие клиенты обращаются за помощью пугаясь агрессии у себя или у близких людей, так как явного повода для ее нет. Они не понимают отчего агрессия и что с ней делать. Как справляться?
Агрессия — это защитная реакция на события жизни, которые расцениваются как опасные. А если большинство событий расцениваются как опасные, то человек становится агрессивным.

Частые обращения по поводу агрессии это агрессия против родителей или сверстников у молодых людей в возрасте от 14 лет до 30 лет.
Особенно часто обращаются мамы молодых людей, которые вырастили сына без отца.Чачто трудности возникают в период взросления.

Другие новости по теме:

Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

Код для вставки на сайт или в блог:
Код для вставки в форум (BBCode):
Прямая ссылка на эту публикацию:

Откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку?

И новорожденному, и младенцу, и тодлеру, и дошкольнику, и подростку? Во всех возрастах мы сталкивались с направленными на нас приступами материнской ярости. Их было больше или меньше, они были почти незаметны, если мама добрая и сдержанная, они были просто феерическими, если мама вспыльчивая и импульсивная, они были чаще или реже – а зависимости от состояния маминой нервной системы – но они обязательно были – и мы пребывали в растерянности – почему же мама так злится? Она нас больше не любит? И клялись себе, что никогда не будем так поступать по отношению к собственным детям. И, когда они появлялись, обнаруживали у себя самих эти приступы неконтролируемой агрессии по отношению к собственному ребенку. Почему же так происходит?

Когда у женщины рождается ребенок, ее жизнь меняется раз и навсегда. Раз испытав страх за жизнь этого крошечного, теперь отдельного от нее существа, она уже никогда от него не освободится. Именно поэтому и говорят, что для матери ребенок навсегда остается ребенком. Потому что она всегда будет бояться за его жизнь и ощущать его хрупким и беззащитным, каким бы взрослым и прочным он ни был.

Это биологический страх, абсолютно иррациональный, продиктованный инстинктом продолжения рода и защиты потомства. Тем инстинктом, который превращает в бешеное хищное животное любую самку, защищающую своих детенышей.

Человеческая материнская любовь – это другое. Это нежность, тепло, забота, желание укачивать, кормить, баюкать, защищать от тревог, радовать и воспитывать. Гордиться первыми словами и шагами, потом радоваться школьным достижениям и огорчаться неудачам, лечить в болезнях и болеть на спортивных соревнованиях. Все это о любви мамы.

Защита потомства – это инстинкт, животный инстинкт, инстинкт выживания и продления рода. Сила, которая в разы увеличивает запас агрессии самки, у которой появились детеныши. Агрессии, направленной на любую угрозу по отношению к малышам из внешнего мира. Мира, наполненного хищниками, для которых детеныши – легкая и желанная добыча. И нужна огромная ярость, чтобы создавать защитный экран вокруг маленьких пушистых комочков.

У матери человеческого детеныша есть инстинкт защиты потомства, есть агрессия для его защиты, есть детеныш и огромная человеческая любовь нему. Но реальной животной хищнической угрозы ее детенышу уже, слава богу, нет. Потому что люди уже выселились из джунглей в города и поселки.

Читайте так же:  Коучинг - что это и как его отличить

Но ведь агрессию надо куда-то девать, а современная женщина, выращенная родителями в уверенности, что агрессия – это недопустимо, склонна ее подавлять, прятать. Но агрессия – это струя энергии такой мощи, которую просто перекрыть нельзя. Можно только обернуть извне в безопасном (незаметном социуму) направлении. И агрессия оборачивается женщиной на себя. А когда она оказывается не в состоянии выдерживать собственную ярость, она смещается на ребенка. Так формируется послеродовая депрессия, так рождаются вспышки агрессии по отношению к своему малышу.

Важно понимать природу этого явления и не пугаться, и не прятать происходящее от себя самой. Осознать свою агрессию и сублимировать ее во что-то полезное для малыша и его мамы.

ПАССИВНАЯ АГРЕССИЯ: ОТКУДА БЕРЕТСЯ И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Изначально, биологическая агрессия — это инструмент эволюции. Её энергия, энергия витальной агрессивности, совершенно необходима человеку для самоутверждения, адаптации, и вообще присвоения жизненно важных ресурсов. Без этой энергии невозможно также никакое поведение, направленное на устранение или преодоление того, что угрожает физической или психической целостности организма, и с этой точки зрения агрессия — штука полезная. Однако ж, не будем забывать, что выражение любых эмоций в поведении человека — инструмент тонкий, и настроен должен быть крайне точно.

Малейший сбой в настройке между агрессивными эмоциями и агрессивными действиями в отношениях — и привет, приплыли: агрессия порождает ответную агрессию, и вместо преодоления угрожающих тенденций человек получает нарастание напряженности, а то и прямое насилие в свою сторону.

— Дай, дай, дай, дай! — кричит малыш, протягивая руки к желанной игрушке в супермаркете: ну очень хочется, очень.

В идеале, мама либо покупает игрушку, либо объясняет, что его желания понятны, но денег их выполнять сейчас нет. С точки зрения агрессии, на умеренно агрессивное требование ребенка по приобретению ресурса, следует умеренно агрессивное действие мамы по защите собственных ресурсов (в данном случае, денег). Но это, как вы понимаете, идеальная мама, у которой нет ни чувства вины за каждую некупленную игрушку, ни накопленной собственной агрессии по отношению к ребенку. То есть, мама с идельно настроенным балансом между агрессивными эмоциями и действиями.

К сожалению, часто в подобных ситуациях мама реагирует эскалацией агрессии: «Заткнись!» — кричит в ответ она, а то ещё и дает подзатыльник. Или, того страшнее, уходит и тогда вообще непонятно, как жить! Так малыш понимает, что активное поведение, хоть сколько-нибудь выражающее агрессию, пусть даже по защите собственных интересов и обеспечению собственных ресурсов — штука недопустимая.

Последствия во взрослом возрасте

Однако ж, сама по себе агрессия как чувственное переживание никуда не девается; просто человек стремится её никак не выразить. Не быть активным, не заботиться о себе. Во взрослом возрасте это приводит к тому, что человек свою агрессию неосознанно всё же демонстрирует, но единственно возможным для него образом: пассивным.

Возникает оксюморон, пассивно-агрессивное поведение:
— Что ты хочешь на завтрак?
— Не знаю.
— Может быть, манную кашу или яичницу?
— Все равно.
— Хочешь сока?
— Мне безразлично.
— Ты что, ещё не проснулся?
— Может быть.
— Я могу что-то для тебя сделать?
— Откуда мне знать.

Подобный стиль поведения — это способ избежать общения, и в то же время не брать на себя ответственности за отказ от коммуникации. Единственное, чего можно добиться с помощью пассивной агрессии — это прекращения общения; и в лучшем случае именно это и происходит, человек с подобным стилем поведения остается в одиночестве, со своей невыраженной агрессией, не получив ни любви, ни внимания, ни, в конце концов, душевного спокойствия от уверенности в том, что он может себя защитить. Лезут и лезут, понимате, к нему злые «мамы» с вопросами про манную кашу или яичницу.

В худшем (но отнюдь не редком) случае пассивно-агрессивная форма общения влечет за собой эскалацию агрессии: «Ах, ты вообще не хочешь со мной разговаривать? Ну и катись к чёртовой матери!», — либо прямое насилие: «Ешь немедленно, или в лоб получишь!» Таким парадоксальным образом, положительное, казалось бы, стремление не выражать агрессию приводит к её накоплению и эскалации.Что же делать?

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Брать на себя ответственность за свою жизнь

Пассивная агрессия характеризуется избеганием ответственности: «А я чо? Я ничо, это всё она!» — и получается, что всегда найдется какая-нибудь «она», которая во всем виновата. Ни за что не отвечать — позиция удобная, спору нет. Но вот только и жизнь тогда складывается как-то наперекосяк: так, как её складывает кто-то другой.

Заявить о себе, о своих желаниях — действие целенаправленное, сиречь агрессивное, и этим пугающее. То есть, в вышеописанной коммуникации человек видит только два возможных ответа: либо «Не знаю», либо «Спасибо, я с удовольствием съем манную кашу». Вариант «Я хочу бутерброд, и сделаю его себе сам» из поля возможных решений куда-то начисто исчезает. Умение прислушиваться к своим желаниям, конструктивно их выражать и настойчиво добиваться их выполнения — совершенно необходимое умение для жизни. А любая настойчивость требует осознанного доступа к энергии биологической агрессии: пассивная агрессия здесь совершенно бесполезна, она может послужить исключительно маркером того, что какие-то свои желания вы не разрешаете себе почувствовать или выразить.

Если вы узнали в пассивно-агрессивном поведении себя — пора задуматься, где вы ушли от ответственности, и как пассивную агрессию превратить в осознанную. Проанализировать, чего вы хотели бы этим добиться, и выразить это прямо, и максимально понятно для собеседника. К сожалению, в тех случаях, когда агрессия была заблокирована с детства, — часто и умения её выражать социально-приемлемым способом не образовалось. Если, задумавшись об агрессии, вы представили, как вы разносите к чертям собачьим в мелкие клочья все окружающее — то осваивать это умение лучше с психологом. Понятно, что любая энергия может стать деструктивной, если использовать её без техники безопасности, — но это не повод ею вообще не пользоваться.

Нормальное, экономичное использование агрессии — это использование ее как топлива, как движущей силы для достижения ваших целей. Поэтому, само собой, требуется для начала определить: в чем именно ваша цель? А затем двигаться к ней, используя агрессию по капельке, по крупиночке! Минимальный квант агрессии, если можно так выразиться — это ответы «да» и «нет»: именно их избегают люди пассивно-агрессивного склада характера. К сожалению, подавленная агрессия все равно подспудно ощущается и вызывает агрессивный ответ — и именно поэтому люди, слишком часто ограничивающиеся осторожными ответами «не знаю», сталкиваются с неприятием, и хорошо если не с грубостью в свой адрес.

Психологи называют это «поведением жертвы» — и закладывается оно еще в детстве когда ребенку не объяснили, как обращаться со своей собственной агрессией, а вместо этого вынудили быть «тише воды, ниже травы»…

Порой основной проблемой таких людей становится то, что для экологичного использования агрессии нужно получить доступ к своим желаниям — а желаний-то своих они и не знают! Ответ «не знаю» дают искренне и от чистого сердца, а чтобы ощутить то, что он пассивно-агрессивный, потребуются долгие годы разбирательств в себе…

И, тем не менее, разбираться в себе в подобных случаях обязательно нужно; возможно, с помощью специалиста. Ибо если вы не разберетесь в том, каковы ваши желания — вы так и не сможете их выполнить!
А без этого не бывает счастья.

Другие новости по теме:

Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

Код для вставки на сайт или в блог:
Код для вставки в форум (BBCode):
Прямая ссылка на эту публикацию:

Откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку?

И новорожденному, и младенцу, и тодлеру, и дошкольнику, и подростку? Во всех возрастах мы сталкивались с направленными на нас приступами материнской ярости. Их было больше или меньше, они были почти незаметны, если мама добрая и сдержанная, они были просто феерическими, если мама вспыльчивая и импульсивная, они были чаще или реже – а зависимости от состояния маминой нервной системы – но они обязательно были – и мы пребывали в растерянности – почему же мама так злится? Она нас больше не любит? И клялись себе, что никогда не будем так поступать по отношению к собственным детям. И, когда они появлялись, обнаруживали у себя самих эти приступы неконтролируемой агрессии по отношению к собственному ребенку. Почему же так происходит?

Читайте так же:  Он не дарит мне подарки сразу! что делать

Когда у женщины рождается ребенок, ее жизнь меняется раз и навсегда. Раз испытав страх за жизнь этого крошечного, теперь отдельного от нее существа, она уже никогда от него не освободится. Именно поэтому и говорят, что для матери ребенок навсегда остается ребенком. Потому что она всегда будет бояться за его жизнь и ощущать его хрупким и беззащитным, каким бы взрослым и прочным он ни был.

Это биологический страх, абсолютно иррациональный, продиктованный инстинктом продолжения рода и защиты потомства. Тем инстинктом, который превращает в бешеное хищное животное любую самку, защищающую своих детенышей.

Человеческая материнская любовь – это другое. Это нежность, тепло, забота, желание укачивать, кормить, баюкать, защищать от тревог, радовать и воспитывать. Гордиться первыми словами и шагами, потом радоваться школьным достижениям и огорчаться неудачам, лечить в болезнях и болеть на спортивных соревнованиях. Все это о любви мамы.

Защита потомства – это инстинкт, животный инстинкт, инстинкт выживания и продления рода. Сила, которая в разы увеличивает запас агрессии самки, у которой появились детеныши. Агрессии, направленной на любую угрозу по отношению к малышам из внешнего мира. Мира, наполненного хищниками, для которых детеныши – легкая и желанная добыча. И нужна огромная ярость, чтобы создавать защитный экран вокруг маленьких пушистых комочков.

У матери человеческого детеныша есть инстинкт защиты потомства, есть агрессия для его защиты, есть детеныш и огромная человеческая любовь нему. Но реальной животной хищнической угрозы ее детенышу уже, слава богу, нет. Потому что люди уже выселились из джунглей в города и поселки.

Но ведь агрессию надо куда-то девать, а современная женщина, выращенная родителями в уверенности, что агрессия – это недопустимо, склонна ее подавлять, прятать. Но агрессия – это струя энергии такой мощи, которую просто перекрыть нельзя. Можно только обернуть извне в безопасном (незаметном социуму) направлении. И агрессия оборачивается женщиной на себя. А когда она оказывается не в состоянии выдерживать собственную ярость, она смещается на ребенка. Так формируется послеродовая депрессия, так рождаются вспышки агрессии по отношению к своему малышу.

Важно понимать природу этого явления и не пугаться, и не прятать происходящее от себя самой. Осознать свою агрессию и сублимировать ее во что-то полезное для малыша и его мамы.

Откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку?

И новорожденному, и младенцу, и тодлеру, и дошкольнику, и подростку? Во всех возрастах мы сталкивались с направленными на нас приступами материнской ярости. Их было больше или меньше, они были почти незаметны, если мама добрая и сдержанная, они были просто феерическими, если мама вспыльчивая и импульсивная, они были чаще или реже – а зависимости от состояния маминой нервной системы – но они обязательно были – и мы пребывали в растерянности – почему же мама так злится? Она нас больше не любит? И клялись себе, что никогда не будем так поступать по отношению к собственным детям. И, когда они появлялись, обнаруживали у себя самих эти приступы неконтролируемой агрессии по отношению к собственному ребенку. Почему же так происходит?

Когда у женщины рождается ребенок, ее жизнь меняется раз и навсегда. Раз испытав страх за жизнь этого крошечного, теперь отдельного от нее существа, она уже никогда от него не освободится. Именно поэтому и говорят, что для матери ребенок навсегда остается ребенком. Потому что она всегда будет бояться за его жизнь и ощущать его хрупким и беззащитным, каким бы взрослым и прочным он ни был.

Это биологический страх, абсолютно иррациональный, продиктованный инстинктом продолжения рода и защиты потомства. Тем инстинктом, который превращает в бешеное хищное животное любую самку, защищающую своих детенышей.

Человеческая материнская любовь – это другое. Это нежность, тепло, забота, желание укачивать, кормить, баюкать, защищать от тревог, радовать и воспитывать. Гордиться первыми словами и шагами, потом радоваться школьным достижениям и огорчаться неудачам, лечить в болезнях и болеть на спортивных соревнованиях. Все это о любви мамы.

Защита потомства – это инстинкт, животный инстинкт, инстинкт выживания и продления рода. Сила, которая в разы увеличивает запас агрессии самки, у которой появились детеныши. Агрессии, направленной на любую угрозу по отношению к малышам из внешнего мира. Мира, наполненного хищниками, для которых детеныши – легкая и желанная добыча. И нужна огромная ярость, чтобы создавать защитный экран вокруг маленьких пушистых комочков.

У матери человеческого детеныша есть инстинкт защиты потомства, есть агрессия для его защиты, есть детеныш и огромная человеческая любовь нему. Но реальной животной хищнической угрозы ее детенышу уже, слава богу, нет. Потому что люди уже выселились из джунглей в города и поселки.

Но ведь агрессию надо куда-то девать, а современная женщина, выращенная родителями в уверенности, что агрессия – это недопустимо, склонна ее подавлять, прятать. Но агрессия – это струя энергии такой мощи, которую просто перекрыть нельзя. Можно только обернуть извне в безопасном (незаметном социуму) направлении. И агрессия оборачивается женщиной на себя. А когда она оказывается не в состоянии выдерживать собственную ярость, она смещается на ребенка. Так формируется послеродовая депрессия, так рождаются вспышки агрессии по отношению к своему малышу.

Важно понимать природу этого явления и не пугаться, и не прятать происходящее от себя самой. Осознать свою агрессию и сублимировать ее во что-то полезное для малыша и его мамы.

Откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку?

И новорожденному, и младенцу, и тодлеру, и дошкольнику, и подростку? Во всех возрастах мы сталкивались с направленными на нас приступами материнской ярости. Их было больше или меньше, они были почти незаметны, если мама добрая и сдержанная, они были просто феерическими, если мама вспыльчивая и импульсивная, они были чаще или реже – а зависимости от состояния маминой нервной системы – но они обязательно были – и мы пребывали в растерянности – почему же мама так злится? Она нас больше не любит? И клялись себе, что никогда не будем так поступать по отношению к собственным детям. И, когда они появлялись, обнаруживали у себя самих эти приступы неконтролируемой агрессии по отношению к собственному ребенку. Почему же так происходит?

Когда у женщины рождается ребенок, ее жизнь меняется раз и навсегда. Раз испытав страх за жизнь этого крошечного, теперь отдельного от нее существа, она уже никогда от него не освободится. Именно поэтому и говорят, что для матери ребенок навсегда остается ребенком. Потому что она всегда будет бояться за его жизнь и ощущать его хрупким и беззащитным, каким бы взрослым и прочным он ни был.

Это биологический страх, абсолютно иррациональный, продиктованный инстинктом продолжения рода и защиты потомства. Тем инстинктом, который превращает в бешеное хищное животное любую самку, защищающую своих детенышей.

Человеческая материнская любовь – это другое. Это нежность, тепло, забота, желание укачивать, кормить, баюкать, защищать от тревог, радовать и воспитывать. Гордиться первыми словами и шагами, потом радоваться школьным достижениям и огорчаться неудачам, лечить в болезнях и болеть на спортивных соревнованиях. Все это о любви мамы.

Защита потомства – это инстинкт, животный инстинкт, инстинкт выживания и продления рода. Сила, которая в разы увеличивает запас агрессии самки, у которой появились детеныши. Агрессии, направленной на любую угрозу по отношению к малышам из внешнего мира. Мира, наполненного хищниками, для которых детеныши – легкая и желанная добыча. И нужна огромная ярость, чтобы создавать защитный экран вокруг маленьких пушистых комочков.

У матери человеческого детеныша есть инстинкт защиты потомства, есть агрессия для его защиты, есть детеныш и огромная человеческая любовь нему. Но реальной животной хищнической угрозы ее детенышу уже, слава богу, нет. Потому что люди уже выселились из джунглей в города и поселки.

Читайте так же:  Почему ваши цели и желания не сбываются

Но ведь агрессию надо куда-то девать, а современная женщина, выращенная родителями в уверенности, что агрессия – это недопустимо, склонна ее подавлять, прятать. Но агрессия – это струя энергии такой мощи, которую просто перекрыть нельзя. Можно только обернуть извне в безопасном (незаметном социуму) направлении. И агрессия оборачивается женщиной на себя. А когда она оказывается не в состоянии выдерживать собственную ярость, она смещается на ребенка. Так формируется послеродовая депрессия, так рождаются вспышки агрессии по отношению к своему малышу.

Важно понимать природу этого явления и не пугаться, и не прятать происходящее от себя самой. Осознать свою агрессию и сублимировать ее во что-то полезное для малыша и его мамы.

Другие новости по теме:

Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

Код для вставки на сайт или в блог:
Код для вставки в форум (BBCode):
Прямая ссылка на эту публикацию:

Агрессия на ребенка

Ольга Коляда, практический психолог, преподаватель тренингового центра «Ладья»: Меня попросили высказаться на тему проявления агрессии со стороны родителей по отношению к собственным детям. Я согласилась, а потом поняла, что нужно начинать с уточнения понятия «агрессия» — с предмета, о котором идет разговор.

Причем уточнить понятие хочу не по словарю, в словарь мы по жизни заглядываем не часто, а слово это употребляем уверенно, значит, есть уже «бытовое» его определение. С «агрессией», как внутренним своим чувством – наш язык не знаком, испытывать «чувство агрессии» — звучит очень странно. Испытываем мы злость, гнев, раздражение, досаду, возмущение, обиду. И все эти, и им подобные, неприятные чувства могут рождать «агрессию», как проявление — некий сильный и злобный эмоциональный выплеск, нарочно совершаемое разрушительное, подавляющее действие. Совершаемое нами или по отношению к нам.

Причем – несправедливое хотя бы отчасти. Если я защищаюсь и не превышаю меру – какая ж это агрессия?

И если понимать «агрессию» так, то ответ на вопрос «а хорошо это или плохо?» оказывается не так-то прост. Я бы вообще его не обсуждала. Потому что общественное мнение и так известно (агрессия – плохо, особенно по отношению к ребенку) и тут не о чем говорить. Мне бы хотелось рассмотреть вопрос с другой точки зрения «полезно — не полезно». И здесь не все оказывается очевидным и однозначным.

Я сейчас начну писать довольно не радостные для некоторых людей мысли, а для кого-то, возможно, вообще неприемлемые. Поэтому сперва хочу оговорить свою позицию более четко, чтобы не быть обвиненной в садизме, пропаганде агрессии и насилия и т. п. Вообще-то я – за мир во всем мире. За жизнь в любви и согласии, добре и взаимопомощи. Без разрушений, нападений, давления на других людей, и лучше вообще без зла – внутреннего и внешнего. Я за это, я стремлюсь к этому, я стараюсь жить, исходя из этого – когда вокруг меня и во мне – мир. Но это бывает не всегда.

Первая печальная новость, которую можно не принимать и возмущаться, а можно принять и учиться с ней жить – большинство родителей (исключение – некоторые святые, допускаю) периодически испытывает прилив сильных злобных чувств по отношению к ребенку. В том числе – несоответствующих ситуации злобных чувств. И большинство из тех, кто эти чувства испытывает – с разной периодичностью и силой начинает их проявлять.

Вольно или не вольно. Формы проявления у разных людей в разных жизненных случаях могут быть разные – кто-то орет, кто-то сдержанно шипит, кто-то холодно давит на психику, кто-то занимается рукоприкладством с разной силой, кто-то замыкается в себе, чтобы отгородить ребенка от своих чувств. И так далее.

Из этой новости следует еще одна, не менее печальная (я вас предупреждала) – будучи такими, как мы есть, не святыми, мы иначе не можем. И это бывает очень тяжело принять. Есть уйма прекрасных книг и статей о том, как вредна агрессия и как здорово ее не проявлять по отношению к детям. Неужели, если бы я могла, я бы не последовала изложенным там советам?

Я же люблю своего ребенка и хочу жить с ним в мире, без нападений… Можно себя раз за разом оправдывать – «да, я тут повела себя, как злобная тварь, но у меня особые обстоятельства, они меня вынудили, я не нарочно…» и т. п. Оправдания отнимают много душевных и умственных сил, и на факты никак не влияют.

Так что лучше уж принять. Что в определенных обстоятельствах во мне возникает злоба на ребенка, возмущение, желание сделать ему больно (физически или душевно), сломать, заставить что-то понятьсделатьсогласиться. И это желание бывает настолько сильным, что я его в какой-то форме проявляю. Если принять это в себе не получается или если вы вполне способны удерживаться от проявлений агрессии к ребенку – читать это материал дальше не стоит, вряд ли он будет вам полезен.

Если наличие агрессии в своих проявлениях, хоть и со вздохом, но принимается. Возникает следующий естественный вопрос – а как обезопасить от них своего ребенка? И менее логичные, но тоже полезные вопросы – а что вообще стоит делать? Стоит ли всегда защищать ребенка от своих нападений, или есть разные случаи? Давайте подумаем.

Обезопасить ребенка от моих проявлений агрессии можно тремя способами:

  • сдержаться,
  • научить ребенка защищаться от моих проявлений самого,
  • изменить себя так, чтобы либо проявления стали безопасны для ребенка, либо оснований для агрессии по отношению к нему стало как можно меньше.

Сдерживаться умеют все, но это выходит не всегда, и большая сдержанность имеет очень неприятный побочный эффект. К сожалению, наше сознание так устроено, что сдерживать мы можем только все душевные порывы, а не какие-то отдельные. И сдерживая злость, теряем способность проявлять с такой же силой душевное тепло… Так что это не лучший вариант.

Научить ребенка защищаться – хороший метод, но лучше сочетать его с третьим. И использовать в крайних случаях, а не перекладывать на детку ответственность за мои нервные выплески. И этот путь доступен не с рождения ребенка, а с момента, когда он сможет понимать и учиться. Обычно, года в 3-4, не раньше. И до этого возраста желательно дожить без потерь.

А там уже придумать понятное объяснение. Например, что у мамы внутри есть спящая «злюка», которая пока не выгоняется и иногда просыпается и начинает делать гадости и маме, и детке. Поэтому детка может прогонять «злюку», говоря – «злюка, уходи», либо прячась в условленное место, либо еще как-то, как вы придумаете. И еще детка должна понимать, что когда мама ведет себя вот так-то, то это не мама перестала любить (для малыша – это самое страшное), а просто вместо мамы начала действовать «злюка». И когда «злюка» снова уснет, мама вернется и опять будет любить.

Могут быть и другие способы объяснения. Например – совсем правдивый (дети постарше вполне способны это понять) – что мама сейчас злится и ничего с собой сделать не может, что это не специально на ребенка, это ей внутри плохо и не получается это не проявлять. Можно придумать и другие варианты, понятные вашему ребенку. Или не объяснять ничего, а просто договориться – когда я начинаю проявлять себя так-то, ты действуешь так-то, иначе нам всем будет намного хуже.

Важно донести до ребенка – что вы (или другой родитель, можно то же рассказать про другого) так себя ведете не нарочно, и что вы все равно в глубине души ребенка любить не перестаете, даже когда проявляете совсем иное. Это самые главные основы психологической безопасности и защиты ребенка от возможности душевной травмы в связи с вашими агрессивными проявлениями.

Изменять себя, как я написала, можно двумя путями. Внешний путь – изменение поведения без, или почти без применения сдержанности. Например, я использовала в свое время такой способ – когда дети меня доставали и хотелось на них страшно наорать, я вместо этого начинала громко и эмоционально рассказывать им свои переживания по их же поводу (это, правда, работает хорошо с детками не младше 5 лет, совсем мелкие не так воспринимают разницу в направленности чувств).

Обычно, дети тут же переставали безобразничать, начинали меня понимать и давать советы, как мне быть, чтобы исправить ситуацию или изменить чувства в связи с ней. И вместо скандала через некоторое время (занятое моими «излияниями») начинался диалог и поиск удобного для всех решения, чтобы всем было хорошо. То есть – я переводила таким образом направление своего «выплеска» с самих детей на «выплеск в их присутствии», но не направленный на них. (Нечто подобное мы делаем, когда делимся какими-то неприятными переживаниями с подружкой – рассказывая о них, пребывая в них, возможно, проживая их перед подружкой, но не направляя на нее.)

[1]

Есть и другие способы изменения поведения в случае, когда волна агрессии поднимается – самое простое – это быстро перевести силу эмоции в какое-нибудь безопасное физическое действие – начать отжиматься, приседать, стучать по боксерской груше, бегать, прыгать и т. п. Главное, чтобы было ощущение, что на действие расходуется именно эта сила. Есть и более творческие способы трансформации агрессии, описанные в специальной литературе – в интернете их несложно найти и выбрать что-нибудь себе по вкусу.

Читайте так же:  Как найти себя

Путь внутренних изменений – самый сложный, но и самый действенный.

Пропадают поводы для возникновения агрессии. Пропадает задача изменения своего поведения, наработки новых привычек. Потому что по мере внутреннего изменения происходит естественное изменение поведения. Но этот путь требует наибольших начальных вложений. Нужно будет учиться наблюдать за собой и исследовать основания для возникновения возмущения, злости, чувства несправедливости, обиды – всего того, что выливается потом в агрессию.

И среди этих оснований обязательно найдется часть, идущая от неверных представлений о способностях и возможностях ребенка. Это всякие мысли типа – «он, что, не понимает?!» или «он, что, не может…?!». Прежде чем возмущаться – тщательнейшим образом проверьте – а вдруг и правда не понимает чего-то для вас очевидного и не может чего-то, на ваш взгляд, простого?

Можете обратиться к нормам возрастной психологии – многолетние наблюдения ученых всего мира за развитием детей выявили среднюю норму из способностей и возможностей в разном возрасте. И к пониманию, и к сосредоточению, и к осознаванию себя и разных областей существования. Множество случаев возмущения действиями ребенка происходит от неверной оценки его возможностей. Начиная лучше их понимать – вы перестаете воспринимать эти случаи, как повод для агрессии. Правда, не все случаи таковы, но об этом немного позже.

Другая часть случаев, вызывающих повод для агрессии – это случаи, когда ребенок вольно или невольно наступает на вашу «больную мозоль», задевает своим поведением или словами больную для вас тему. Один из заметных примеров – почти все дети в дошкольном возрасте однажды заявляют – «мама, ты меня не любишь!».

Для тех мам, которые не ощущают тянущуюся из собственного детства болезненную нехватку любви, такое заявление – повод для спокойного обсуждения темы и выяснения «почему?», либо для игры – «да, я тебя не люблю, и поэтому хочу поймать и запихнуть вот в тот ящик в углу и накрыть подушкой» (и начинается веселая возня). Те же, для кого эта тема – «больная» — либо начинают защищаться и оправдываться, доказывать, что любят, либо – защищаться и нападать – «да как ты смеешь такое матери говорить, и даже думать. ». Больные темы у каждого свои – и тут ребенок только «работает диагностом» душевных травм. Можно, конечно, обижаться на него за жесткие методы диагностики, но лучше находить способ лечить душевные травмы, благо сейчас для этого существует уже достаточно методик.

А вот третья часть случаев – очень интересная и неоднозначная. (Боюсь, сейчас полетят тапки и гнилые помидоры…) Третья часть случаев, вызывающих возмущение, злость и желание «дать сдачи с довеском» относится к тем ситуациям, когда ребенок учится управлять окружающими, проверяет границы своей силы и умений «на прочность». И вот в этом варианте случаев бывают такие, когда ответная агрессия – полезна. Но только в том случае, когда ее проявление вами полностью контролируется! Это то, что существует в способах воспитания детенышей у животных, где родители заботятся о потомстве. При случае – понаблюдайте за кошками или собаками.

Пока детеныш совсем мелкий и слепой – мать позволяет ему все, либо же убирает его из неудобного ей либо опасного для детеныша места.

Как только у детеныша развивается понимание (уж не знаю, но родители это как-то чувствуют) – при недопустимых действиях родитель сперва издает предупредительный сигнал недовольства (звуком или мимикой), если действия детеныша продолжаются – он «чувствительно огребает». Его треплют за шкирку, или кусают за что-нибудь чувствительное (больно, но без вреда здоровью), или на него шипят (если это котенок). Как только детеныш нежелательное действие прекратил (а что ему еще остается делать) – «агрессивное поведение» родителя тут же прекращается, его вылизывают и всячески заботятся о нем дальше. Детеныш доволен, родитель доволен.

Такая «контролируемая агрессия», например, бывает незаменимой в случае, когда ребенок норовит сделать что-то опасное для жизни, а объяснить ему опасность или дать попробовать ее в ограниченном объеме (как, например, с горячим), невозможно. Я также применяла этот же прием в менее экстремальных случаях – когда мне было нужно быстро и сразу объяснить недопустимость какого-то поведения ребенка. Например, ребенок начинает во время капризов нарочно орать во всю глотку мне в ухо. Я предупреждаю, что это мне очень неприятно и прошу прекратить. Не помогает.

Тогда я начинаю так же громко (но не в ухо, конечно) орать и при этом еще и чувствительно стучать его по спине. Ребенок прекращает – я тоже. Начинает – я опять. Понадобилось 3 минуты. Больше кричать мне в ухо он никогда не пробовал. Страхов по поводу такого моего поведения не осталось – потому что было понятно, что вызывает такое мое поведение, и как ребенок может его прекратить. Способ, еще раз уточню, хорош не на все случаи жизни и подходит скорее для младшего дошкольного возраста, когда способности и возможности разума ребенка еще близки к разуму звериных детенышей.

[2]

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Что можно сказать в итоге. Наши неприятные чувства и переживания, вызывающие проявление агрессии, если от них не шарахаться, а принять наличие и позволить себе чувствовать – могут быть прекрасными советчиками. Они могут указывать на места, где я не понимаю своего ребенка, на места, где у меня душевные травмы, с которыми имеет смысл разобраться. И они показывают (через непосредственное чувство, а не сомнительные рассуждения) места, где ребенок выходит за границы дозволенного или безопасного и его срочно нужно остановить. Принимая существование чувств злости, гнева, ненависти, раздражения, обиды и т. п. в себе, нарабатывая навык осознавать причины своих проявлений, а в неуправляемых случаях – перенаправлять проявления так, чтобы они были наименее разрушительны для меня и окружающих, я невольно обучаю тому же и ребенка, который воспринимает мое поведение. Так что польза оказывается многогранной!

Источники


  1. Альбисетти, Валерио Нам хорошо вместе / Валерио Альбисетти. — М.: Паолине, 2019. — 160 c.

  2. Супружество как точная наука. — М.: Слово, 2009. — 480 c.

  3. Леонидова, Б. Развод! Почему? / Б. Леонидова. — М.: Московский рабочий, 2009. — 224 c.
  4. Кошевая, И. П. Профессиональная этика и психология делового общения / И.П. Кошевая, А.А. Канке. — М.: Форум, Инфра-М, 2016. — 304 c.
  5. CD-ROM (MP3). Гипнотизм и психология общения. — Москва: РГГУ, 2018. — 179 c.
Откуда берется агрессия матери по отношению к ребенку
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here