Почему подросток такой разный

Сегодня обсуждаем тему: почему подросток такой разный с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Почему мы не понимаем подростков?

Подростковый возраст часто сравнивают с зоной турбулентности: «трясти» начинает не только тех, кто непосредственно в нее попадает, но и тех, кто рядом, в первую очередь — родителей. И все же «странное» поведение подростков поддается расшифровке, а наши, взрослые, реакции на него вполне объяснимы. Проанализируем причины родительского непонимания и страхов.

Мы ревнуем

Многим непросто принять тот факт, что наши дети взрослеют, становятся сексуально привлекательными, вступают в интимную жизнь. Мы требуем, чтобы они прилично выглядели и хорошо учились, были любознательными, не злились и не хамили. Кажется, что мы тревожимся о них, но на самом деле нами управляют собственные страхи. И прежде всего — боязнь постареть и остаться в одиночестве, в «опустевшем гнезде».

[1]

Мы не всегда готовы видеть в подростке нового человека, у которого все иное — тело и эмоции, цели и идеи. Осуждение его поведения и внешнего вида позволяет нам сохранять иллюзию неизменности своей жизни: мы продолжаем относиться к нему как к беспомощному ребенку и при этом непроизвольно соперничаем с ним, доходя порой до настоящей войны.

Сказка о Белоснежке — прекрасный пример этой коллизии: мачеха пытается избавиться от падчерицы, чтобы сохранить за собой статус единственной соблазнительной женщины.

Но пример с дочерью и мачехой — это крайность, а вот что рассказывает 17-летняя Яна: «Когда мне исполнилось 15, за лето я вытянулась на 10 см, у меня выросла грудь. Мама стала придираться к моим друзьям, манере говорить, внешности, нередко унижала меня и высмеивала при всех. Я поняла, что больше не могу ей доверять, мне было одиноко и обидно…»

Они делают все, чтобы их не понимали

Куда же делся тот ребенок, которого мы растили, с которым были так близки? Почему он теперь так странно и вызывающе себя ведет, экспериментирует с прической и одеждой, грубит, курит, включает музыку на полную громкость? Словом, всеми возможными способами он провоцирует взрослых.

Не умея найти точных слов для выражения чувств, которые он испытывает, подросток намеренно искажает речь. С претензий к лексике начинается разобщенность с родителями. Митя, 16 лет: «Прикольно разговаривать с приятелями по телефону на нашем «секретном» языке, когда меня слышат родители: они ничего не понимают и начинают психовать, требуют, чтобы я «говорил нормально». »

Им необходимо получить ответ, реакцию, встретить сопротивление, которое убедит их, что перемены происходят на самом деле

В период полового созревания подростки эмоционально очень нестабильны: их настроение может меняться несколько раз в течение часа. Они чаще утомляются, становятся раздражительными и ранимыми. Любую критику в этот момент воспринимают как еще одно подтверждение нелюбви к себе. Парадокс: подростки ищут себя, пробуя то и это, продвигаясь рывками и отступая назад, создают себя, окружая свой мир завесой тайны.

В то же время они постоянно устраивают «вылазки» на взрослые территории. И через провокации ищут подтверждения своему существованию, своему «Я». Им необходимо получить ответ, реакцию, встретить сопротивление, которое убедит их, что перемены происходят на самом деле, и понять, что с ними творится.

Конфликт с нами помогает им взрослеть

Родителям больше нет нужды «все понимать» или стремиться к «максимальной близости» с ребенком: у подростков это лишь вызывает тревогу. Чего же они ждут от нас? Чтобы мы оставили их в покое и не ставили в пример собственный жизненный опыт? Или они все же ждут наших вопросов, заинтересованности, участия, а может быть, и определенного контроля, и ясных ограничений?

Как ни парадоксально — всего этого вместе. Но как поддержать своего ребенка, защитить его, не ограничивая свободу, необходимую ему, чтобы осознать себя?

На эти вопросы нет готовых ответов. Но есть совет, к которому стоит прислушаться: родителям подростка пора отказаться от идеи «слияния» взрослого и ребенка, перестать проецировать себя на его формирующуюся личность. В отношениях с ним необходимо искать правильную дистанцию и не считать себя причиной и виновником всех трудностей ребенка.

«Не задавайте назойливых вопросов, но оставайтесь открытыми к разговору на любую тему», — советуют все наши эксперты. Если ребенок говорит с вами — о чем угодно, если стремится к дискуссии — пусть даже она превращается в спор, — значит, с ним все в порядке: между вами есть контакт, а это самое главное.

Мы за них тревожимся

Подросток постоянно ускользает от нас — и мы ищем знаки, которые позволят нам понять, что именно с ним происходит. Но и тут есть риск: наш поиск может превратиться в выискивание «патологий». Многие родители живут в постоянном страхе, что могут пропустить какую-то серьезную проблему или даже катастрофу. И считают к тому же, что признаки опасности у всех подростков одинаковы. Но это не так.

Если девочка не хочет есть, это вовсе не означает, что у нее началась анорексия. Возможно, своим отказом она сигнализирует родителям о каких-то своих переживаниях. Но у двух разных девочек переживания никогда не будут одинаковыми, даже если внешние их проявления похожи.

Подросток прежде всего нуждается в том, чтобы его слушали, а вовсе не в том, чтобы cледили за каждым его шагом

Поддавшись своей тревоге, взрослые нередко занимают позицию наблюдателей по отношению к своему ребенку. Он же воспринимает это как проявление недоверия. И постепенно сам перестает доверять им. но и себе тоже. Подросток прежде всего нуждается в том, чтобы его слушали, а вовсе не в том, чтобы его разглядывали «под микроскопом» или следили за каждым его шагом и жестом.

Подростковый возраст, при всех его сложностях и множестве смыслов, — это прекрасный период жизни, когда все случается впервые, когда рождается новый взгляд на мир. Это время обостренных чувств, сильных переживаний, но также и легкости.

Наши подростки дают нам возможность вновь встретиться с этой «ушедшей на дно» частью нашей натуры, вернуться к нашим собственным истокам, не впадая в зависть или ностальгию. И если мы сами больше не будем этого бояться, дети выйдут из этого периода благополучно — повзрослевшими.

Читайте так же:  Руководство к жизни

Перестанем их бояться

Нет ни волшебных рецептов, ни универсальных советов для родителей, но есть ориентиры, которые помогут нам понять, что происходит с подростками… и перестать их бояться.

1. Переходный возраст — не болезнь, даже если приносит страдания. Просто в ребенке все меняется.

2. Отрочество не бывает безмятежным. Если ребенок проживает его «тихо», взрослым стоит забеспокоиться. «Удачно» лишь то воспитание, которое дает подростку силы восстать.

3. Это период перестройки: подросток словно живет на стройплощадке, где сперва должен все расчистить, чтобы выстроить себя заново. Запомним:

никто не может точно предсказать, как долго продлятся «работы»;

учитывая их размах, определенное количество проблем неизбежно;

наверняка проявится то, что в фундаменте детства было «заложено» неудачно. Открытия могут быть болезненны, но, когда проблема видна, ее можно решить.

4. Перестраивается его психика. Подросток вновь определяет:

образ (негативный или позитивный) самого себя;

свою сексуальную идентичность (чувствует себя «настоящим парнем» или «настоящей девушкой»);

свою сексуальную ориентацию (кто ему действительно нравится?);

свою индивидуальность, то есть способность существовать, думать и принимать решения самостоятельно;

свою движущую силу, которая побуждает его развиваться, строить планы, думать о своем будущем;

свое отношение к людям, их правилам и социальным нормам, умение общаться с ними и дружить…

5. «Нормальными» можно считать самые разные проблемы:

неуверенность в себе и в том, каким его воспринимают другие люди;

«девчонка-сорванец» или «крутой парень» — подросток переживает, сомневаясь в своей женственности или мужественности;

глубокое волнение и страхи на почве поисков себя в сфере сексуальности;

сомнения, растерянность перед необходимостью шагнуть в самостоятельную «большую жизнь»;

смятение перед будущим, подросток ищет смысл: «Если надо расти и двигаться вперед, то зачем?»;

нежелание подчиняться «законам» в широком смысле слова, искушение «заигрывать» с запретами;

невозможность найти себе друзей или, наоборот, поглощенность жизнью компании — чуть ли не до потери индивидуальности.

6. Когда же стоит обеспокоиться всерьез? Когда проблемы действительно серьезны или решение их слишком затягивается. Когда он замыкается в себе, когда у него нет ни друга, ни подруги, когда он полностью забросил учебу. Или ему ничего не хочется от жизни, он не строит никаких планов и, конечно, когда он нарушает закон. Также родители могут обеспокоиться, если ребенок ведет с ними затяжную войну по любому поводу: часто для него это способ уйти от настоящих проблем.

7. Что делать, если мы чувствуем приближение опасности? Посоветоваться с психологом, рассказать о своих опасениях и, если ребенок отказывается от помощи специалиста, хотя бы получить ее самим.

8. И наконец, перестанем заниматься самобичеванием! Никто из нас не идеален. Чтобы стать взрослыми, детям нужно от нас оторваться. Даже если мы и далеки от совершенства, значит, им повезло: если бы мы были совершенны, они никогда не смогли бы с нами расстаться.

Александра, 45 лет, мать Андрея:

[3]

«У нас с сыном было настоящее противостояние. В 13 лет мне пришлось лишить его похода на дискотеку, потому что он врал из-за оценок, в 14 — наказать за найденные в кармане сигареты… Но мы смогли заключить пакт о доверии, который оба соблюдаем. Если я говорю «да», я не меняю своего решения. Если он нарушает договор, например, не звонит, когда не успевает вернуться домой вовремя, он знает, что в другой раз ему будет запрещено пойти туда, куда ему хочется.

Для меня важно научить его заботиться о себе и брать на себя ответственность за последствия своих действий. Я не запрещаю ничего просто так, без причины, от самодурства. Мы стараемся все проговаривать друг с другом. Бывает, что и ссоримся, но не переходим на личности. Для меня сейчас главное — быть готовой к диалогу, быть открытой, поддерживать его, стараться понять — в любом случае».

Андрей, 17 лет, ученик 11-го класса:

«Примерно лет с 12 мне стало трудно разговаривать с матерью, я огрызался, иногда хамил ей. Если ты и сам не всегда можешь договориться с собой, когда надо понять, кто ты вообще такой в этом мире и чего стоишь, все-таки хочется больше свободы. Но если бы мать вообще молчала, не задавала бы мне вопросов, наверное, было бы хуже…

Сейчас мы нормально общаемся, я могу с ней что-нибудь обсуждать или говорить, с чем не согласен. И ничего, что наши мнения могут быть совершенно разные. Взрослые про нас много чего говорят: «пофигизм» у нас, «бескультурье». Все это фигня, мы нормальные! С родителями бывает особенно трудно, когда они тебя не воспринимают всерьез. Ну как при этом им что-то объяснять? Тогда приходится реагировать. прямолинейно».

Людмила Петрановская: «Когда подростки отделяются, они бьют по самым больным местам»

Что делать, если в семье разразилась настоящая война? Как реагировать на подростковую агрессию? Как говорить с ними об отношениях и научить принимать ответственные решения? Объясняет семейный психолог Людмила Петрановская.

Как распознать пассивно-агрессивного партнера

Внешне они могут производить впечатление сдержанных и покладистых. Бывает непросто определить, что за их поведением кроется пассивная агрессия. Особенно если это любимый человек. Психотерапевт Дарлин Лэнсер рассказывает, как вести себя с пассивно-агрессивным партнером.

Комплекс неполноценности (заниженная самооценка) у детей и подростков. Признаки и причины его возникновения

Комплекс неполноценности мешает гармоничному развитию личности. Он возникает в детстве и часто остается на всю жизнь. Причем, внешне это не всегда заметно. Как же распознать заниженную самооценку и комплекс неполноценности? В чем их опасность для ребенка?

Заниженная самооценка или комплекс неполноценности — это постоянное, навязчивое ощущение себя хуже других, сопровождающееся постоянной неуверенностью в себе и своих силах.

Самооценка ребенка влияет на то, как ребенок умеет общаться, как реагирует на критику, как ведет себя в конфликтной ситуации, насколько сильно он стремится к общению, каких друзей себе выбирает.

Признаки заниженной самооценки у детей и подростков:

  • Внешний вид — может быть неряшлив, небрежен.
  • Тихий тембр голоса, невнятная речь, заискивающие интонации, привычка извиняться без видимых причин за свои поступки.
  • Излишняя критичность к себе и своим поступкам, самобичевание.
  • Часто на лице страдальческое выражение лица, при разговоре дети с комплексом неполноценности обычно избегают смотреть на собеседника; чрезмерно сутулятся (желание быть незаметным); садятся на самый край стула, переплетая ноги (защита от окружающих) или пряча их под стул.
  • Малообщительны, ведомые, постоянно жалуются на плохое самочувствие, неприятности. Чаще всего неуверенные в себе дети и подростки — интроверты (эмоции, чувства направлены внутрь себя, а не во внешний мир).
  • Излишняя агрессивность. Грубость с окружающими как защита от внешнего мира, неверие в себя рождает недоверие и к окружающим.
  • Болезненная реакция на критику, плаксивость.
  • Чрезмерная внешняя самоуверенность в поведении, как ни странно, говорит о низкой самооценке, сопровождается желанием «выделиться из толпы» (необычная одежда или поведение с претензией на «оригинальность»). Особенно сильно проявляется в подростковом возрасте.
  • Желание быть первым всегда и везде. Подросток живет в постоянном стрессе, вынужден доказывать себе и окружающим, что он лучше всех. Личности, уверенной в себе, любящей себя, нет нужды доказывать свою «исключительность».
Читайте так же:  Чудо исцеления

Эти признаки могут наблюдаться по отдельности или в разном сочетании.

Почему у ребенка заниженная самооценка? Основные причины:

  • Наследственный фактор. Особенности физического развития (наличие заболеваний, инвалидности способствует формированию комплекса неполноценности), темперамента (к примеру, сангвиники чаще всего общительны, склонны к лидерству, меланхолики очень впечатлительны, остро чувствуют других людей и их чувства), умственные способности (у детей, имеющих умственные отклонения или задержку психического развития, комплекс неполноценности может быть особенно ярко выражен).
  • Воспитание. Гиперопека — излишняя и навязчивая забота или гипоопека — отсутствие теплых и доверительных отношений между ребенком и родителями. Даже любящие родители, сами неуверенные в себе, вряд ли смогут воспитать активного и уверенного в себе ребенка. Ведь как можно учить тому, что не умеешь сам?
  • Социальные контакты — отношения вне семьи с одноклассниками, педагогами, друзьями, знакомыми. Детям, особенно в подростковом возрасте, свойственен «дух коллективизма», им важно быть не хуже других (по их мнению), нередко травля одноклассников из-за особенностей внешности, физического или психического развития ребенка крайне негативно сказывается на характере — подросток или замыкается в себе, или становится агрессивным.

Непостоянство уровня самооценки

Уровень самооценки может измениться: есть немало способов избавиться от комплекса неполноценности и стать уверенным в себе человеком. Более подробно можно прочитать в статье Как стать уверенным в себе?. Среди знаменитых людей, добившихся успехов, есть множество тех, кто в детстве имел низкую самооценку, но сумел справиться с ней. Уровень самооценки может стать ниже из-за серьезных неудач, длительной стрессовой обстановки, проблем общения с родителями и т.д.

Кто чаще страдает комплексом неполноценности?

Комплексу неполноценности подвержены дети, воспитывающиеся без родителей, нежеланные дети — они уже во младенчестве ощущают свою ненужность в мире. У них нет поддержки и опоры в виде родителей, они чувствуют себя несовершенными и не умеют себя любить, рассматривают себя как помеху, а не как свободную личность.

Опасность комплекса неполноценности

Комплекс неполноценности не только мешает развитию личности, но и может перерасти в затяжную депрессию, невроз, особенно если он усугублен иррациональным (необъяснимым, подсознательным) чувством вины. Кроме того, если ребенок или подросток страдает заниженной самооценкой, то у него могут быть страхи, фобии, и другие навязчивые состояния, могут возникнуть и психосоматические заболевания (физиологические заболевания на фоне психических факторов). Справиться с тяжелой формой этого комплекса помогут специалисты (психологи, психиатры, психоневрологи).

Видео (кликните для воспроизведения).

Фото: Екатерина Пашкова.

Спасибо за Вашу оценку. Если хотите, чтобы Ваше имя
стало известно автору, войдите на сайт как пользователь
и нажмите Спасибо еще раз. Ваше имя появится на этой стрнице.

Есть мнение?
Оставьте комментарий

Понравился материал?
Хотите прочитать позже?
Сохраните на своей стене и
поделитесь с друзьями

Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст

Почему подросток молчит о своих проблемах

Нюансы воспитания подростков

Бывает так, что подросток предпочитает не посвящать родителей в свой внутренний мир и насущные проблемы. По мнению детских психологов, такое поведение подростка – признак взросления и становления личности. Поэтому паниковать не стоит.

Но разобраться в этом вопросе необходимо. Выяснить, почему подросток не говорит с родителями о своей жизни, поможет детский психолог и автор уникальных тренингов “Школа успеха” для подростков Дарья Шевченко.

Почему подросток молчит о своих проблемах

Проблема подростка в общении с родителями может быть вызвана тем, что ребенок не чувствует заинтересованности родителей в важных для него вопросах. А подростков точно не интересуют учеба и оценки в школе. Тинэйджеров интересуют совсем другие аспекты жизни человека.

Часто бывает, что причины проблем в общении с подростком – в модели поведения семьи, которую ребенок невольно копирует или радикально отвергает. Подросток не разговаривает со своими родителями, если в семье не принято обсуждать проблемы.

Или наоборот, родители так много говорят и поучают, что подросток не может и слова вставить. Тогда подросток ведет себя от обратного.

Как помочь подростку-молчуну

Для начала не стоит беспокоиться слишком сильно, если, конечно, такое молчание подростка не длится несколько месяцев. Надо помнить, что тинэйджерам очень важно чувствовать себя самостоятельными и особенными, потому им нужна дистанция в отношениях с родителями.

Зачастую подростки заботу и слова родителей воспринимают, как попытку обрести власть над их жизнью, продлить их детство. Поэтому они начинают прятаться физически, не говоря, куда они идут, и душевно, скрывая свои мысли и чувства. Это дает подросткам возможность почувствовать себя независимыми хотя бы в какой-то мере.

В таком случае не пытайся залезть подростку в душу, а попытайся проникнуться его проблемами и толерантно помочь поддержкой.

Идеальный вариант – советчик на стороне

Часто случается, что отказ подростка от искренних разговоров распространяется только на членов его семьи. В то же время с другими взрослыми он может делиться своими планами и переживаниями.

Если ты узнала, что у твоего сына или дочери есть такое общение с кем-то из родных, с тренером или с кем-то из родителей друзей, постарайся не ревновать.

Ведь это просто здорово, что у твоего ребенка есть авторитетный взрослый друг. Значит, у твоего ребенка есть кто-то, кто поможет ему лучше понять себя. Кто-то, кто сможет поддержать его в трудную минуту. Главное, чтоб этот взрослый был адекватный и мудрый.

Читайте так же:  Как облегчить переживание утраты

А самое главное: нам, родителям, нужно научиться строить качественные отношения с детьми и научиться их слушать. И важно это начинать делать буквально с пеленок, еще до того, как возникнут проблемы подросткового возраста.

Ученые выяснили. почему подростки такие неуклюжие

Неуклюжесть подростков

Неуклюжесть подростков

— это достаточно очевидный факт, и теперь ученые из Университета Болоньи выяснили, почему юноши и девушки так часто наталкиваются на разные предметы, задевают мебель и получают ушибы. Все дело в резком росте, через который проходит подросток. Мозг просто не успевает привыкнуть к новым габаритам, из-за чего и нарушается координация. Этот вывод ученые сделали на основе наблюдений за 88 мальчиками подросткового возраста.

Исследователи тщательно фиксировали их походку, которая управляется моторными навыками, а также наблюдали за балансом и координацией движений. Проходившие через резкие периоды роста (определившиеся ростом более чем на 3 сантиметра за три месяца) мальчики демонстрировали значительно меньшую координацию движений по сравнению с теми, кто рос менее быстро.

Выяснилось, что ускоренные изменения в росте влияют на моторный контроль человека над телом — автоматический процесс, во время которого мозг координирует мышцы и конечности. Все дело в том, что мозгу подростков просто необходимо время для адаптации к новым габаритам. Однако исследователи не обнаружили никаких изменений в способности сохранять баланс при движении у мальчиков, проходивших через резкие периоды роста. А значит, их организм сохранял баланс, несмотря на изменения походки.

Выводы исследования однозначно говорят о том, что папам и мамам не следует винить детей подростков в неуклюжести. Это совсем не их вина, а всего лишь свойство организма, проходящего через бурный рост. (ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ)

Трудный возраст—почему подростки так странно себя ведут

Но до сих пор остаются темные пятна в анализе подросткового возраста: например, тот внезапный всплеск тревоги и страха, который испытывают все тинейджеры и который не наблюдается ни у детей, ни у взрослых. Его причина кроется в особенностях развития мозга, а следствием является уйма времени, потраченного на то, чтобы научиться не бояться.

Слово «юность» в нашей культуре воспринимается почти так же, как «риск», «эмоциональная драма» и ассоциируется со всеми формами странного поведения. До недавнего времени было принято объяснять подростковые метания с точки зрения психологии. По мере развития молодые люди должны решать ряд социальных и эмоциональных проблем, таких как отделение от родителей, завоевание своего места в группе сверстников, и осознание того, кто же они на самом деле. Не надо быть специалистом, чтобы понять, насколько это тревожные вопросы.

Но до сих пор остаются темные пятна в анализе подросткового возраста: например, тот внезапный всплеск тревоги и страха, который испытывают все тинейджеры и который не наблюдается ни у детей, ни у взрослых. Его причина кроется в особенностях развития мозга, а следствием является уйма времени, потраченного на то, чтобы научиться не бояться.

«Поведенческий парадокс помогает объяснить, почему тинейджеры так склонны причинять вред себе и другим. В их мире три врага — несчастные случаи, убийство и суицид»

Разные отделы мозга развиваются с разной скоростью. Оказывается, область, ответственная за обработку страха, миндалевидное тело, намного обгоняет в этом префронтальную кору, ответственную за рассуждения и функцию контроля. Это означает, что подростки имеют мозг, который наделен повышенной способностью испытывать тревогу и, вместе с тем, не так хорош, когда дело касается самоуспокоения и сознательной остановки неприятных мыслей.

У вас, возможно, возникнет вопрос: раз уж подростки такие пугливые, почему же они все время ищут новых ощущений и больше всего любят риск? Эти два утверждения входят в противоречие друг с другом. Ответ кроется в том, что центр удовольствия, так же, как и область, ответственная за обработку страха, развивается раньше, чем префронтальная кора. Этот поведенческий парадокс помогает объяснить, почему тинейджеры так склонны причинять вред себе и другим. В их мире три врага — несчастные случаи, убийство и суицид.

Конечно, у большинства подростков неврозы не развиваются, а напротив, формируется умение работать со своими страхами — к 25 годам префронтальная кора вполне развита для этого. Но все же до 20% тинейджеров в США имеют диагностированный невроз страха и страдают паническими атаками, что, возможно, является следствием влияния сразу и генетических, и средовых факторов.

Миндалевидное тело, или миндалина, находится глубоко под корой и посылает сигналы об опасности в префронтальную зону еще до того, как мы смогли бы ее осознать. Вспомните тот мгновенный выплеск адреналина, когда, гуляя по лесу, вам вдруг показалось, что в траве ползет змея. Это то, что делает миндалина. Вы еще раз оглядываетесь на место опасности, и префронтальная кора успокаивает вас: это всего лишь палка.

Схематично происходящее напоминает улицу с двусторонним движением: миндалина повышает уровень страха, а спустя время префронтальная кора дает нам информацию о том, как все обстоит на самом деле. Но у подростков эти процессы не идут так слаженно, потому у них гораздо хуже получается управлять своими эмоциями.

Б. Дж. Кейси, профессор психологии в Корнелльском университете, исследовал страх в группе детей, подростков и взрослых. Участникам показывали цветной квадрат и при этом включали вызывающие страх звуки. Квадрат, до этого нейтральный стимул, начинал ассоциироваться с неприятными звуками, а затем вызывал те же эмоции, что и музыка. Во всех группах показатели в этом эксперименте были одинаковы.

Интересное открылось в другом. Когда профессор Кейси тренировал в участниках отсутствие страха перед стимулом, то есть показывал просто цветной квадрат, то оказалось, что подростки дольше не могли «разучиться» испытывать те же чувства, что и в эксперименте с пугающей музыкой. Подросткам гораздо труднее, однажды запомнив что-то как небезопасное, отказаться от своих убеждений.

Юность — это время исследований, когда молодые люди отвоевывают все большую автономию, а растущая способность чувствовать страх и цепкая память в отношении небезопасных ситуаций помогают им пройти этот период адаптации и развивают чувство самосохранения. Разница в развитии миндалины и префронтальной коры была обнаружена не только у человека, но и у всех млекопитающих и классифицируется как эволюционное достижение. Такое новое, нейробиологическое, понимание подростковых проблем может изменить наш взгляд на терапию невроза.

Читайте так же:  Радость - это просто

Одно из наиболее распространенных направлений сегодня — когнитивно-поведенческая психотерапия, во время которой стимул, воспринимавшийся до этого как опасный, предъявляется многократно в новых, безопасных, условиях, что тренирует у пациента способность не испытывать страх. Если вы, к примеру, боитесь пауков, вам их шаг за шагом покажут в разных спокойных ситуациях, так чтобы вы наконец избавились от своей акарофобии. Но парадокс заключается в том, что подростки, хотя и нуждаются в терапии по причине плохого контроля негативных эмоций, могут быть к ней мало восприимчивы — по той же причине.

Недавнее исследование подростков с тревожными расстройствами показало, что только 55-60% из них вылечиваются в ходе когнитивно-поведенческой терапии или при приеме антидепрессантов, тогда как если эти методы совместить, то есть кроме психологического оказывать и фармакологическое воздействие, цифра увеличивается до 81%.

Хронологический подростковый возраст определяется от 10-11 до 15-17 лет. Основной особенностью этого возраста являются резкие, качественные изменения, затрагивающие все стороны развития ребенка. В подростковом возрасте изменяется социальная ситуация развития: ребенок переходит от зависимого детства к самостоятельной и ответственной взрослости. Процесс физиологической, анатомической перестройки организма это фон, на котором протекает психологический кризис подросткового возраста.

Основная направленность в этом возрасте это чувство взрослости — это отношение подростка к себе как к взрослому, представление, ощущение себя в какой-то мере взрослым человеком. Он претендует на равноправие в отношениях со старшими и идет на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию. Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желании оградить какие-то стороны своей жизни от вмешательства взрослых. Появляются собственные вкусы, взгляды, оценки, собственная линия поведения. Подросток очень рьяно отстаивает их, даже несмотря на то, что кто-то из окружения их может не одобрять. Поскольку в подростковом возрасте все нестабильно — настроение, вкусы, приоритеты, интересы, — взгляды могут измениться, но защищать противоположную точку зрения подросток будет столь же эмоционально.

Что должно происходить вместе с этой борьбой за чувство взрослости? Представления о себе должны стабилизироваться и образовать целостную систему, в которой должны быть внутренняя согласованность представлений о себе — Я-Концепция, которая объединяет идеологию подростка, оценку себя и его поведение. Подросток стремится проявить себя, занять определенную социальную позицию или идентифицировать себя, — это и будет отвечать его потребности в самоопределении.

[2]

Насколько сложно и эффективно будет пройдет этот возрастной период, зависит во многом от поддержки взрослого окружения, семьи. Деятельность подростка, которая была бы социально значима, необходимо формировать взрослым — это организация, создание новых мотиваций для подростка, обратная связь, диалог. Теперь подросток общается со взрослыми, сотрудничая.

Что такое подростковая группа?

Неформальные уличные группы, к которым подросток хочет принадлежать, охватывают примерно 85 % всех детей возрастного периода примерно от 10 до 17 лет. В таких группах обычно от пяти до пятнадцати человек, они могут быть смешаны по возрасту, социальному статусу, интересам. В группе обязательно есть лидер, который может периодически меняться, один уходит, приходит другой. Обычно это подросток, у которого есть реальный авторитет и его психологические лидерские качества совпадают с его статусом в группе.

Неформальные группы прежде всего удовлетворяют потребность подростков в свободном общении, в этом возрасте такая потребность очень велика. Свободное общение подростков на улице это не просто праздное время, это средство самовыражения личности, установления новых межличностных отношений.

Потребность гулять, проводить время на улице в компании сверстников имеет под собой другую основу, нежели желание уйти от обязательств и впустую проводить время. У ребенка в возрасте 10-15 лет возникает необходимость в реакции группирования, то есть он должен быть участником группы, которая образуется свободно, а не как в школе по необходимости и с прописанными правилами, — это дает подростку чувство психологической безопасности, чувство независимости и автономии от родителей, самореализацию. Это естественная и необходимая составляющая развития подростка. Задача спонтанных подростковых групп — в нерегламентированном общении, и общение со взрослыми, в школе или на внешкольных занятиях этого заменить не может.

Я — другой или подросток вне дома

Подростки образуют свою субкультуру, где можно услышать своеобразную манеру разговора, наблюдать специфические вкусы, внешний вид, предпочтения — все это и средства самовыражения, принадлежности, идентификации (мы тут вместе и все свои) и средства приобретения авторитета в своей среде. По большому счету то же самое можно видеть и во взрослой среде, когда используются такие средства как автомобиль, общественное положение, статус, покупка недвижимости в определенном районе и т.п.

  • Общаясь со сверстниками вне школы, имея возможность в городе, на улице общаться со сверстниками, подросток получает необходимые знания о жизни, которые по тем или иным причинам ему не могут дать взрослые или дают недостаточно.
  • Общение в данном случае это своеобразная форма воспроизведения между сверстниками тех отношений, которые существуют среди взрослых людей. В процессе общения происходит углубленная ориентация в нормах этих отношений и их освоение.
  • Группа сверстников способствует развитию навыков социального взаимодействия, поскольку только в такой среде, ситуации подросток может попробовать себя в разных образах — лидер, подчиненный, опекающий, ведомый и т.д.
  • Для подростка очень важно, что о нем говорят и думают сверстники, и через эти роли, общение он самоутверждается. Ориентируясь на сверстников и подражая им, подросток развивает в себе те качества, которые особенно ценятся в такой неформально стихийно образованной группе, нормы и критерии, принятые там, часто становятся психологически более значимыми, чем те, которые есть у родителей.

    Таким образом не факт нахождения на улице является здесь главным, а то, что подросток реализует через уличное общение с друзьями. Как он это реализует. Является ли это опасным или помогающим. Чтобы это прояснить, родителю можно познакомиться с теми, с кем он проводит время или хотел бы проводить время, приглашать их периодически домой, предлагать вместе посетить какие-то мероприятия, подросток также может записывать небольшие видео (как для себя, друзей), — все это позволит лучше узнать группу, влияние на ребенка, потенциал группы. Замечайте и закрепляйте то, что как вы считаете, приносит пользу вашему ребенку и аккуратно и незаметно для него нивелируйте негативное влияние группы.

    Читайте так же:  Читаем с ребёнком

    Подкрепление и похвала гораздо сильнее и эффективнее, чем наказание и негативные высказывания. Подросток, изменивший свое поведение в результате сильного внешнего воздействия (запрет, наказание), скорее всего не усвоит нормы, которые ему нужно привить, они не станут его внутренними ценностями. То есть он повинуется только до тех пор, пока за его поведением наблюдают. Возможно, подросток так никогда и не примет правил приемлемого поведения, чтобы его не надо было наказывать. По сути, наказание заставляет скрывать внешние проявления нежелательного поведения, но не устраняет его.

    Аня, 29 лет, мама 10-летнего Антона, рассуждает: «На меня больше влияли родители…да и компания подобралась подобная…я росла тихой и воспитанной…но в 14 лет судьба свела с другой компанией. Там было все, что выходило за рамки родительского воспитания…я только попробовала спиртное и курить…да и пила мало и не самогон с водкой…меня эта кампания стала опекать. И когда я захотела попробовать в 16 лет самогон…они мне не дали…и на «хату» не водили, и на сеновал…да я бы и не пошла (родительское воспитание)…но за все года проведенные с ними, я почти со всеми встречалась, но многие даже целовать меня не решались».

    Лиза, 35 лет, мама двоих детей 5 и 14 лет, соглашается: «Но это же нормально. Мы все через такое прошли, кто раньше, кто позже. И наши родители тоже, даже если они не всегда готовы рассказать нам об этом, пока мы недостаточно взрослые, по их понятиям. У меня разные компании были тогда, в одной и пили, курили, и кто-то в тюрьму за хулиганство попадал, и дрались. С ними я научилась защищать себя, правда слишком скромной считалась для них, я была белой вороной, но они меня уважали за это, а я знала грани дозволенного. Другая компания была, которая книжки читала и все такое и мне было со всеми интересно. Но развлекалась больше с первой компанией, столько разных моментов было, и я ни разу не пожалела об этом».

    Инна, 34 года, мама 15-летнего подростка: «Попытка запереть ребенка дома, совсем оградить его от сверстников — это уже не влияние, а давление. Именно это я называю «упущенным шансом». Рамки — одно, клетка — другое. Чем больше ограничивать свободу, тем больше шансов, что подросток постарается заполучить ее как можно больше и в самых экстремальных проявлениях. Влияние родителей должно быть не в запрете пить и курить (хотя рассказать о вреде алкоголя и табака они должны), а в том, чтобы подавать детям пример порядочности, верности слову, правильного выбора жизненных ценностей. И в том, чтобы протянуть руку помощи ребенку, если он попадет в сложную ситуацию. Чтобы научить человека правильно пользоваться своей свободой, нельзя его этой свободы лишать».

    [3]

    Почему подростки такие разные

    Каждый ребенок к этому возрасту уже накопил определенный опыт совладания с трудностями, у него уже сформированы стратегии преодоления проблем, решения стоящих перед ним задач. Большинство таких способов складываются в детстве при самых простых, обычных ситуациях, и со временем становятся привычными, автоматическими. Например, реакция побега и реакция положительной имитации, когда ребенок наблюдает, как родители разрешают конфликты внутри семьи или преодолевают трудности через уход, замалчивание или через аффективные вспышки, остро эмоциональные реакции без дальнейших действий. Или реакция отрицательной имитации, при которой ребенок стремится делать наоборот по отношению к неблагоприятному поведению членов семьи. Или агрессивные, импульсивные способы поведения в трудной ситуации. В подростковом возрасте эти способы совладания трансформируются, осмысливаются и приобретают черты собственных личных решений при столкновении с новыми требованиями. Конструктивным решениям родители могут мешать или помогать обучаться, поскольку имеют на ребенка если не прямое, то косвенное влияние через презентацию своей собственной идеологии совладания. Конструктивная идеология предполагает:

  • — подросток достигает цели собственными силами и не отступает, это может касаться учебы, развития навыков или поиск точки приложения (в каких отношениях, в какой области я могу реализовываться)
  • — подросток обращается за помощью к другим людям, включенным в данную ситуацию или обладающим опытом разрешения подобных проблем — родители, друзья, одноклассники, психолог, учитель, старшие брат, сестра и т.д.)
  • — подросток тщательно обдумывает проблему и рассматривает разные пути ее решения (развитие воли и саморегуляции)
  • — делает опору на собственные возможности и на себя как на источник (я могу сделать, а не они, это я ошибся, а не они не подсказали)
  • Конфликты и напряжение характеры для взаимоотношений родителей и подростка, но сила, резкость этих проявлений во многом зависит от позиции взрослых, от стиля семейного воспитания, от умения реализовать уважительную, но не попустительскую тактику по отношению к поведению подростка.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Сотрудничайте с подростком, инициируйте сами совместную, объединяющую деятельность с ним, выслушивайте его, обсуждайте и поддерживайте, принимайте от него помощь по отношению к себе как к воспитателю, родителю. Это и будет положительный и содержательный контакт, на фоне которого родитель будет понимать и свои ошибки, свою роль, а подросток будет иметь возможность обучаться на самом деле быть взрослым, а главное — личностно благополучным взрослым человеком.

    Источники


    1. Немов, Р. С. Общая психология. В 3 томах. Том 2. В 4 книгах. Книга 2. Внимание и память / Р.С. Немов. — М.: Юрайт, 2016. — 262 c.

    2. Добрицкая, Е. А. Как создать и сохранить счастливую семью / Е.А. Добрицкая, И.Л. Копылов. — М.: Современный литератор, 2014. — 416 c.

    3. Норна, Ирина Освобождение от иллюзий. 7 секретов счастливой женщины (комплект из 2 книг) / Ирина Норна , Наталья Матвеева. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 544 c.
    4. Коряковцева, О. А. Комплексная поддержка молодой семьи / О.А. Коряковцева, М.И. Рожков. — М.: Владос, 2008. — 208 c.
    Почему подросток такой разный
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here