Приговоренные к отношениям

Сегодня обсуждаем тему: приговоренные к отношениям с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Отношение осужденного к наказанию как фактор, определяющий его проспективное поведение

Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Д.В. Попов,

Текст научной работы на тему «Отношение осужденного к наказанию как фактор, определяющий его проспективное поведение»

самостоятельно несет имущественную ответственность по сделкам, совершенным им в соответствии с гражданским законодательством.

Таким образом, гражданская дееспособность лица — это одна из основополагающих категорий гражданского права, исследование которой необходимо проводить комплексно, с учетом возможности ее ограничения.

1. Белов В.А. Гражданское право. М., 2013. Т. II.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к главам 1, 2, 3 / Под ред. П.В.Крашенинникова. М., 2014.

3. Суханов Е.А. Гражданское право. М., 2014. Т. I.

4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. № 8.

5. Приказ Минтруда России от 29.09.2014 № 664н «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» (зарегистрировано в Минюсте России 20.11.2014 № 34792) // Российская газета. 2014. № 284.

Отношение осужденного к наказанию как фактор, определяющий его проспективное

Международный институт экономики и права

Особое значение для характеристики личности осужденного имеет оценка им обстоятельств, приведших к совершению преступления, самого преступления и назначенного за него наказания. Эти признаки являются важнейшими в уголовно-исполнительной характеристике осужденного. Отношение осужденного к наказанию, как наиболее точно

отражающее внутреннюю нравственную позицию личности во время отбывания наказания, закономерно привлекает внимание ученых [1, 4]. Представляется, что отношение осужденных к преступлению и наказанию настолько важно для оценки личности, что его следует принять в качестве одного из основных критериев исправления.

В уголовном законодательстве отсутствует понятие степени исправления осужденного как основание условно-досрочного освобождения от наказания или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Но на практике при составлении характеристик на освобождаемых сотрудники колоний все равно должны будут как-то дифференцировать осужденных, оценивать степень их исправления. Теперь отношение к совершенному преступлению в качестве критерия оценки личности осужденного закреплено в законодательстве (ч. 3 ст. 175 УИК РФ) [2].

Формирование у осужденных правильного отношения к наказанию (отношение к наказанию как к справедливому) может рассматриваться как один из путей повышения эффективности уголовного наказания. Еще К.Маркс писал: «Задача состоит в том, чтобы сделать наказание действительным следствием преступления. Наказание должно явиться в глазах преступника необходимым результатом его собственного деяния, — следовательно, его собственным деянием» [3]. Осужденный, не раскаивающийся в совершенном преступлении и считающий наказание несправедливым, практически не поддается исправлению — он просто не видит в этом необходимости, а наказание воспринимает только как незаслуженную кару. И напротив, кто искренне и глубоко раскаивается в содеянном, осознает свою вину перед потерпевшим и обществом, воспринимает наказание как горький, но необходимый урок — тот вряд ли вновь совершит преступление. Следовательно, изучение отношения осужденных к наказанию имеет значение и для криминологии, поскольку без его учета трудно прогнозировать поведение личности после отбытия наказания.

Отношение осужденных к наказанию — сложное по своей структуре явление. В его содержании можно выделить пять элементов (эмпирически проверяемых показателей): переживание наказания; осознание вины в совершенном преступлении и справедливости наказания; понимание социальной сущности наказания; раскаяние в совершенном преступлении; осознание необходимости отбыть наказание [4, С. 39]. Комплекс этих взаимосвязанных элементов действительно способен выявить реальное отношение осужденных к наказанию в период его отбывания и является показателем «открытости» личности для средств карательно-воспитательного воздействия.

бы искупает их вину, снижает ее субъективную интенсивность [5].

[2]

Осознание справедливости понесенного наказания является центральным элементом отношения к наказанию, отражающим внутреннюю позицию осужденного в период его отбывания. Правильно утверждается, что только справедливое наказание может оказать воспитательное воздействие. Нужно добавить, однако, — справедливое в глазах наказываемого. Понятие справедливости наказания может рассматриваться в двух аспектах: социальном и индивидуальном. Социальная справедливость уголовного наказания как способа ограждения общества и его отдельных членов от преступных посягательств и как метода коррекции негативно отклоняющегося поведения несомненна. Но всегда существует возможность неправильного применения правильного общего принципа. Социальный и индивидуальный аспекты наказания взаимосвязаны, но не тождественны. Лучший способ убедить лицо в социальной справедливости наказания — убедить в справедливости назначенного ему наказания. Но, в принципе, человек, отрицающий справедливость своего наказания, может не отрицать социальную справедливость уголовного наказания вообще. Например, хулиган, считая свое наказание чрезмерно суровым, может поддерживать строгость наказания убийц.

[1]

По данным нашего исследования, примерно 28,5% осужденных считают, что наше общество негуманно относится к преступникам; 71,5% осужденных признают гуманность общества. Интересно, что 15% из них рассматривают такое отношение как слишком гуманное.

Но для исправления и перевоспитания осужденных большое значение имеет осознание не социальной справедливости наказания, а справедливости конкретно назначенного и отбываемого наказания. Только 28,5% согласились с приговором суда; 12,3% считают свой срок заниженным; 33,5% — завышенным, в 25,7% считают, что такие действия вообще не стоит осуждать. Получается, что более половины (59,2%) осужденных считают свое наказание несправедливым.

Искреннее раскаяние в совершенном преступлении должно сопровождаться осознанием причиненного вреда и стремлением возместить ущерб, загладить вину. Среди обследованных нами осужденных только 16,4% согласны с тем, что своим преступлением причинили вред потерпевшим. Итак, можно предположить, что значительное число лиц среди раскаивающихся и сожалеющих о содеянном на самом деле сожалеют не о совершенном преступлении и его общественно опасных последствиях, а о том, что оказались в местах лишения свободы. Сожаление такого рода не является антикриминогенным и может вызвать негативные эмоции. Значит, в целях исправления необходимо более целеустремленно проводить работу по разъяснению осужденным социального вреда преступности вообще и каждого конкретного преступления в частности.

Осознавая вред, причиненный преступлением, раскаиваясь в его совершении, признавая справедливость назначенного наказания, личность оказывается психологически подготовленной к принятию наказания, к осознанию необходимости своего исправления. Это, пожалуй, наиболее трудно формируемый элемент отношения к наказанию. Можно признать вину, раскаиваться в содеянном, но считать преступление случайным стечением обстоятельств, не обусловленным особенностями самой личности и поэтому принципиально не влияющим на оценку своего «Я». А признать необходимость своего исправления — значит признать наличие у себя существенных дефектов. Это психологически принять очень трудно, т.к. личность испытывает глубочайшую потребность не только в уважении, но и в самоуважении. Поэтому нельзя считать неожиданностью, что 62% осужденных отрицают необходимость своего исправления.

Отрицание осужденным необходимости своего исправления свидетельствует, по нашему мнению, о несогласии с целями наказания. А эффективность воздействия наказания на личность существенно зависит от согласия наказываемого с целями наказания. Как отмечает В.А.Елеонский, «человек, испытывающий потребность в свободе и в то же

Читайте так же:  Почему дети не слушаются

время признающий необходимость исправления в условиях изоляции от общества, несомненно, является более податливым к воспитательному влиянию, чем другие лица» [4, С. 185].

Таким образом, проведенное исследование, характеризующее содержание отношения осужденных к отбываемому наказанию, позволяет сделать вывод, что менее чем у половины осужденных наличествует правильное отношение к наказанию. Даже факт совершения преступления и последующего осуждения у многих из них не привел к переоценке собственной личности и своего поведения. Это говорит о недоработках в организации карательно-воспитательного процесса во многих колониях — менее половины осужденных правильно относятся к наказанию, а значит, меньшую часть контингента можно характеризовать как лиц, действительно вставших на путь исправления. Такая нравственная позиция личности во время отбывания наказания не способствует ее исправлению и должна быть изменена путем целенаправленных воспитательных воздействий.

1. Ушатиков А.И., Казак Б.Б. Основы пенитенциарной психологии. Рязань, 2001.

2. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 № 1-ФЗ (ред. от 13.07.2015) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 2. Ст. 198.

3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. М., 1954. Т. 1. С. 124.

4. Елеонский В.А. Отношение осужденных к наказанию. Рязань, 1976.

5. Мотивация поведения осужденных. М., 2009. С. 70.

Приговоренные к отношениям

Вы используете устаревший браузер. Обновите свой браузер сегодня

Сотрудничавших со следствием участников «Рыночных отношений» приговорили к условным срокам

Красногорский районный суд Московской области приговорил двоих участников рэп-группы «Рыночные отношения» Евгения Румянцева (Румяный) и Антона Сетенко (Сыт) к условным срокам по делу о незаконном сбыте наркотиков, – сообщает «Открытая Россия».

Дела Румяного и Сыта выделены в отдельное производство, их обвинения переквалифицировали на часть 2 статьи 228 УК (хранение наркотических средств без цели сбыта). Напомним, 16 февраля участников «Рыночных отношений» задержали с 18 килограммами гашиша.

Румяному дали 3 года и 7 месяцев условно, плюс 30 000 рублей штрафа, Сыт получил 4 года и 4 месяца, тоже условно.

Суд продолжает рассматривать дела других участников группы, Никиты Савинкина («Ост») и Сергея Мишко («Бразилец»). Они со следствием не сотрудничают, поэтому им вменяют статью 228.1 УК («Незаконный сбыт, производство или пересылка наркотических веществ, совершенное группой лиц в особо крупном размере»). За такое прегрешение можно получить 15 лет лишения свободы.

Приговоренный к любви

Странный дар и наказанье
Быть к любви приговорённым,
Я клянусь, нет большей казни,
Чем земная любовь!

Любовь.… В наши дни это прекрасное чувство стремительно утрачивает свою ценность, обрастает недопониманием и негативными коннотациями. Ведь в мире, где сексуальная раскрепощенность становится добродетелью, а отношениями перестают дорожить, очень непросто сохранить веру в светлые чувства. Постепенно отмирают привычные стражи морали и нравственности — идеология и религия, тем самым оставляя человека без необходимых ориентиров. В итоге, все больше и больше людей приобретают циничное или прагматичное отношение к любви. Она для них — лишь культурная форма размножения или забавная игра, которую не стоит воспринимать всерьез.

Бесспорно, часто встречаешь людей, которые чувствуют себя приговоренными к любви, как к заключению и страданию. То, что должно вдыхать в них энергию и вдохновение, становится ужасным мучением, опустошает их. В результате, они выходят из отношений выжатыми, с опущенными руками, поскольку получают не тепло и радость, а боль. Естественно, после такого многим хочется закрыться, свернуться калачиком и больше никого к себе не подпускать. Однако, постоянная тревога и ожидание предательства еще больше подпитывает их страх, не дает им вступать в новые взаимоотношения, идти дальше. Подобно дамоклову мечу, эти переживания становятся препятствием для близости, держат человека в постоянном напряжении и депрессии.

Так почему отношения, создаваемые для счастья, приносят нам лишь разочарования и страдания? Откуда растут ноги несчастной любви?

Различные школы психотерапии дают однозначный ответ – из наших прошлых отношений. Ключ к тому, что происходит с нами “здесь и теперь” кроется в нашем детстве, взаимодействии с родителями. Ведь первый опыт установления тесной привязанности и любви в жизни человека – его связь с матерью. Именно в этом возрасте (от рождения до года), согласно Эриксону, формируется базовое доверие или недоверие ребенка к миру. А что такое “мир” для младенца? В первую очередь – это мать, которая удовлетворяет все его желания. Но если она враждебна, то такой опыт неизбежно откладывается в бессознательном чада. Он уже с малых лет будет знать, что в мире его не ждут, что тут он никому не нужен и лучше бы он вообще не появлялся на свет.

Таким образом, именно в детстве мы понимаем, безопасно ли нам с другими людьми, смогут ли они поддержать нас в нужный момент, и будет ли их любовь безусловной. С ранних лет мы заполняем в голове “ящичек” с названием “любовь”, а к подростковому возрасту он уже обретает финальные контуры. Вне зависимости от качества наполнения этого “ящика”, мы несем его с собой во взрослую жизнь, и находим партнера, который соответствует нашим представлениям. Получается, что детский опыт отношений с родителями переносится на партнера в отношениях. Все снова идет согласно заезженному сценарию – те же конфликты, привычные проблемы, только не с “предками”, а уже с любимым человеком. Конечно, всегда легче ходить по накатанным маршрутам, оставаться со старыми, уже родными обидами и трудностями. Но это не путь к счастью и любви, уж точно.

Напоследок, расскажу об одном тренде, который набирает все большую популярность в наши дни. Суть в том, что большинства людей (особенно молодых) хватает лишь на конфетно-букетный период отношений, когда другой воспринимается через розовые очки, идеализированно. А в тот момент, когда начинаются трудности и знакомая боль подает голос, партнеры принимают решение разойтись. Как говорится, “поиграли и хватит”. И это происходит не только из-за падения нравов, но из-за особенностей восприятия человеком времени. Ведь темпы роста в современном мире настолько высоки, что практически невозможно успевать за возрастающими требованиями к успешности и статусу. В такой ситуации многие теряют уверенность в себе, им претит участие в постоянной гонке за мнимыми благами. Видя скоротечность жизни вокруг себя, человек понимает, что в наши дни отношения очень легко получить, но также легко и потерять. Следовательно, он выбирает идти по жизни легкой походкой, не заморачиваясь над тем, что происходит между ним и другим человеком.

Однако грош цена тем отношениям, которые можно сменить, подобно перчаткам. Обычно, люди с подобным сценарием не умеют любить по настоящему, никогда не ощущали душевного единства с другим человеком. Недаром говорят, что для того, чтобы хорошо узнать друг друга, необходимо вместе съесть пуд соли. Пуд соли, то есть 16 килограмм оной, два человека съедают примерно за полтора-два года. За это время партнеры проверяют прочность отношений, учатся доверять друг-другу, переживают истинную близость, а не просто занимаются сексом.

В качестве оправдания, “потребители любви” внушают себе, что это был не “их человек” и что стоит забыть прошлые отношения, как страшный сон. Но это есть не что иное, как самообман. Я уже писал о том, что все события в нашей жизни – не случайны, а несут определенный смысл. Аналогично этому, каждый человек, которого мы встречаем на своем пути, учит нас чему-то, дает нам опыт, открывает возможности для изменения. Поэтому, все истории из разряда “я не хотела отношений с ней/ним, мне нравятся совсем другие” суть лишь искажение действительности. “Каждый из нас имеет ровно столько, сколько заслуживает” и мы получаем лишь то, что соответствует нашим убеждениям о себе, других людях и Мире. Остальное, что не вписывается в это отношение, просто не попадает в фокус нашего внимания. Если бы этот человек был действительно “не ваш”, он бы никогда не стал частью вашей жизни. Об этом писал и Виктор Франкл: Любовь неизбежно обогащает того, кто любит. А раз так, не может существовать такого явления как «неразделенная, несчастная любовь».

Читайте так же:  Бить или не бить - вот в чём вопрос

Таким образом, путь любви состоит в том, чтобы проходить через отношения “с открытыми глазами”, извлекая из них бесценный опыт, учась у людей, которые становятся частью вашей жизни. Вы можете сколько угодно менять партнеров, но если с каждой новой “любовью” повторяется “заезженная пластинка”, это тревожный звоночек. Он говорит о том, что вы еще не достаточно интегрировали свой прошлый опыт, а свет вашего осознания оставил некоторые места неосвященными. Так что желаю вам успеха в этом нелегком деле, и до новых встреч!

МОСКВА, 21 июн — РАПСИ, Олег Сивожелезов. Судебная коллегия по делам военнослужащих Верховного суда (ВС) РФ оставила в силе приговор в отношении Расула Аркаллаева, осужденного за призывы к терроризму и возбуждение ненависти и вражды в сети Интернет, передает во вторник корреспондент РАПСИ из зала суда.

Таким образом, суд отклонил апелляционную жалобу защиты и определил оставить обжалуемый приговор без изменений.

Приговором Северо-Кавказского окружного военного суда от 5 апреля 2016 года Аркаллаев был признан виновным в совершении деяний, предусмотренных частью 1 статьи 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма) и частью 1 статьи 282 Уголовного кодекса РФ (возбуждение ненависти) и осужден к лишению свободы сроком на 2 года 3 месяца в колонии-поселении.

Указанный приговор вступил в законную силу сегодня после оглашения апелляционного определения Военной коллеги ВС.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Суд первой инстанции рассматривал дело в особом порядке без проведения судебного разбирательства. Таким образом, в апелляционной жалобе не оспаривалась вина осужденного в совершении указанных преступлений. Адвокат Аркаллаева в поданной жалобе выразил несогласие с чрезмерно строгим наказанием в виде реального лишения свободы.

По мнению защитника, суд подошел к назначению наказания формально, не учитывая, что у его подзащитного двое детей, беременная жена и престарелые родители. Адвокат подчеркнул, что еще до размещения Аркаллаевым на своей странице в соцсети экстремистских материалов, они уже были доступны на других ресурсах. При этом сам осужденный их не комментировал и не выражал одобрения и поддержки терроризму.


«Прошу также заметить, что реального вреда от действий моего подзащитного не наступило», — добавил адвокат и еще раз обозначил просьбу назначить своему подзащитному наказание, не связанное с лишением свободы.

Как пояснил в ходе заседания Аркаллаев, изначально у него не было умысла на совершение незаконных действий, так как информация уже была в доступе на разных ресурсах в сети, а он просто разместил ее у себя на странице в соцсети, чтобы позже посмотреть, «узнать, о чем там говорят», но сам никого не призывал к терроризму.

«Я светский человек и свадьба у нас с женой была светская, у меня два высших образования и я далек от идей терроризма. Прошу суд учесть мои семейные обстоятельства и не лишать меня свободы», — заявил осужденный.

Представитель военной прокуратуры выступил против поданной на приговор жалобы. По мнению государственного обвинителя, деяния осужденного были квалифицированы правильно, обстоятельствам личности Аркаллаева была дана надлежащая оценка судом первой инстанции. При этом отсутствуют исключительные обстоятельства, которые могли бы уменьшить степень общественной опасности совершенных деяний.

«Приговор Северо-Кавказского окружного военного суда постановлен верно и отмене не подлежит,» — заключил военный прокурор.

Ранее, в 2015 году Следственный комитет по Республике Дагестан возбудил в отношении 26-летнего Аркаллаева уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 205.2 и частью 1 статьи 282 УК РФ. Как следует из материалов дела, «в содержании размещенной Аркаллаевым видеозаписи имеются высказывания, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, кроме того, слова и высказывания, содержащие призывы к террористической деятельности и оправдывающие насильственные действия»

Приговоренные к любви

Странный дар и наказанье
Быть к любви приговорённым,
Я клянусь, нет большей казни,
Чем земная любовь!

Любовь.… В наши дни это прекрасное чувство стремительно утрачивает свою ценность, обрастает недопониманием и негативными коннотациями. Ведь в мире, где сексуальная раскрепощенность становится добродетелью, а отношениями перестают дорожить, очень непросто сохранить веру в светлые чувства. Постепенно отмирают привычные стражи морали и нравственности — идеология и религия, тем самым оставляя человека без необходимых ориентиров. В итоге, все больше и больше людей приобретают циничное или прагматичное отношение к любви. Она для них — лишь культурная форма размножения или забавная игра, которую не стоит воспринимать всерьез.

Бесспорно, часто встречаешь людей, которые чувствуют себя приговоренными к любви, как к заключению и страданию. То, что должно вдыхать в них энергию и вдохновение, становится ужасным мучением, опустошает их. В результате, они выходят из отношений выжатыми, с опущенными руками, поскольку получают не тепло и радость, а боль. Естественно, после такого многим хочется закрыться, свернуться калачиком и больше никого к себе не подпускать. Однако, постоянная тревога и ожидание предательства еще больше подпитывает их страх, не дает им вступать в новые взаимоотношения, идти дальше. Подобно дамоклову мечу, эти переживания становятся препятствием для близости, держат человека в постоянном напряжении и депрессии.

Так почему отношения, создаваемые для счастья, приносят нам лишь разочарования и страдания? Откуда растут ноги несчастной любви?

Различные школы психотерапии дают однозначный ответ – из наших прошлых отношений. Ключ к тому, что происходит с нами “здесь и теперь” кроется в нашем детстве, взаимодействии с родителями. Ведь первый опыт установления тесной привязанности и любви в жизни человека – его связь с матерью. Именно в этом возрасте (от рождения до года), согласно Эриксону, формируется базовое доверие или недоверие ребенка к миру. А что такое “мир” для младенца? В первую очередь – это мать, которая удовлетворяет все его желания. Но если она враждебна, то такой опыт неизбежно откладывается в бессознательном чада. Он уже с малых лет будет знать, что в мире его не ждут, что тут он никому не нужен и лучше бы он вообще не появлялся на свет.

Читайте так же:  Любовь и признания

Таким образом, именно в детстве мы понимаем, безопасно ли нам с другими людьми, смогут ли они поддержать нас в нужный момент, и будет ли их любовь безусловной. С ранних лет мы заполняем в голове “ящичек” с названием “любовь”, а к подростковому возрасту он уже обретает финальные контуры. Вне зависимости от качества наполнения этого “ящика”, мы несем его с собой во взрослую жизнь, и находим партнера, который соответствует нашим представлениям. Получается, что детский опыт отношений с родителями переносится на партнера в отношениях. Все снова идет согласно заезженному сценарию – те же конфликты, привычные проблемы, только не с “предками”, а уже с любимым человеком. Конечно, всегда легче ходить по накатанным маршрутам, оставаться со старыми, уже родными обидами и трудностями. Но это не путь к счастью и любви, уж точно.

Напоследок, расскажу об одном тренде, который набирает все большую популярность в наши дни. Суть в том, что большинства людей (особенно молодых) хватает лишь на конфетно-букетный период отношений, когда другой воспринимается через розовые очки, идеализированно. А в тот момент, когда начинаются трудности и знакомая боль подает голос, партнеры принимают решение разойтись. Как говорится, “поиграли и хватит”. И это происходит не только из-за падения нравов, но из-за особенностей восприятия человеком времени. Ведь темпы роста в современном мире настолько высоки, что практически невозможно успевать за возрастающими требованиями к успешности и статусу. В такой ситуации многие теряют уверенность в себе, им претит участие в постоянной гонке за мнимыми благами. Видя скоротечность жизни вокруг себя, человек понимает, что в наши дни отношения очень легко получить, но также легко и потерять. Следовательно, он выбирает идти по жизни легкой походкой, не заморачиваясь над тем, что происходит между ним и другим человеком.

Однако грош цена тем отношениям, которые можно сменить, подобно перчаткам. Обычно, люди с подобным сценарием не умеют любить по настоящему, никогда не ощущали душевного единства с другим человеком. Недаром говорят, что для того, чтобы хорошо узнать друг друга, необходимо вместе съесть пуд соли. Пуд соли, то есть 16 килограмм оной, два человека съедают примерно за полтора-два года. За это время партнеры проверяют прочность отношений, учатся доверять друг-другу, переживают истинную близость, а не просто занимаются сексом.

В качестве оправдания, “потребители любви” внушают себе, что это был не “их человек” и что стоит забыть прошлые отношения, как страшный сон. Но это есть не что иное, как самообман. Я уже писал о том, что все события в нашей жизни – не случайны, а несут определенный смысл. Аналогично этому, каждый человек, которого мы встречаем на своем пути, учит нас чему-то, дает нам опыт, открывает возможности для изменения. Поэтому, все истории из разряда “я не хотела отношений с ней/ним, мне нравятся совсем другие” суть лишь искажение действительности. “Каждый из нас имеет ровно столько, сколько заслуживает” и мы получаем лишь то, что соответствует нашим убеждениям о себе, других людях и Мире. Остальное, что не вписывается в это отношение, просто не попадает в фокус нашего внимания. Если бы этот человек был действительно “не ваш”, он бы никогда не стал частью вашей жизни. Об этом писал и Виктор Франкл: Любовь неизбежно обогащает того, кто любит. А раз так, не может существовать такого явления как «неразделенная, несчастная любовь».

Таким образом, путь любви состоит в том, чтобы проходить через отношения “с открытыми глазами”, извлекая из них бесценный опыт, учась у людей, которые становятся частью вашей жизни. Вы можете сколько угодно менять партнеров, но если с каждой новой “любовью” повторяется “заезженная пластинка”, это тревожный звоночек. Он говорит о том, что вы еще не достаточно интегрировали свой прошлый опыт, а свет вашего осознания оставил некоторые места неосвященными. Так что желаю вам успеха в этом нелегком деле, и до новых встреч!

Научно-
образовательный
портал IQ

«Заочницы» ищут среди заключенных «настоящих» мужчин

Практики знакомств, романтических отношений, а также браков женщин с заключенными – давно известное явление, которое служит почвой, в том числе, для многочисленных сюжетов в СМИ. Однако, почему женщины, вопреки социальным нормам, возможности выбора мужчины на свободе и подчас, рискуя собственным здоровьем и жизнью, решаются на знакомство и отношения с заключенными, остается загадкой. Во многих случаях «заочницы» оказываются в режиме ожидания мужчины из тюрьмы в течение нескольких долгих лет. И речь идет не только об ожидании, но и об особом режиме заботы – свиданиях в тюрьме, посылках, материальной помощи, что требует от женщины немалых эмоциональных и финансовых вложений.

Елена Омельченко решила выяснить, что движет «заочницами» разных возрастов и как трансформируется их женская идентичность в процессе ожидания и заботы. Исследование проводилось в рамках проекта программы «Научный фонд НИУ ВШЭ» в 2012-2014 годах. География исследований – Санкт-Петербург, Москва, Ульяновск, Саратов. Выводы основаны на текстах глубинных интервью с заочницами (7 интервью), анализе социальных сетей, посвященных поддержке родственников заключенных, а также беседах с законными женами заключенных, которые общаются с «заочницами». Кроме того, Елена Омельченко проанализировала взгляды и позиции самих заключенных мужчин на тему заочных знакомств с женщинами.

В результате исследователь представила многогранный взгляд на феномен «заочниц», ценный как с точки зрения российской, так и зарубежной исследовательской тематики, поскольку за рубежом эта тема также недостаточно исследована. Статья о результатах опубликована в новой книге исследователей ЦМИ «Около тюрьмы: идентичность и повседневность родственниц заключенных» («Алетейя» Санкт-Петербург, 2015).

Заключенный вместо психоаналитика

Долгий срок в тюрьме не означает долгий срок без женщины. Практически все заключенные мужчины имеют заочных подруг, иногда не одну и параллельно с официальными женами, отмечает Елена Омельченко.

Поскольку заочница может играть для заключенного не только роль любимой женщины, но и определенного ресурса материальной поддержки и заботы, существуют целые стратегии «ловли» женщин с воли. Опытные «сидельцы» рассказывают в интернете о том, с помощью каких «специальных психологических тренингов» можно научиться необходимым навыкам, чем именно должен обладать мужчина, чтобы привлечь заочную подругу. На зоне, как и в интернете популярны авторские тексты самих заключенных об основах психологии, о приемах манипуляции, о том, как сделать так, чтобы женщина попала в психологическую зависимость, рассказывают информантки, принимавшие участие в исследовании.

Легкой «добычей», как показало исследование, становятся женщины, чувствующие себя несчастными по той или иной причине и имеющие низкую самооценку. «… Раз зеку написала, значит личная жизнь вообще не складывается… Лучше сосредоточить усилия на глупых женщинах, которые не задают много вопросов, а сразу пишут стихи и клянутся в вечной любви…», – дает советы один из заключенных.

В исследовании приведен яркий пример, как Надя, 40 лет, мать троих детей, оставшаяся без поддержки со стороны бывшего мужа и находящаяся в глубочайшей депрессии, становится подругой заключенного. « … И вдруг телефонный звонок. Приятный мужской голос «я ошибся номером». Известная зековская разводка. Далее по сценарию – «девушка, а что у Вас такой голос грустный?», – рассказала одна из информанток о знакомстве Нади с будущим возлюбленным.

Читайте так же:  Чего боятся наши дети

По мнению законных жен заключенных, среди заочниц много женщин, для которых найти мужчин на воле – практически невозможный вариант: «возраст за 30 лет, дети, финансовые сложности и куча проблем».

«Брошенная, преданная мужем американка идет к психоаналитику, у наших женщин нет денег на психоаналитика, и они идут к зеку», – рассуждает одна из информанток. Но, как показывают описанные в исследовании истории, окрыленные чувствами, подруги заключенных находят намного больше финансовых ресурсов, чем требуется на оплату услуг психоаналитика. Зачастую они устраиваются на вторую работу, берут кредиты, закладывают вещи в ломбард, занимают, чтобы приезжать на свидания на зону, оплачивать услуги адвокатов и помогать материально и финансово возлюбленному мужчине.

Годы ожидания не пугают

Не только взрослые женщины с грузом проблем становятся верными подругами заключенных. Информантки, которым приходится простаивать часы в очереди у тюремной стены, рассказывают о том, что среди «заочниц» можно встретить много юных девушек 17-18 лет и молодых симпатичных женщин, в том числе, с высшим образованием.

Елена Омельченко выделяет несколько причин того, почему женщина может стать «заочницей». Этому могут способствовать примеры из окружения, например, матери, сестры, подруги, а также интерес к криминальной тематике. В интервью женщины говорили о том, что набираются с партнерами опыта жизни. «При этом происходит романтизация тюрьмы, как мужского места, «настоящего» мужского и «настоящего» мужчины», – отметила исследователь.

Кроме того, мотивом, толкающим на знакомство с заключенным, может стать и одиночество, тоска и незаполненность жизни. Как вариант – на зоне женщина может также искать «покровителя» – чаще всего это ситуация отношений с «тюремным авторитетом».

Исследователь обращает внимание, что часто серьезные отношения, которые доходят до бракосочетания прямо на зоне завязываются у заочниц с мужчинами, осужденными на много лет за тяжкие преступления. Регистрация отношений дает возможность длительных свиданий, но ожидание превращается в «телесный и эмоциональный фон каждого дня». В этом процессе происходит своего рода «доместикация тюрьмы» и «тюремизация дома». В колонию женщины стараются привезти с собой максимальное количество вещей, создающих иллюзию дома. А дома – «комната или отгороженный в ней угол начинают походить на «камеру»: на столе компьютер, настроенный на виртуальную связь, телефон, в 24 часовом переговорном режиме, на столе или стене – фотографии сидельца, свадьбы (если была), может звучать музыка, связанная с особым стилем тюремного шансона. На полу – собранные, готовые к отправке на зону сумки (баулы) с вещами, продуктами, сигаретами, чаем и кофе…»

Женщина как служба реабилитации

Благодаря современным средствам связи мужчина в жизни «заочницы» при развитии отношений начинает присутствовать 24 часа в сутки. Жизнь женщины и ее самоидентификация при этом полностью меняются, отметила Омельченко. Затрагивая темы, например, условно-досрочного освобождения (УДО), взаимодействия с адвокатами и т.п., «заочница» начинает использовать слово «мы».

При этом забота о заключенном, которой она отдается, сопряжена с особыми страданиями и унижениями. «Кроме стигматизации в рамках семьи и соседства, а у части женщин – и на работе, они вынуждены включаться в контекст вины за свой выбор «такого мужчины» и, ассоциативно, становиться в определенном смысле, виноватыми и в его преступлении, образе жизни, отвечать за его поведение на зоне, конфликты с охраной и администрацией», – рассказала исследователь.

«Настоящей женой», согласно установкам в тюремной и околотюремной среде, становится та женщина, которая ждет и заботится не менее пяти лет. Многие, как отмечает исследователь, становятся заложницами ожидания и имиджа настоящей и правильной жены зека. «Вот я его жду – вот он выйдет, и я его брошу», – говорит одна из участниц исследования. «Можно сказать, что это своего рода производство женского через женский долг. И это не всегда любовь и даже скорее – уже не любовь, а инерция долга, зависимости и реализация заботы», – комментирует Елена Омельченко.

Режим заботы не прекращается и после освобождения мужчины из тюрьмы. «О его работе думать даже не хочу, пока не поставлю на ноги», – говорит одна из респонденток. «Поставить на ноги» подразумевает под собой большую работу по ресоциализации бывшего заключенного, к которой женщины готовятся заранее. «Сейчас трудно, а потом будет еще труднее, это работать и работать с психологами, восстанавливать: а – нервную систему, чтобы человек от общества не шарахался, чтобы общество его признало человеком образованным, … он как слепой котенок», – говорит Рита, чей друг осужден на двенадцать лет.

Елена Омельченко отметила, что, проявляя заботу о заключенных, женщины постепенно начинают выполнять функции государства по обеспечению осужденных самым необходимым. Женские сети поддержки фактически заменяют собой систему социальной помощи заключенным, вкладываясь в их будущее, подготавливая их более или менее адекватное возвращение к свободной и нормальной жизни.

Приговоренные к отношениям

Каково это, чувствовать себя навеки приговоренным к отношениям? Да-да, не находящимся в них, а именно — приговоренным. Кажется, что должен в них оставаться, в любом случае. Во что бы то ни стало. Уйти — не вариант.То есть, формально, он, конечно, есть, но в реальности — никогда не рассматривается, не относится к зоне вероятных.


Тут и рождается очень закономерный эффект. Какой?
Когда я должен во чтобы то ни стало оставаться в этих отношениях, я ужасно боюсь их потерять и, в то же время, они — причина моих бесконечных тревог и этим сильно тяготят меня. Как пленника, который не видит жизни без своей тюрьмы. Ведь, с одной стороны, я вижу много минусов, а с другой — это то, вокруг чего построена моя жизнь. Как-то так сложилось, что эти отношения стали условием моего хорошего существования и теперь я ценю и ненавижу их за это. Ведь моя способность выбирать как будто больше мне не принадлежит.

[/url]

Ну а раз эти отношения стали условием выживания, каким-то образом приобрели сверхценность, сверхзначимость — это, в свою очередь, значит, что с ними теперь нельзя ни экспериментировать, ни высказывать недовольство, ни сомневаться реально в их целесообразности — иначе ведь можно их потерять, а это совершенно недопустимо. И вообще, они — непререкаемая аксиома моего существования, центр вселенной. А это, между прочим, весьма тяжкий груз — быть центром чьей-то вселенной.

Поставьте себя на место второго в этих отношениях — если рядом с вами человек, который «без вас ничто», зачем он вам?
Если в отношениях нет гибкости, разнообразия, свободы, а вместо этого они становятся все более и более застывшими, застрявшими на одном месте — будет ли в них хорошо, будут ли они радовать, как прежде?
Ну и если в отношениях нет безопасной возможности выразить накопленное напряжение, что с ним будет происходить? Правильно, оно будет копиться дальше и дальше. Давление внутри будет возрастать. Будет ли это укреплять отношения или делать их ближе?

И это только начало.
Тот, кто приговорен к отношениям, с одной стороны, напрочь забывает о себе, беспокоясь, как бы их не потерять. Теперь, то, каково мне в этих отношениях не так уж важно, главное, чтобы другой не ушел, главное, чтобы они сохранялись — я уж потерплю. Ну а если это что-то столь значимое, то от чего никак нельзя отказаться, — это заставляет меня терпеть всё. Что бы ни происходило.
И еще, это провоцирует вторую сторону искать край, границу — ведь позволено всё, первая сторона никогда никуда не денется. Это, между прочим, поистине страшная мысль.

[3]

С другой стороны, разве можно с позиции «приговоренного» по-настоящему видеть этого второго и то, что с ним происходит? Ведь другой перестает восприниматься как личность, теперь он — функция, обеспечивающая выживание. Лишь условие среды. Необходимое, жизненно важное, но — условие среды.
И тут, кстати, полным-полно деструктивных вариантов приспособиться без ухода — дистанцироваться, копить злобу и выливать ее в довольно изощренных формах, косвенно мстить, строить из себя образ жертвы и распространять это на другие области, отыгрываться на детях, страдать и выбирать путь мученика, становиться холодным и непроницаемым для чувств (уходить внутренне), изменять.

Читайте так же:  В жестких объятиях сильной любви

Итого: отношения становятся всё хуже и хуже, пока не достигают точки, близкой к непереносимости. Короче, в них уже ужасно плохо, но уйти по-прежнему нельзя.

,А как же иначе? Важно отметить, что в таких историях всегда есть очень весомое «почему иначе нельзя«:

  • Страх одиночества (как же я буду один?)
  • Сомнения в собственной состоятельности (справлюсь ли я без этого человека? что я без него себя представляю? смогу ли я привлечь кого-то другого? смогу ли я себя содержать?)
  • Страх упустить что-то хорошее, ради призрачного (а вдруг это лучшее из возможного? все хорошие уже женаты/замужем)
  • Страх перемен (как все это будет? справлюсь ли я с этим?)
  • Свой вариант

Но, удивительным образом, «приговоренность» к отношениям приносит все то, чего человек так боится:
Он чувствует себя одиноким. Ведь условиям существования нельзя серьёзно сообщать о своём недовольстве, нельзя делиться своими волнениями и страхами. А значит, надежда быть понятым, по-настоящему близким растворяется в туманной дали.
Возрастают сомнения в собственной состоятельности. Что ж я за человек такой, раз для меня стало приемлемым то, что всегда было неприемлемым?
Приходят мысли, что возможно, как раз оставаясь, я упускаю лучшее. Нечто гораздо лучшее.
И про перемены — да, мне не надо ничего активно менять, но время идёт и я оказываюсь все дальше и дальше от того места в жизни, где хотел быть когда-то.

И, что ещё интереснее, все пути к изменениям закрыты. Пока закрыт этот самый выбор уйти.

Не подумайте, что я считаю правильным расставаться при малейших сложностях! Я тоже считаю хорошим пытаться починить старое, прежде чем бежать за чем-то новым. Моя мысль совсем в другом. Сам по себе допуск реального расставания вносит много жизни, гибкости и свободы в отношения.
Парадоксальным образом именно наличие такого варианта, как актуального, способствует тому, чтобы люди дольше не только оставались в отношениях, но и стремились сделать их лучше. Точнее, только при наличии такого варианта отношения могут развиваться, становиться лучше и богаче.

Подумайте сами, если второй человек для меня не условия среды, а свободный выбор, то все, что между нами происходит значимо. Да-да, только в этом случае происходящее между нами по-настоящему значимо. Ведь это (происходящее между нами) влияет на качество наших отношений и на то вместе мы вообще или нет. Если качество отношений перестанет меня устраивать — я могу и уйти. И то же самое касается второй стороны — он/она уйдет, если качество отношений ему/ей будет не нравится. В итоге, мы оба вынуждены об этом думать и заботиться. Критерием сохранения отношений становится не страх, а то хорошо ли нам вместе или нет.

[/url]
У меня появляется возможность делиться своим недовольством, и при этом я могу услышать мнение другого человека. И еще, это для меня важно, имеет значение.
Я точно знаю, что есть границы дозволенного и уважаю их. Как свои, так и другого.
И, более того, присутствие другого рядом со мной становится для меня ежедневным выбором, а значит для меня важно, что происходит с ним и ему тоже приходится стараться и заботиться о наших отношениях, т.к. они не являются чем-то само собой разумеющимся.
Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Я знаю, что многих пугает такая перспектива — наоборот, хочется гарантий, ощущения неколебимой надёжности и «вечности» отношений. Как раз эта мечта о безусловной безопасности и заманивает в ловушку отношений, где даже когда плохо, ничего нельзя изменить.
Чувство надёжности мира, безусловной значимости самого себя и нужности в этом мире, уверенность в своих способностях адаптироваться к происходящему, справляться в том числе со сложными ситуациями — всё это, по идее, формируется внутри самого человека (точнее, со временем там оказывается). И всё это можно лишь временно, в рамках иллюзии разместить в другом человеке. А дальше — тратить годы на то, чтобы эту иллюзию (что я значим только пока рядом есть этот человек, что без него я ни с чем не справлюсь и т.д ) поддерживать.

Конечно, мы здесь говорим об очень большой и серьёзной теме, которая затрагивает базовые установки о себе и мире вокруг. И, тем не менее, я уверена, что человек может многое сделать даже со сложными и базовыми темами самостоятельно. Например, мне кажется, что часть иллюзии может разбить само осознание, что эти отношения уже какой-то время воспринимаются мной не как свободный выбор.

[3]

Источники


  1. Гавэйн, Шакти Доверять себе. Путь к свободе и самовыражению. Пробуждение чувств. Доверься — и следуй! В поисках любви. От ложного доверия к доверию истинному (комплект из 3 книг) / Шакти Гавэйн и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 864 c.

  2. Шеламова, Г. М. Деловая культура и психология общения. Учебник / Г.М. Шеламова. — М.: Academia, 2013. — 192 c.

  3. Козлов, Н.И. На крыльях любви, или как делать семью / Н.И. Козлов. — М.: АСТ, 2016. — 199 c.
  4. Муратов, С.А. Встречная исповедь. Психология общения с документальным героем. Учебное пособие для вузов / С.А. Муратов. — М.: Юрайт, 2018. — 279 c.
Приговоренные к отношениям
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here