Панические атаки в понимании экзистенциальной терапии

Сегодня обсуждаем тему: панические атаки в понимании экзистенциальной терапии с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

В силу разницы подходов в обучении и, наверное, в понимании мира вообще, существуют разные взгляды на психотерапию. Один из них — сугубо психиатрический. Есть у пациента некие специфические симптомы, значит он болен. Ну, и соответственно, исчезают эти симптомы, значит человек выздоравливает. И, рассуждая логически, довольно трудно с этим не согласиться. В подтверждение можно даже привести примеры многих и многих пациентов, которые, приходя на терапию впервые, именно такой запрос и высказывают: «Хотелось бы избавиться от всех этих симптомов и жить, как раньше. Стать прежним собой».

Как говорил один из моих преподавателей по психотерапии: «Психиатрический подход к психотерапии прост: Прекратились ли-таки тики, восстановился ли-таки сон? Значит, человек здоров!». Ну, и, соответственно, его можно выписывать. И хорошо, во многом, что такой подход есть, и он крепок. Существует множество острых состояний психики, в которых людям требуется неотложная, конкретная и решительная помощь. В этих ситуациях такой подход уместен, как нельзя лучше.

Нечто другое получается, когда такой подход и такое понимание терапии сталкивается с расстройствами другого рода. Не острыми, не нарушающими восприятие реальности, а только лишь вносящими неприятные переживания во взаимодействие с этой реальностью. В проживание жизни. Те расстройства, которые принято называть невротическими.

Например, паническое расстройство, как одно из наиболее часто встречающихся невротических расстройств. Много мудрых мыслей об этом написано, много теорий выдвинуто и много способов лечения предложено. Например, есть серотониновая теория панического расстройства, которая говорит о том, что оно вызывается нарушением выработки и усвоения специфического «гормона радости» серотонина.

Если не вдаваться в научные тонкости, общий вывод из этого конкретен: при панических атаках одним из первых шагов служит назначение фармакологических препаратов, повышающих синтез и усвоение этого гормона в структурах мозга. Антидепрессантов, то есть. Хорошая теория, конкретное лечение. Лабораторные крысы были бы просто счастливы в экспериментах с препаратами. Но у людей часто картина несколько другая.

У целого ряда пациентов после отмены курса фармакологического лечения симптоматика возвращается. То есть, они снова начинают паниковать в привычных до этого ситуациях. Более того, у многих людей, еще принимающих препараты, присутствуют вполне конкретные опасения: «А что же будет, когда я прекращу пить лекарства? Не вернется ли все вновь?». Что тут говорит нам психиатрический подход? Раз симптомы снова появились, значит человек снова болен и его надо снова лечить.

Тут надо сказать, что понятие «болен» в этой связи употребляется условно. При паническом расстройстве как таковом никакой серьезной патологии психики нет. Глубинно душевно человек здоров. Слово «болен» мы здесь используем в качестве примера. Стучится человек в дверь кабинета врача, а тот ему через дверь кричит: «Заходите, больной!». Тут сразу же можно задуматься: «А кто сказал, что я больной?». Привычный ответ на это чаще всего будет: «Ну, пришел к врачу, значит больной!». Не потому, что это верно. А потому, что так принято.

Так вот, помня об этом примере выше, что если предположить, что человек был «болен» еще до того, как у него эти самые панические атаки впервые проявились? Что если все эти многочисленные биохимические нарушения — не причина, а косвенный признак или даже следствие?

Что если причина, если вообще нечто можно однозначно назвать причиной, глубже или даже шире? Что если причина того, что человек подвержен приступам необъяснимой паники, заключается в том, как этот человек вообще проживает свою жизнь?

В экзистенциальной психологии вообще и в экзистенциальной терапии в частности принято к тем же симптомам,с жалобами на которые обращается за помощью человек, относиться, как к феномену. У каждого конкретного человека панические атаки являются феноменом именно его жизни. То есть, внешне похоже на то, что и у многих других людей бывает: сердцебиения, нехватка воздуха, ощущение дереализации, страх потерять сознание, умереть, страх сойти с ума, потерять контроль и ряд еще других. Но внутренне, для каждого человека лично панические атаки являются реакцией на что-то свое в жизни.

У одного человека это была реакция на опостылевшие отношения и то, как он все колебался,стоит ли их завершать или нет. У другого это было столкновение с проблемой выбора сферы деятельности на последнем курсе института. Еще у одной пациентки это была ситуация любовного треугольника, когда муж фактически уходил из семьи, и ее панические атаки. по сути, явились тем единственным, что его задержало. Тут можно примеры приводить бесконечно долго, просто другим это не особо поможет, потому что в каждом случае это что-то свое, глубоко личное.

Но есть и кое-что общее во всех случаях панического расстройства и панических атак. Что-то, что не просто сводится к биохимии и животным инстинктам.

В экзистенциальной психологии есть понятие жизненной данности. Чего-то, что является неизменным свойством жизни, которое человек не в силах поменять. Это просто дано. Как в школьной задаче по математике. Одной из таких данностей является присущая жизни неопределенность. Весь наш мир возник из хаоса, многие события в нашей жизни просто случаются, какую бы причинную базу мы ни пытались под это подогнать. Как-то более подробно о теме неопределенности можно прочесть вот в этих статьях — http://eremeev.org/page/begstvo-ot-neopredelennosti и http://eremeev.org/page/sovladanie-so-strahom-neopredelennosti

Суть в том, что неопределенность — сама ткань жизни. Как говорит Александр Ефимович Алексейчик, классик отечественной школы экзистенциальной терапии, когда его спрашивают, что будет происходить на предстоящей группе, и насколько соблюдается безопасность: «Господь Бог гарантирует нам вечную жизнь, но не гарантирует, что мы доживем до завтрашнего дня».

Так вот, часто в картине мира человека, страдающего паническими атаками, места для неопределенности жизни попросту нет. Это люди, для которых контроль и расчет, планирование всего и вся в жизни стоят во главе угла. Но есть вещи в себе и в мире, которые мы можем контролировать сознательно, которые мы в силах контролировать. А есть то, в отношении чего мы бессильны. Например, в отношении себя мы бессильны разумом контролировать какие-то совершенно простые вещи: засыпание, дыхание, сердцебиение, эрекция у мужчин. Уж простите за физиологические подробности, но многие нарушения этих процессов, когда они начинают не получаться, происходят именно из-за того, что человек начинает лихорадочно и мучительно контролировать их сознанием, разумом. А они просто случаются сами по себе. И именно тогда, когда на это перестают обращать сознательное внимание.

Первый эпизод панической атаки, зачастую, может быть объяснен какими-то объективными причинами: переутомление, недосып, предшествующее длительное стрессовое состояние, употребление наркотических веществ, алкоголя накануне. Иногда и все вместе. Но если у иного человека что-то похожее на паническую атаку случится и тут же забудется, потому что он просто не уделит этому особого внимания — ну, было и было. То у человека, который не выносит неопределенности, не справляется с ней, который привык все контролировать, панические атаки закрепятся и будут повторяться именно из-за его непринятия неопределенности и склонности к контролю. Наш организм — такое удивительное творение природы, что чем больше мы обращаем внимание и пытаемся контролировать, обуздать какие-то его проявления, смутные и еле заметные ощущения, тем сильнее они проявляются и шире разрастаются.

Читайте так же:  Как знакомиться он-лайн

И даже в приведенных несколькими абзацами выше примерах людей можно заметить, что в каждой из их жизненных ситуаций общая тема — неопределенность жизни и то, как они с ней справляются. Вернее сказать, не справляются.

Старая поговорка, которую любили повторять наши бабушки и прабабушки: «Брось, а то уронишь». Кажется, она имеет какое-то отношение к обсуждаемой теме.

И в этом смысле, конечно, ожидание многих людей, приходящих с паническим расстройством на терапию, «Уберите симптомы, а я буду жить, как прежде» звучит как иллюзия. потому что именно то, как прежде жил, и привело к приступам паники. Панические атаки увенчали весь прежний подход к жизни.

Хорошее же решение лежит в плоскости того, чтобы включить само понятие неопределенности в свою картину мира. Просто принять как факт, что в жизни есть вещи, которые могут случиться, и мы не можем на это повлиять. И тогда парадоксальным образом, например, когда человек бросает лихорадочные попытки отключить свой страх здесь и сейчас, когда он позволяет страху быть, страх, вдруг, начинает идти на убыль. Когда человек бросает идею заснуть, во что бы то ни стало, именно сейчас и позволяет себе не спать, сон, вдруг как-то сам приходит.

Когда человек перестает пытаться сделать какой-то выбор именно сейчас, потому что «должен», а позволяет себе побыть в неопределенности, прислушаться к себе, к тому, чего он хочет, паника снижается. А как именно это сделать в жизни каждого конкретного человека — это и есть то, в чем помогает психотерапия.

Тема: Краткосрочная психотерапия страха и панических атак в экзистенциальном подходе

Цикл тренингов по экзистенциальной психологии

В рамках цикла тематических встреч Вы познакомитесь со спецификой работы с клиентами в рамках обучающей программы Института гуманистической и экзистенциальной психологии Р. Кочюнаса (Бирштонас, Литва), техниками экзистенциального анализа Международного общества экзистенциального анализа (Вена, Австрия), Института экзистенциальной психологии (Москва, Д. Леонтьев), Института клинической психологии и психотерапии (Москва).

Что вы можете получить?

Техники работы (в экзистенциальном ключе) по выбранной вами теме, при необходимости получить супервизию отдельных случаев из вашей практики, получить дополнительные профессиональные навыки.

Группа экзистенциального опыта: Деньги как вызов в моей жизни.

2. «Качество жизни — качество отношений с собой, другим и миром. «

Краткосрочная психотерапия страха и панических атак в экзистенциальном подходе.

Ольга Попова — врач-психотерапевт, психолог, образование в области экзистенциального анализа у А.Лэнгле. Член Профессиональной Психтерапевтической Лиги (ППЛ) и Восточно -Европейской ассоциации экзистенциальной терапии. Сертификаты по психиатрии, психотерапии и экзистенциальному анализу Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии (GLE-International, Вена, Австрия).

[2]

Наталья Лященко — экзистенциальный психотерапевт и обучающийся супервизор Института гуманистической и экзистенциальной психологии Римаса Кочюнаса (Бирштонас, Литва), клинический психолог, детский психолог – консультант. Прошла обучение в психоаналитическом направлении. Член Восточной – Европейской ассоциации экзистенциальной терапии и ППЛ.

Продолжительность каждой встречи: 3 дня по 5-9 часов.

Дата проведения: февраль — май 2013 г. (уточняйте по телефонам)

Стоимость для участников тренинга:

Стоимость для наблюдателей (аквариум):

В стоимость входят расходы на кофе-паузы и канцтовары.

Скидки при коллективных заявках от 5-20%.

225-21-61, 8 9179 57 58 19, 8 9277 46 13 13

Сайт: www.dr63.ru, e-mail: [email protected]

Тема: Группа экзистенциального опыта: Деньги как вызов в моей жизни.

Однажды известный психоаналитик Отто Керберг заметил, что о деньгах люди заводят разговор с большой неохотой, легче – даже о сексе. И как водится, на неприличную тему всем и всегда есть что сказать….

Открывая для себя деньги, мы одновременно открываем их мистическую власть и силу, коварство и привлекательность, бесконечные возможности и опасности.

Деньги как феномен могут проникать в самые иррациональные и глубинные пласты нашей личности и пробуждать жадность, ревность, зависть и страх… Деньги – это один из способов самовыражения. Иметь значит быть?

Деньги бросают вызов людям на протяжении всей жизни. Можно вспомнить множество примеров того, как отсутствие ясной договоренности о денежной стороне любых отношений подтачивало их, а то и вовсе взрывало….

Деньги и обращение с ними выступают как диагностическая категория. От степени готовности к обладанию деньгами зависит характер неминуемых перемен.

Работая в группе, Вы можете:

· Получить теоретические знания и, говоря открыто о деньгах, претворить знания в свой практический опыт.

[3]

· Узнать больше про свои отношения с деньгами: как деньги работают на Вас, какова их тайная роль в Вашей жизни, кто кому должен в семье и в профессии.

· Что движет этот процесс, как Вы принимаете и разрешаете денежный вызов, и что Вам хочется изменить в отношении денег?

· Как расширить диапазон Ваших возможностей в отношениях с деньгами – попытаться найти свой путь превращения желаний в реальность.

Трехдневная встреча носит практический характер с небольшим информационным введением, главное при этом, – развитие терапевтического опыта каждого участника.

В результате встречи возможно движение к новым знаниям и чувствам, новым пониманиям про себя и людей вокруг, наведение порядка в своих представлениях о деньгах, обогащение новыми способами обращения с деньгами.

Тема: Краткосрочная психотерапия страха и панических атак в экзистенциальном подходе.

· рассмотреть различные аспекты страха,

· понять причины и условия возникновения его;

[1]

· попробовать распознать свои страхи и проработать самые актуальные из них;

· научиться помогать клиентам в их страхах.

На этой группе Вы сможете дать определение страха, мы проясним основные формы страха, что в них есть общее и различное.

Вы сможете увидеть — где пролегает граница между здоровым и болезненным страхом.

Эта группа экзистенциального опыта поможет Вам в безопасных для себя условиях найти и прикоснуться к своим страхам, самым разным: тем, с которыми Вы столкнулись еще в детстве, и с теми, которые приходят с возрастом и с различными изменениями в Вашей жизни. Понять, как он возникает, в каких условиях растет, а в каких — уменьшается. Узнать то, о чем говорит Вам Ваш страх, к чему он Вас призывает!

Вы сможете понять значение и функцию страха, ту которую он исполняет в нашей жизни. Увидеть не только его отрицательные, а еще и положительные стороны, что являются мощным ресурсом нашей личности.

Мы познакомимся с таким понятием, как мужество, которое проявляется решением пойти за свой страх.

На этой группе Вы, как специалисты, познакомитесь с общими методами работы со страхом и паническими атаками:

Метод парадоксальной интенции.

Метод нахождения персональной позиции.

Методы предупреждения паники.

Экзистенциальный метод «Прохождение через «Врата смерти», как один из методов глубинной работы со страхом.

Как результат работы этой группы, мы предполагаем, что Вы:

· лучше станете понимать свои страхи;

· проникать в позитивные аспекты своих страхов;

· приобретете эффективные методы работы с ними.

Тема: «Качество жизни — качество отношений с собой, другим и миром. «

Лев Николаевич Толстой в своих дневниках писал: «Человек обязан быть счастлив. Если он несчастлив, то он виноват. И обязан до тех пор хлопотать над собой, пока не устранит этого неудобства или недоразумения».

Читайте так же:  Что такое личность

Иногда мы теряемся перед важными и непростыми вопросами, которые вдруг слышим, и они обращают нас к самим себе, высвечивая наши отношения с собой и с жизнью:

Как я откликаюсь на вызовы жизни, когда в ней сталкиваюсь с потерями, одиночеством и новыми встречами, выдерживаю ли я тревогу неопределенности и непредсказуемости жизни?

Чего я стараюсь избегать в своей жизни, в чем и как защитно обманываю себя? Чем я плачу за это?

Как я делаю свой выбор? Как я отстаиваю себя?

Как я обнаруживаю и обхожусь со своими ценностями, мечтами, переживаниями и потребностями? Знакомы ли они мне?

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

На что в себе и в своей жизни я могу опираться?

С этими вопросами нам приходится жить; с этими вопросами нам приходится работать, когда их приносят в качестве запроса клиенты.

Эта группа — время осознанного проживания Вашей собственной жизни в нескольких экзистенциалах:

Одиночества и зависимости; свободы и ответственности; бессмысленности и наполненности; жизни и смерти.

Ольга Попова, врач-психотерапевт, психолог, образование в области экзистенциального анализа у А.Лэнгле. Член Профессиональной Психтерапевтической Лиги (ППЛ) и Восточно -Европейской ассоциации экзистенциальной терапии.

Сертификаты по психиатрии, психотерапии и экзистенциальному анализу Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии (GLE-International, Вена, Австрия)

[3]

Наталья Лященко, экзистенциальный психотерапевт и обучающийся супервизор Института гуманистической и экзистенциальной психологии Римаса Кочюнаса (Бирштонас, Литва), клинический психолог, детский психолог – консультант. Прошла обучение в психоаналитическом направлении. Член Восточной – Европейской ассоциации экзистенциальной терапии и ППЛ.

Панические атаки в понимании экзистенциальной терапии

Московский психотерапевтический журнал. 2003. № 2. С. 107-119

Экзистенциальная тревога принадлежит к числу феноменов, которые наиболее отчетливо свидетельствуют о неустранимости экзистенциальных аспектов человеческой жизни. Не случайно именно с нее полтора столетия назад в классических работах Серена Кьеркегора начал свое поступательное развитие экзистенциальный взгляд на человека в мире. Прежде чем приступать к анализу собственно проблемы тревоги, обрисуем в основных чертах экзистенциальный подход в целом.

Экзистенциальная психология как психология человека необусловленного

Страх, тревога, Angst.

Можно говорить про страх и тревогу в обычном, традиционном понимании и можно говорить про экзистенциальный страх или тревогу. Здесь очень много тонкостей, связанных с различиями в терминах. Мы часто называем одними и теми же словами разные вещи, и, наоборот, разными словами одни и те же вещи. Особенно часто это происходит, когда мы имеем дело с переводами. В вышедший в свое время на русском языке сборник классических работ С.Кьеркегора «Страх и трепет» (Кьеркегор, 1993) были включены три основные работы по этой тематике «Страх и трепет», «Понятие страха» и «Болезнь к смерти». При этом то, что в названиях переведено одним русским словом «страх», в оригинале у Кьеркегора – это два разных слова «Страх и трепет» и «Понятие страха», эти две книги, то, что в русском языке переведено как страх у Кьеркегора. В книге «Страх и трепет» это датский аналог немецкому понятию Furcht или английскому fear , т. е. конкретный, предметный, определенный страх, а в книге «Понятие страха» – это уже датский аналог понятия Angst или anxiety . Нелишне сначала разобраться со словами.

Вот когнитивные сценарии, составленные Вежбицкой для трех слов: страх, или fear ( A ), тревога, или anxiety ( B ) и « Angst » (С):

A . иногда человек думает:

«со мною сейчас может произойти нечто плохое»

из-за этого этот человек чувствует нечто плохое

Х так чувствует

B . иногда человек думает:

«со мною сейчас может произойти нечто плохое

из-за этого этот человек чувствует нечто плохое

Х так чувствует

C . иногда человек думает:

«со мною после может произойти много плохих вещей

из-за этого этот человек чувствует нечто плохое

Х так чувствует.

(Вежбицкая, 2001, с.73).

Общее в этих трех сценариях — предвосхищение некоторых неприятных событий, а разное – степень неопределенности и неслучайности этих событий. Страх – это ожидание чего-то определенного, тревога – неопределенного, но ситуативного, «одноразового», а « Angst » — ожидание постоянного присутствия в жизни непредвиденных событий. По мнению Вежбицкой, эти выводы подкрепляют мнение естествоиспытателей и философов о том, что если страх и тревогу могут испытывать и животные, то « Angst » присущ только человеку.

Экзистенциальная тревога как часть бытия: философы от Кьеркегора до Тиллиха

Кьеркегор был, пожалуй, первым, кто обратил внимание на эту форму экзистенциальной тревоги, которая присуща только человеку и входит в число необходимых, неизбежных условий человеческого существования, кто подверг его специальному рассмотрению и оформил как специальный предмет анализа. Кьеркегор говорит что способность быть самим собой зависит от способности встретиться со своей тревогой и двигаться вперед, несмотря на тревогу.

Тиллиху принадлежит также классификация разных видов тревоги, связанная с тем, какому аспекту самоутверждения человека в мире она соответствует. Существует три уровня самоутверждения и на каждом из них есть угроза ему абсолютная и относительная. Есть онтическое самоутверждение, затрагивающее практический ход нашей жизни, ее построение. Небытие угрожает этому аспекту нашего самоутверждения двумя способами: относительно – в лице судьбы, которая не дает нам двигаться, куда мы хотим и как мы хотим, и абсолютно — в виде смерти, которая прерывает вообще любое наше эмпирическое существование. Второй уровень — духовное самоутверждение. Духовному самоутверждению небытие угрожает относительно — в виде пустоты, скуки, вакуума, а абсолютно — в форме отсутствия смысла. И, наконец, третье — нравственное самоутверждение. Относительная угроза — это вина, а абсолютная угроза — осуждение. Тревога, по Тиллиху есть осознание этой тройной угрозы нашему бытию. Соответственно, различаются три формы тревоги: тревога судьбы и смерти, тревога пустоты и смыслоутраты и тревога вины и осуждения. Все это формы экзистенциальной тревоги, потому что они присущи существованию как таковому. Они неустранимы. Таким образом, жизнь включает в себя страх и ужас в качестве элементов жизненного процесса.

Деструктивность и конструктивность экзистенциальной тревоги: от Мэя к Мадди.

Утверждая, что экзистенциальная тревога имеет онтологический характер, и ее можно только мужественно принять, Тиллих поставил проблему и патологической тревоги, которая есть следствие неудачной попытки “Я” принять тревогу на себя и ведет к самоутверждению, имеющему ограниченную, фиксированную и нереалистическую основу.

Обучение в «школе тревоги» позволяет человеку двигаться сквозь конечное, преодолевать все мелкие препятствия и свободно выходить в бесконечное. Сталкиваясь с тревогой, человек учится внутренней вере и подлинной уверенности, причем иначе этому научиться нельзя. Только таким способом личность достигает зрелости. Сама по себе тревога – это хорошо. Мэй приводит экспериментальные данные о том, что более высокий уровень осознания тревожности сопутствует более высокому интеллектуальному потенциалу. Никакая творческая деятельность невозможна без разрыва ожиданий и реальности, поэтому способность ощущать этот разрыв – условие одновременно и тревоги, и творчества. Но при невротической тревоге человек прибегает к невротическому искажению реальности, а в продуктивном варианте человек трансформирует реальность в соответствии со своими ожиданиями и не испытывает невротической тревоги.

Конструктивная сторона тревоги получила дальнейшее раскрытие в теории экзистенциального выбора Сальваторе Мадди ( Maddi , 1983; 1998). Мадди отмечает, то выборы, которые мы делаем — это выборы между двумя альтернативами: выбор будущего либо прошлого. В будущем всегда присутствует неизвестность. Нельзя предсказать будущее, даже если мы что-то планируем. Это риск, с которым сопряжено любое наше действие. И этот риск устранить нельзя, как бы мы ни пытались, потому что нельзя предвидеть будущее. Выбирая будущее, говорит Мадди, мы выбираем неизвестность. И в этом содержится неустранимый корень человеческой тревоги, потому что, выбирая направленность в будущее, мы тем самым принимаем на себя тревогу. Тревога — это эмоциональный аккомпанемент неустранимой неопределенности будущего. Альтернатива, по Мадди, это выбор прошлого, выбор неизменности, сохранения статус кво. Если мы выбираем прошлое, возникает другой эмоциональный аккомпанемент, вина за упущенные возможности. Мы оказываемся перед выбором: взять на себя вину или взять на себя тревогу. И то, и другое вызывает достаточную степень дискомфорта, сопоставимую между собой ( Maddi , 1983).

Читайте так же:  Про поддержку мифы и реальность

Особенности личности, связанные с этим вариантом развития, Мадди характеризует как трусость. Категория мужества—трусости — пожалуй, самая определяющая категория, связанная с отношением к экзистенциальной тревоге. Категория экзистенциального мужества, «мужества быть» была введена Паулем Тиллихом, который понимает под ней способность осознавать тревогу, принимать ее и существовать с ней, не вытесняя ее и не давая ей превратится в патологическую, разрушающую тревогу (Тиллих, 1995). Прямым развитием тиллиховской категории «мужества быть» являются теоретические и экспериментальные работы Мадди последних 15 лет, связанные с развитием такого важного конструкта как жизнестойкость в контексте изучения психологии стресса и противостояния стрессам ( Maddi , 1998). В основе мужества быть лежит позитивная жизненная философия, которая вбирает в себя, охватывает, наряду с позитивными аспектами жизни, также и небытие, смерть, то, что Лютер обозначал как гнев Божий. Тем самым она позволяет нам жить в условиях неопределенности.

Страх и риск: вместо заключения.

Суть феномена экзистенциальной тревоги замечательно выражается формулой русского обыденного языка «делать что-то на свой страх и риск». Мало можно найти столь хороших, четких и лаконичных формул, которые бы выражали суть экзистенциального уровня существования человека.

Особенность страха в традиционном классическом смысле — его предметная направленность. Мы боимся чего-то определенного, это страх перед чем-то. Человек испытывает неприятные эмоции, переживание чего-то нежелательного, хочет, чтобы чего-то не было. У животных это единственная форма страха. У человека, однако, есть и другое состояние: страх, беспокойство, состояние дискомфорта, не привязанное к какой-то определенной причине. Отличие этого состояния, которое присуще только человеку, заключается в отсутствии предметной отнесенности. Оно связано с тем, как устроен мир.

Тревога конструктивна, она делает человека готовым к неожиданностям. Отсутствие тревоги — это неготовность к неожиданностям. Только благодаря тому, что я тревожусь, я вооружен. В каком-то смысле, тревога – это наш инструмент взаимодействия с нашим будущим, настройка на него. Как говорил Гераклит, если ты не ожидаешь неожиданного, то не познаешь сокровенного. Это и есть тот самый страх и риск, который в каком-то смысле является общим содержанием всей нашей жизни и одной из основных задач нашей жизни является интеграция этого страха и риска. И задача психологов заключается в интеграции этого страха и риска в философии жизни человека, другого пути нет.

В культуре существует много форм как осознания экзистенциальной тревоги, так и ее вытеснения. У человека есть склонность стремиться убрать из жизни все неприятное, все дискомфортное. И в этом отношении экзистенциальная тревога тоже рассматривается как нечто мешающее в жизни. Фактически вся массовая культура, поп-культура служит инструментом вытеснения экзистенциальной тревоги. Милан Кундера в своей «Невыносимой легкости бытия» дал замечательное рассуждение о том, что из себя представляет кич и кичевое сознание. Это такая картина мира, говорил Кундера, из которой исключено наличие говна. Все дискомфортное, все, что нарушает светлое гармоничное мироощущение, просто объявляется несуществующим. Это и есть кичевое сознание. Вся наша жизнь — это борьба позитивной жизненной философии с кичевой философией, борьба за целостность жизни, за то, чтобы принять в картину мира в том числе и то, что вызывает тревогу, вызывает дискомфорт, являясь неотъемлемой стороной нашей жизни. Стоит вспомнить формулу Канта: делай, что должно и будь что будет. Всегда есть зазор между реальными результатами и нашими целями, но, тем не менее, наша задача — принимать эту непредсказуемость и быть открытым тем возможностям, которые возникают.

Гештальт-терапия при панических атаках

Большую популярность в ХХ веке приобрела гештальт-терапия Фредерика Перлза. Актуальна она и сейчас. Некоторые теоретики психологии пытаются отнести гештальт-терапию к методам экзистенциально-гуманистической психотерапии, руководствуясь такими едиными для гуманистического направления постулатами гештальта, как свобода в своих действиях, принятие клиентом ответственности за происходящие внутренние изменения и другими особенностями. Однако подобное классифицирование в данном случае вряд ли будет справедливо, поскольку сам родоначальник гештальт-терапии Перлз довольно пренебрежительно относился к любому теоретизированию, утверждая свое направление как практический метод.

В преодолении панических атак гештальт-терапия играет особую роль. Перлз, не считавший панические атаки симптомами заболевания, в своем описании психологических защит находит место и для паники. Паническая атака — это защитная реакция, возникающая при столкновении с чем-то пугающим. Панику можно сравнить с ежиком, который сворачивается в клубок при появлении опасности. Причем опасность может источать как неблагоприятная ситуация, угрожающая безопасности клиента, так и ситуация, побуждающая к личностному росту и самоактуализации.

В любом случае с паническими атаками необходимо работать, поскольку они препятствуют свободной и гармоничной жизни клиента (так называется субъект, обратившийся за психотерапевтической помощью, несущий ответственность за все изменения, которые произойдут с ним в процессе работы).

Осознании природы панической атаки — базовый принцип гештальт-терапии

Для того, чтобы оказать психотерапевтическую помощь клиенту (который, в действительности, помогает себе сам), психотерапевт побуждает его дать ответы (в первую очередь, себе) на два вопроса. Первый — что произошло непосредственно перед панической атакой, и второй — почему она выбрала именно тот момент, чтобы завладеть клиентом?

Ответив на эти вопросы, клиент делает первый шаг к избавлению от атак. Но путь предстоит непростой, полный осознаний, сопротивления, глубинной проработки своих потайных потребностей и желаний.

Паническая атака выбирает такой момент, в котором личность наиболее остро ощущает свое одиночество. Это может быть момент так называемого перехода от ойкоса (от греч. — «дом», означает интимное пространство, включающее саму личность и наиболее близких ей людей и предметы) к полису («мир», то есть широкое пространство, где у личности еще нет своей ниши). Подобные переходы совершают все, в течение жизни неоднократно переходя от одного уровня к другому. Неуверенность в своих силах, переживание базового одиночества, неосознанное (или осознанное) стремление остаться в поле ойкоса могут стать причинами панических атак.

Осознание природы панической атаки позволяет клиенту понять их зачастую паразитическую роль: они препятствуют изменениям, самоактуализации, личностному росту, переключая внимание на себя. Можно ни к чему не стремиться и поддерживать свою значимость в собственных глазах, культивируя невроз…

Что ж, вряд ли человек, осознавший, что его дела обстоят так плачевно, захочет и дальше оставаться в «преступном сговоре» с паникой против собственной гармоничной и благополучной жизни.

Читайте так же:  Кто такой юнгианский аналитик

Принципы и техники, лежащие в основе гештальт-терапии

Гештальт-подход полагает первоочередными следующие принципы, на которых строится жизнь здоровой личности: целостности, равновесия и творческого приспособления. Целостность понимается как единство человека-организма в совокупности всех его физиологических, психических, социальных и духовных составляющих. Равновесие означает присутствие баланса отдельной личности со средой и способность удовлетворять свои потребности, черпая ресурсы из среды. Наконец, возможность творческого приспособления свидетельствует о здоровье личности, поскольку психически больной человек не способен гармонично взаимодействовать со средой, подстраиваясь под ее стремительные и внезапные изменения.

Если клиент стал добычей панический атак, значит, его целостность нарушена, равновесие пошатнулось, а способность адаптироваться к окружающей среде, используя свой творческий потенциал, временно утрачена. Нужно помочь ему осознать происходящее, после чего будет возможно восстановление утраченных или нарушенных функций.

Одна из распространенных техник гештальт-терапии — «Метод пустого стула» — позволяет посадить свой страх, панику или тревогу на стул напротив себя и поговорить с ним «начистоту». Психотерапевт может помочь клиенту в работе со своим страхом (головокружением, паникой и т. д.), периодически занимая свободный стул напротив клиента и разговаривая голосом его страха. В этом процессе участвуют и остальные члены группы, которые оказывают помощь, поддерживают и оберегают заявителя проблемы.

В основе гештальт-терапии лежат представления о фигуре и фоне. Клиенту необходимо осознать, что паническая атака — это не фигура, а всего лишь фон. Фигура — это то, что выпирает, то, что актуально на данный момент. Для клиента в процессе психотерапии становится актуальным семья (необходимо решить проблемы, возникшие за тот период, когда он не занимался семьей, переживая панические атаки), учеба или работа. Расширяется зона стабильности, в которой, «здесь и сейчас», клиент находится, как на островке безопасности.

Завершение гештальта как цель гештальт-подхода

Главная цель, которую ставит перед собой гештальт-терапия — добиться завершенного гештальта. Будучи незавершенным, гештальт, подобно выпирающему из картины предмету на переднем плане, мешающему оценить красоту и гармонию рисунка, препятствует осознанию последующих, более «сложных» потребностей и реализовать их.

Для того, чтобы излечить панические атаки, необходимо осознать неудовлетворенные потребности, нереализованные возможности и неосуществленные желания. Нужно заставить их говорить с клиентом, а в нем открыть потенциал, побуждающий слушать и воспринимать, вычленять их голоса в хаосе внушенных ему представлений и догм.

В гештальт-терапии всегда очень важный момент — завершение сессии. Здесь важно то, как проявит себя клиент. В зависимости от склонности к тому или иному виду психологической защиты клиенты проявляют себя по-разному: кто-то будет шутить (склонность к рефлексии), кому-то трудно будет дать обратную связь, открыто заявив о собственных ощущениях и переживаниях (склонность к слиянию).

Завершением сессии (и гештальта) является осознание, которое приходит к клиенту в форме озарения (инсайта).

Результаты применения гештальт-терапии при работе с приступами паники

В работе с панической атакой гештальт-терапия добивается: снижения чувства тревоги; интеграции личности (с предшествующей проработкой ее дезинтегрированных составляющих); самоосознания и определения клиентом своих границ; проработки механизмов психологических защит (по Перлзу, это слияние, проекция, интроекция и ретрофлексия). Этим целям успешно служит арт-терапия, которую гештальт-терапия широко применяет как метод. Наиболее полезен и информативен рисунок. Он дает возможность выяснить, что в актуальной жизненной ситуации клиента воспринимается им как фигура, а что — как фон, проанализировать актуальные переживания, разрядить негативные чувства. Арт-терапия также предоставляет клиенту возможность нарисовать свою панику и обсудить получившееся с группой и с психотерапевтом.

Гештальт-терапия, сотрудничая и пересекаясь с телесно ориентированной терапией, не обходит стороной проблему так называемых телесных зажимов, которые образуются в очагах наибольшего напряжения. Важно уметь осознавать, что именно «давит на плечи» или стоит «комом в горле», почему в некоторые моменты психотерапевтического взаимодействия у клиента могут увлажниться глаза или задрожать подбородок. Также важно проанализировать телесные проявления паники, назвать участки тела, в которых дискомфорт проявляется наиболее выраженно. Клиент учится саморегуляции организма, а это намного важнее, чем любые советы самых авторитетных гуру.

Панические атаки в понимании экзистенциальной терапии

К концу 19 века человечество оказалось перед соблазном собственного всемогущества. Изобретались немыслимые доныне средства передвижения и связи, усовершенствовались приборы и механизмы, открывались новые методы лечения болезней.

Тогда возникла иллюзия, что человеческий разум так же может понять себя, если исследовать его с помощью методов, пригодных для познания явлений природы. Физиологические опыты академика И.П.Павлова легли в основу изучения человеческого поведения, понимаемого как совокупность сложных условных рефлексов. С другой стороны, путем гениальной интуиции, подтвержденной клиническим опытом, бесстрашный и страстный мыслитель З.Фрейд пришел к идее «бессознательного» в психике человека, влиянием которого, он старался объяснить всю душевную деятельность.

Эти теории, исходя из различных принципов, приходили к одинаковым выводам. Человеческое существование представлялось механистически предсказуемым, так как оно обусловлено (детерминировано) определенными факторами. Для бихевиоризма, основанного на изучении поведения, это внешние обстоятельства — воздействие окружения по закону «стимул — реакция».

Для изощренных психоаналитических построений, это внутренние врожденные стремления человека, которые, будучи вытеснены в «бессознательное», воздействуют на его сознание, управляя им с помощью символов. С позиций этих подходов, человеческое сознание с его мыслями, чувствами, искажениями и стремлениями было доступно количественному и качественному изучению (экспериментальная психология) и изменению (психотерапия).

Во второй трети 20-го века, словно в противовес механистичному, детерминистическому и, в конечном счете бездушному восприятию человеческой личности, стало распространяться новое осмысление человека — экзистенциализм. Рожденный за письменными столами философов, таких как Э.Гуссерль, М. Хайдеггер, Г.Марсель и Н.Бердяев, экзистенциализм оказался восторжено принят людьми творчества, (Ж.П.Сартр, А.Камю) и оказал серьезное влияние на культуру послевоенных десятилетий.

Эта философия объединяла людей, которые не могли согласиться с тем, что загадка человека может быть разгадана, тех, кто смутно чувствовал высшее предназначение личности, кто верил в изначальную и непознаваемую тайну человеческого бытия. Философия экзистенции распространилась также на сферу науки, ее влияние можно проследить как в квантовой физике, так и в филологических изысканиях. Экзистенциальное отношение к действительности, преломленное в перспективе психологии, оказалось многообещающим. Появилась возможность осмыслить такие явления как смысл, красота, страдание, тревога, любовь, свобода, истина, духовность.

Экзистенциально-ориентированные психологи изучали явление человека в его отношении с окружающим миром. Эти исследования проводились феноменологически, то есть свободно описательно, не будучи стесненными цифрами, шкалами, гипотезами. Предметом изучения стал повседневный опыт человека в его соприкосновении с реальностью — радость и отчаяние, страх и надежда, творчество и игра, одиночество и сопричастность, ненависть и симпатия.

Экзистенциальный подход оказался не просто прихотливой игрой ума — психотерапевты, практикующие в этом направлении, помогали клиентам в преодолении вины, тревоги и горя, возвращая им утраченные чувства отваги и вдохновения, радость полноценного бытия, способность к творчеству, благоговение перед жизнью. Выдающийся ученый и чуткий консультант В.Франкл, разработавший «логотерапию» — помощь в обретении Смысла, смог, по собственному признанию, выжить в нацистском концлагере только благодаря своей убежденности в том, что происходящее с ним имеет уникальную и драгоценную личную значимость.

Экзистенциально — ориентированная психотерапия никогда не представляла собой единого, монолитного, организованного движения. В рамках этого подхода существует множество школ и направлений. Одни из них вдохновлены раскрытием потенциальных возможностей человека (актуализирующая психотерапия), другие видят свое назначение в способствовании личностной целостности (интегративная психотерапия, психосинтез), третьи — в углубленном самопознании по направлению к личностной зрелости, реализации своей свободы и ответственности (экзистенциальный анализ).

Читайте так же:  Консультация психолога с метафорическими ассоциативными картами

Ключевое понятие «экзистенции» /лат. — бытие, существование/ предполагает первичность признания личностного «явления миру», «присутствия для мира», «выступания из мира». Это подлинное существование в отдельный момент, взятый в его целостности и ценности. Истинное (аутентичное) бытие характеризуется жизненностью, противлению застывшести, развитием или само-раскрытием, открытостью, осмысленностью, свободой и ответственностью. Субъектом экзистенциальной психотерапии является личность, которая утратила способность полноценно существовать и развиваться.

Человек на какой-то стадии жизненного пути может почувствовать себя «обездвиженным», «блокированным», «потерявшимся». Он испытывает тревогу перед неопределенным будущим, он скован в своих отношениях с окружающими, он полон чувством вины или изнемогает под грузом ответственности. Он почти физически испытывает tedium vitae — отвращение к жизни, обессиленность, не видит смысла дальнейшего существования. Обращаясь за помощью, человек не может сформулировать то, что его угнетает.

Экзистенциальный кризис может выражаться в невротических, депрессивных или психосоматических симптомах. Какой бы ни была «вывеска — жалоба» или «представленная проблема», в самой глубине существования пациента можно предположить сочетание чувства невозможность продолжать свою жизнь в ее нынешнем виде с тревогой перед тем, чтобы «стать другим». Способствование личностному росту, восстановлению внутреннией свободы, решимости преодоления отжившего «Я» и принятие себя в открытости навстречу миру является ультимативной целью экзистенциально — ориентированной психотерапии.

Терапевт никогда не спрашивает «почему», классическим вопросом является «Как Вы это чувствуете». Наиболее драгоценными являются переживания клиента, причем в отличие от психоанализа, терапевт бережно фокусирует клиента не на периоде детства, а значимом повседневном опыте настоящего. При этом фактическая сторона событий не имеет здесь самодовлеющего значения. Иногда клиент может услышать от специалиста — «Меня не очень интересуют Ваши проблемы, потому что Вы больше своих проблем». Пауза между словами может иметь большее значение, чем длительный страстный монолог.

Отправной точкой и окончанием терапевтического процесса, которое уместно сравнить с путешествием, является поиск Смысла, который может проявиться в каждом жесте, взгляде, молчании. Существует несколько техник, использующихся преимущественно в этом психотерапевтическом подходе. В рамках индивидуальных встреч иногда применяется методика «ведомого мечтания». Она состоит в том, что пациент, расслабившись на кушетке, поощряется терапевтом к тому, чтобы помечтать, вообразив себя в путешествии или другой ситуации, открывающей возможность пережить значимый опыт. Клиент живо и образно представляет, рассказывая терапевту, с чем он может встретиться, что ощутить, как действовать, какой смысл он приобрет в результате встречи и как, в результате этого он сможет изменить свою жизнь, став более мудрым, ответственным, открытым и свободным.

Клиент научается доверять жизни, чувствовать себя комфортно в неизбежной неопределенности судьбы. Для групповой работы в русле экзистенциального подхода разработано следующее упражнение (T.Saretsky, «Active Techniques in Group Therapy»). Фасилитатор группы просит участников встать в любом месте комнаты и говорит о том, что люди как в счастье, так и в горе, всегда могут воспользоваться выбором. Наслаждение выбором является признаком личностной зрелости. Он предлагает участникам насладиться этой возможностью в процессе упражнения, которое называется «Один шаг во времени».

Участники во время упражнения сохраняют молчание, пытаются применить к себе то, что говорит фасилитатор и при его слове «шаг» делают любой шаг, в любую сторону или остаются на месте. Все упражнение построено как последовательность шагов, во время которых участники прислушиваются к себе. Слова ведущего могут звучать так: » Шаг. Вы сделали выбор, этот шаг полностью ваш, осознайте это . Шаг. Вы еще не встретились с последствиями, но какими бы они ни были, они ваши . Шаг. Важно знать, что если мы не будем выбирать, другие будут решать за нас, хотим ли мы этого? . Шаг . Сделав 4 шага, уже можно оглянуться назад.

Можно проследить закономерность, образ поведения, пассивны ли мы, ждем чего-то или двигаемся целенаправленно . Шаг . Совпадает ли линия движения с тем, как это обычно происходит в нашей жизни? Шаг. Каждый по своему справляется с проблемами, обходит их или преодолевает их . Шаг . Уже можно понять последствия своего выбора, чувствуем ли мы ответственность за свой выбор, довольны ли им? Шаг . Осознайте факторы, которые могут мешать выбору, может быть это нерешительность или боязнь показаться смешным, может быть другие люди . Шаг . Шаг .

Иногда, в процессе движения следует задуматься не только о том, что мы хотим от жизни, но и что жизнь хочет от нас (о.Адриан ван Каам) . Шаг. Насколько выбор движения зависит от действий других, насколько от вас самих? Шаг. Осталось еще пять шагов, многое можно еще успеть . Шаг . Оглядитесь, кто оказался с вами рядом, подумайте о выборе других . Шаг . Еще не поздно что-то исправить . Шаг . Вспомните свой путь с самого начала, не жалеете ли вы о чем-либо, может быть что-то можно сделать иначе. Шаг . Внереди последий выбор, если вы о чем-то пожалели, постарайтесь простить себя, помиритесь с собой. Исправить ошибки уже поздно, но можно принять их как свои.

Осмыслите пройденный путь — пусть он покажется вам неповторимым и прекрасным. Глубоко вдохните и сделайте последний . Шаг . Где вы теперь, почувствовали вы, что это был действительно ваш путь? Что вам дал этот опыт?»

Возможность получить хорошую экзистенциальную терапию в Москве невелика. Это связано с отсутствием подготовленных специалистов и непривычным стилем терапевтических отношений, требующем определенной степени интеллектуальной и эмоциональной готовности. Отдельные психотерапевты гуманистической направленности так или иначе включают в свою работу экзистенциальные мотивы.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Они звучат также в структуре религиозно-ориентированной психотерапии, которую осуществляют несколько специалистов. Как и любая терапия, данный вид консультирования не является универсальным видом помощи, однако работа с хорошим специалистом поможет превратить тревогу в источник творческой энергии, поможет справиться с чувством вины или горя, обеспечит выход на новый уровень личностной зрелости, когда человек оказывается способным в дальнейшем успешно переживать как радостные, так и печальные события, которые непременно встретятся на его жизненном пути.

Источники


  1. Боб Идеальный брак / Боб, Шери Стритовы. — М.: АСТ, Астрель, 2006. — 288 c.

  2. Арутюнов, С.С. Зачем идти в ЗАГС, если браки заключаются на небесах, или Гражданский брак: «за» и «против» / С.С. Арутюнов. — М.: Проспект, 2015. — 436 c.

  3. Мы и наша семья. — М.: Молодая Гвардия, 2017. — 367 c.
  4. Игрок в гольф и миллионер. Посланник (комплект из 2 книг). — М.: ИГ «Весь», 2013. — 480 c.
  5. Гретхен Рубин Проект Счастье. Мечты. План. Новая жизнь / Гретхен Рубин. — М.: Эксмо, 2013. — 512 c.
Панические атаки в понимании экзистенциальной терапии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here