Родительские ожидания

Сегодня обсуждаем тему: родительские ожидания с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Родительские ожидания.

Комментарии

Просмотров

78

Мне нравится

0

Родительские ожидания.

Если спросить любого родителя, любит ли он своего ребенка, скорее всего, практически 100% ответов будут утвердительными с ноткой возмущения от самого факта возникновения данного вопроса.

А вот если задать другой вопрос: Всегда ли вы удовлетворены друг другом? Ведь любить можно и того, кто тебя расстраивает и разочаровывает… И как вы реагируете не несоответствие ребенка вашим ожиданиям?

Что такое родительские ожидания? Это представления о том, каким бы они хотели видеть своего ребенка: умным, сильным, красивым, успешным, спортивным, победителем, послушным, самостоятельным и т.д. Когда говоришь с родителями об их ожиданиях от своего ребенка, набирается огромный список пунктов (в моей практике «непобежденный максимум»- 76 пунктов! 76. ). И очень часто эти пункты конфликтуют с собой. Например: должен быть самостоятельным и слушаться маму; достигнуть высот в большом спорте, но не пропадать на тренировках и т.д. Представляете, как тяжело ребенку соответствовать всем этим требованиям? Это огромная ноша на плечах неокрепшей личности! А если еще учесть, что мамины и папины ожидания не всегда совпадают… А есть еще бабушка, которая ждет от ребенка совсем другого… Стремясь соответствовать ожиданиям значимых взрослых, ребенок попадает в плен зависимости от мнения о себе. Ему приходится бежать изо всех сил, чтобы угодить взрослым, потому что ребенок постоянно испытывает потребность в том, чтобы его родители были им довольны!

Ребенок постоянно испытывает потребность в родительской удовлетворенности собой. И когда он не получает обратного сигнала от родителей, когда нет родительских «поглаживаний», когда он чувствует, что не оправдал родительских ожиданий (не важно в какой области), у ребенка возникает травма, глубокое чувство вины, повышенная тревожность и обида на самого себя. И это разрушает его изнутри.

При этом он не перестает любить родителей, он перестает любить СЕБЯ!

И в 100% случаев это не приводит ни к чему хорошему. Как минимум, он остается зависимым от мнения чужих людей уже во взрослой жизни. И эта зависимость разрушает его жизнь. Его СОБСТВЕННУЮ жизнь, так как он полностью подстраивает ее под ожидания других. Разве этого хотят родители для своего ребенка? Я уверена, что нет. Просто они не всегда осознают последствия своего поведения по от ношению к ребенку. И, желая ему лучшего, в реальности глубоко травмируют психику ребенка.

В свете всего выше сказанного: неужели есть такие ожидания, которые того стоят? А может ну их? И просто радоваться тому, что это ВАШ ребенок и он есть. Просто дарить ему тепло и объятия. И конечно поддерживать его. Без обременения тяжестью своих ожиданий. Ведь ваши ожидания — это ваши фантази, и никто не обязан им соответствовать.

Эти-Дети: возрастная психология, развитие и воспитание детей.

Родительские ожидания

Из книги Ирины Млодик «Приобщение к чуду или неруководство по детской психотерапии».

Сложнее всего для меня не тот тип родителя, которому по большому счету «все равно», как растет и развивается ребенок, а именно тот, которому не все равно. Более того, он знает, как тот должен расти и развиваться. И приходит ко мне, чтобы я помогла всунуть его ребенка в это «как». Хорошо еще, если родительское представление хоть немного соответствует реальным задачам развития ребенка, его реальным чаяниям и нуждам. Тогда мы все (я, родитель и ребенок) идем в одном направлении. Но очень часто получается, что наши пути изначально расходятся, и это для меня самое сложное.

Она была совершенно очаровательна, Ее мама. Такая трогательная, симпатичная, она казалась такой хрупкой, даже беззащитной. Каким ошибочным оказалось первое впечатление!
— Я подготовила вопросы, которые хотела бы обсудить с вами, — сказала она на первой же нашей встрече.

— Эти вопросы касаются моей дочери. Ей восемь лет, она учится в школе, и вроде бы она умная девочка. В общем, она очень несобранна, она долго делает уроки, постоянно отвлекается, и ей ни на что не хватает времени.

— Это так? — поворачиваюсь я к дочери, сидящей отрешенно и смиренно.

— Ну конечно, мама права, я долго делаю уроки, — отвечает Она с лицом провинившегося министра безжизненным «послушным» голосом.

— Что значит «долго» и как это отражается на ее учебе? — снова обращаюсь я к маме.

— Она может делать уроки несколько часов, а ведь она только во втором классе, что же будет, когда она пойдет в десятый? А у нее еще английский и музыка. Учится она, конечно, пока на «отлично», но что будет дальше. когда нагрузка в школе увеличится?
Мы долго говорили в тот раз, а я все смотрела на дочь, и мне не верилось в Ее смирение и послушный голос. И правильно не верилось!
Она оказалась совсем другой, когда мы остались одни. Рассказывая что-то из своей школьной жизни, Она постоянно двигалась по комнате, то взмахивая тоненькими ручками, то приседая, то кружась. И говорила, говорила без умолку. Сочиняла сказки, ставила мини-спектакли, распевала песни. Выходя из кабинета, Она повисала у меня на шее, не желая расставаться. Я давно не видела такого живого и явно одаренного ребенка! О чем я, конечно, сказала Ее маме.

Ее очаровательная, но строгая мама, к сожалению, совсем не разделяла моих восторгов и высказывала явную озабоченность тем, что мы медленно двигаемся. Занятия были платными, и ей хотелось быстрого и гарантированного результата.

— Вашей дочери нужен большой кусок детской жизни, где бы она могла заниматься просто тем, что ей нравится.

— Но ей нравится английский, и музыка тоже. Ей все это очень интересно!
— Может быть, но ей нужны свобода, движение, возможность кричать во весь голос, прыгать во весь опор. Она очень активная и деятельная.

Мы все равно расстались спустя еще пару занятий. Шли, видимо, в разные стороны. Так жаль. Мне они обе очень нравились. Так хотелось им помочь, особенно Ей, потрясающей восьмилетней девчушке.

Меня часто поражает, насколько родители живут «в будущем» по отношению к своим детям.

— Ему нужно усердно учиться, это же для его будущего!
— Она должна заниматься музыкой, ей в будущем это пригодится.

— Пусть продолжает ходить на тренировки — в будущем мне спасибо скажет.

— Каким же он вырастет в будущем, если сейчас не научиться убирать свою кровать?
И так далее, бесчисленное будущее время. Но реальность такова, что их ребенок и все мы проживаем нашу жизнь именно в настоящем, и если быть пессимистичными реалистами, нашего будущего может вообще не случиться! Жизнь так непредсказуема! Стоит ли ради того, что еще совсем не гарантировано, отказываться от того, что уже происходит и чего совершенно невозможно избежать: от настоящего, которое уже здесь.

Ребенок живет уже сейчас. И именно сейчас, в ее 8 лет, в пятницу, в семь вечера ей очень хочется поиграть в куклы, она так устала от этой музыки, а еще в школе был трудный день — контрольная. Да, она уже второклассница и учится в музыкалке, но она еще совсем маленькая девочка, и ей хочется поиграть. Но ради того, чтобы в будущем ей это «пригодилось», ради того, чтобы в будущем из нее не выросла «безответственная клуша», ее желание, ее настоящее задвигается как незначительное или менее важное ради чего-то, о чем она не имеет пока никакого представления.

Читайте так же:  Жертвы популярной психологии

Родители никак не могут поверить, что в субъективности ребенка не существует дальнего будущего, а значит, и мотивации на то, чтобы что-то делать ради него. «Если ребенок что-то делает, то только ради чего-то настоящего. Может быть, ради вас. Чтобы порадовать вас или, наоборот, не огорчать. Из страха наказания. Из желания понравиться, быть хорошим (прямо сейчас) мальчиком. Либо просто потому, что ему это нравится, ему интересно, он хочет быть сильнее всех, умнее всех прямо сейчас и т.д. Но никак не ради будущего, которого для него пока просто нет», — говорю я родителям.

Но они не очень верят мне, поскольку они-то, в силу своей тревоги за детей, живут будущим очень активно. И, конечно же это важно! Но не за счет полного истребления настоящего! Я согласна, что каждый раз находить «консенсус» между важностью будущего и важностью настоящего — действительно непросто. Но без этого есть риск лишить своего ребенка огромной и очень важной части его жизни — детства, которое уже никогда, никто и ни при каких обстоятельствах ему не возместит и не устроит.

Она уже давно выросла, стала взрослой, умной, успешной. Посещает всякие психологические семинары. На каком-то из них Ей и всем вокруг предложили погрузиться в свое детство и вспомнить что-то, что было приятным и важным для них тогда, в детской жизни.

Голос ведущего так низок и мягок и звучит уверенностью, говорящей о том, что такое воспоминание детства непременно должно быть у каждого. Перед Ней проплывают картинки из прошлого: учеба, музыкалка, детский лагерь, вечно ноющая младшая сестра, родители, сидящие по вечерам у телевизора. Никак не находится чего-то такого, особенного. «Ну, может, и не должно быть», — думает Она, с робкой надеждой открывая глаза.

Вокруг начинают звучать истории, одна другой проще и трогательнее одновременно.

— Я помню, как нас с мамой в лесу застал сильный дождь, и мы бежали так быстро и были такие мокрые, так смеялись и были так вместе тогда, так рядом.

— Мы с родителями пошли в поход, и отец разбудил меня еще до рассвета, и мы пошли рыбачить. Сидели с ним в лодке и молчали над удочками, как два взрослых очень занятых человека.

— Мне подарили барабан. Это было так неожиданно, я был даже не то чтобы рад.

— Мой отец как-то провел со мной целый день, мы гуляли по городу, ходили в кино, ели мороженое, просто были вместе.

Когда до Нее доходит очередь, Она расстается с последней надеждой хоть что-нибудь вспомнить и отвечает, пытаясь казаться бодрой:
— Я не помню ничего такого. Но ведь это ничего. Я просто не помню. Я вообще плохо помню прошлое. Это ужасно. это грустно, я ничего не помню, в моем детстве нет ничего, что было бы приятно вспомнить. — заливается Она неожиданными для Нее самой слезами.

Оказывается, рецепт относительно прост: важно лишь помнить, что у ребенка должно быть детство, просто положено ему по «разнарядке». А в детстве точно есть много места самым разным желаниям, иногда кажущимся взрослым совсем дурацкими.

Дети по своей природе очень здоровы. Они умеют желать, они часто чего-нибудь хотят и, как правило, умеют добиваться исполнения этих желаний. Взрослым это не всегда нравится, потому что не все детские желания взрослые считают «хорошими» или «правильными».

Как же быть, как отделить «хорошие» желания от «плохих»? Все дело, как мне кажется, в том, чтобы отделить желания от потребностей. Потребности не бывают «плохими», а желания могут быть разными.

Если ребенок идет и просит «мороженку», буквально весь изнылся уже, то может быть, что:
он очень голоден (и это потребность в еде);
ему очень жарко (и это потребность в терморегуляции и поддержании основных функций организма);
он очень устал и хочет отдохнуть (также физиологическая потребность);
ему скучно, потому что мама все время разговаривает с подругой (потребность во внимании) и т.д.

И тогда, если его взять на руки и спросить: «Тебе скучно? Ты хочешь быть со мной?» (или что-то еще), то вопрос о «мороженке» может отпасть сам собой.

Иногда «угадать», что именно на самом деле нужно ребенку, бывает непросто, но ведь в большинстве случаев можно просто спросить: «Ты устал?», «Ты соскучился?», «Ты боишься меня отпускать?», и тогда многое станет гораздо более понятным, и наконец произойдет эта встреча: ребенка и взрослого в их настоящем.

Меня просто потрясло, когда я все чаще стала сталкиваться с тем, что родительские ожидания от будущего логически так мало соприкасаются с ожиданиями от настоящего.

— Он должен быть самостоятельным, — говорят они, при этом все, что только возможно, делая за него.

— Он должен быть смелым и уметь защищать себя, — провозглашают они, запрещая ему драться на переменах в школе.

— Я хочу, чтобы он, когда вырастет, был счастливым, — наивно предполагают они, с раннего детства определяя за него, чего он хочет.

И так далее: «я хочу, чтобы он был лидером», командуя им везде и во всем; «чтобы был умным», впихивая в него собственноручно решенные и разжеванные задачи; «чтобы был творческим и успешным», обложив его строгими инструкциями и правилами жизни.

Просто удивительно, насколько сложные задачи иногда стоят перед ребенком, желающим вырасти тем, кем хотят его видеть родители. И часть из них действительно желают и очень стараются, но все равно не соответствуют родительским ожиданиям. Они еще не выросли, пока еще растут, но все равно не соответствуют на каждом маленьком этапе своей жизни. Может ли ребенок, каждый день получая такой «сертификат несоответствия», стать успешным и счастливым? Очень сомневаюсь. Есть родитель, который не хотел бы успеха и счастья для своего ребенка? Тоже вряд ли таких много. Поэтому много боли, много разочарования, непонимания, переживаний, неврозов.

Я иногда даю родителям задание: написать пять качеств, которые они хотели бы «вырастить» в своем ребенке. Хоть бы один написал: «пусть будет, какой будет, такой, каков он есть» (ведь совершенно очевидно, что в нем уже есть какие-то пять качеств и наверняка не самые худшие)! Родителям важно что-то «вырастить», направленно повлиять на этот процесс, причем повлиять, исходя из своих взрослых представлений.

Как-то меня совершенно потрясли подростки одной из моих групп, написавшие в очередном задании фразу: «Родители — это люди, мечтающие вырастить из нас себе подобных». И мне кажется, это очень похоже на правду. Даже те, которые изо всех сил стараются все делать «от противного»: «я не смог заниматься балетом, а ты будешь, я был несчастен в бедности, ты будешь богатым» и т.д. — даже они скорее всего «вырастят» еще одну неудавшуюся балерину, еще одного несчастного богача.

Читайте так же:  Феномен переживания индивидом чувства вины в современной психологической практике

И потому я уверена, что есть только один (не гарантированный, но все же более верный) «рецепт»: хочешь, чтобы твой ребенок был счастливым, будь таким сам!

Дети пропускают мимо ушей все глубокомысленные родительские наставления и действительно чаще всего живут так, как жили их родители или один из них. Они впитывают модель их жизни, как губка, и только заложенная природой мудрость помогает им не сделаться точной родительской копией.

Родитель — это трудная для меня роль. Наверное, я многого в ней до конца не понимаю, возможно, поэтому мне так хочется даже около своего ребенка оставаться просто человеком, который живет рядом, любит своего близкого и дает ему расти.

«Насколько вы готовы поменяться, прежде чем изменится ваш ребенок?» — этот вопрос следовало бы мне задавать почти на каждой первой встрече. Но я не задаю, может, потому что вижу, что не готовы, или потому, что часто просто их боюсь и не до конца понимаю, или потому, что прячусь за представление о том, что я не семейный, а прежде всего детский психотерапевт.

Более подробно об этом и других вопросах можно прочесть в книге Ирины Млодик «Приобщение к чуду или неруководство по детской психотерапии».

Эти-Дети . Возрастная психология, развитие и воспитание детей.

Родительские ожидания

Из книги Ирины Млодик «Приобщение к чуду или неруководство по детской психотерапии».

Сложнее всего для меня не тот тип родителя, которому по большому счету «все равно», как растет и развивается ребенок, а именно тот, которому не все равно. Более того, он знает, как тот должен расти и развиваться. И приходит ко мне, чтобы я помогла всунуть его ребенка в это «как». Хорошо еще, если родительское представление хоть немного соответствует реальным задачам развития ребенка, его реальным чаяниям и нуждам. Тогда мы все (я, родитель и ребенок) идем в одном направлении. Но очень часто получается, что наши пути изначально расходятся, и это для меня самое сложное.

Она была совершенно очаровательна, Ее мама. Такая трогательная, симпатичная, она казалась такой хрупкой, даже беззащитной. Каким ошибочным оказалось первое впечатление!
— Я подготовила вопросы, которые хотела бы обсудить с вами, — сказала она на первой же нашей встрече.

— Эти вопросы касаются моей дочери. Ей восемь лет, она учится в школе, и вроде бы она умная девочка. В общем, она очень несобранна, она долго делает уроки, постоянно отвлекается, и ей ни на что не хватает времени.

— Это так? — поворачиваюсь я к дочери, сидящей отрешенно и смиренно.

— Ну конечно, мама права, я долго делаю уроки, — отвечает Она с лицом провинившегося министра безжизненным «послушным» голосом.

— Что значит «долго» и как это отражается на ее учебе? — снова обращаюсь я к маме.

— Она может делать уроки несколько часов, а ведь она только во втором классе, что же будет, когда она пойдет в десятый? А у нее еще английский и музыка. Учится она, конечно, пока на «отлично», но что будет дальше. когда нагрузка в школе увеличится?
Мы долго говорили в тот раз, а я все смотрела на дочь, и мне не верилось в Ее смирение и послушный голос. И правильно не верилось!
Она оказалась совсем другой, когда мы остались одни. Рассказывая что-то из своей школьной жизни, Она постоянно двигалась по комнате, то взмахивая тоненькими ручками, то приседая, то кружась. И говорила, говорила без умолку. Сочиняла сказки, ставила мини-спектакли, распевала песни. Выходя из кабинета, Она повисала у меня на шее, не желая расставаться. Я давно не видела такого живого и явно одаренного ребенка! О чем я, конечно, сказала Ее маме.

Ее очаровательная, но строгая мама, к сожалению, совсем не разделяла моих восторгов и высказывала явную озабоченность тем, что мы медленно двигаемся. Занятия были платными, и ей хотелось быстрого и гарантированного результата.

[3]

— Вашей дочери нужен большой кусок детской жизни, где бы она могла заниматься просто тем, что ей нравится.

— Но ей нравится английский, и музыка тоже. Ей все это очень интересно!
— Может быть, но ей нужны свобода, движение, возможность кричать во весь голос, прыгать во весь опор. Она очень активная и деятельная.

Мы все равно расстались спустя еще пару занятий. Шли, видимо, в разные стороны. Так жаль. Мне они обе очень нравились. Так хотелось им помочь, особенно Ей, потрясающей восьмилетней девчушке.

Меня часто поражает, насколько родители живут «в будущем» по отношению к своим детям.

— Ему нужно усердно учиться, это же для его будущего!
— Она должна заниматься музыкой, ей в будущем это пригодится.

— Пусть продолжает ходить на тренировки — в будущем мне спасибо скажет.

— Каким же он вырастет в будущем, если сейчас не научиться убирать свою кровать?
И так далее, бесчисленное будущее время. Но реальность такова, что их ребенок и все мы проживаем нашу жизнь именно в настоящем, и если быть пессимистичными реалистами, нашего будущего может вообще не случиться! Жизнь так непредсказуема! Стоит ли ради того, что еще совсем не гарантировано, отказываться от того, что уже происходит и чего совершенно невозможно избежать: от настоящего, которое уже здесь.

Ребенок живет уже сейчас. И именно сейчас, в ее 8 лет, в пятницу, в семь вечера ей очень хочется поиграть в куклы, она так устала от этой музыки, а еще в школе был трудный день — контрольная. Да, она уже второклассница и учится в музыкалке, но она еще совсем маленькая девочка, и ей хочется поиграть. Но ради того, чтобы в будущем ей это «пригодилось», ради того, чтобы в будущем из нее не выросла «безответственная клуша», ее желание, ее настоящее задвигается как незначительное или менее важное ради чего-то, о чем она не имеет пока никакого представления.

Родители никак не могут поверить, что в субъективности ребенка не существует дальнего будущего, а значит, и мотивации на то, чтобы что-то делать ради него. «Если ребенок что-то делает, то только ради чего-то настоящего. Может быть, ради вас. Чтобы порадовать вас или, наоборот, не огорчать. Из страха наказания. Из желания понравиться, быть хорошим (прямо сейчас) мальчиком. Либо просто потому, что ему это нравится, ему интересно, он хочет быть сильнее всех, умнее всех прямо сейчас и т.д. Но никак не ради будущего, которого для него пока просто нет», — говорю я родителям.

Но они не очень верят мне, поскольку они-то, в силу своей тревоги за детей, живут будущим очень активно. И, конечно же это важно! Но не за счет полного истребления настоящего! Я согласна, что каждый раз находить «консенсус» между важностью будущего и важностью настоящего — действительно непросто. Но без этого есть риск лишить своего ребенка огромной и очень важной части его жизни — детства, которое уже никогда, никто и ни при каких обстоятельствах ему не возместит и не устроит.

Читайте так же:  Почему мне не везет

Она уже давно выросла, стала взрослой, умной, успешной. Посещает всякие психологические семинары. На каком-то из них Ей и всем вокруг предложили погрузиться в свое детство и вспомнить что-то, что было приятным и важным для них тогда, в детской жизни.

Голос ведущего так низок и мягок и звучит уверенностью, говорящей о том, что такое воспоминание детства непременно должно быть у каждого. Перед Ней проплывают картинки из прошлого: учеба, музыкалка, детский лагерь, вечно ноющая младшая сестра, родители, сидящие по вечерам у телевизора. Никак не находится чего-то такого, особенного. «Ну, может, и не должно быть», — думает Она, с робкой надеждой открывая глаза.

Вокруг начинают звучать истории, одна другой проще и трогательнее одновременно.

— Я помню, как нас с мамой в лесу застал сильный дождь, и мы бежали так быстро и были такие мокрые, так смеялись и были так вместе тогда, так рядом.

— Мы с родителями пошли в поход, и отец разбудил меня еще до рассвета, и мы пошли рыбачить. Сидели с ним в лодке и молчали над удочками, как два взрослых очень занятых человека.

— Мне подарили барабан. Это было так неожиданно, я был даже не то чтобы рад.

Видео (кликните для воспроизведения).

— Мой отец как-то провел со мной целый день, мы гуляли по городу, ходили в кино, ели мороженое, просто были вместе.

Когда до Нее доходит очередь, Она расстается с последней надеждой хоть что-нибудь вспомнить и отвечает, пытаясь казаться бодрой:
— Я не помню ничего такого. Но ведь это ничего. Я просто не помню. Я вообще плохо помню прошлое. Это ужасно. это грустно, я ничего не помню, в моем детстве нет ничего, что было бы приятно вспомнить. — заливается Она неожиданными для Нее самой слезами.

Оказывается, рецепт относительно прост: важно лишь помнить, что у ребенка должно быть детство, просто положено ему по «разнарядке». А в детстве точно есть много места самым разным желаниям, иногда кажущимся взрослым совсем дурацкими.

Дети по своей природе очень здоровы. Они умеют желать, они часто чего-нибудь хотят и, как правило, умеют добиваться исполнения этих желаний. Взрослым это не всегда нравится, потому что не все детские желания взрослые считают «хорошими» или «правильными».

Как же быть, как отделить «хорошие» желания от «плохих»? Все дело, как мне кажется, в том, чтобы отделить желания от потребностей. Потребности не бывают «плохими», а желания могут быть разными.

Если ребенок идет и просит «мороженку», буквально весь изнылся уже, то может быть, что:
он очень голоден (и это потребность в еде);
ему очень жарко (и это потребность в терморегуляции и поддержании основных функций организма);
он очень устал и хочет отдохнуть (также физиологическая потребность);
ему скучно, потому что мама все время разговаривает с подругой (потребность во внимании) и т.д.

И тогда, если его взять на руки и спросить: «Тебе скучно? Ты хочешь быть со мной?» (или что-то еще), то вопрос о «мороженке» может отпасть сам собой.

Иногда «угадать», что именно на самом деле нужно ребенку, бывает непросто, но ведь в большинстве случаев можно просто спросить: «Ты устал?», «Ты соскучился?», «Ты боишься меня отпускать?», и тогда многое станет гораздо более понятным, и наконец произойдет эта встреча: ребенка и взрослого в их настоящем.

Меня просто потрясло, когда я все чаще стала сталкиваться с тем, что родительские ожидания от будущего логически так мало соприкасаются с ожиданиями от настоящего.

— Он должен быть самостоятельным, — говорят они, при этом все, что только возможно, делая за него.

— Он должен быть смелым и уметь защищать себя, — провозглашают они, запрещая ему драться на переменах в школе.

— Я хочу, чтобы он, когда вырастет, был счастливым, — наивно предполагают они, с раннего детства определяя за него, чего он хочет.

И так далее: «я хочу, чтобы он был лидером», командуя им везде и во всем; «чтобы был умным», впихивая в него собственноручно решенные и разжеванные задачи; «чтобы был творческим и успешным», обложив его строгими инструкциями и правилами жизни.

Просто удивительно, насколько сложные задачи иногда стоят перед ребенком, желающим вырасти тем, кем хотят его видеть родители. И часть из них действительно желают и очень стараются, но все равно не соответствуют родительским ожиданиям. Они еще не выросли, пока еще растут, но все равно не соответствуют на каждом маленьком этапе своей жизни. Может ли ребенок, каждый день получая такой «сертификат несоответствия», стать успешным и счастливым? Очень сомневаюсь. Есть родитель, который не хотел бы успеха и счастья для своего ребенка? Тоже вряд ли таких много. Поэтому много боли, много разочарования, непонимания, переживаний, неврозов.

Я иногда даю родителям задание: написать пять качеств, которые они хотели бы «вырастить» в своем ребенке. Хоть бы один написал: «пусть будет, какой будет, такой, каков он есть» (ведь совершенно очевидно, что в нем уже есть какие-то пять качеств и наверняка не самые худшие)! Родителям важно что-то «вырастить», направленно повлиять на этот процесс, причем повлиять, исходя из своих взрослых представлений.

Как-то меня совершенно потрясли подростки одной из моих групп, написавшие в очередном задании фразу: «Родители — это люди, мечтающие вырастить из нас себе подобных». И мне кажется, это очень похоже на правду. Даже те, которые изо всех сил стараются все делать «от противного»: «я не смог заниматься балетом, а ты будешь, я был несчастен в бедности, ты будешь богатым» и т.д. — даже они скорее всего «вырастят» еще одну неудавшуюся балерину, еще одного несчастного богача.

И потому я уверена, что есть только один (не гарантированный, но все же более верный) «рецепт»: хочешь, чтобы твой ребенок был счастливым, будь таким сам!

Дети пропускают мимо ушей все глубокомысленные родительские наставления и действительно чаще всего живут так, как жили их родители или один из них. Они впитывают модель их жизни, как губка, и только заложенная природой мудрость помогает им не сделаться точной родительской копией.

Родитель — это трудная для меня роль. Наверное, я многого в ней до конца не понимаю, возможно, поэтому мне так хочется даже около своего ребенка оставаться просто человеком, который живет рядом, любит своего близкого и дает ему расти.

«Насколько вы готовы поменяться, прежде чем изменится ваш ребенок?» — этот вопрос следовало бы мне задавать почти на каждой первой встрече. Но я не задаю, может, потому что вижу, что не готовы, или потому, что часто просто их боюсь и не до конца понимаю, или потому, что прячусь за представление о том, что я не семейный, а прежде всего детский психотерапевт.

Более подробно об этом и других вопросах можно прочесть в книге Ирины Млодик «Приобщение к чуду или неруководство по детской психотерапии».

Читайте так же:  Как эффективно планировать время школьника

Чем опасны родительские ожидания по отношению к ребенку?

На своих встречах с родителями психологи всегда затрагивают тему роли родительских ожиданий к ребенку. Из всех видов подавления особое значение в этой системе помимо отвержения играют именно ожидания. Давайте поговорим о том, какие у родителей есть ожидания по отношению к ребенку?


didesign021, Shutterstock

Ребенок должен быть послушным.
Должен хорошо учиться.
Должен заниматься дополнительным образованием (секции, кружки, студии, и т. п.).
Должен помогать по дому, содержать комнату в порядке.

Должен быть ответственным.
Он должен быть самостоятельным.
Он не должен употреблять психоактивные вещества (курить, употреблять алкоголь, принимать наркотики).
Он не должен подолгу находиться в социальных сетях, играть в компьютерные игры.

Он должен возвращаться домой не позднее установленного родителями времени.
Он не должен требовать от нас больше, чем мы можем и хотим ему дать.
Он должен с уважением относиться к родителям: (не кричать, не грубить, соглашаться с нашей точкой зрения).
Он должен получить высшее образование.
Должен жениться или выйти замуж за достойного (с нашей точки зрения) человека.

Список ожиданий у некоторых родителей доходит до 80-ти и более пунктов. При этом, как правило, в этот список включаются диаметрально противоположные характеристики ожидаемого от ребенка поведения. Например, «быть самостоятельным и быть согласным с чужой точкой зрения» и «Быть ответственным за свои поступки и подчиняться требованиям».

Представляете, каково ребенку жить с таким грузом ожиданий? У многих таких детей, а потом уже и взрослых развивается и держится постоянно высокая степень тревожности, поскольку такой человек сиюминутно сканирует свое поведение на предмет: «попадаю я сейчас в чьи-то ожидания или нет».

Если ожидания и реальность не совпадают, то родители испытывают:

— разочарование;
— обиду;
— злость;
— горе;
— беспомощность.

Как эти чувства отражаются на контакте с ребенком? У родителей проявляется выраженное или скрытое (которое также считывается ребенком):

— осуждение;
— отвержение;
— обвинение, критика.

Что, в свою очередь, как мы уже знаем, неизбежно приводит к нарушению контакта.

Мы ожидаем от наших детей примерно то же, что ожидали от нас наши родители. Проработав свои ожидания, вы обретаете веру в себя и в ребенка.

Поэтому, если вы что-то ожидаете от ребенка, то задайте себе еще вопрос:

— А что ожидали от меня мои родители?
— Что я ожидаю от себя?

Ожидания родителей по отношению к ребенку, как мы видим в этой системе, напрямую ведут к так называемой заученной социальной беспомощности. Приобретённая или заученная беспомощность — состояние человека, при котором он не предпринимает попыток к улучшению своего состояния, хотя имеет такую возможность. Беспомощность — это отказ от действия вследствие неудачных попыток, которые не привели к желаемому результату.

Впервые ученые столкнулись с выученной беспомощностью в экспериментах с животными. Они обнаружили, что если крыс держать в закрытой клетке и пропускать по ней слабый электрический ток, то через некоторое время крысы перестают предпринимать попытки покинуть клетку, даже если двери уже открыты. Они считают, что действия, направленные на устранение дискомфорта, будут безуспешными, и попросту перестают действовать.

Тот же самый процесс происходит и с человеком. В школе на уроке учитель спрашивает ученика, почему он вместе со всеми детьми не решает задачу, на что получает ответ: «Я все равно не смогу ее решить». Ребенок отказывается от действий, заранее ожидая провал.

Как происходит развитие состояния беспомощности у ребенка? Если мы зададим вопрос о том, каким образом дети научаются тем или иным навыкам, то поймем, что это происходит через подражание и игру. Ребенок видит, как делает взрослый и повторяет за ним.

Если годовалый малыш садится обедать с родителями за общий стол, у них никогда не возникнет вопросов, как научить ребенка есть. Когда мама видит свою полуторогодовалую дочь, которая водит тряпкой по полу, и в ужасе бросается ее отнимать со словами «тряпка грязная», «фу, бяка», «дай сюда, тебе еще рано, я сама сделаю», — происходит прерывание игры.

И здесь нам становится ясно, почему маленький ребенок сам готов мыть пол и делает это с интересом и радостью, а школьник не делает этого даже под угрозой наказания. После систематического прерывания его деятельности он научается быть беспомощным и становится зависимым от поведения взрослых.

Прерывание деятельности, игры ребенка приводит к нарушению его ценностей. Когда мы вмешиваемся в игру ребенка со своими стереотипами, установками, убеждениями и навязываем ему нечто свое, тем самым мы говорим ему о том, что его мир нас не интересует, его мир не такой, неправильный, мы его не ценим. У ребенка в дальнейшем нарушается система ценностей, что приводит к состоянию беспомощности.

Почему ожидания родителей приводят к беспомощности? Потому что они так же прерывают деятельность и не дают право поступать каким-либо другим образом. Ребенок лишен права самому выбирать, как действовать. Другая сторона ожиданий — это отсутствие у родителей веры в успех ребенка, и ребенок также перестает в себя верить.

У социальной беспомощности может быть несколько проявлений:

— скука;
— лень;
— апатия;
— депрессия.

Чем отличаются друг от друга эти состояния?

Скука — это систематическое прерывание деятельности в контексте восприятия.

— Мама, а почему это так?
— Тебе еще рано это знать…

Потом уже ребенок сам перестает интересоваться. И мама жалуется:

— Моему ребенку ничего не интересно. Он ничем не хочет заниматься. Его не затащить ни в какие кружки, секции.

Лень характеризуется состоянием, когда человек может что-либо делать, но не хочет. Лень появляется, если ребенка систематически прерывают в контексте действия.

[3]

Ребенок помыл посуду, был доволен, что помог, вылил полбутылки моющего средства. Мама увидела и закричала:

— Ты что, спятил? Зачем ты вылил столько средства? Оно же денег стоит! Теперь столько мыла осталось, нужно все перемывать за тобой?

Очевидно, что больше ребенок сам посуду мыть не станет.

Апатия — от слова «пафос», что в переводе означает «энергия». Апатия, когда человек говорит: «У меня нет сил. Отдохну и потом сделаю». Апатия — это когда я не могу и не хочу. Но потом сделаю.

Депрессия — это уже более тяжелое состояние, когда я не могу, не хочу и не знаю, когда я смогу это сделать. Это тяжелое состояние беспомощности, потому что у человека нарушается прогноз.

Следующее последствие социальной беспомощности — это формирование и развитие химических и нехимических зависимостей. Это большая отдельная тема. Но сейчас мне важно показать, что существует прямая связь между тем, как родители выстраивают отношения с ребенком и как это отражается в дальнейшем на его духовном, психическом и физическом здоровье. Если у ребенка формируется зависимость, то не нужно искать причины в наследственности. Зависимость — поведение ребенка, возникающее в ответ на поведение родителей по отношению к нему.

Помимо зависимостей социальная беспомощность может приводить к асоциальному поведению. Ну и далее мы видим, какую роль играет наказание во всей этой системе. Почему-то считается, что именно наказание должно прервать эту цепочку последствий. Наказывая ребенка, родители ожидают от него в дальнейшем другого поведения. Но на самом деле наказание лишь способствует дальнейшему разрушению отношений, продолжая бег по замкнутому кругу дисфункциональной семейной системы.

Читайте так же:  Наслаждаться едой и стройнеть

Чем опасны родительские ожидания по отношению к ребенку? — все о психологии на Z4E.ru

Советы по вербальному и невербальному общению с детьми и подростками, с учетом возрастной категории и социального сегмента. Рекомендации по самоанализу, самосовершенствованию и самовоспитанию. Способы решения проблем посредством правильной психологической помощи. Обзоры психологических типов и комплексов. Полезные данные по сохранению психологического здоровья. Актуальные новости из сферы психологии. Тонкости и нюансы в межличностном пространстве. Подборка алгоритмов по построению позитивного мышления и формированию положительных эмоций.

Воспитание ребенка

Поскольку ожидания являются самореализующимися, ожидайте, что ваши дети будут преуспевать во всем

Какими должны быть ожидания родителей

Ожидания окружают нас повсюду. На работе от нас ждут выполнения различных задач, сотрудничества с коллегами и успешного завершения проектов. В школе мы должны учиться и выполнять домашние задания. Не существует таких отношений, в которых не было бы места даже самым маленьким ожиданиям.

Семьи должны быть крепкими и давать возможность развиваться. Родители должны обеспечивать своим детям безопасность, питание, одежду, комфорт и любовь. Аналогичным образом, от детей также ожидают выполнения определенных обязанностей, например, ходить в школу и стараться усваивать новые знания, а также уважать и любить своих родителей и друг друга.

Создайте список ожиданий

Как родителям вам необходимо сообщить детям о том, чего вы от них ждете. Напишите список ожиданий для различных ситуаций. Для блага вашего ребенка четко оговорите то, чего вы ожидаете от него дома: каковы его обязанности в семье, как он должен вести себя, пригласив друзей, и как должен реагировать на неожиданное появление незнакомых людей.

Более того, с малых лет ребенку необходимо рассказывать о том, как он должен себя вести в общественных местах. Объясните подробно, как подобает вести себя в кафе, ресторане, магазине, поезде, парке и т. д. Покажите детям на собственном примере, как нужно вести себя со старшими или незнакомыми людьми на улице, с друзьями, братьями и сестрами, а также с людьми, которые представляют власть, например, с полицейскими.

Ожидания должны быть последовательными

Ожидания, как и требования, должны быть последовательными и не должны меняться в зависимости от вашего настроения или настроения ребенка. Важно, чтобы ожидания сохранялись независимо от его интересов и мотивации. И даже если сегодня особенный день – ваш ребенок выиграл конкурс или получил грамоту, это не дает ему права менять время отхода ко сну по своему желанию.

Когда меняются обстоятельства жизни детей, ваши ожидания все равно должны оставаться прежними. Например, если у ребенка каникулы, не стоит бесконечно разрешать ему ночевать у друзей, смотреть телевизор до часа ночи или сидеть в Интернете.

Точно так же и ваши ожидания как родителей не должны часто меняться из-за того, что в вашей жизни наступают перемены. Например, вы можете испытывать чувство вины из-за длительного отсутствия дома, связанного с работой. Не снижайте ваши требования к ребенку только из-за того, что вы не можете быть рядом постоянно.

Ожидания должны быть разумными

Ваши ожидания не должны быть нереалистичными, иначе ребенок попросту не сможет им соответствовать. Завышенные или заниженные ожидания могут стать причиной посредственных результатов учебы вашего ребенка. Формируя требования, старайтесь придерживаться золотой середины и учитывать возраст своего сына или дочери. Например, не ожидайте, что ваша трехлетняя дочь будет безупречно убирать в своей комнате или что ваш пятилетний сын будет мыть посуду. Тем не менее вы можете попросить их сложить игрушки перед сном или убрать грязную посуду в раковину. Кроме того, вы можете потребовать, чтобы ваши старшие дети убирали постель после сна, мыли посуду и регулярно выполняли свои обязанности по дому.

Ожидания должны быть позитивными

[2]

Ожидайте от своего ребенка положительных слов и поступков. Ожидайте от него самого лучшего, чего он может достичь или сделать. Ожидания могут самореализоваться. Имея положительные ожидания, человек скорее сможет достичь положительных результатов.

Психологи отмечают, что к ним за помощью часто обращаются люди, которым в детстве говорили, что они никогда ничего не достигнут. В итоге во взрослом возрасте они оказались безработными, развелись и стали употреблять наркотики. Некоторые из них стали бездомными. Таким образом, прослеживается деструктивное влияние негативных штампов и ярлыков родителей на всю жизнь человека.

Вместо этого создайте культуру позитивного мышления в своем доме. Сосредоточьтесь на хорошем. Поощряйте оптимистический взгляд на жизнь. Остановитесь на конструктивных и полезных начинаниях. Поговорите о положительных личностях, историях из жизни и событиях. Будьте позитивным родителем!

[1]

Ожидания должны фокусироваться на успехе

Поскольку ожидания являются самореализующимися, ожидайте, что ваши дети будут преуспевать во всем. Научите их тому, как раскрыть свой потенциал с помощью самодисциплины, настойчивости и решительности. Ожидать успеха от своих детей – это лучшее, что могут сделать родители.

Также стимулируйте детей предпринимать необходимые действия, чтобы оправдать ваши ожидания. Ведь без приложенных усилий не получится хороший результат. Кроме того, когда у вас есть положительные ожидания, предоставьте своему ребенку необходимые инструменты для их достижения. Например, если вы ожидаете, что ваш ребенок уберет в гостиной, убедитесь, что пылесос исправен. Аналогичным образом, не ожидайте, что ваш ребенок будет хорошо учиться в школе, если вы не обеспечите ему должную поддержку.

Могут ли ожидания навредить?

Вы можете выбрать, чего ожидать от вашего ребенка. Уверяем вас, вы получите то, чего ожидаете. Позитивные ожидания, скорее всего, дадут положительные результаты. С другой стороны, негативные ожидания могут привести к отрицательным результатам. Таков закон природы.

Зачастую нет необходимости конкретизировать ваши ожидания от ребенка в будущем. Ожидание того, что ребенок станет президентом или премьер-министром, нереально и может вызвать разочарование.

Видео (кликните для воспроизведения).

Говоря о будущем, ожидайте исключительно хорошего, например, что у ребенка будут большие возможности для самореализации. Так вы дадите ребенку надежду и поощрите его иметь большие мечты.

Источники


  1. Нарушевич, Руслан Консультации психолога. Семья, дети, работа. Ведическая психология. Книга 2 / Руслан Нарушевич. — М.: Ведананда, 2013. — 416 c.

  2. Станкин, М. И. Психология общения / М.И. Станкин. — М.: Институт практической психологии, 2016. — 296 c.

  3. Вачков, И.В. Королевство Разорванных Связей, или Психология общения для девчонок и мальчишек / И.В. Вачков. — М.: Ось-89, 2018. — 176 c.
  4. Роджерс, Карл Брак и его альтернативы. Позитивная психология семейных отношений / Карл Роджерс. — М.: Издательство «Этерна», 2012. — 320 c.
Родительские ожидания
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here