Разговор о сложном или детям о смерти

Сегодня обсуждаем тему: разговор о сложном или детям о смерти с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Как говорить с ребенком о смерти

Авторы: Спок Б.

Не существует магического средства устранить все страхи, но спокойное отношение является лучшим утешением.
Многие родители спрашивают: «Как объяснять, что такое смерть, маленькому ребенку?» Временами такой вопрос возникает в связи со смертью какого-нибудь родственника или знакомого. Или же он может возникнуть, когда ребенок наблюдает похоронную процессию или переживает смерть любимой кошки или собачки. Я сам никогда не слышал ответа на этот вопрос, который бы надежно предотвратил все возникающие в таких случаях страхи и неверные представления.

Многие религиозно настроенные родители склонны говорить: «Он ушел на Небеса» или «Господь забрал его к себе». Такого рода ответы могут оказаться удовлетворительными для ребенка школьного возраста, который уже достаточно слышал и про Бога, и про рай и в мозгу которого успела сформироваться картинка Доброго Человека и Хорошего Места. И к этому возрасту ребенок, возможно, уже выработал некое философское приятие факта неизбежности смерти и в то же время знание, что смерть достаточно редко уносит людей его возраста.

Но ребенок в возрасте между двумя и пятью годами обладает, с одной стороны, достаточно уязвимой и хрупкой психикой, а с другой, имеет слишком слабое понятие о повседневных реалиях, которые могут послужить утешением ребенку старшего возраста. Если вам случалось в середине ночи тревожно и болезненно размышлять о каком-нибудь собственном прегрешении или же об опасности, угрожающей близкому человеку, то вы поймете, что я имею в виду. При свете дня, однако, вы скорее всего забудете 95% своих страхов и будете лишь дивиться, как это вы смогли так глупо запаниковать.

Маленькие дети всегда находятся во мраке в том смысле, что их неопытность, невежество, отсутствие точного понимания, что реально, а что нет, отдают их на растерзание непосредственных ощущений момента. Двух-, трех- и четырехлетки любопытны, восприимчивы и обладают буйным воображением. Они ощущают сильнейшую зависимость от родителей, и их легко напугать возможной опасностью разлуки с ними. Мысль об уходе или о том, что родителей могут забрать от них ангелы или Бог, является для детей весьма тревожащей и пугающей. И не имеет значения, что им рассказывали про доброту Бога и ангелов.

Хотя я начал с того, как объяснять детям смерть других людей, я говорил так, как будто речь шла о страхе детей перед своей собственной смертью. Существенно здесь то, что дети в возрасте трех или четырех лет находятся на той стадии эмоционального развития, когда ребенок примеряет все на себя — и хорошее, и плохое. Когда он видит водителя автобуса, он тут же представляет, каково это самому управлять такой машиной. Он начинает разыгрывать эту роль. Когда ребенок видит калеку, он расстраивается, потому что тут же идентифицирует себя с этим несчастным. Когда он спрашивает, для чего нужны кладбища, и получает первые объяснения по вопросам смерти, то следующий пугающий вопрос, который он задает: «А я тоже умру?»

Вот почему так трудно объяснять маленькому ребенку факт смерти кого-то другого. Ибо на самом деле тут идет речь о его собственной смерти. Поскольку ребенок испытывает сильнейшее желание жить и оставаться рядом со своими родителями, то невозможно описать ему смерть так, чтобы совершенно его не встревожить.

Некоторые родители, и я в том числе, пытались представить смерть менее грозным явлением, объясняя, что очень старые люди под конец жизни так устают, что они просто счастливы лечь и мирно умереть, «как будто заснуть». Это не слишком эффективно, поскольку ребенку трудно представить такую усталость. И эта аналогия рискованна, поскольку временами дети тревожного типа психики начинают бояться засыпания — ведь они могут больше не проснуться!

Есть ли какое-нибудь решение этой проблемы? Думаю, нет, если речь идет о том, чтобы найти какую-то волшебную и точную комбинацию слов. Но в большинстве случаев это не повод для тревоги. Опыт повседневной жизни говорит нам, что большинство детей к своим четырем или пяти годам уже узнают что-то о смерти без особых волнений. Ну, расстроятся слегка на короткое время и все. Дети каким-то образом сживаются с идеей смерти. Частично это происходит путем подавления или отрицания. Вот ребенок задает тревожные вопросы, а вот внезапно он начинает интересоваться чем-то гораздо более приятным, и лицо его светлеет. Весь остаток дня эти страшные вопросы его, по всей видимости, уже не занимают. А затем, возможно, укладываясь спать, он неожиданно заявляет: «А я никогда не умру!» — внушая себе, что он этим решением устраняет опасность, или же он снова возвращается к тревожащим вопросам.

Даже во взрослом состоянии мы пытаемся тем же методом преодолеть или отрицать какую-нибудь угрожающую нам ситуацию, хотя обычно у нас это получается не столь успешно, как у маленьких детей. В любом возрасте, когда мы встречаемся с опасностью, которая для нас слишком велика, наш мозг пытается на время забыть о ней, чтобы потом, когда угроза снова о себе напомнит, к ней вернуться и попытаться переварить ее по частям. Такое может происходить при свете дня, но это также и объяснение многих наших кошмаров.

Ребенок, который очень сильно тревожится, узнав о смерти, и который не может никак выбросить из головы эту тему, является исключением. Возможно, он с самого раннего возраста был слишком восприимчив, слишком зависим. Возможно, такой ребенок приобрел синдром тревоги в возрасте, скажем, двух лет, когда его мать впервые внезапно покинула его на пару недель, и он уже отчаялся увидеть ее вновь. Или, возможно, его мать слишком тревожилась о безопасности своего ненаглядного дитя, и оно впитало в себя ее страхи — особенно по отношению ко всему, что может их разлучить.

Ребенок, у которого развилась фобия или навязчивая одержимость на почве смерти, нуждается в помощи профессионала, чтобы выявить скрытые факторы, делающие его уязвимым для страхов. Очень часто в процессе обследования и лечения выясняется, что главная причина, почему ребенок так тревожится о своей безопасности, заключается в том, что он чувствует исключительную вину по поводу случающихся у него приступов недобрых чувств по отношению к другим членам семьи и что он ожидает какого-то ужасного наказания за это.

Все эти рассуждения применимы к ребенку, который слышал о такой болезни, как полиомиелит, и у которого развивается навязчивый страх перед ней. Дело не в том, что ему неправильно объяснили про эту болезнь, а в нагромождении комплексов страха и вины в его собственной душе, которые заставляют его привязаться к этой болезни, как к возможной каре за грехи. Ребенок с такими серьезными страхами тоже нуждается во внимании специалиста.

Читайте так же:  Хочешь быть правым или счастливым

До сих пор я делал упор на том, что манера, в которой объясняется феномен смерти, обычно менее важна, нежели степень тревоги, которая уже наличествует как часть личности ребенка к моменту, когда он впервые слышит о смерти.

Другим очень важным фактором является отношение к смерти самих родителей. Человек, который сам, открыто или в глубине души, боится смерти, окажется в трудной ситуации, когда ему понадобится представить философское объяснение этого фактора ребенку. Обычно дети задают такие вопросы совершенно неожиданно, и у родителей не бывает времени, чтобы сформулировать идеальное объяснение.

Мать, которая не привыкла волноваться по какому бы то ни было поводу (которая не боится собственной смерти или просто не думает о ней и которая не очень тревожится по поводу того, что может расстроить ребенка), как правило, сможет найти слова и интонацию, из которых будет следовать, что смерть — это нечто весьма не близкое и что не надо забивать себе голову беспокойством по этому поводу. Родительница, воспринимающая смерть более серьезно, но с твердыми религиозными убеждениями, из которых следует, что возвращение к Богу — когда придет для того время — является вершиной счастья, передаст это свое смиренное настроение ребенку, независимо от того, уловит ли он точный смысл ее слов или нет.

Мать, считающая созерцание трупа на похоронах нездоровым и варварским обычаем, естественно, не разрешит ребенку видеть тело умершего родственника. И если она станет в присутствии своего ребенка свидетельницей автокатастрофы, то она сделает все возможное, чтобы обойти это место стороной и отвлечь его внимание на что-нибудь другое. И она будет совершенно права, защищая своего ребенка таким образом, ибо возможно, что он в противном случае впитает в полной мере весь заряд ее собственного ужаса.

Другая мать, воспитанная в представлении, что поминки по-ирландски (перед погребением) являются важной церемонией в жизни человека, посчитает вполне уместным привести ребенка на прощание с усопшим родственником. И ее несколько фамильярное отношение к покойнику и к самому факту смерти сделает этот опыт для ребенка совершенно иным, чем могло бы быть при других обстоятельствах. Я не пытаюсь судить, какой из этих родительских подходов является более благотворным. В любом случае специфическое впечатление, полученное ребенком, будет в большой степени зависеть от отношения к происходящему самих родителей, а также от особенностей строения его личности. Но это не означает, что форма объяснения не имеет значения.

Нет нужды говорить, что при религиозном обсуждении проблемы смерти с маленьким ребенком я избегаю любого упоминания об адском пламени или о возможности того, что если мой собеседник не будет хорошим мальчиком, то он может и не понравиться Господу и не попасть в рай. Далее, каким бы прекрасным ни расписывали мы ребенку Господа Бога, мысль об уходе к нему ни в коем случае не является компенсацией факта разлуки с родителями. Зная это, я предпочитаю рисовать ребенку картинку, в которой вся семья старится, умирает и отправляется полным составом жить на Небеса. При этом такие детали, как разница в возрасте, сознательно игнорируются до тех пор, пока ребенок не станет более разумным и независимым.

Если же нужно не религиозное объяснение, то я заостряю внимание на том, что смерть придет еще очень нескоро, через много лет, когда мы будем старыми и усталыми. И я объясняю, что при этом мы перестаем дышать, двигаться и чувствовать (без проведения аналогий со сном). Если же поводом для разговора служит смерть ребенка, которого знал мой юный собеседник, то я признаю, что бывают такие очень редкие случаи, что какой-то ребенок очень сильно заболевает или попадает в дорожную аварию и умирает, но я также подчеркиваю (тут главное — не пережать, чтобы утешение не выглядело фальшивым бодрячеством), что большинство людей не умирает, пока не достигнет очень-очень старого возраста. Затем я усмехаюсь и, потрепав ребенка по плечу, заявляю, что мы с ним будем жить еще очень, очень, очень долго.

опубликовано 06/09/2013 11:34
обновлено 05/08/2016
— Педагогика и психология

Как говорить с

Почему эта тема так пугает взрослых?

Страх смерти знаком всем. Это то, что тяжело пережить, и во многих обществах наложено табу на обсуждение темы смерти с детьми и подростками. Зачастую взрослые, переживая утрату, всячески стараются отгородить от такой сильной боли детей и либо вовсе не сообщают им о смерти близкого человека, либо не пускают на прощальную церемонию, либо стараются увезти куда-нибудь подальше от дома, чтобы дать возможность отвлечься. По сути же подобные решения уберечь детей словно отрицают смерть и страдания.

Большинство родителей уверены, что дети – независимо от возраста – слишком малы, чтобы осознать, что произошло, и принимать участие в похоронах и поминках, что они слишком чувствительные и ранимые, чтобы принять эту трагедию. На самом деле взрослые чувствуют себя беспомощными, они боятся детской реакции, боятся допустить какую-то ошибку, которая заставит ребенка еще больше страдать или приведет к непредсказуемым последствиям в будущем. К сожалению, не в наших силах отгородить ребенка от боли утраты и непоправимых изменений, которые влечет за собой потеря любимого человека, но мы можем быть рядом и поддерживать их, стараясь сделать этот опыт чуть менее травматичным.

Смерть в восприятии детей

Главное, что стоит учесть, чтобы выстроить разговор на эту тему и донести до ребенка, что такое смерть, это его фаза развития: очевидно, что у детей разного возраста различается и восприятие, и представление о смерти. Можно выделить следующие этапы:

  • до 3 лет дети не понимают, что смерть означает конец жизни, что она необратима. Они воспринимают ее как сон, как временную разлуку;
  • с 3 до 6 лет смерть все еще кажется детям чем-то похожим на сон, отъезд или путешествие. При этом они считают, что их враждебные слова или мысли могут нанести реальный вред. И, например, сказанное кому-то в сердцах «Я так зол, оставь меня! Я хочу, чтобы ты исчез!» и скорая смерть этого человека могут показаться взаимосвязанными и вызвать ужасное чувство вины, уверенность в том, что это произошло из-за их неосторожной фразы, что они за это ответственны;
  • для детей от 6 до 9 лет смерть – это некий призрак, злой дух, ангел смерти, который забирает в основном пожилых людей. В этом возрасте дети начинают понимать, что подобное явление непоправимо;
  • наконец, дети старше 9 лет воспринимают смерть как универсальное, неизбежное и необратимое состояние.

Отдельно стоит сказать о подростках: им уже ясна природа и последствия смерти, однако, готовясь к разговору с ними, стоит учитывать особенности, характерные для этого периода.

Читайте так же:  Как защитить себя от мнения окружающих

Как говорить о смерти

Общение на какую бы то ни было тему – это не просто передача информации одного человека другому, оно предполагает именно обмен мыслями и чувствами. Вам стоит уточнить у ребенка, понял ли он, что произошло, и есть ли у него вопросы, сомнения и страхи. Отвечайте просто и честно, можете приводить примеры и истории; если вы не знаете, как ответить, – так и скажите, но лучше не говорить, что он слишком мал, чтобы что-то понять. Дайте ребенку возможность выговориться, выплакаться, поделиться своими эмоциями. В ответ расскажите, что чувствуете вы, что вам тоже грустно, и обсудите, что вы можете сделать вместе, что вам всем стало лучше. Ребенок должен чувствовать вашу поддержку не только на словах, но и эмоционально и физически: посадите его к себе на колени и/или крепко обнимите.

В таких случаях часто говорят что-то вроде «он был таким хорошим человеком, что ангелы захотели забрать его с собой в рай», «он улетел на небеса», «он уснул» и все в таком духе, чтобы наиболее приемлемо и доступно объяснить произошедшее, представить его как часть жизненного цикла. На самом деле подобные фразы могут вызвать у ребенка непонимание и замешательство, а иногда и боязнь разлуки с родителями или страх засыпать одному и ночные кошмары, так что лучше избегать объяснений с помощью повседневных ситуаций вроде сна или путешествий. Еще один аспект, который не стоит недооценивать, – это выбор времени и места для общения. Лучше дождаться наиболее подходящего момента и сообщить печальную новость в спокойной обстановке – так будет проще подбирать слова и выражать эмоции.

Подробнее см. на сайте издания MedicItalia.

Смерть, которая

Мы привыкли думать, что смерть матери, мужа или жены – всегда трагедия. Однако некоторые из нас готовы признаться, что после ухода из жизни близкого человека почувствовали освобождение и даже умиротворение.

Вопрос эксперту: «Как пережить смерть мамы?»

Любимые люди уходят, но их любовь остается с нами. Часто после ухода духовная и эмоциональная связь с ними становится еще крепче. Мы начинаем думать не «как жаль, что они ушли», а «какое счастье, что они были».

«Мама, а я умру?» Как говорить с ребенком о смерти

— Мама, а я умру? А когда ты умрешь, можно я буду носить твои сережки? А дедушка долго жил? А где он сейчас? — Такие вопросы часто ставят в тупик родителей детей 4–6 лет.

С мыслями о смерти непросто справиться и взрослым людям. А как объяснить все ребенку? И стоит ли. Давайте разбираться.

Вы когда-нибудь думали, откуда берутся черепа?

Почему ребенок интересуется смертью

Ему интересно. Ребенок постоянно об этом думает и ищет ответы. Хорошо, что он пришел с вопросом к вам — значит доверяет.

Мысли о смерти у ребенка могут быть из-за горя, которое случилось с кем-то из близких, из-за просмотренного фильма или мультика, сказки, в которой погибает персонаж. Дети находят мертвых насекомых, играют с ними, спрашивают, почему жук не летает, будет ли ему больно, если его бросить на пол.

Ребенок пытается переварить, осознать, принять непростую информацию: смерть есть, жизнь не бесконечна.

Вопросами о смерти ребенок начинает интересоваться в возрасте примерно 4 лет. Он растет, все глубже изучает мир, начинает понимать, что все имеет начало и конец, осознает, что он и его близкие тоже будут существовать не всегда. Ребенок пытается переварить, осознать, принять непростую информацию: смерть есть, жизнь не бесконечна. С этой информацией нужно учиться жить дальше.

Почему родители боятся разговоров о смерти

Мамы и папы хотят дать ребенку самое лучшее: беззаботное детство, в котором нет страхов, потерь и смерти. Хотят подарить ему волшебный мир, где Дед Мороз приносит подарки, зубная фея меняет зубы на конфеты, где игрушки оживают ночью, а хомячок и любимая собачка уходят жить на радугу. Или просто уходят. В лес, в поле, в другой дом, к другому ребенку.

Фантазия родителей безгранична, но она не решает главную проблему. Нет больше любимого Шарика, ребенок его больше не увидит, ни через год, ни через десять лет. Он не вернется. Он больше ничего не чувствует, не просит косточку, не лает и не скулит.

Двоюродная бабушка не уехала в гости, не переехала жить на Камчатку. Ее больше нет. Нигде нет. Наверное, и у взрослых при чтении этих строк наворачиваются слезы. Что тут говорить о ребенке.

Как можно такими словами разрушить детский мир сказок и грез! Придет время, повзрослеет и сам все поймет. А сейчас путь верит в лучшее.

Если мама боится даже думать о смерти, сложно будет говорить о ней с ребенком.

За стремлением позаботиться о комфорте и душевном спокойствии ребенка скрывается родительская тревога — собственный страх смерти. Скорее всего родителей оберегали их родители, которые в свою очередь получили такой опыт от своих мам и пап.

Если мама боится даже думать о смерти, сложно будет говорить о ней с ребенком. Причем бережно и деликатно.

Взрослых больше всего в этом непростом вопросе пугает неизвестность. Никто не знает наверняка, что будет после того, как мы умрем. Мы можем только фантазировать и предполагать. Научно обоснованных теорий, доказанных фактов не существует. Оттуда еще никто не возвращался.

Очень хорошо иллюстрирует этот страх притча об осужденном к смертной казни, которому дали возможность выбора. Или смерть или выход в дверь. Но за дверью неизвестность. Осужденный выбрал смерть. А за дверью свобода. Только никто ее не выбирал, поскольку неизвестность страшнее смерти.

Ребенок же боится страшных конкретных картин, которые сам же и нарисовал в своем воображении. А уж о детском воображении все имеют представление. Уж чего только не напридумывают!

Поэтому с детьми особенно важно конкретно проговорить все страхи, ответить на все вопросы, которые задает ребенок, смягчить, заменить страшную картину на более приемлемую для ребенка.

«Молчание — золото». Насколько применимо это выражение к теме смерти

Шестилетнего ребенка отвезли к болеющей, но еще живой бабушке. После ее смерти придумали красивую историю о переселении бабушки далеко-далеко, в красивый дом. Еженедельно передают от нее приветы и искренне верят, что сделали все для блага ребенка.

И все бы хорошо, только у ребенка появились судороги, навязчивые повторяющиеся действия, да и вообще какой-то нервный стал. Мама шестилетнего мальчика удивилась, узнав, что с ребенком нужно говорить о смерти. Как оказалось, она сама очень боится этой темы, и всегда старается заговорить о чем-то другом, спрятаться, сбежать. И это не единственный известный мне подобный случай.

Читайте так же:  Что дает психологам знание типологии характеров

Ребенок видит, что мама плачет, понимает, что случилось что-то плохое, но не знает что именно. Ему говорят, что все хорошо, что ничего не произошло. Только почему-то все грустят. Значит близкие люди его обманывают. Ему как будто запрещают говорить о своих чувствах, проживать их. И приходится ребенку справляться самому.

Любую ложь, фальшь, секреты малыш уловит «на ура». Уровень тревоги повысится. Появятся страхи, навязчивые действия, ночные кошмары.

Способов справиться в запасе у ребенка мало. В основном это психосоматика — реакции тела. Судороги, моргания глазами, ковыряние в волосах, стремление грызть ногти — самые распространенные способы ребенка справиться с непростыми чувствами.

Подсознательно ребенок знает правду. Любую ложь, фальшь, секреты малыш уловит «на ура». Уровень тревоги повысится. Появятся страхи, навязчивые действия, ночные кошмары. Естественные для детей страхи — темноты, остаться одному, отпустить маму — тоже говорят о наличии у ребенка страха смерти.

Неназванная эмоция — это самое страшное. Малыш чего-то боится, что-то чувствует, но не знает что это. Он не знает, что это нормально, что это есть у всех, что с этим можно справиться. Когда родители озвучивают, называют его страхи — становится спокойнее.

Вспоминаю свои чувства, когда в 15 лет из разговора родителей узнала о тяжелой болезни бабушки. Конечно, никто не торопился поговорить об этом со мной, не до того было. Это были самые ужасные две недели. Я ни с кем не могла разделить ужас, который творился у меня в душе. Нельзя ни поговорить, ни поплакать, ни задать вопросы. Кажется, что можно только молчать. Облегчение наступило, когда страшный разговор все-таки состоялся. Теперь я была не одна, теперь можно было говорить и чувствовать, а не держать все внутри себя.

«Мама тоже так боялась. Но она справилась, справлюсь и я». Чувства названы, открыты. О них можно говорить, их можно проживать и чувствовать. Это как тяжелый мешок, который, наконец, можно нести с кем-то вдвоем. Уже не так тяжело, не так страшно.

Как говорить с ребенком о смерти

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В первую очередь нужно справиться со своим страхом. Чувства родителей моментально считываются бессознательным ребенка. Поэтому спокойный, ровный эмоциональный фон — залог успешного разговора.

Да, разговор не из легких. Поэтому важно обеспечить ребенку поддержку. Лучше посадить его на колени, обнять, дать понять, что вы рядом с ним, что вместе вы справитесь с любой болью.

На каждый свой вопрос ребенок должен получить ответ.

— Больно ли птичке, когда я толкаю ее палкой?
— Нет, она мертва, она больше ничего не чувствует.

[2]

— Когда Шарик вернется домой?
— Он не вернется. Он умер. Когда умирают, не возвращаются.

— Почему дедушка больше не приходит в гости?
— Он умер, он больше не придет.

Честность и открытость как никогда нужны в этом разговоре. Любая ложь и фальшь вызовут у ребенка еще больше тревоги. Важно рассказать ребенку, что тот, кто умер, больше не вернется, что смерть — это навсегда.

Ребенок обязательно спросит, умрет ли он, умрет ли мама, папа, бабушка, братик или сестричка. Четко и уверенно говорим: «Да. Все умирают. Но до этого мы все растем, учимся, работаем, заводим свои семьи, у нас появляются свои дети. Мы проживаем долгую и интересную жизнь. А потом мы становимся старенькими и умираем».

Важно рассказать ребенку, что тот, кто умер, больше не вернется, что смерть — это навсегда.

Так мы показываем ребенку, что жизнь имеет конец. Но этот конец будет очень нескоро. Впереди целая жизнь, наполненная интересными событиями.

Как ни парадоксально, но после открытых разговоров о смерти, принятия конечности жизни, тревога у ребенка спадает. Он принимает информацию, учится ценить жизнь.

Почему люди умирают. Следующий любимый детьми вопрос — «от чего люди умирают?». Также честно отвечаем: «От старости, от тяжелой болезни, от несчастных случаев. Болезни, от которых люди умирают, бывают редко. В основном люди выздоравливают и продолжают жить до старости. Несчастные случаи тоже бывают редко. Иногда люди умирают в машине в аварии. Но чаще всего они благополучно возвращаются домой».

Мы одновременно показываем ребенку возможные варианты, при которых может наступить смерть, и снимаем тревогу, делим на «часто» и «редко». Честно, но безопасно для ребенка.

[3]

Что происходит с человеком после смерти, что он чувствует. Часто дети интересуются, что чувствует человек после того, как умрет. Не холодно ли ему под землей? Отвечаем, что нет. Его тело уже неживое, оно не может ничего чувствовать.

А вот насчет того, что происходит с человеком, с его душой, существуют разные мнения — и лучше познакомить ребенка со всеми.

Важно честно поделиться с ребенком, что никто точно не знает, что его ждет после смерти, но есть разные версии. Тут можно рассказать несколько вариантов, пусть выберет сам, во что ему верить. Только не нужно слишком пугающих картин про ад.

Оптимальный вариант — поделиться воспоминаниями людей, которые пережили клиническую смерть. Обычно они носят позитивный характер.

Важно честно поделиться с ребенком, что никто точно не знает, что его ждет после смерти, но есть разные версии.

Если семья религиозная, наверняка есть готовый ответ, которым можно поделиться с ребенком. Но не перестарайтесь. Чересчур привлекательная картина «загробного мира» может разочаровать ребенка в жизни земной. Поэтому соблюдаем баланс.

«Люди, которым удалось на минуту заглянуть в загробный мир, говорят, что там очень хорошо, красиво и спокойно. Там поют птицы, журчат ручейки, ярко светит солнце. Но на земле мы можем расти и развиваться, взрослеть, учиться, чувствовать печаль и радость, боль и удовольствие. Мы можем становиться старше, познавать все самое лучшее, что есть в каждом возрасте».

Как рассказать о смерти близкого родственника

Тоже говорим честно. «Бабушка умерла. Она была очень старенькая и долго болела. Я не знаю, где она сейчас. Она не в нашем мире, мы ее больше не увидим. Возможно, она в небесной стране, где ей хорошо и спокойно».

[1]

Не нужно скрывать своих чувств. Если хочется плакать — значит нужно это сделать. Объясните ребенку, что вы очень скучаете по бабушке и грустите, что ее больше нет. Когда грустно — мы плачем. Смерть — это большая потеря. Очень тяжело жить без дорогого человека.

С нами навсегда останется память о бабушке — фотографии, видео, памятные вещи, их важно беречь и хранить. Ее потомки — мама, сам ребенок, его будущие дети — это тоже продолжение бабушки. «Да, она больше не придет, мы не увидим ее глазами, но всегда будем помнить о ней».

Читайте так же:  Измениться раз и навсегда

Определите, что ребенок может сделать для умершего. Посадить цветок, зажечь свечку, поставить в рамку фотографию, сделать семейный альбом или видео на память, покормить птиц.

Важно объяснить ребенку, что это нормально — грустить, плакать переживать потерю. Что это на самом деле очень больно — терять близких. Показывая ребенку на своем примере, что вы не стесняетесь слез, вы учите его справляться со своей болью.

Как говорить с детьми о смерти

Нужно или не нужно говорить с детьми о смерти? Педагог и философ Мария Калужская, не первое десятилетие наблюдая за тем, как меняется представление детей о смерти, убеждена, что нужно обязательно. Она рассказывает о своем опыте преподавания философии младшеклассникам и объясняет, как и что именно нужно рассказывать детям о смерти.

Еще в прошлом столетии я начала преподавать философию детям 8-10 лет. Тогда же появилась известная многим программа Мэтью Липмана «Философия для детей», и «высокое» гуманитарное знание хлынуло в школы. Несколько занятий со второклассниками я посвящала обсуждению очень непростой, но совершенно необходимой для этого возраста теме смерти.

Известно, что дети к 6-7 годам осознают факт конечности жизни, часто в одиночку, не делясь с родителями, переживают первый «экзистенциальный удар»: чистый животный страх смерти («когда-то наступит такой день, такая минута, когда меня не будет»). Мы вместе «вытаскивали» этот страх из ночной темноты, облекали его в сказочные, мифологические формы, в яркие антропоморфные образы. Описывали Смерть, рисовали ее («Смерть — это старая-старая бабушка, она одета в черный халат и ездит в черно-красной карете»; «Смерть похожа на черную царицу. Она выглядит страшно и темно»; «Смерть похожа на молчаливую девушку с длинными волосами и пустыми глазами»). А главное — все вместе выходили к идее ценности жизни и необходимости беречь друг друга.

В итоге восьмилетние ученики конца 90-х годов изображали свою смерть или то, как видится им свое посмертное состояние, в теплых и сочных красках: «я буду жить на звездах»; «я буду рядом, буду заботиться о своих родных»; «я буду русалкой в прозрачной реке»; «буду помогать богу». И жизнь расцвечивалась дополнительными оттенками: «Человек живет, потому что у него есть дела: работа на земле и семья»; «Когда люди смертны, они много успевают и вообще радуются жизни»; «Люди наполняют землю — без них жизнь беднее».

Философию в началке я больше не веду, но философом (по образованию и по жизни) осталась, поэтому продолжаю наблюдать за эволюцией детских представлений о смерти.

Когда-то Смерть действительно жила рядом с людьми и часто навещала их, будто давно знакомая гостья. Поэтому живые и умирающие больше думали о душе, для которой смерть — не «пасть гроба», а дверь в мир спасения и воздаяния.

Наши пытливые современники меньше думают о душе, зато активно перешли к практическим экспериментам: на первый план выходит технология смерти

Экраны и мониторы заполнены разлагающимися телами, предсмертными хрипами, потоками крови… А самыми благодарными потребителями оказываются дети от 6 до 14 лет, которые постепенно перестают отличать реальную смерть от постановочной. Кадры хроники военных лет впечатляют совсем не так, как сюжеты с истреблением ходячих мертвецов.

Игры на взаимоуничтожение — от старого доброго «Дума» до пейнтбола ­- пришли на смену дворовым «ножичкам» и «классикам», предоставляя целый спектр новейших средств преследования и убийства. Понарошку, конечно, но ведь игра для ребенка — тренажер взрослой жизни, не так ли?

В Средние века детей приводили в семейный склеп и указывали место их последнего успокоения, это было совершенно нормальным и никого не пугало. Сегодня мы вроде бы «щадим» детские чувства и редко водим отпрысков на поминки и кладбища. Зато щедро впускаем в их жизнь симуляторы уничтожения.

В наши дни тема смерти для ребенка превратилась в оцифрованный квест

Интерес в том, как именно умрет конкретный персонаж — от пули, яда или клыков вампира? Похоже, новое поколение утратило пиетет перед смертью и (увы) не видит в ней великую тайну бытия. Поэтому среди них немало доморощенных некрофилов, любителей разрушать и разбирать на части. Отрывать лапки у мух, откручивать ноги у кукол, ломать только что подаренные вещи, толком их не рассмотрев.

Ребенок сегодня — это не просто больший потребитель, чем его родители в соответствующем возрасте. Он, как правило, сильно ограничен в практически-созидательных навыках (смастерить кораблик, сшить фартук, починить табуретку), зато освоил немало аналитически-разрушительных (разбирать по частям, ломать, преследовать и уничтожать). Причем, если прежде детям, сломавшим игрушку, приходилось участвовать в ее починке, то нынешние просто ожидают быстрой замены испорченного новым.

В XXI веке среди детских ответов на вопрос «На что похожа смерть? Какой ты ее представляешь?» все чаще встречаются ответы типа: «Смерть похожа на сломанный гаджет»; «Смерть — это терминатор, злой и огромный»; «Смерть — такой киборг с базукой».

Большинство детских кошмаров дублирует кадры боевиков и ужастиков: «Я лежал на крыше автобуса, и меня расстреляли из автомата»; «За мной все время гонялся большой монстр с лазерной пушкой»; «Нас взяли в плен зомби».

При описании страшных снов используются игровые представления: «Я не испугался, ведь у меня было несколько жизней»; «Было так страшно, захотелось сразу убежать, прыгнуть на другой уровень». Практически все дети, регулярно играющие в «стрелялки», демонстрируют бездумное, поверхностно-визуальное отношение к смерти, затрудняются в подборе эпитетов и синонимов к слову «смерть», предпочитая использовать междометия типа «ба-бах!», «пи-и-иу!» и «бэ-эмс!». В качестве возможных причин гибели человека 7 из 10 таких школьников называют выстрел, удар, внезапное нападение.

Варианты посмертного существования тоже позаимствованы из игрового и зрительского опыта: «Я превращусь в зомби, только доброго»; «Если захочу, стану призраком или вампиром»; «У меня будет следующая жизнь». Повышенное внимание к технической стороне убийства поднимает в детских глазах рейтинг убивающего и вытесняет сочувствие к жертве.

[3]

Жертва — она неловкая, несмелая и застигнутая врасплох. Дольше живет тот, кто лучше играет

Мои наблюдения можно подытожить так: «настоящее» отношение к смерти (преодоление страха и последующее обретение смысла жизни) сменяется у нынешних детей отношением иллюзорным, тактически-игровым. В итоге приглушается природный инстинкт выживания, нарастает тяга к разрушению, сужается взгляд на мир и ослабевает способность к эмпатии.

Да, это симптомы, приметы времени. Но их можно и нужно корректировать.

Что конкретно делать?

LiveInternet

LiveInternet

Метки

Рубрики

  • Детский сад (26)
  • Педагогика (17)
  • Педагогика М.Монтессори (8)
  • Психология (5)
  • Игралочка (2)
  • Для детей и о детях (23)
  • Дети 2-3 лет. Конспект занятий (14)
  • Для мам (5)
  • Здоровье (7)
  • интересные картинки (10)
  • история одной жизни (3)
  • Книги (1)
  • Кулинария (8)
  • личное (26)
  • мир вокруг нас (96)
  • мой ребенок (21)
  • моя жизнь (104)
  • моя работа (30)
  • Новое в дневнике (4)
  • обо всем и ни о чем (56)
  • рецепты (15)
  • Стихи (32)
  • Творчество (116)
  • Скрапбукинг (27)
  • Квиллинг (22)
  • Разное (18)
  • Работа с бумагой (10)
  • Открытки (6)
  • Оригами (5)
  • Декупаж (3)
  • Работа с металлической стружкой (2)
  • Вторая жизнь старым вещам (1)
  • Фриволите (1)
  • Плетение из газет (1)
  • Уроки вязания (14)
  • крючок (13)
  • Шитье (10)
  • от 0 до года (2)
  • от года до 2х лет (1)
  • с 2х лет и до 3х (1)
  • Юмор (31)
Читайте так же:  Учимся мыслить безоценочно

Стена

Leviks13 написал 17.09.2010 23:10:48:
Наталия_Лиз написал 30.08.2010 22:28:16: Дарик_Бонопарт написал 28.08.2010 21:57:46: Geliora написал 27.08.2010 16:45:31: Наталия_Лиз написал 27.08.2010 12:27:01:

Кнопки рейтинга «Яндекс.блоги»

Битвы

Я голосовал за Beautifull_Candy

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Детская психология. Разговор с ребенком о смерти

Среда, 24 Ноября 2010 г. 23:54 + в цитатник

После поста о Новом годе данное сообщение конечно немного уводит мысль совсем в другое направление. Но, к сожалению, мы сталкиваемся с такой проблемой, как необходимость разговора с ребенком о смерти. Я общаюсь на одном форуме и вот сегодня был задан вопрос:

Как правильно говорить с ребенком о смерти?

К сожалению, смерть является неотъемлемой частью нашей жизни. На эту тему очень тяжело найти ответ и не всегда получается подобрать нужные слова. При разговоре со взрослыми дети стараются понять что это такое и ищут свои собственные способы для выражения горя.

Когда дети начинают понимать, что смерть неотвратима? неотъемлема? В возрасте 3-7 лет (дошкольный возраст) дети воспринимают смерть на уровне мышления, т.е. с их точки зрения смерть — это то, что может случиться практически с каждым живым человеком. Некоторые дети начинают думать, что смерть – это как заразная болезнь… Пока ребенок не столкнется с потерей знакомого / близкого человека, он не воспринимает ее всерьез, надеется. Что смерть можно перехитрить, от нее можно убежать. Когда в семье все же происходит горе, связанное со смертью человека, ребенок очень пугается… Проявление реакции может быть разным: одни дети начинают воспринимать окружающий мир как что-то зловещее. Для других – словно ничего не произошло и они (дети) продолжают свою жизнь дальше, так же радостно и активно. В принципе, оба проявления реакций нормально. Включая механизм защиты, дети могут откладывать свою скорбь до тех пор, пока не почувствуют себя в безопасности и вот тогда проявление чувств и эмоций может затянуться на неделю, месяц и даже год. Чем больше ребенок был привязан к погибшему, тем сложнее он переживает свою утрату.

Ни один высококвалифицированный психолог не выдаст алгоритм беседы с ребенком по теме «смерть». Главное в беседе – это терпеливые и бережные ответы. Надо постараться понять опасения ребенка и никогда не забывать, что реакция малыша на такое событие сильно отличается от реакции взрослого. Вопросы могут повторяться, уточняться и дополняться… и ребенок захочет услышать конкретные ответы на поставленные им вопросы.

И все же, как объяснить ребенку, что кто-то из родственников умер, что ему / ей больше нельзя позвонить, нельзя позвать в гости и т.п.? самая сложная ситуация возникает, когда из жизни уходит человек, ранее постоянно живущий рядом. Нужно ли ребенку присутствовать на похоронах?

Все детские вопросы поэт Валентина Сидорова объединила в своем стихотворении:

«Куда умирают люди?»
Наивный, конечно, вопрос!
Возможный лишь в детстве,
Но дети его задают всерьез…

О, как напряженны их лица!
О, как их глаза хороши,
Со смертью не может мириться
Гармония детской души.

Куда умирают люди?
В какую уходят страну?
Пытают с пристрастием дети
Когда их готовят ко сну…

Какие растут там деревья?
Какая сияет звезда?
«Куда умирают люди?»
И в самом деле: куда?

Никто не знает как сложатся жизненные обстоятельства. Именно поэтому будет более рационально начать разговор о смерти, когда в доме спокойная обстановка и все вполне благополучно. Смерть – это не то, из чего стоит делать тайну за семью печатями. Уже в пятилетнем возрасте ребенок способен верно воспринимать информацию о таком явлении как прекращение жизни.

Задумайтесь, смерть насекомых, увядание листьев, смерть животных – все это смерть… Даже в детских сказках явление смерти не редкость…

Чтобы знакомить ребенка со смертью. Можно вводить информацию постепенно, ненавязчиво «вплетая» ее в другие темы.
А вот если смерть все же пришла в дом – стоит рассказать ребенку правду. Не спорю – это достаточно тяжело, но это не порог существования, требующий присутствия лжи и притворства. Соврав ребенку сейчас, мы можем потерять его доверие в будущем. Даже если ваш ответ будет короток (например, «Дедушка умер. Он очень долго болел. Дедушку похоронят на кладбище, т.к. после смерти всех людей там хоронят. Завтра мы пойдем на кладбище, чтобы проститься с ним в последний раз». – но это будет правда, которую ребенок рано или поздно, но все равно узнает.).

Вместе со взрослым ребенок будет переживать горе утраты и главное в этот период оказать ему необходимую поддержку, стоит постараться показать ребенку своим поведением, что жизнь окружающих продолжается, не смотря на потерю близкого человека. Если семья верующая, то ребенку можно рассказать о Боге, о том, что умерший родственник сейчас рядом с Богом и ему там хорошо и т.п.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Если ребенок воспринял новость о смерти близкого человека вполне адекватно, то ему стоит присутствовать на ритуале прощания с умершим. Похороны – это своеобразная граница, которая обозначает, что больше с этим человеком увидеться нельзя.
**************
Советую прочесть: «И о смерти с детьми говорите» — Перевод: М.А.Бялик (Talking to children about death)
**************
Ответ получился достаточно многосторонний, надеюсь мне получилось не уйти от темы и раскрыть сущность данного вопроса.

Источники


  1. Мантегацца, Паоло Физиология наслаждений / Паоло Мантегацца. — М.: Профит Стайл, 2012. — 480 c.

  2. Борманс, Лео Большая книга о любви / Лео Борманс. — М.: Эксмо, 2015. — 384 c.

  3. Карнеги, Дейл Как быть счастливым в семье / Дейл Карнеги. — М.: Попурри, 2002. — 432 c.
  4. Корчагина, Ирина Большая энциклопедия манипуляций / Ирина Корчагина. — М.: АВТОР, 2013. — 867 c.
Разговор о сложном или детям о смерти
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here