Психоанализ – это терапия отношениями

Сегодня обсуждаем тему: психоанализ – это терапия отношениями с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Что такое психоанализ и психоаналитическая терапия

Классический психоанализ — это встречи 4-5 дней в неделю с использованием кушетки. Время встречи 45-50 минут. Такой формат позволяет прорабатывать очень глубокие пласты психики, выходить на младенческие травмы, изменять сценарии и паттерны, заложенные в детстве.

Почему кушетка? — На кушетке пациент вспоминает намного больше, больше раскрывается, устанавливаются совершенно особые отношения доверия.

Психоанализ — это отношения двоих, но не только. Психоаналитический сеттинг выполняет роль закона, роль отца и третьего в отношениях. Родительский запрет существует и в пространстве психоанализа, но при этом он не является травмирующим, психоаналитик помогает проходить сложные ситуации в атмосфере безопасности.

Успех терапии зависит от того, насколько доверительные отношения установились между психоаналитиком и пациентом. Чем больше пациент может рассказать аналитику, тем заметнее изменение жизненных ситуаций в реальности. Бывает так, что настоящее доверие возникает только через два-три года. И это зависит не только от того, как протекают аналитические отношения, но и от особенностей психики. На этом этапе человек может узнать о себе достаточно много нового. Близость с Другим поможет ему в исследовании уголков собственного мира, к которым до этого доступа не было. Именно поэтому некоторые вещи невозможно проработать самостоятельно — защита не позволит подойти к самым болевым точкам, так как это разрушительно для психики человека. Психика дает доступ к вытесненным травматичным эпизодам только в безопасном аналитическом пространстве при возникшем доверии.

Психоаналитическая терапия — современная форма психоанализа. Отличия психоаналитической терапии от классической техники в том, что кушетка не обязательна, хотя часть сессий по желанию пациента может проходить и с использованием кушетки. Число сессий может быть ограничено одной-двумя в неделю.

Про психоанализ ходит очень много мифов. И то, что он очень долгий, и то, что в нем происходит что-то особенное, и то, что он не для всех, а только для самых умных. Еще один самый классический миф: психоанализ это дорого.

На самом деле симптоматика в психоанализе, психоаналитической терапии может сниматься так же быстро, как и при любой другой терапии и, возможно, еще быстрее. Депрессивные состояния, состояния повышенной тревожности, панические атаки, навязчивости, семейные, рабочие конфликты — все это некоторых случаях решается в рамках краткого числа сессий, хотя следует помнить, что существуют индивидуальные особенности, различная степень и глубина сложного состояния. Поэтому определить необходимое число сессий можно только в рамках личной встречи. Пациент может поставить точку в отношениях в любой момент, когда его ситуация решилась.

Почему же тогда анализ может длиться 3-5 лет, а для некоторых пациентов еще дольше? Время аналитических отношений обусловлено изменениями на глубинном уровне. То, что закладывалось годами, невозможно изменить за 2 встречи. Депрессия или другое тяжелое состояние может пройти быстро, но если изменения на структурном уровне не произошли, она вернется. Можно быстро с помощью Другого найти ситуативный выход, но чтобы дать прорасти новому в себе, требуется время.

По поводу стоимости психоанализа: чаще всего психоаналитическая терапия даже дешевле других направлений. Стоимость сессии у хорошего специалиста в пределах 1500 р. При условии одной-двух встреч в неделю это посильная сумма. Психоаналитики охотнее, чем представители других направлений, идут на уступки в цене за сессию клиенту, когда у клиента тяжелые финансовые обстоятельства.

Чем занимается психоаналитик? Во-первых, он привносит новое в отношения. Зачастую, жизненные сценарии водят человека по одному и тому же кругу из которого выбраться можно только при чьей-либо помощи. Наши родственники и друзья, наши близкие соблюдают свои интересы, даже при искреннем желании помочь. Психоаналитик всегда находится на стороне пациента.

[2]

Во-вторых, психоаналитик делает явными бессознательные желания. Как часто мы хотим одного, а получаем в итоге нечто иное? Казалось бы, что может быть проще, чем знание собственных потребностей? Но при всем нашем знании, что-то мешает их удовлетворению. Мы списываем невозможность получения желаемого на судьбу, на обстоятельства или начинаем винить себя, но это не приближает нас к исполнению желаний. Понимание и разрешение ситуации возникает тогда, когда мы узнаем о собственных внутренних конфликтах. Психоаналитик — это проводник между бессознательным и сознанием пациента.

В третьих, психоаналитик — это особенное внимание. Внимание, которое уделяет аналитик пациенту может сравниться с вниманием только самого близкого человека в редкие моменты. Специалист внимателен к текущему состоянию, к чувствам, к словам, а также к личной истории пациента. Пациент, рассказывая, может забыть или не подумать о каких-то существенных деталях — аналитик будет помнить нюансы и в нужный момент обратит внимание на важные аспекты.

Основное отличие психоанализа от других направлений только в том, что психоанализ предполагает наличие бессознательных, скрытых мотивов, помимо тех, что очевидны. В психоанализе нет критериев общей «нормы», «норма» — это отсутствие страданий для самого человека. В психоанализе не ставят диагнозов, хотя есть теории и диагностические методы. Важные этические правила психоаналитической практики — конфиденциальность, искренность, соблюдение интересов пациента и уважительное отношение.

Автор: Евгения Гайдученко. Перепечатка возможна со ссылкой на источник

Задайте психологу любой вопрос по теме статьи:

Консультация психолога в Санкт-Петербурге, тел.: +7 (981) 853-94-99

Общее в техниках психоанализа, поддерживающей терапии и психоаналитической терапии

Общее в техниках психоанализа, поддерживающей терапии и психоаналитической терапии:

  • Акцент на переносе
  • Расшифровка бессознательных конфликтов и перевод их в сознание в виде слов
  • Внимание к контрпереносу. Внимание к конфликтам пациентов.
  • В центре конфликт между агрессией и либидо, защита, импульсы и сексуальные драйвы.

Задачи всех трех направлений различны.

Цель психоанализа – это структурная перестройка личности.

Цели психоаналитической терапии: частичная реорганизация и изменение симптомов.

Цель поддерживающей терапии –снятие симптомов, усиление адаптивных защит.

Все усилия направлены на регресс в прошлое, разрешение переноса через интерпретации. Эти интерпретации выполняются аналитиком с позиции нейтральности: терапевт не встает на сторону Эго, Супер эго ил Ид пациента, занимая позицию отстраненности: не осуществляет удовлетворения возникающих потребностей пациента, а поощряет их вербальное выражение. Общение с пациентом ограничивается рамками аналитической сессии в режиме вербальной коммуникации, как правило, при остутствии не вербального контакта (пациент лежит на кушетке и не видит аналитика). Основной принцип– абстиненция – невмешательство в личную жизнь пациента.

Основной метод – свободная ассоциация.Под понятием «свободная ассоциации» понимается высказывание пациентом всех мыслей и чувст без их сознательной и намеренной селекции. З.Ф.: «Говорите все, что бы неприходило вам в голову. Действуйте так, как будто вы путешественник, сидящий у окна вагона и описывающий кому-то, находящемуся в глубине купе, сменяющиеся виды. И никогда не забывайте, что вы обещали быть абсолютно честным, и ни чего не исключайте из-за того, что по той или иной причине об этом рассказывать не приятно»

Основные технические приемы:

  • Интерпретация
  • Анализ переноса
  • Анализ сопротивления
  • Нейтральность

Традиционно частота сессий в психоанализе 4-5 раз в неделю. Во французской школе психоанализа – 3 сессии в неделю. Количество сессий очень важно, тогда можно достичь регрессии у пациента. Но это не является жестким правилом. Использование кушетки. Целью психоанализа является глубокие изменения структуры личности и разрещение невроза переноса. Классический анализ действует в случаях классических неврозов: истерия, обсессивный невроз, различные фобии.

Читайте так же:  Как наилучшим образом относиться к неприятностям

Основные черты психоаналитической терапии.

Используются базовые техники психоанализа, но с количественными модификациями. С пациентами с глубокой патологией это вопрос индивидуального подхода в каждом конкретном случае. Прояснение и конфронтация должны занимать большую часть времени, чем интерпретация.

Прояснение предсознательного опыта осуществляется при помощи вопросов, направленных в прошлое пациента.

Конфронтация – это фокус на вербальном и невербальном поведении, который проявляется в присутствии терапевта-аналитика.

Интерпретация – это разъяснение, связывание прошлого опыта пациента с его настоящим опытом. Прежде, чем начать интерпретировать надо пройти две ступени: конфронтация и прояснение, того, на чем фокусируется внимание пациента.

Большая часть интерпретаций должна касаться того, что происходит здесь и сейчас, чем то, что было в прошлом. Большое внимание уделяется взаимоотношениям между аналитиком и пациентом. В психоаналитической терапии интерпретация – это построение связи между внешними связями пациента в реальности, в которой он живет и между отношениями пациента и аналитика в терапии. Однако важно помнить, что все пациенты, а не только с пограничными нарушениями личности, очень чувствительны к любым изменениям обычной коммуникации, интерпретация – это не обычное средство диалога и часто воспринимается как критика, унижение, а для пограничного пациента – это еще и нападение. Поэтому для каждого пациента должно быть определено индивидуальное количество, дозировка интерпретаций.

В классическом психоанализе – это решающее условие, а в аналитической терапии есть условия дистанцирования и вмешательства. Эти условия зависят от степени нарушенности личности пациента, например, если пациент находится под угрозой суицида. Мы должны быть готовы установить рамки своего вмешательства, направить его к психиатру, если это необходимо или поместить в клинику.

Количество сессий – не менее двух в неделю. Работа проводится лицом к лицу.

Показания к психоаналитической терапии: пациенты с психотической патологией, нарциссические нарушения, пограничные пациенты (по DSM – 4): саморазрушительные отклонения, наркомания, булемия, анорексия, алкоголизм.

Механизмы психоаналитической терапии базируются на теории М.Кляйн, которая обнаружила феномен проективной идентификации и расщепления. Расщепление плохой и хорошей груди – следствие формирования амбивалентности: объект и плохой и хороший, при этом Эго идентифицируется либо с его плохой, либо с его хорошей частью.

Цель: дать возможность нормальной Эго-идетичности, интегрировать Эго. Согласно Кернбергу такие пациенты имеют размытые границы Эго, конфликты с внешним миром. Цель терапии – усилить адаптивные решения этих бессознательных конфликтов. Размытые границы – это когда есть сильная проективная идентификация: плохие части себя проецируются на объект, а объект воспринимается как часть себя. Проективная идентификация – это попытка убедить себя в своем предположении о другом человеке (например, человек думает, что другой его ненавидит и начинает вести себя соответствующим образом, агрессивно, грубо, нагло, а другой действительно начинает его ненавидеть, т. обр., предположение первого подтверждается) (Вестник психоанализа №2, 2001 «Новые заметки о проективной идентификации» Д. Рождественский)

Контр-перенос — это комплекс чувств, переживаний, возникающих у аналитика в ответ на перенос пациента. В психоаналитической терапии контр-переносные переживания используются терапевтом-аналитиком как диагностический инструмент и как способ выстраивания эффективной коммуникации с пациентом. Вместе с тем, продолжаются споры в отношении сообщения пациенту собственных переживаний, Штерн считает, что говорить о своих чувствах пациенту можно и даже нужно, но если терапевт уверен, что эти чувства индуцированы пациентом. Это помогает установлению искренних, доверительных отношений между пациентом и терапевтом, а во внешней жизни пациента реализуется во взаимотношениях с другими людьми. Пример отреагирования контр-переноса: «У меня появилось желание сказать вам, что я отказываю вам, давайте это обсудим».

Терапевтические цели психоанализа – достижение инсайта и изменение поведения вследствии этого. Терапевтические цели психоаналитической терапии – контейнирование тревоги, формирование эмоциональной зрелости пациента. Тревоги надо пытаться погасить, показать пациенту, что его тревога понятна, что она принимается. В психоанализе аналитик – пассивный наблюдатель, в психоаналитической терапии – активный участник диалога.

Поддерживающая или дополняющая (дополняющая какие-либо отсутствующие отношения) терапия предполагает развитие способности пациента к саморегуляции. Пациент учится рефлексии, пониманию собственных эмоций и конфликтов. Эти цели решаются посредством выстраивания прочных, доверительных отношений с терапевтом. «Эти отношения выступают в качестве своего рода тренировочной площадки, на которой пациент отрабатывает способы общения со значимыми для него личностями». (Хайгл-Эверс и др. Базисное руководство по психотерапии)

Интерпретации не используются или используются в незначительном количестве. Основная задача – эмоциональная и когнитивная поддержка. Здесь уместны советы включая внушение. Используются прямые интервенции – вмешательства во вне: взаимодействие со значимыми фигурами пациента (муж/жена, родители, дети), направление к психиатру, врачу другого терапевтического профиля.

Перенос не интерпретеруется, но поощряется. Поддерживается идеализация аналитика, чтобы повлиять на пациента. В случае негативного переноса лучше передать пациента другому терапевту.

[3]

Правила дистанцирования тоже условны. Нейтральность не применяется, терапевт становится на сторону Эго, Супер эго или внешней реальности. Количество сессий в зависимости от ситуации. Терапия обязательно лицом к лицу. Показания: психотические пациенты, тяжело больные, хронически больные, умирающие пациенты, депрессивные пациенты.

Выбор методов терапии осоуществляется в зависимости от степени нарушений личности, типа характера, терапевтических целей (прогноза).

Положительный прогноз можно предполагать, если на первых встречах между терапевтом и пациентом устанавливается т.н. оптимальный психологический контакт.

Критерии оптимального психологического контакта:

  • Пациент заинтересован в профессиональных знаниях, навыках специалиста;
  • Между терапевтом и пациентом присутствует взаимная заинтересованность, искренность, теплота (эмпатия);
  • Пациент способен контролировать агрессивнае аффекты;
  • Состояние фрустрации коррегируемо.

Как правило на первых встречах пациент находится в состоянии фрустрации, это состояние необходимо коррегировать. Фрустрация – состояние личности, сопровождающееся состоянием негативных эмоций в ситуации столкновения индивида с непреодолимыми или кажущимися непреодолимыми препятствиями. Важно объяснить пациенту, что ситуация не безвыходна, что возможны варианты решения проблемы.

Основной мотив формирования переносной реакции – стремление к удовлетворению не осуществленного желания.

Джеймс Стрейчи развил теорию интерпретации переноса как единственное действие в терапии.

Интерпретация переноса – главная особенность психоаналитического метода, его показатель.

Свойство переносных реакций: амбивалентность – как осадок детского расщепления на плохой и хороший, когда противоположные чувства сосуществуют к терапевту («Я пока не могу рассказать вам все» — негативное отношение к человеку и позитивное отношение как к человеку, которому можно будет все рассказать).

Классификация переносных реакций.

В зависимости от того, какой критерий актуален для пациента переносные реакции выделяются:

По объекту. В зависимости от первоначального объекта: отцовский, материнский, сиблинговый. Присутствуют обычно все, но тот или другой доминирует. На ранних стадиях терапии на характер переноса будут влиять личностные качества терапевта (пол, возраст и т.д.), далее будут влиять меньше. К средине терапии, как правило, начинает доминировать материнский перенос.

По стадиям развития либидо, т.е. перенос может характеризоваться как оральный, анальный, эдипов, в зависимости от того, что переживает пациент в данный момент, та или иная будет более заметна. В целом перенос всегда несет отпечатки всех образов и стадий развития.

По критерию объектности. При объектном переносе терапевт воспринимается как отдельная личность со своими недостатками. При нарциссическом переносе личность терапевта воспринимается как недостающая часть пациента, он старается вести себя так, чтобы терапевт им восторгался, использует терапевта, чтобы возвысить самого себя. «Другой человек интересует меня как личность» — объектный перенос; «другой интересует меня, чтобы своб проблему решить» — нарциссический перенос.

Классификация по качеству реакций.

Перенос позитивный и негативный. Это наиболее раняя классификация, которая была предложена Фрейдом в 1912 году.

Позитивные переносные реакции способствуют рабочему альянсу, негативные, соответственно, разрушают его .

Читайте так же:  Хочу дружить с деньгами!

Проблему в терапии составляют 2 случая позитивного переноса: эротизированный перенос и идеализация.

Эротизированный перенос – перенос при пониженном чувстве реальности, пациент начинает ходить на сессии как на свидания и требует ответных чувств. Некоторые авторы считают, что эта форма переноса не анализируема и приводит анализ в тупик. Этот вопрос спорный. Эротизированный перенос может приводить к позитивному отыгрыванию (пациентка вышла замуж за мужчину, похожего на терапевта, с тем же именем).

Идеализация – терапевт становится для пациента архаически грандиозной фигурой. Часто бывает у пациентов с нарциссической структурой. Опасность в крушении – обесценивании «идола», тогда выпускается ненависть (раздражение, зависть, недоверие и тд.).

Перенос Эго подразумевает, что пациент проецирует на терапевта функции своего Эго, например, тестирование реальнсоти, как бы перепоручает это терапевту (пациент перестает сам контролировать своевременность оплаты, представляя терапевту беспокоиться об этом).

Перенос Супер Эго: пациент перестает себя за что-то осуждать, но ожидает осуждения от терапевта.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Перенос Ид: когда пациент начинает приписывать терапевту свои собственные агрессивные желания, отрицая их в себе самом.

Реакции переноса психотические и делюзивные.

В случае делюзивного переноса утрачивается чувство реальности, в результате теряется «как если бы»… он был мой папа/ мама. Пациент обращается к терапевту как к реальному отцу/матери.

В заметке использованы материалы лекций Г. Штерна, материалы статей Д. Рождественского, литературные источники авторов: Кернберг, Гринсон, Хайгл-Эверс, Фрейд, Спотниц.

Что такое психоанализ и психоаналитическая терапия

Справочная статья для чайников

Психоаналитическая терапия — современная форма психоанализа. Отличия психоаналитической терапии от классической техники в том, что кушетка не обязательна — хотя часть сессий по желанию пациента может проходить и с использованием кушетки. Число сессий может быть ограничено 1-2-мя в неделю.
Про психоанализ ходит очень много мифов. И то, что он очень долгий и то, что в нем происходит что-то особенное и то, что он не для всех, а только для самых умных. Еще один самый мифический миф — психоанализ, это дорого.

На самом деле симптоматика в психоанализе, психоаналитической терапии может сниматься так же быстро, как и при любой другой терапии и возможно еще быстрее. Депрессивные состояния, состояния повышенной тревожности, панические атаки, навязчивости, семейные, рабочие конфликты — все это решается в рамках краткого числа сессий. Для этого не надо посещать аналитика месяцами. Пациент может поставить точку в отношениях в любой момент, когда его ситуация решилась.
Почему же тогда анализ может длиться 3-5 лет, а для некоторых пациентов еще дольше? Время аналитических отношений обусловлено изменениями на глубинном уровне. То, что закладывалось годами, невозможно изменить за 2 встречи. Депрессия или другое тяжелое состояние может пройти быстро, но если изменения на структурном уровне не произошли — она вернется. Можно быстро с помощью Другого найти ситуативный выход, но чтобы дать прорасти новому в себе требуется время.
По поводу стоимости психоанализа — чаще всего психоаналитическая терапия даже дешевле других направлений. Стоимость сессии у хорошего специалиста в пределах 1500 р. При условии 1-2-х встреч в неделю, это посильная сумма. Психоаналитики охотнее других идут на уступки в цене за сессию клиенту, когда у клиента тяжелые финансовые обстоятельства.

Основное отличие психоанализа от других направлений только в том, что психоанализ предполагает наличие бессознательных, скрытых мотивов, помимо тех, что очевидны. В психоанализе нет критериев общей «нормы», «норма» — это отсутствие страданий для самого человека. Важные этические правила психоаналитической практики — конфиденциальность, искренность, соблюдение интересов пациента и уважительное отношение.

Статья №3: Лечит ли психоанализ? Психотерапия как эффект анализа

Любое суждение о том, чего не знаешь и не пробовал, по определению служит лишь профанации и суевериям. И клише о «дорого, долго и без результата» – это классический пример полуправды. Однако психоанализ – действительно специфическое предприятие, отличающееся, как мы уже выяснили, от психологии и медицины. Поэтому давайте разберемся с тем откуда взялись подобные стереотипы, ведь дыма без огня не бывает?

Уход от модели врача

Еще до создания психоанализа Фрейд своим отказом от популярных на тот момент методик, таких как гипноз и катартический метод, совершает серьезный концептуальный выбор. Он переосмысливает отношения между знанием, техникой работы и этикой психотерапевта. И тогда, и в наше время считается, что врач может помочь пациенту, потому что он что-то знает о проблемах и механизмах их создающих. Это знание занимает наиболее важное место в позиции лечащего, а поскольку он не только лечит, но и общается с другим человеком, то знание стоит дополнить нормами морали, а по сути: этикетом взаимодействия врача и пациента.

Однако бессознательное – это «черный ящик», и у психотерапевта нет никаких способов посмотреть «как там на самом деле всё устроено», к тому же оно еще и сопротивляется. Фрейд отказался от гипноза как раз потому, что это слишком большая власть над другим человеком при полном незнании что именно является причиной проблем. Врач, дающий «лечебные» установки пациенту в гипнотическом состоянии, попросту занимается стрельбой наугад.

«Всякий начинающий заниматься психоанализом боится прежде всего трудностей, ожидающих его при толковании мыслей пациента . Но ему предстоит скоро убедиться в незначительности этих трудностей и вместо этого понять, что единственные и серьезные трудности вытекают из необходимости овладеть переносом». З.Фрейд

Поэтому психоаналитик по мысли Фрейда начинается не со знания, а с этической позиции – по отношению к клиенту и, что очень важно, самому бессознательному. Уже в ранних психоаналитических работах он постоянно повторяет: расшифровывать и анализировать чужие содержания – это не такая большая сложность, как умение распознавать и учитывать перенос. То есть отношение или этика аналитика важнее и труднее, чем усвоение психоаналитической теории.

По сути Фрейд обнаружил, что одним из способов хоть как-то анализировать и влиять на бессознательное другого человека не вслепую – это серьезно и уважительно отнестись к материалу бессознательного происхождения. То есть ко снам, оговоркам, свободным ассоциациям и особенно к симптомам клиента. Здесь мы и обнаруживаем ощутимое расхождение логики психоанализа и логики лечения в психиатрии и психотерапии. Психоанализ признает симптом, видя в нем работу субъекта, который уже что-то изобрел, чтобы решить свои внутренние проблемы.

[3]

Пусть это решение и не самое удачное, т.к. порой приносит страдание, но и это достойно признания и уважения. То есть в симптоме, каким бы болезненным он ни был, стоит увидеть автора с его неповторимым стилем. Психотерапия же видит в симптоме лишь проблему, которую нужно поскорее устранить или купировать. Поэтому понимание термина «симптом» в психоаналитической клинике и в клинической психологии со временем станет значительно расходиться.

Позиция аналитика

Исходя из этого и строится работа аналитика: он работает с тем материалом, который приносит клиент, а значит, от него в очень малой степени зависит скорость анализа. Кто побывал в анализе, хорошо знает, что он движется по какой-то своей траектории, и иногда «прогресс» происходит очень быстро, а иногда – совсем наоборот. Это зависит лишь от субъекта, от его способности услышать и принять то, что находится в его собственном бессознательном.

Психоаналитик помогает на этом пути, но не может пройти его за вас. Кстати, именно этим подкупают многие современные пси-практики, обещающие быстрый эффект: вы почти ничего не делаете сами, приходит сантехник человеческих душ и наводит порядок. Остается лишь вопрос: годится ли вам такой порядок?

Читайте так же:  Как сохранить страсть в отношениях

Фрейд вырабатывает позицию, которую можно назвать этической нейтральностью психоаналитика. Суть ее не только в уважении к симптому и стоящему за ним субъекту, но и в приостановке собственных мнений и эмоциональных реакций. Там, где мораль осуждает человека за некоторые его желания, психоанализ начинает свою работу с признания данности («да, у вас такое желание»), чтобы дать шанс человеку что-то сделать с этим. Принимать то, что есть, не сбегая сразу же в свои воображаемые конструкции о том, как должно быть – это на самом деле довольно сложно, потому и требует особой подготовки от аналитика.

«Психоанализ это царство речи, другого лекарства нет». Ж.Лакан

Психоанализ не лечит, он анализирует. А анализ в свою очередь дает эффекты, один из которых может оказаться «излечением», «ослаблением симптома» или «чувством, что у меня все хорошо и я больше не нуждаюсь в анализе». Жак Лакан будет с жаром настаивать на этой идее, т.к., по его мнению, идеал лечения скорее мешает работе психоаналитика.

Во-первых, потому что высок риск, что под маской излечения психоаналитик начнет неявно навязывать клиенту свои представления о здоровье и благополучии.

И во-вторых, потому что психоанализ не предполагает «восстановления», т.е. возврата к некому ранее существовавшему «здоровому» состоянию. В ходе анализа можно прийти лишь к новому состоянию, в котором есть работающее знание о самом себе. А это значит, стать другим человеком взамен того, что был прежде и не обладал знанием.

Жак-Ален Миллер добавит к этому еще одно замечание: психоанализ цивилизует (фр. civiliser – цивилизовать, просвещать). И на уровне общества, в котором существует психоанализ, и на уровне индивидов, проходящих свой анализ, психоанализ способствует смягчению нравов. Вместе с пониманием своих внутренних особенностей приходят терпимость к другим, облагороженность аффектов и уменьшение фрустрации, особенно по поводу общества и его инстанций. Можно сказать, что в анализе создаются условия для самовоспитания субъекта, или как однажды скажет Фрейд – «довоспитания». А никто иной и не может перевоспитать взрослого человека.

Психоаналитик может помочь в этом именно потому, что сам является продуктом своего анализа, он – тот, кто уже обрел некоторое знание о своем бессознательном желании. Все наши детские фантазии и трудности всегда с нами, ибо бессознательное не знает времени. Единственный способ стать взрослее не на уровне масок и привычек, а на уровне выборов, действий и ощущений – проработать свою личную историю, обнаружив и поняв скрытые механизмы, влияющие на вашу жизнь.

Резюмируем: психоанализ не направлен на лечение или избавление от проблем, он направлен на самопознание и самоизменение, которые позволяют либо освободиться от страдания, либо изменить к нему отношение. Однако всё это предполагает высокие требования и к аналитикам, и к самим субъектам, идущим в анализ, о чем мы и поговорим в следующей статье.

Психоанализ – это терапия отношениями

Понятие психоанализа было введено австрийским психиатром и неврологом Зигмундом Фрейдом в 1896 году для обозначения нового метода лечения душевных расстройств. В разных его работах встречаются различные трактовки этого термина, однако наиболее полное определение психоанализа дано им в 1932 году в статье под названием «Психоанализ и теория либидо». Итак, согласно Фрейду, психоанализ – это метод исследования психических процессов, иначе недоступных пониманию, основанный на этом метод лечения невротических расстройств и возникший в результате этого ряд психологических концепций, постепенно развивающийся и складывающийся в научную дисциплину.

Споры о правомерности существования психоанализа и как научного метода, и как способа лечения психических расстройств ведутся и по сей день. Это связано с тем, что психоанализ предполагает определенную специфическую модель строения и функционирования психики, которую невозможно (по крайней мере, пока) подтвердить или опровергнуть каким-либо научно признанным способом.

Иными словами, психоанализ основан в первую очередь на постулатах и допущениях. Пожалуй, единственный критерий его эффективности – это субъективные оценки многочисленных пациентов психоаналитиков, жизнь которых изменилась к лучшему после прохождения курса психоанализа. Хотя, вероятно, именно этот критерий единственно и имеет значение, когда мы говорим о помощи людям.

Таким образом, во избежание разочарований, если вы хотите обратиться к психоаналитику, имеет смысл вначале ознакомиться с базовыми допущениями психоанализа, чтобы оценить для себя, насколько вы готовы мыслить психоаналитически (а это умение вам непременно понадобится, если вы хотите, чтобы ваша терапия была успешной).

Основные предпосылки психоанализа

1) Базовым постулатом психоанализа является деление психики на сознательную и бессознательную части, причем сознание не является сутью психики. Именно бессознательные желания и влечения определяют мышление и поведение человека. В том случае, если они противоречат сознательным желаниям человека, возникает психический конфликт.
2) Ранние стадии развития ребенка заметно сказываются на мышлении и поведении взрослого человека. События первых лет жизни имеют первостепенное значение для развития всей дальнейшей жизни.
3) В психике нет ничего случайного, психическая жизнь является функцией психического аппарата, состоящего из трех подструктур: Оно (бессознательные желания и влечения, вытесненные из области осознаваемого в связи с их неприемлемостью), СверхЯ (родительские установки и идеалы, социальные нормы и мораль) и Я (часть, выступающая посредником между СверхЯ и Оно). По сути, любое действие человека – это компромисс между желаниями Оно и запретами СверхЯ.

Психоаналитический подход предполагает, что любые негативные эмоциональные переживания и какая-либо болезненная симптоматика (в том числе и соматическая, то есть проблемы с физическим здоровьем) являются следствием борьбы двух конфликтующих начал в человеке. Чаще всего оба или хотя бы одно из этих начал лежит в области бессознательного и не осознается клиентом. Задача психоаналитика – помочь клиенту выявить и осознать эти противоборствующие направления, с тем чтобы потом каким-либо образом «примирить» их. По сути, речь идет о постепенном осознании клиентом своего бессознательного.

Как проходит сеанс у психоаналитика

Технически это происходит следующим образом: пациент рассказывает терапевту все, что приходит ему в голову, и тем самым дает выход своим болезненным эмоциям, переживаниям и фантазиям. Это называется методом свободных ассоциаций. Психоаналитик, в свою очередь, слушает пациента и интерпретирует бессознательные содержания того, о чем рассказывает ему пациент.

Терапевтический эффект достигается за счет нескольких аспектов: во-первых, рассказ о прежнем травматическом опыте сам по себе приносит облегчение за счет вербализации (проговаривания) болезненных чувств и переживаний; некритическое и безоценочное отношение и поддержка со стороны аналитика позволяет пациенту приобрести новый опыт общения с другим человеком.

Во-вторых, интерпретации психоаналитика помогают пациенту осознать свои бессознательные конфликты и за счет этого он повышает уровень самопознания, а это, в свою очередь, сказывается на качестве жизни и взаимоотношений с другими людьми.

Классический психоанализ предполагает жестко регламентированное взаимодействие пациента и аналитика: частота встреч 3-5 раз в неделю, использование кушетки. Свободные ассоциации при этом, как правило, охватывают всю психическую сферу, а не являются целенаправленным обсуждением определенных вопросов. Это связано с тем, что основной целью классического психоанализа является не только и не столько облегчение симптомов, сколько исследование психики пациента. Очевидно, что этот процесс длится долго и требует больших финансовых затрат. Именно так выглядит психоанализ в том виде, как его проводил Фрейд.

Однако в современных реалиях сложно, наверное, предполагать, что к психоаналитику будут обращаться люди, заинтересованные в самом по себе исследовании глубин своей психики (если, конечно, речь не идет об анализе дидактическом, то есть обязательном для сертификации, который проходят начинающие психоаналитики у более опытных коллег). Все-таки прежде всего к психоаналитику приходят люди, испытывающие страдание и желающие его облегчить.

Читайте так же:  Как люди боятся lft

Именно поэтому во второй половине 20-го века стало развиваться такое направление, как психоаналитическая психотерапия, которая также основана на аналитическом подходе к психике человека и ее нарушениям. Основное отличие между ними заключается в том, что в терапии акцент делается не на исследовании психики, а на разрешении конкретных поведенческих и психологических трудностей, с которыми сталкивается пациент (хотя само собой, что особенности психики клиента при этом также исследуются).

Отличие психоанализа от психоаналитической психотерапии

Психоаналитическая психотерапия, так же как и психоанализ, обращается к бессознательному, полагая, что именно оно играет ведущую роль в формировании симптомов, нарушений в адаптации или в личных отношениях пациента. Однако при этом работа фокусируется в основном на актуальных событиях и на облегчении проблематики, с которой обратился пациент.

В психоаналитической психотерапии меньше частота встреч – 1-3 раза в неделю, что, несомненно, гораздо больше адаптировано под современные реалии. Кроме того, у психоаналитического психотерапевта пациент не лежит на кушетке, а сидит в кресле – то есть сеанс проходит «лицом к лицу». Это дает психоаналитическому психотерапевту возможность выражать поддержку и благожелательное отношение к пациенту (в то время как классический психоаналитик должен быть максимально нейтральным).

Таким образом, в отличие от классического психоанализа, психоаналитическая психотерапия больше ориентирована на разрешение текущих жизненных трудностей пациента, и как следствие, в ней больше внимания уделяется его поддержке – а это часто само по себе является терапевтическим фактором. Кроме того, так называемый психоаналитический сеттинг, то есть условия взаимодействия пациента и терапевта, является чуть менее жестким. Однако в том, что касается методологии, отличий между психоанализом и психоаналитической психотерапией нет.

[1]

Преимущества психоаналитического подхода

В заключение хотелось бы отметить, что основным преимуществом психоаналитического подхода является его глубинность. Психоанализ не ограничивается поверхностной «бытовой» трактовкой человеческих действий, а истолковывает их с точки зрения глубинных неосознаваемых мотивов, руководящих поступками человека (возможно, даже против его воли). Этот подход открывает доступ к совершенно новым пластам знания о себе, об окружающих и о мире.

За счет того, что психоанализ и психоаналитическая психотерапия позволяют осознать бессознательное содержание своих переживаний и поступков, они способствуют лучшей адаптации и, как следствие, повышают качество жизни человека.

Применение психоаналитического подхода может быть возможным и полезным для любого человека, не обязательно имеющего какую-то ярко выраженную болезненную симптоматику. Знание и понимание своих внутрипсихических процессов позволяет человеку строить свою жизнь максимально комфортным для него образом, минимизируя при этом негативные переживания.

Отличия психоанализа от психологии, медицины и психотерапии

Отличия психоанализа от психологии, медицины и психотерапии

Отличия психоанализа от психологии

Существует одно распространённое заблуждение, о котором нам необходимо знать, и всерьёз задуматься. Итак, бытует мнение, будто психоанализ является частью психологии и/или методом психотерапии. Об этом Вам наверняка уже приходилось слышать повсеместно, и не один раз. Хочется обозначить одно фундаментальное положение, без принятия которого ни о каком понимании и продвижении в сторону психоанализа не сможет быть и речи. Это положение можно озвучить следующим образом: Психоанализ является отдельной дисциплиной, которая не имеет никакого отношения к психотерапии, и не имеет ровным счётом ничего общего с психологией.

Как часто подчёркивает В.А.Мазин, следуя за мыслью Фрейда, психоанализ находится на границах культуры, и место его – маргинальное, то есть пограничное. Психоанализ располагается в междуместии, в разрыве. Среди наиболее близких психоанализу дисциплин, пожалуй, можно назвать: литературу, лингвистику, искусство, кино, критическую теорию, философию, кибернетику, теорию медиа и другие. Как видно, в этом списке не присутствует ни медицина, ни психология, ни психотерапия. Можно также отметить, что психоанализ оказывается весьма близок такому жанру, как ведение личного дневника. На эту тему можно было бы написать большую книгу, и говорить об этом отдельно. В этой связи, хочется лишь упомянуть вскользь великолепнейший текст Фрейда 1910 года «Одно детское воспоминание Леонардо да Винчи», на страницах которого изобретается новый жанр под названием патография.

Говоря об особенностях психоанализа, хочется также подчеркнуть, что в текстах Фрейда мы почти никогда не встречаем ссылок на психологов, равно как и на других академических учёных. В тех случаях, когда Фрейд на них всё же ссылается, — мы ясно видим, что делает он это вовсе не из-за того, что ему вдруг оказалось полезным их знание. Как раз напротив: традиционный ход Фрейда всякий раз состоит в уходе от научного знания, — к знанию психоаналитическому, нацеленному на знание-в-незнании, и направленному на истину субъекта бессознательного.

Психология представляет собой академическую науку, и поэтому зиждется она на положениях классической научности: объективность, эмпирические данные, эксперимент, статистика, верифицируемость и т.д. Психология изучает человеческую психику как объект. Психолог использует методики для изучения того или иного явления, апеллирует к среднестатистическим закономерностям и обобщённому знанию.

Очевидно, что буквально во всех положениях психоанализ радикально расходится с психологией. Психоаналитик, в отличие от психолога, не устремлён к тому, чтобы что-то знать. Главное искусство психоаналитика заключается как раз в обратном – продолжать не знать. Именно поэтому Лакан назовёт фигуру аналитика – субъект якобы знающий. Об этих моментах ещё пойдёт речь ниже.

Также, в психоанализе речи не идёт и об объекте изучения. Почему? Ответ: в психоанализе место объекта занимает субъект. В этом смысле, каждый субъект – неповторим, — и по этой причине мы не можем говорить ни о каких средних величинах, критериях, типологиях и тому подобном. В этом смысле, психоанализ, скорее, оказывается более близким квантовой физике, которая также расходится в настоящее время с положениями классической научности. Недаром, именно из квантовой физики в психоанализ перешло такое понятие, как сингулярность.

Сингулярность в психоанализе

В психоанализе мы всегда имеем дело с сингулярностью. Что это означает?

Отличия психоанализа от медицинского дискурса

Фрейд недвусмысленно говорил о том, что между психоанализом и медициной разверзается концептуальная и этическая пропасть. Более того, он даже утверждал, что медицинское образование, скорее, будет только мешать психоаналитику, и, возможно, даже мешать ему мыслить психоаналитически. Это видится совершенно справедливым, ведь врачи всегда представляют из себя экспертов, а психоаналитики, — по выражению Фрейда, — всегда дилетанты, в совершенно особом смысле.

Мы уже говорили о том, на каких понятиях строится медицинский дискурс: больной, здоровый, врач, норма, лечение. В медицинских координатах человек, приходящий к врачу, автоматически означается как больной. Больной обращается к врачу по поводу своего страдания с запросом: «Помогите мне, ведь Вы специалист, и поэтому Вы знаете что со мной не так, и как избавить меня от страдания». Таким образом, мы понимаем, какова функция врача. Врач – это специалист. Специалист – это тот, кто знает как. Врач – фигура, которому принадлежит знание о том, как избавить от страданий. Выражаясь психоаналитически, врач – Знающий, или фигура Знающего. Таким образом, если, к примеру, у меня болит зуб, и я обращаюсь к врачу, то я, прежде всего, обращаюсь к нему потому, что уверен в том, что он знает, как его вылечить, т.е. привести болезнь в состояние нормы. Понятие нормы – ещё одно понятие, на котором строится медицинский дискурс. Вся врачебная практика базируется на лечении как процедуре приведения из состояния болезни или патологии к состоянию нормы. У врачей есть больные, а есть здоровые – на этой первичной качественной классификации и базируется медицина.

Читайте так же:  Зачем женщине внутренний мужчина

В психоанализе нет ни больных, ни здоровых. Почему? Ответ: потому что нет понятия нормы, благодаря которому могла бы существовать оппозиция больной/здоровый. К примеру, уже в 1901 году, в работе «Психопатология обыденной жизни», Фрейд совершает разрушение привычной оппозиции норма/патология, говоря о том, что в душевной жизни различия между так называемой нормой и так называемой патологией являются не качественными, а лишь количественными, и «все мы немного нервозны». В тексте «К вопросу о дилетантском анализе» он пишет чёрным по белому о том, что в психоанализе больные – не совсем больные, а врачи – не совсем врачи. Психоанализ полностью уходит из медицинских координат, рождая совершенно новую форму отношений между людьми, которой не существовало ранее, и поэтому её невозможно свести к чему-то уже известному. Если нет больных, нет здоровых, и нет врачей, то, соответственно, в психоанализе не идёт речи и о лечении в его традиционном терапевтическом смысле. Психоанализ – никакое не лечение. Как скажет впоследствии Лакан: «психоанализ – это этика».

Отличия психоанализа от психотерапии

Фрейд не скрывал своего опасения, и открыто говорил о том, что меньше всего ему бы хотелось, чтобы психоанализ постигла судьба, в которой ему будет отведено место на страницах учебника, в какой-нибудь главе под названием «терапия». Фрейд неустанно подчёркивал, что психоанализ – нечто большее, и нечто совсем другое, нежели то, что из него стараются сделать. Психоанализ, — говорит нам Фрейд, — это Sui Generis, — т.е. нечто уникальное и своеобразное. Он не призван обслуживать чьи-то властные или корыстные интересы, — вне зависимости от того, будут ли это интересы государственные, социальные, врачебные, нормативные и т.д. Таким образом, психоанализ радикально противоположен любым господствующим и дисциплинарным формам отношения к человеку.

В этом свете, уместно взглянуть на то, что в дискурсе психотерапии отношения выстраиваются на таких понятиях, как: клиент, запрос, исцеление, адаптация, коррекция, психопрофилактика, норма и т.д. Другими словами, психолог и/или психотерапевт занимает позицию исполнителя заказа со стороны клиента. Психотерапия строится исходя из капиталистических и маркетинговых координат. Клиент – тот, кто обращается с запросом к психотерапевту, и платит ему установленную прейскурантом сумму. Психотерапевт автоматически становится в позицию исполнителя по отношению к заказчику (клиенту) – он обязуется выполнить заказ. Таким образом, запрос уже регламентирует ход дальнейших действий со стороны психотерапевта. Исполнитель заказа ориентируется на запрос клиента. «Нужно избавить от страданий и убрать симптом? Пожалуйста, любой каприз за Ваши деньги». Психотерапия направлена на избавление от симптома. Психотерапевт – тот, кто оказывает услугу своему клиенту. В этом смысле, очевидно, что основания, на которых базируется психотерапия, мало чем отличаются от оснований сферы услуг. Структурно и этически, психотерапия оказывается частью сферы услуг, — наряду с юриспруденцией, индустрией развлечений, платной медициной, и тому подобным.

В психоанализе всё обстоит радикальным образом иначе. Психоаналитик не оказывает никакой услуги (в логике заказчик/исполнитель), и именно поэтому в психоаналитическом дискурсе никогда не используются такие понятия, как «запрос», «клиент» и т.п. Если в психотерапии речь идёт о клиенте, то в психоанализе субъект, приходящий в психоаналитический кабинет именуется другим словом – анализант. По аналогии с такими словами, как: «музыкант», «квартирант», «дипломант», — понятие «анализант» указывает на активную позицию. Другими словами, анализант – это тот, кто проводит анализ. На этом и строится вся клиническая практика: анализант – анализирует, а психоаналитик – занимает такую позицию, которая способствует продвижению анализа. Быть субъектом якобы знающим – и есть, своего рода, кредо психоаналитика. Субъект якобы знающий – тот, кому предположительно (исходя из веры того, кто пришёл в анализ) принадлежит истина о бессознательном (не)знании анализанта. В этой позиции, аналитик является условием продвижения анализа, и пред(о)ставляет, таким образом, место объекта желания анализанта.

Продолжая тему различия психоанализа от психотерапии, весьма уместно задаться вопросом: как вообще можно сформулировать так называемый «запрос», если, входя в кабинет, субъект зачастую полностью перестаёт понимать, зачем же он пришёл? Ведь он является субъектом, расщеплённым на знание и незнание о самом себе. Как он может сообщить о том, чего ещё не знает? Что, если субъект пришёл как раз с целью узнать, от чего же он страдает? В этом свете, как подчёркивает В.А.Мазин, психоаналитик не имеет никакого (прежде всего, морального) права принимать решение за чью-либо жизнь. Психоаналитик не знает, как именно будет лучше для данного неповторимого человека, со всей уникальной историей его жизни. Он не вправе также брать и ответственность за страдание, наслаждение и выбор субъекта. В этом смысле, психоаналитик не может занимать место знающего. Психоаналитик – это всегда субъект якобы знающий.

Если говорить кратко, то психоанализ призван организовать особое пространство, в котором, в виду особой формы отношений между аналитиком и анализантом, станет возможна встреча субъекта с истиной собственного бессознательного Желания. Из этого положения и проистекает вся этическая плоскость дисциплины под названием психоанализ. Как известно, встретиться со своими желаниями, о которых субъект не ведает, оказывается зачастую весьма травматическим опытом. Психоанализ – травматичен. Не спроста режиссёр Дэвид Кроненберг назовёт свой фильм 2011 года – «Опасный метод». Психоанализ неизбежно оказывается опасным, так как имеет дело с человеческим желанием, всегда завязанном на любви.

Также, хочется отметить, что психоанализ никого не адаптирует. Во-первых, сам вопрос так называемой адаптации является дисциплинарно-нормативным, и поэтому оказывается далёк от психоанализа как этической дисциплины. К тому же, если речь идёт об адаптации к так называемой реальности (как это обычно имеет место быть в медицине и психотерапии), то для психоанализа этот вопрос изначально невозможен. Почему? Ответ: потому что психоанализ имеет дело с психической реальностью субъекта. К тому же, само понятие адаптации оказывается близким логике дрессировщиков животных, а отнюдь не тех, кто занимается человеческими отношениями.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Последнее, что необходимо сказать, заключается в том, что психоанализ выписан из рекламно-маркетинговой системы отношений. Он не занимается обслуживанием государственного аппарата, не помогает он и выполнению социального заказа (адаптировать людей к реальности, например). Психоанализ всегда остаётся на стороне субъекта и его Желания. В этом и заключена его неудобность со стороны государства и любых других директивно-властных институций. И в этом – его революционность, и, пожалуй, даже субверсивность (т.е. подрывной статус)

Источники


  1. Еникеев, М.И. Основы общей и юридической психологии / М.И. Еникеев. — М.: ЮРИСТЪ, 2016. — 631 c.

  2. Руденко, А. М. Психология делового общения / А.М. Руденко. — М.: Дашков и Ко, Наука-Спектр, 2016. — 264 c.

  3. Добрович, А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения / А.Б. Добрович. — М.: Просвещение, 2016. — 208 c.
  4. Арбузова, Е. Н. Практикум по психологии общения / Е.Н. Арбузова, А.И. Анисимов, О.В. Шатровой. — М.: Речь, 2016. — 272 c.
Психоанализ – это терапия отношениями
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here