Первичный и вторичный нарциссизм по фрейду

Сегодня обсуждаем тему: первичный и вторичный нарциссизм по фрейду с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Представления о нарциссизме Эриха Фромма

«. одним из наиболее плодотворных и прозорливых открытий Фрейда является понятие нарциссизма» (Александровский Ю.А.). Фромм полагал, что «нарциссизм является пристрастием такой интенсивности, которая у многих людей сравнима с половым инстинктом и инстинктом самосохранения».

В работе «Душа человека, ее способность к добру и злу» Фромм показал роль нарциссизма в национализме, национальной ненависти и психологической мотивации и войнах. Э. Фромм раскрывает значение личного нарциссизма в психической и социальной жизни индивида, исследует депрессивные (меланхолические) реакции как ответа на нарциссическую травму.

С точки зрения Э. Фромма рассматривать нарциссизм нужно с точки зрения психической энергии, которая не идентична энергии полового инстинкта.

Фромм объясняет нарциссизм на примерах первичного нарциссизма новорожденного и нарциссизма душевнобольного. Новорожденный еще не имеет отношения к внешнему миру (по терминологии 3. Фрейда, еще не состоялось определение объекта). То есть внешний мир не существует для новорожденного, он не в состоянии сделать различие между «Я» и «Не-Я». Для новорожденного внешний мир еще не возник как реальность, для душевнобольного он уже перестал существовать в качестве реальности.

[1]

Особый же вид нарциссизма, пограничного между нормой и душевной болезнью, Э. Фромм называет тот нарциссизм, который можно наблюдать у людей, обладающих необычайной властью. «Египетские фараоны, римские императоры, представители рода Борджиа, Гитлер, Сталин и Трухильо — все они обнаруживают определенные сходные черты характера. Они обладают абсолютной властью; им принадлежит последнее слово, включая жизнь и смерть. Власть делать все, что они хотят, кажется безграничной. Они — боги, и только болезнь, возраст или смерть могут им как-то повредить. Решение проблемы человеческого существования они пытаются найти в том, что делают отчаянную попытку перешагнуть границы этого существования. Они пытаются поступать таким образом, как будто не существует границ для их прихотей и жажды власти. Это такое безумие, которое проявляет тенденцию к постоянному усугублению в течение жизни. Чем больше человек пытается стать Богом, тем более он изолирует себя от всех остальных людей; эта изоляция нагоняет на него все возрастающий страх. Ему кажется, что все являются его врагами, и, чтобы справиться с этим страхом, он должен все более укреплять свою власть, свою беззастенчивость и свой нарциссизм».

Э. Фромм рассматривает нарциссизм так же, как М. Балинт и 3. Фрейд — больше экономически, т.е. куда инвестированы психические силы и энергия индивида. Одновременно Фромм подробно описывает тип личности, у которой нарциссизм проявляется в норме или на уровне патологии характера, выделяя таких личностей в отдельную категорию уже не по принципу распределения психической энергии, а по сходным психологическим особенностям.

Фромм также отмечает внешние признаки нарциссизма: специфическую усмешку, которая одним придает выражение самодовольства, а другим позволяет выглядеть сияющими от счастья, вызывающими доверие, ребячливыми. Многие нарциссичные личности непрерывно говорят, часто за едой, при этом они сами забывают о еде и заставляют других ждать себя. Общество и еда не так важны для них, как их «Я».

Фромм: «Наиболее элементарная форма нарциссизма проявляется у среднего человека в его отношении к своему телу. Большинству людей нравится собственное тело, лицо и фигура, и, если их спросить, хотели бы они поменяться с кем-нибудь, кто, вероятно, гораздо красивее их, они ответят на это решительным отказом. Еще более показателен тот факт, что для большинства людей вид и запах их собственных испражнений ничего не значит (некоторые считают его даже приятным), в то время как к испражнениям других людей они испытывают явное отвращение».

[3]

Объектные отношения: сниженная способность нарциссической личности учитывать интересы других наравне с собственными и полная неспособность учитывать чужие интересы у патологических нарциссов.

Нарциссизм по Фромму, может также проявляться не через самовозвеличивание и высокомерие, а через нарочитое смирение и самоуничижение: «Некая женщина проводит ежедневно по многу часов перед зеркалом, причесываясь и подкрашиваясь. Она прямо одержима своим телом и своей красотой, и ее тело является для нее единственной значительной реальностью. Другая женщина (это вполне может быть и та же самая, только несколькими годами позже) страдает от ипохондрии. Хотя она и не пытается себя приукрасить, эта женщина также все время занята своим телом, поскольку постоянно боится болезней. В данном случае для нас важно знать, что за обоими феноменами скрывается одинаково нарциссичная занятость собственной персоной, ограничивающая проявление интереса к окружающему миру» .

Э. Фромм считал, что те же нарциссические принципы управляют и «моральной ипохондрией». Человек, постоянно занятый собственной правильностью — неправильностью, перфекционистски относящийся к собственному моральному облику, ничуть не менее нарциссичен и занят собой, нежели человек, который сделал предметом своего нарциссизма не мораль, а что-то иное.

По тем же причинам нарциссичный человек реагирует в высшей степени озлобленно на любую критику, обращенную в его адрес. Он склонен воспринимать эту критику как враждебную атаку, поскольку, основываясь на своем нарциссизме, он не может себе представить, что она может быть справедливой. Реакцией на затронутый нарциссизм может быть не только взрывная ярость, но и, напротив, депрессия. «Нарциссичный человек обретает чувство идентичности посредством своего возвеличения. Внешний мир не является для него проблемой, поскольку ему самому удалось стать миром, в котором он приобрел чувство всезнания и всемогущества. Если затронут его нарциссизм и если он по известным причинам, например по причине субъективной или объективной слабости своей позиции относительно позиции своего критика, не может позволить себе приступ ярости, он впадает в депрессию. Он не имеет отношения к миру и не интересуется им; он ничто и никто, поскольку он не развил свое Я» как центр своих отношений с миром. Если же его нарциссизм затронут настолько сильно, что он не может его больше восстановить, то его «Я» разрушается, и его субъективной реакцией на это является чувство депрессии».

Э. Фромм выделил две доступных нарциссической личности стратегии защиты. Одна из них — укрепление нарциссизма, чтобы никакая критика извне не могли поколебать нарциссическую позицию. Такая стратегия усиливает отрыв от реальности, от реальных представлений о себе, усугубляется психическая патология. Вторая стратегия приносит большее удовлетворение, но, одновременно, является и более социально опасной. Она состоит в попытке преобразовать действительность таким образом, что она до известной степени будет соответствовать его нарциссическому представлению о себе. «Последнее относится к личностям, активно участвующим в общественной жизни, опережающим вспышку потенциального психоза гарантированными аплодисментами и одобрением миллионов сограждан. Наиболее известным примером подобной личности является Гитлер. Здесь мы имеем дело с экстре­мально нарциссичным человеком, который, вероятно, заболел бы ярко выраженным психозом, если бы ему не удалось побудить миллионы людей поверить в образ, который он сам себе создал». Кроме механизма неприятия критики, Э. Фромм описал, правда, не называя его, механизм психологической защиты обесцениванием.

Читайте так же:  Обиды в нашей жизни

Тема восприятия ближнего окружения также подробно рассматривалась Э. Фроммом («нарциссическое расширение»). «Его (нарциссического человека) идея, его знания, его дом, а также люди, входящие в «сферу его интересов», становятся объектами его нарциссической склонности».

Фромм полагал, что нарциссизм, так же как половой инстинкт и инстинкт самосохранения, имеет важную биологическую функцию. Биологически, с точки зрения выживания, человек должен воспринимать себя как нечто гораздо более важное, чем все его окружающее. «Без нарциссизма он, вероятно, был бы святым, — но велик ли шанс на выживание у святых? То, что было бы очень желательно с духовно-рели­гиозной точки зрения — чтобы вообще не было нарциссизма — было бы в высшей степени опасно со светской точки зрения, согласно которой необходимо сохранить жизнь. Телеологически это означает, что природа человека в значительной мере должна быть снабжена нарциссизмом, чтобы дать ему возможность выжить». По Фромму, выживанию служит оптимальный, а не максимальный нарциссизм, совместимый с социальным сотрудничеством. С другой стороны, индивидуальный нарциссизм может превращаться в групповой, и тогда род, нация, религия, раса и так далее становятся объектами нарциссического предпочтения. Таким образом, нарциссическая энергия остается, но она применяется в интересах сохранения группы вместо сохранения жизни отдельного индивида.

2.7. Взгляды на нарциссизм Микаэля Балинта

М. Балинт («Базисный дефект») полагал, что нарциссизм не есть желание вернуться в абсолютно счастливое состояние, а напротив, следствие дефекта самости, который сформировался в детстве. Дефект формируется в условиях окружения, который Балинт назвал «шизофреногенным» — то есть не гармоничным. Балинт разрабатывает идею о негармоничных отношениях нарциссической личности и внешней среды, о роли этой дисгармонии как в формировании нарциссической патологии, так и в дальнейшем взаимодействии нарциссической личности с окружающим миром. Он описывал негармоничное отношение матери к своему ребенку: это «. любовь. чрезмерна, но вместе с тем и обусловлена. Ребенок никогда не может соответствовать этому условию». Это основной момент в формировании у личности нарциссической структуры (черт характера): внешнее обожание, которое имеет непременное условие — соответствовать определенным стандартам, чаще всего недостижимым. Ребенок не научается самоприятию, его четкий образ себя подменяется некой расплывчатой картиной, в которой присутствуют негативный образ себя и, одновременно, образ себя улучшенного, каким, как подразумевается, ребенок должен быть.

Таким образом, закладывается потенциальная база для нарциссических объектных отношений и самоотношения в будущем, так как ребенок бессознательно воспринимает родительский посыл — любви просто так не бывает, чтобы любили, нужно соответствовать неким критериям, соблюдать условия, любовь может появиться только после положительной внешней оценки. Сочетание трех важных психических аспектов из жизни нарциссической личности: заложенная в детстве дисгармоничность в отношених с окружающим миром, прямая зависимость самочувствия и самоощущения от внешней оценки, так как собственные представления о себе слабы и уязвимы, и, как возможная реакция на низкую оценку — аффект стыда, далее агрессия или специфические нарциссические депрессивные реакции.

По М. Балинту, нарциссических личностей нельзя назвать уверенными и независимыми, так же как и стабильными, хорошо владеющими собой или самостоятельными. Как правило, они очень чувствительны «. к любому рассогласованию между своими ожиданиями и тем, как их окружение в действительности обращается с ними; их легко ранить и обидеть, и эти обиды терзают их долгое время.» .

Шизофрению и злокачественные зависимости, а также невротические нарциссические расстройства Балинт объединяет в один класс исключительно с экономической точки зрения — куда инвестировано либидо. Балинт объединяет под понятием «нарциссические расстройства» все нарушения, связанные с уходом в себя, а также с сосредоточенностью на себе, в дальнейшем не разделяя их в зависимости от типичных черт, характерных аффектов, спектра защит.

Первичный и вторичный нарциссизм

Первичный нарциссизм – это ранний период детства, когда либидо ребенка обращено полностью на себя. Вторичный нарциссизм – это изъятие либидо из объектных нагрузок и обращение его вновь на Я (Лапланш, Понталис).

В «Ведении в нарциссизм» (1914) Фрейд называет первичным нарциссизмом состояния, подобные шизофреническому нарциссизму. У Фрейда первичный нарциссизм – это фактически первоначальный нарциссизм ребенка, который – до выбора внешних объектов – обращает любовь на самого себя. Этому состоянию свойственна вера ребенка во всевластие мысли. До 1915 г. Фрейд относит данную фазу между первичным автоэротизмом и объектной любовью и возникает одновременно с Я как первой формой единства субъекта. Позже, при разработке второй топики, Фрейд рассматривает первичный нарциссизм как первый этап жизни, предшествующий возникновению Я и строящийся по образцу внутриутробной жизни (1916).

Ф. Гринейкр связывает концепцию «первичного нарциссизма» с введенным ею понятием «первичной тревоги»: увеличение тревоги вызывает нарастание нарциссизма, избыток нарциссизма развивается отчасти в качестве попытки преодолеть повышение тревоги. Крик новорожденного выражает тревогу и служит сохранению «могущества» посредством призыва родителей на помощь. Первичный нарциссизм несет в себе начала активного психического влечения, основанного на биологической потребности выживания. В периоды психических стрессов, таких, как травма или депривация, происходит наращивание нарциссизма, описываемого как либидинозный заряд побуждения, направленный на атаку или защиту (Соколова Е.Т.).

Э. Джекобсон предлагает использовать термин «первичный нарциссизм» для описания недифференцированной (на субъект и внешний мир) стадии развития первичного «психофизиологического Я», когда ощущается только нарастание и уменьшение напряжения. На стадии «первичного нарциссизма» ребенком не осознается ничего, кроме собственного опыта фрустраций и удовлетворения. Понятие «вторичный нарциссизм» относится к стадии начала формирования Эго, когда переживаются различия между либидо и агрессией, при том, что еще смешаны Я-образы и объектные образы.

М. Малер предложила различать две субфазы фазы первичного нарциссизма. Первая субфаза относится к первым неделям жизни. Это стадия «абсолютного нарциссизма», или «нормального аутизма». На этой стадии мать не осознается даже в качестве частичного отдельного объекта. Вторая субфаза, или «нормальная стадия симбиоза», может продолжаться до трех месяцев жизни. На этой стадии первичный нарциссизм превалирует, но уже не является абсолютным. Уже осознается, что удовлетворение исходит от удовлетворяющего потребность частичного объекта (груди). Это осознание происходит с «орбиты» всемогущего симбиотического двойного единства с матерью, к которой обращено либидо. Если Ш. Ференци называл «первичный нарциссизм» стадией абсолютного, или безусловного, галлюцинаторного всемогущества, то М. Малер, перефразируя данного автора, называет вторую субфазу первичного нарциссизма «условным галлюцинаторным всемогуществом». С 3-го до 4-го месяцев жизни первичный нарциссизм модифицируется, тело становится объектом вторичного нарциссизма, материнской заботы. Внешний объект (мать) становится объектом идентификации. Нарциссизм на пике с 10-го—12-го по 16-ый— 18-ый месяцы, когда происходит нарциссическое вложение в тело и его функции (вторая под- фаза процесса индивидуации: «практика»).

Читайте так же:  Просят помощи слабые

Объектное отношение, или «первичная объектная любовь», существует уже у младенца, что заставляет считать мифом само понятие «первичного нарциссизма» как первой безобъектной стадии жизни во внеутробном состоянии (Балинт). По М. Кляйн, объектные отношения существуют изначально и потому говорить о нарциссической стадии неправомерно; существуют лишь особые «нарциссические состояния», связанные с обращением либидо на интериоризированные объекты.

Дата добавления: 2015-09-15 ; просмотров: 1202 . Нарушение авторских прав

Теория нарциссизма в работах З. Фрейда и Х. Кохута (стр. 3 из 11)

Фрейд в этой работе вводит понятие первичного и вторичного нарциссизма.

Первичный нарциссизм — это состояние, которое возникает на нарциссической фазе развития либидо, и при нормальном развитии мы ожидаем, что оно будет трансформироваться.

Так, теория первичного нарциссизма впервые была опубликована в его работе «Введение в нарциссизм» в 1914 году. В первом разделе этой работы Фрейд так сформулировал вопрос: «Как относится нарциссизм, о котором здесь идет речь, к аутоэротизму, описанному нами как некая ранняя стадия либидо?» И он предложил следующий ответ: «Я намечу следующее совершенно неизбежное предположение, что единство личности Я не имеется с самого начала у индивида: ведь Я должно развиться, тогда как аутоэротические влечения первичны; следовательно, к аутоэротизму должно присоединится еще кое-что, еще какие-то новые переживания для того, что бы мог образоваться нарциссизм».

«Безграничную любовь ребенка к себе» З.Фрейд назвал первичным нарциссизмом. Состояние первичного нарциссизма является одной из особенностей новорожденного. Первичный нарциссизм представляет изначальное состояние новорожденного, неспособного проводить различие между собой и внешними объектами. Сексуальные цели этого периода целиком аутоэротичны, то есть связаны с любовью к себе. Эго еще не отдифференцировалось, и ребенок ощущает себя всемогущим, так как его потребности удовлетворяются как само собой разумеющееся. Считается, что он обладает «океаническим чувством».

[2]

К тому времени как была написана работа «О нарциссизме» основы концепции уже были определены. В этом классической труде Фрейд доработал прежние значения этого термина, а также использовал данное понятие для объяснения трех других феноменов: тип выбора объекта, форма объектных отношений и самооценка.

Хотелось бы отметить здесь два момента. Во-первых, как ранее упоминалось, наиболее примитивной формой взаимодействия индивида с окружающей средой является аутоэротизм. Он сменяется стадией нарциссизма, из которой впоследствии развиваются объектные отношения. Очевидно, этот путь развития ведет к тому типу выбора объекта, который позже в работе «О нарциссизме» назван нарциссическим. Такой вариант развития должен рассматриваться как альтернативный или параллельный тому, что был описан ранее — в «Трех очерках…» и в других его работах — тому, который начинается с первичного объектного отношения и ведет к выбору объекта, который Фрейд назвал анаклитичным (опорным).

Первичный нарциссизм стал нормативной теорией для объяснения наиболее примитивных отношений индивида с внешним миром, и Фрейд неоднократно ссылался на нее в своих более поздних работах. Более того, эта теория совсем не претерпела изменений за последующие двадцать пять лет активной работы Фрейда.

Хотя в период фрустрации, травм, переживании потерь, часть либидо будет возвращаться к Я, оттекать от внешнего мира, возврата к состоянию первичного нарциссизма здесь не будет. Все равно будут сохранять какие-то связи с объектом, даже когда мы погружаемся в сон и каждый вечер можем наблюдать этот отток либидо, потери интереса к внешнему миру, сосредоточенность на себе, внутренних переживаний, телесных ощущений. Все равно эти состояния нарушаются и мы видим как сохраняется наш объектный мир, мы видим сны. Сам сон (сновидения) это отношение с объектом, а в самом сюжете сна могут быть самые разнообразные объектные связи.

В последующей жизни перед лицом серьезных стрессов индивид испытывает соблазн возвратиться к первоначальному идиллическому чувству безопасности – иллюстрацией служит кататонический шизофреник. Это возвращение к самовлюбленности вследствие неудовлетворенности социальными связями называется «вторичным нарциссизмом», то есть направленность сексуальности взрослого человека на собственное Я. Идея более позднего нарциссизма, связанного с формированием Я через самоотождествление с другими людьми, не исчезает, однако это состояние называется «вторичным» нарциссизмом. Согласно З. Фрейду, нарциссизм Я – это вторичный нарциссизм, извлеченный из отношения к объектам.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Вторичный нарциссизм по Фрейду-это состояние, которое возникает после преобразования первичного нарциссизма, в котором сохраняются связи с объектами. Кроме состояния сна Фрейд ссылается на состояние влюбленности, которое на первый взгляд кажется крайней противоположности состоянию сна. Влюбленный на пике своих чувств, когда он любит, а не его любят. Он забывает как бы себя в объекте, отдает свое Я во вне. И самочувствие влюбленного, когда он отдает себя объекту, может быть пониженным, особенно, если влюбленный не встречает взаимности. Существует зависимость, как пишет Фрейд, состоящая в том, что чем больше влюбленный будет отдавать любви объекту, тем лучше будет функционировать его нарциссизм. То есть, люди лучше себя чувствуют, когда получают ответную любовь, добиваясь отклика на свою любовь. В этом состоянии люди окрыленные, вдохновленные.

Таким образом, в данной работе Фрейд перечислил пять клинических фактов, на которых он основал теорию нарциссизма — при этом в их аргументации он использовал восемь клинических феноменов. Упомянув сначала об исследованиях шизофрении и гомосексуальности, он продолжает: «Некоторые другие пути, ведущие к более близкому знакомству с нарциссизмом… составляет изучение психологии больного органической болезнью, психологии ипохондрии и проявления любовного чувства у обоих полов» [ 4.1. c. 18]. Три других фактора, не упомянутых в перечне, но представленных ранее в аргументации, представляют собой:

1) различную — как психотическую, так и нормальную — завышенную оценку самого себя (самооценку) и объекта;

3) особенности поведения младенцев и маленьких детей.

Проявления нарциссизма можно еще видеть в проблеме выбора объекта: существуют отдельные виды выбора объекта любви.

Первый тип выбора объекта – это опорный (анакликтический) тип выбора объекта. В этом типе мужчина ищет опору в скармливающей женщине, материнский объект, а женщины защищающего мужчину. Фрейд продолжает: «Наряду с этим типом и этим источником выбора объекта, который можно назвать ищущим опоры типом , аналитическое исследование познакомило нас еще с одним типом, которого мы вовсе не ожидали встретить. Мы нашли — особенно ясно это наблюдается у лиц, у которых развитие либидо претерпело некоторое нарушение, как, например, у извращенных и гомосексуальных, — что более поздний объект любви избирается этими лицами не по прообразу матери, а по их собственному» [ 4.1. c. 23]. Здесь он имеет виду нарциссический тип выбора объекта. Он заканчивает параграф так: «Это наблюдение и послужило самым решающим мотивом, побудившим нас выставить положение, что нарциссизм составляет определенную стадию развития либидо» [ 4.1. c. 23].

Читайте так же:  Потеря сексуальной привлекательность супруги или супруга после нескольких лет брака – как жить вмест

Первичный и вторичный нарциссизм по Фрейду

Итак, как особенности нарциссической личности проявляются в эмоционально зависимых отношениях? Нарциссизм это иллюзия самодостаточности, но очень странной, поскольку она направлена не на поддержание своей свободы, но на лишение свободы других. Для нарцисса любой объект сужается до границ, за которые ему нельзя выйти, чтобы не потерять статуса существующего. Нарцисс, фактически делает с другими то, что по отношению к нему самому делали родители — указывали место и карали за то, если он осмеливался его покидать. В обмен на подчинение нарциссическая личность предлагает возвращение в персональный рай слияния, в котором не будет тревог, разочарований и потерь. Разумеется, на подобный вариант можно согласиться, лишь имея в анамнезе собственный опыт нарциссического травмирования. Логика подобного согласия предельно ясна, поскольку отражает задачу травматического повторения — исправить в настоящем то, что не получилось осуществить в прошлом.

[3]

Страсть, с которой нарциссическая личность преследует своего избранника, легко объяснима — преследуя другого, она на самом деле стремится к соединению с самой собой, точнее со своим идеалом. Нарциссический выбор объекта основывается на путанице между собой и другим — кажется, что идеальное представление о себе может быть присвоено путем удержания рядом другого. Либо же в заботе о другом, но в весьма странной заботе, которая не учитывает интересы того, о ком заботятся. Разумеется, подобное соединение невозможно — отражение, в которое нарцисс погружается, разбивается на кусочки. В эмоционально зависимой паре обмен идет не только страхами отвержения, но и идеалами совместности — все это длительное время удерживает партнеров рядом. Нарцисс может существовать в двух модусах, которые описаны как явления идеализированного и зеркального переноса. В первом случае он прилепляется к идеальному объекту и тем самым восполняет дефицит “хорошего” опыта, либо же использует другого в качестве своего нарциссического продолжения и компенсирует последствия “плохого”. Хороший и плохой опыт здесь понимается как разные полюса одного процесса, связанного с распознаванием и отображением ребенка опекающими фигурами.

В отношениях с нарциссической личностью поддерживается стратегия, основанная на внутриличностном расщеплении — нельзя одновременно испытывать к одному и тому же человеку положительных и отрицательных эмоций. Это означает, что человек, который проявляет знаки любви, заботы и внимания, не может оказаться тираном. Если он приглашает в отношения, они будут строиться по его правилам; если другой партнер сделает попытку отрегулировать их под себя, это будет восприниматься как отвержение и предательство. Нарциссическая личность мыслит глобальными идеями и широкими мазками — попытка с чем-либо не согласиться воспринимается как атака на идеальную заботу. Нарцисс негодует на обнаружение самого различия. Это легко объяснить, если вспомнить про синдром двойника — нарцисс воспринимает другого, как часть себя, которую он знает как свои пять пальцев. Страшно подумать, если рука вдруг начинает предъявлять собственные желания.

Жизнь субъекта расчерчена пунктирами прерывистости. Самые привычные из них те, что принадлежат организму — сон, в котором повседневность смешивается или сгущается, а также непременные оговорки, описки и нелепые действия, через которые бессознательное наносит разрез связному и не противоречивому представлению о себе. Также встречается прерывистость травматичная, появляющаяся в виде утраты или фрустрации — брешь между фантазиями о реальности и самой реальностью. Способность принимать эту прерывистость во много характеризует степень психической зрелости. Если прерывистость присутствия родителя рядом оказывалась слишком травмирующей, она не признавалась как основополагающая особенность реальности.

Другими словами, если в раннем возрасте присутствие родителя оказывалось слишком непредсказуемым и ненадежным, для защиты от этого могло сформироваться два типа реакций — отрицание отдельности родителя или попытка компенсировать его отсутствие галлюцинаторной активностью, в дальнейшем принимающей форму обсессивного поведения. Временное отсутствие родительской фигуры открывает дорогу для развития мышления, которое строится на основании инвестиций в прошлый опыт удовлетворения. Если подобный опыт был редок и неубедителен, то инвестированию подвергается само отсутствие объекта — с этого момент начинается феномен, известный как работа негатива. Итак, мы вновь сталкиваемся с диалектическим парадоксом — травма происходит в двух случаях: когда матери бывает слишком много и когда ее слишком мало.

Как ранее мы располагали зависимое поведение между векторами истерического и обсессивного полюса, так и сейчас мы можем дать ему место в системе координат нарциссического расстройства. Пусть на одном полюсе будет находиться нарциссическая личность, которая отрицает отсутствие объекта как отдельного существа и рассматривает его как часть своей психической реальности — тогда на другом полюсе будет располагаться фобический субъект, который стремится в это предлагаемое слияние, поскольку оно освобождает его от тревоги, связанной с обнаружением прерывистости, то есть разницы между двумя психиками. Другими словами, если с одного берега доносится — иди сюда, я приготовил для тебя самое лучшее, на другом может возникнуть тревога неполноты знания о себе и предположение о том, что ключ к высшему счастью действительно располагается там.

Другими словами, нарциссический персонаж в зависимых отношениях делает с другим то, что умеет лучше всего, а именно — интенсивно соблазняет. Поскольку это соблазнение происходит из идеализированной части, ему очень трудно сопротивляться. Кажется, будто это действительно может оказаться тем самым шансом, который выпадает единицам и то совершенно случайно. Разумеется, на деле подобный контакт оборачивается полной противоположностью. Нарцисс, в силу своей неспособности к эмпатическому переживанию, готов поддерживать только свою фантазию о партнере, не обращая внимания на его настоящие потребности. Это выглядит примерно следующим образом. нарциссическая личность демонстрирует приманку, которая является привлекательной для зависимого, но следуя за ней он обнаруживает себя совершенно в других отношениях, отличных от тех, которые были обещаны. Из них хочется выйти, но надежда на обретение того, что соблазняет, в полном объеме, заставляет вновь и вновь повторять этот цикл аддиктивной реализации. Еда и питье всякий раз превращается в несъедобный химический элемент. Другая метафора — употребление “идеализированного” образа нарцисса напоминает злоупотребление алкоголем, когда абстиненция заставляет искать новую дозу.

У нарциссической личности наблюдается ненасыщаемая потребность в одобрении и подтверждении нарциссической компенсации: в этом месте партнер становится функцией, которая только обслуживает нарциссическое расширение, но не интересна сама по себе. Нарциссическая подпитка оказывается самоцелью отношений. Парадоксальным образом нарциссическая личность использует партнера для поддержания своего расширения не только для себя, но и для него, поскольку уверен, что если последний столкнется с ним настоящим, то неизбежно разочаруется в отношениях. В этом месте сходятся нарциссический и зеркальные переносы и послание звучит так — расширяй меня, чтобы я стал твоим собственным объектом для идеализации. В зависимых отношениях нарцисс сначала идеализирует своего партнера, а затем соблазняет, тем самым поддерживая собственный полюс идеализации. На этом значимость партнера пропадает, так как он уже выполнил свою функциональную роль.

Читайте так же:  Секреты чувств в психотерапии

Всякий раз, когда партнер пытается выбраться за пределы уготованной ему роли, это приводит к бурному негодованию нарцисса, который с помощью манипуляций и проективной идентификации усиливает в другом страх одиночества и угрозу брошенности. Нарцисс всерьез полагает, что изменения происходят в результате действий, а не проживания чувств. Если партнер говорит ему о своем недовольстве отношениями, имея в виду эмоциональный дискомфорт, нарцисс будет действовать везде, кроме собственно эмоционального измерения. Именно подобные субъекты уверены в том, что существует формула любви, воспроизведя которую можно вызвать в другом желаемое эмоциональное состояние. И чаще всего у них это удается. Зависимый нуждается в защитнике и спасателе — его партнер действительно может спасти его от угрожающего внешнего мира, но плата за это — прекращение доступа к ресурсам мира внутреннего. И тогда встроенный датчик ломается и совершенно нет возможности понять, что сейчас происходит — любовь или что-то совсем обратное.

Нарцисс в зависимых отношениях эвакуирует в партнера собственный страх брошенности и за счет этого навязывает ему отношения, в которых исчезают границы. Однако, как мы видим, границы исчезают в одностороннем порядке. Почему же это происходит? Парадоксально, но участие в эмоционально зависимых отношениях, помимо страдания, про которое клиенты говорят, приносит и явные бессознательные выгоды. Внутриличностное расщепление исправно работает и в этом случае — обнаружение собственной заинтересованности в отношениях, которые формально расцениваются как “токсические”, вызывает много стыда и нежелания смотреть в эту сторону. Однако эта работа необходима, поскольку именно обнаружение этой потребности меняет способ организации отношений. Например, зависимый соглашается на идеализацию со стороны нарциссической личности из-за того, что это освобождает ее от необходимости отвечать на многие “трудные” вопросы — а что на самом деле хочу я? как поддерживать решимость в своем выборе? как выдерживать полноту ответственности за свою жизнь?

Еще одна путаница, которая случается в зависимых отношениях — это смешение боли и ценности. Если отношения завершаются — испытывать психическую боль и совершать работу горя является совершенно естественным. Более того, душевные страдания появляются, даже если отношения были изматывающими и не ресурсными. Для зависимого клиента появление боли в ответ на угрозу расставания является непременным свидетельством ценности этих отношений. Разумеется, следующий шаг — попытка их реабилитации — исходя из этой логики оказывается вполне логичным. На деле же выясняется, что боль возникает как реакция на утрату иллюзии об удовлетворении инфантильных потребностей в защите, опеке и безопасности.То есть, завершение зависимых отношений как будто выбрасывает аддикта в совершенно новое и незнакомое для него измерение, в котором пока нет возможности ориентироваться. И это вполне может оказаться решаемой терапевтической задачей.

Подводя итог, можно сказать о том, что эмоционально зависимые отношения, в которых субъект внезапно себя обнаруживает, являются своеобразным маркером, говорящим о необходимости провести существенную ревизию своего способа строить контакты. Разумеется, внезапное обнаружение не случайно — возможно, оно свидетельствует о том, что привычный способ невротической компенсации уже не работает и стоит поискать что-то новое; что-то чуть больше сокращающее дистанцию между собой и своим образом.

Концепция нарциссизма Зигмунда Фрейда

Предшественники: Х. Эллис, Нэкке (1898) относят термин «нарциссизм» к поведению, которое не является явно сексуальным (сексуальные эмоции поглощаются и теряются в самовосхищении). При описании клинической перверзии X. Эллис связал ее с именем Нарцисса, подробно рассмотрев истоки нарциссизма в литературе и мифологии. К. Абрахам (1908) описал нарциссическую форму сопротивления, когда пациент, пытаясь избежать зависимости от аналитика, идентифицируется с последним и конкурирует с ним. На примере раннего слабоумия описал процесс переноса либидо на себя как на единственный сексуальный объект. Э. Джонс, О. Ранк в своих работах сравнивают с нарциссизмом самовлюбленность, самообожествление и женское тщеславие.

В 1910 г. в «Очерках по теории сексуальности», в примечании, З. Фрейд ссылается на нарциссизм как на извращение (перверзия). «Случай Шребера» (1911) — 3. Фрейд отметит, что при патологических состояниях психики, таких как шизофрения и ипохондрия, объектом любви становится собственная личность или «Я» как целое за счет отношения к другим людям. При этом Фрейд замечает: «я не собираюсь. разъяснять здесь проблему шизофрении, а. делаю только сводку, чтобы доказать необходимость включения нарциссизма в общую схему развития либидо». В работе «Детское воспоминание Леонардо да Винчи» — упоминание Фрейдом о нарциссизме.

В 1912 году выходит «Тотем и табу», где Фрейд соотносит нарциссизм с примитивным магическим мышлением, анимизмом, всемогущество мыслей первобытных людей. Наряду с рассмотрением стадии нарциссизма З. Фрейд предпринял попытку привести в связь с нарциссизмом обнаруженную у примитивных людей и невротиков высокую оценку психических актов. По его мнению, в обоих случаях психическим следствием чрезмерной оценки оказывается всемогущество мыслей или «интеллектуальный нарциссизм». Если во всемогуществе мыслей психоаналитик в состоянии видеть доказательство нарциссизма у примитивных народов, то он может решиться на смелую попытку провести параллель между ступенями развития человеческого миросозерцания и стадиями либидозного развития отдельного индивида. Фрейд выдвинул положение, согласно которому «анимистическая фаза соответствует в таком случае нарциссизму», религиозная форма – ступени любви к объекту, характеризуемой привязанностью к родителям, а научная фаза – состоянию зрелости индивида, отказывающегося от принципа удовольствия, ищущего свой объект во внешнем мире и приспосабливающегося к реальности.

В данной работе также Фрейд подчеркивает необходимость разложить стадию аутоэротизма на две, одну из которых можно назвать «стадией нарциссизма». По этому поводу он писал: «Хотя мы еще не имеем возможности дать вполне точную характеристику этой нарциссической стадии, в которой диссоциированные до того сексуальные влечения сливаются в одно целое и сосредоточиваются на Я как на объекте, мы все же начинаем понимать, что нарциссическая организация уже никогда не исчезает полностью. В известной степени человек остается нарциссичным даже после того, как нашел внешний объект для своего либидо; найденный им объект представляет собой как бы эманацию оставшегося при Я либидо, и возможно обратное возвращение к последнему» (Лейбин).

В 1914 году выходит работа «О нарциссизме». Это был первый серьезный подход к пониманию природы нарциссизма. К 1914 году термин нарциссизм используется уже в широком диапазоне: клинически, для описания перверзии; генетически, для описания стадии развития; динамически, для объяснения определенных установок, таких как тщеславие и самолюбие (самодовольство). В пользу инстинктивного аспекта нарциссизма З.Фрейд приводил довод биологического порядка: «Индивид действительно ведет двойное существование — как самоцель и как звено в цепи, которой он служит против собственной воли». Человек как самоцель — это некая единичность в своей уникальности. Назначение «звена в цепи» — быть передатчиком наследственной информации. Таким образом, Фрейд делегирует функции инстинкта самосохранения феномену нарциссизм, подчеркивая его родовую принадлежность. Фрейд расширяет предшествующие идеи и дополняет их размышлениями о роли нарциссизма и о том, как нарциссические люди выглядят в глазах других.

Читайте так же:  Особенный ребенок

Фрейд рассматривает нарциссизм с экономической точки зрения. Нарциссизм — это состояние, когда «либидо, оторвавшись от внешнего мира, обращалось на собственное Я». Это и первичный нарциссизм ребенка, который еще не знает объектных отношений, и возврат к первичному нарциссизму у взрослых. Опираясь на принцип сохранения либидинальной энергии, Фрейд устанавливает равновесие между Я-либидо (Я, нагруженным либидо) и «объектным либидо»: «Чем больше поглощает одно, тем сильнее истощается другое». «Я следует рассматривать как большой резервуар, откуда либидо устремляется к объектам, — всегда готовый вновь поглотить либидо, отливающее от объектов». В рамках энергетической концепции, признающей постоянство либидинальных нагрузок Я, данное определение нарциссизма представляет его не как стадию развития, но как застой либидо, не преодолимый никакой нагрузкой объектов (Лапланш, Понталис).

Генетически нарциссизм взрослого человека по Фрейду — это возврат к определенной точке фиксации в детстве, когда ребенок был полностью счастлив с самим собой. Нарциссизмом Фрейд называет аутоэротическую активность, когда объектом становится тело самого индивида. Это относится как к аутоэротической стадии развития ребенка, так и к сексуальной перверзии у взрослых.

Ранее в работе «Три очерка по теории сексуальности» (1905) Фрейд показал, что инфантильные сексуальные влечения сначала удовлетворяются на собственном теле, то есть аутоэротически, и что способность к аутоэротизму является характерной чертой проявления детской сексуальности. Впоследствии с введением в научный оборот термина «нарциссизм» З. Фрейд пришел к мысли, что «аутоэротизм был сексуальным проявлением нарциссической стадии размещения либидо» (Лейбин).

Рассуждая о типе выбора объекта у мужчин и женщин, Фрейд говорил, что для женщин более характерен нарциссический выбор, что женщины «. любят себя с той же интенсивностью, с какой их любит мужчина»(О нарциссизме). Т.о., нарциссизм является препятствием объектной любви, а также отчетливо высвеченная зависимость самооценки и самовосприятия нарциссической личности от получаемого ею внешнего одобрения.

Вклад родителей в нарциссизм ребенка: пусть ребенку будет лучше, чем его родителям. Он должен воплотить неисполненные желания родителей, стать вместо отца великим героем, получить в мужья принца для позднего вознаграждения матери». В более поздних исследованиях такие и подобные отношения в семье будут признаны почвой для выращивания нарциссического ребенка (О нарциссизме).

Вторичный нарциссизм — это сосредоточение всей психической активности человека на самом себе. Фрейд дает нам практически современное описание нарцисса с патологией характера или нарциссически структурированного — внешне он производит впечатление самодовольного, холодного, отстраненного, практически неспособного к объектной любви, но вполне социально адаптированного тестирующего реальность. Во внутреннем плане присутствуют необходимость образовать «Я-идеальное» и «отстранять от своего Я все их принижающее», в сочетании с зависимостью от любви другого как от регулятора самочувствия.

Фрейд не исследовал далее нарциссизм как специфическую личностную структуру, так как полагал, что выраженный нарциссизм мешает образованию переноса в анализе, и счел нарциссических личностей недоступными анализу вообще. Это мнение будет позднее опровергнуто X. Кохутом, который доказал, что нарциссические пациенты вполне способны образовывать переносную реакцию, правда, с тем отличием, что это не будет реакция любви, характерная на определенном этапе для истерических или обсессивных личностей, с которыми преимущественно работал 3. Фрейд.

В течение всей своей жизни 3. Фрейд неоднократно возвращается к проблеме нарциссизма. В 1917 году в работе «Печаль и меланхолия» он постулирует нестабильность нарциссических отношений, говоря о том, что любые разочарования в совершенстве «идеала» подвергают эти отношения опасности — любая нарциссическая привязанность оказывается очень непрочной. Для неустойчивых нарциссических личностей характерно заменять отношения с другими идентификацией с ними. В этом контексте идентификация как механизм социализации личности предполагает временное присвоение норм, правил, ценностей другого человека и аннулирование собственных.

Нефрейдисты: Если в классическом психоанализе нарциссизм ассоциируется с самовлюбленностью, то неофрейдистами он понимается в первую очередь как самоненависть и самодеструктивность. Неофрейдисты критикуют концепцию нарциссизма за понятие фиксированного количества либидо. Они отмечают, что, согласно Фрейду, чем больше любви направлено на внешний мир, тем меньше остается самому себе, и наоборот. Э. Фромм (1947) возражает против этой формулировки, так как она приводит к неприемлемой позиции: нарцисс представляется обогащенной личностью по сравнению с человеком, способным к любви. По мнению Фромма, в действительности человек, испытывая любовь к окружающим, не истощается, а обогащается (Соколова Е.Т.).

В. Джоффе и Дж. Сэндлер (1967) отвергли определение нарциссизма как либидозного вложения в Я или незрелого выбора объекта. Они связали понятие нарциссизма с самоуважением. В отличие от экономического тезиса, они утверждают, что личность с высоким самоуважением также уважает других, с низким — более заинтересована в себе. В. Йоффе и Дж. Сандлер настаивали, что пора уже, наконец, оставить концептуализацию нарциссизма как состояния либидинального инвестирования «Я» и принять вместо этого новую концептуализацию в терминах нарциссического состояния. Авторы подчеркивали, что термин нарциссизм должен быть применен именно и непосредственно к этому идеальному состоянию в его взаимосвязях с представлением личности о себе и ее самооценкой (Шамшикова).

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

X. Хартманн вводит понятие «ожидаемый внешний мир» и рассматривает отношения матери и маленького ребенка на «соответствие друг другу» (Эго психология и проблема адаптации).

Источники


  1. Кэрролл, Ли Дети Индиго / Ли Кэрролл , Джен Тоубер. — Москва: Гостехиздат, 2009. — 288 c.

  2. Гавэйн, Шакти Доверять себе. Путь к свободе и самовыражению. Пробуждение чувств. Доверься — и следуй! В поисках любви. От ложного доверия к доверию истинному (комплект из 3 книг) / Шакти Гавэйн и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 864 c.

  3. Семья. Книга для чтения. Книга 2. — М.: Издательство политической литературы, 2008. — 528 c.
  4. Энциклопедия семейной жизни (комплект из 2 книг). — М.: Отечество, 2010. — 825 c.
  5. Геген, Николя Наука нравиться. Любовь и флирт в зеркале психологии / Николя Геген. — М.: Ломоносов, 2012. — 192 c.
Первичный и вторичный нарциссизм по фрейду
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here