Секреты чувств в психотерапии

Сегодня обсуждаем тему: секреты чувств в психотерапии с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Несовместимость пациента и психотерапевта

Отто Эренберг и Мириам Эренберг

Сопротивление или несовместимость?

  • Когда терапевтический процесс протекает успешно, но внезапно Вам становится трудно и неприятно посещать встречи.
  • Когда Вы попробовали начинать курсы терапии с несколькими специалистами и заканчивали их, сталкиваясь с одними и теми же проблемами.
  • Когда Ваше разочарование в психотерапевте похоже на разочарование другими значимыми личностями в Вашей жизни.
  • Когда внезапно меняется Ваше отношение к терапии — она начинает казаться слишком дорогостоящей или неэффективной.
  • Когда поглощенность другими занятиями приводит к тому, что Вы отменяете или забываете о Ваших встречах с психотерапевтом.
  • Когда Вам не хочется рассказывать терапевту о важных событиях в Вашей жизни.
  • Когда без всяких причин Вы начинаете думать о том, чтобы скорее закончить терапию, прежде чем это было обусловлено соглашением.

В то время как терапевтам свойственно думать, что все негативные чувства клиента связаны только с сопротивлением, будет полезно, чтобы у Вас имелись некоторые основные ориентиры для того, чтобы предполагать, что именно позиция психотерапевта сделала Вас несчастным в процессе терапии. Ниже приведены типичные ситуации, в которых вина за неудачу психотерапевтических отношений относится скорее к психотерапевту, нежели к вам.

Итак, Вы и только Вы решаете, совместимы ли Вы с Вашим психотерапевтом. Не бойтесь прислушаться к собственным чувствам и довериться своему суждению: если Вам кажется, что что-то не в порядке, скорее всего Вы правы.

Пробуждение чувств истинного Я пациента в психотерапии

Одним из обнадеживающих моментов в процессе психотерапии является то, что пациент порой осознает на эмоциональном уровне, что вся с такими усилиями и с такой самоотверженностью завоеванная «любовь» взрослых оказывалась предназначенной отнюдь не тому, кем он был на самом деле, что восхищение его красотой, одаренностью, достижениями воздавалось именно красоте, достижениям, а не ему самому. В его душе вновь пробуждается маленький одинокий ребенок, который спрашивает: «А что если бы я предстал перед вами злым, уродливым, раздражительным, завистливым и беспокойным? Какой тогда была бы ваша любовь? А ведь я и такой тоже. Означает ли это, что вы любили не меня, а того, за кого я себя выдавал? Возможно, воспитанный, предсказуемый в своих чувствах, любящий родителей, понятливый, послушный ребенок в сущности совсем не был ребенком? Что вообще случилось с моим детством? Не лишили ли меня его? Я ведь никогда не смогу вернуться туда и наверстать упущенное. С самого начала я был взрослым ребенком. Может быть, взрослые тогда просто использовали мои способности мне во зло?»

Эти вопросы вызывают у человека чувство глубокой скорби, они связаны с вытесненной в бессознательное болью, однако в результате всегда рождается новая душевная инстанция (которая была чужда матери) — порожденная скорбью эмпатия к собственной судьбе. Один из моих пациентов, у которого способность к эмпатии только возникала, рассказывал о своем сне: ему снилось, что тридцать лет назад он убил ребенка, и никто не помог ребенку спастись. (А ведь именно тридцать лет назад его ближайшие родственники заметили, что он стал очень замкнутым, вежливым и послушным, но зато не проявлял больше никаких чувств).

Итак, выяснилось, что подлинное Я после десятилетий «молчания» пробудилось к жизни благодаря заново обретенной способности чувствовать.

Проявления чувств после этого уже воспринимаются человеком серьезно, он их не высмеивает, не издевается над ними, хотя порой они еще долго остаются в сфере бессознательного, и на них просто не обращают внимания: подход к ним иногда так же осторожен, как и раньше, когда родители общались с ребенком, а он еще не мог словами выразить свои потребности. Даже став уже взрослым (но оставаясь в душе ребенком), нельзя было ни сказать, ни подумать: «Я могу быть печальным или счастливым, если что-то меня печалит или делает счастливым, но я не обязан веселиться ради кого-то и не должен ради других скрывать свои заботы, страхи или другие чувства. Я вправе быть злым, и никто не умрет и не будет страдать из-за этого, я вправе приходить в неистовство, если меня что-то оскорбляет, не боясь потерять моих родителей».

Как только взрослый человек начинает всерьез принимать свои нынешние чувства, он сознает, что раньше скрывал от себя свои чувства и потребности и что это был его единственный шанс выжить. Он чувствует облегчение, поскольку может позволить себе испытать чувства, которые раньше пытался в себе заглушить. Он все отчетливее понимает, что он, пытаясь себя защитить, порой открыто издевался над своими чувствами, иронизировал над ними, сомневался в них, не воспринимал их всерьез или старался о них забыть. Постепенно человек начинает размышлять над тем, почему он, будучи взволнованным, огорченным или потрясенным, раньше всегда совершал насилие над собой. (Например, когда у шестилетнего мальчика умерла мать, тетя сказала ему: «Будь мужественным и не плачь, иди теперь в свою комнату и поиграй во что-нибудь».) Во многих ситуациях он по-прежнему видит себя со стороны, спрашивая себя постоянно, проявления каких чувств от него ожидают, но в общем и целом пациент чувствует себя уже несколько свободнее.

Естественный процесс выздоровления продолжается. Пациент начинает свободно выражать свои чувства, становится менее податливым, однако, имея определенный детский опыт, все еще не может поверить, что это никак не связано с опасностью для жизни. Воспоминания подсказывают, что отстаивание своих прав неизбежно влечет за собой отрицательное отношение или даже наказание. Однако этот этап необходимо пройти, чтобы затем ощутить чувство свободы и получить возможность ощутить себя личностью. Впрочем, выздоровление может начаться вполне безобидно. Человек просто внезапно ощущает наплыв чувств, которые он предпочел бы проигнорировать, но уже поздно, пространство для проявления подлинных эмоций свободно, и вернуться в прежнее душевное состояние теперь невозможно. И человек, в далеком детстве запуганный и «зажатый», может пережить ранее совершенно недоступные ему ощущения.

Человек, ни на что не претендовавший и лишь покорно подчинявшийся требованиям других, внезапно приходит в ярость, ибо его психотерапевт «снова » берет отпуск. Или же его крайне раздражает то обстоятельство, что рядом оказываются другие пациенты. Откуда они взялись? Он отнюдь не ревнует. Это чувство ему незнакомо. Или все же. «Что им здесь нужно? Разве сюда приходят помимо меня еще и другие люди? ». Ранее он ничего подобного не ощущал. Другие вправе ревновать, он сам — ни в коем случае. Но теперь подлинные чувства оказываются сильнее правил хорошего тона. К счастью. Однако нелегко сразу выявить подлинные причины столь сильного гнева, поскольку сначала он обрушивается на тех, кто хочет ему помочь, например, на психотерапевтов и собственных детей, то есть на тех, кого он не слишком боится, на тех, кто просто является внешним раздражителем, но отнюдь не подлинной причиной ярости.

Сперва человек весьма болезненно воспринимает новые переживания. Ведь выясняется, что он не всегда добр, понятлив, великодушен, умеет владеть собой и, главное, непритязателен. Ведь ранее он уважал себя исключительно за наличие именно этих качеств. Но если человек действительно желает помочь себе, он должен прекратить обманывать себя. Ведь мы далеко не всегда так виновны, как нам кажется, и далеко не так невинны, как хотели бы. Отсутствие эмоций и хаос в наших душах вместе с незнанием собственной жизненной истории не позволяют нам познать самих себя. Однако столкновение с реалиями собственной жизни помогает избавиться от иллюзий, искажающих картину собственного прошлого, и получить более четкое и ясное представление о нем. Если мы теперь оказываемся виновными перед кем-нибудь, то просто обязаны извиниться перед ним. Это облегчает нам душу и позволяет избавиться от сохранившегося с детского возраста неосознанного чувства вины. (Ведь мы никоим образом не виновны в жестоком обращении с нами и тем не менее чувствуем себя ответственными за него).

Читайте так же:  Драма жизни - мелкие ошибки

Это глубоко укоренившееся разрушительное и совершенно абсурдное чувство вины может исчезнуть лишь в том случае, если не брать на себя новой, реальной вины.

Многие, пережив жестокое обращение, начинают так же обращаться с другими и тем самым сохраняют для себя образ идеальных родителей. Даже в зрелом возрасте они остаются маленькими детьми, зависимыми от отца и матери. Они не знают, что могли бы вести себя гораздо более естественно и быть честнее с самим собой и другими, если бы вызволили из бессознательного свои детские чувства.

Чем более свободно мы выражаем свои чувства, тем сильнее и целостнее наша личность. Вызывая в памяти чувства ранних детских лет и переживая тогдашнее ощущение беспомощности, мы в итоге чувствуем себя гораздо более уверенно.

Одно дело, когда по-настоящему взрослый человек испытывает по отношению к кому-либо двойственные чувства, а другое, когда «взрослый ребенок» ощущает себя двухлетним малышом, которого служанка кормит в кухне и который в отчаянье думает: «Ну почему мама каждый вечер куда-то уходит? Почему она мне не рада? Почему она предпочитает меня другим людям? Что мне сделать, чтобы она осталась? Только не плакать! Только не плакать!»

[3]

В двухлетнем возрасте ребенок, разумеется, не мог столь точно сформулировать свои мысли, но теперь, по прошествии многих лет, человек предстает в двух ипостасях: он и взрослый, и одновременно двухлетний ребенок. Поэтому он может горько плакать. Этот плач представляет собой отнюдь не катарсис, а, напротив, выражение его прежней тоски по матери, наличие которой он всегда отрицал. В последующие недели наш пациент страшно разгневался на свою мать — преуспевающего врача-педиатра,— которая никак не могла обеспечить ему своего постоянного участия. «Я ненавижу этих вечно больных гадов, которые отнимают тебя у меня, мама. Но я ненавижу и тебя, так как ты предпочитаешь бывать чаще с ними, чем со мной». В данном случае смешались чувство беспомощности с давно накопившейся злостью на не оказавшуюся рядом мать. Благодаря этому переживанию, проявлению и выходу сильных чувств, пациент избавился от давно мучивших его симптомов, которые проявлялись достаточно явно, а причины их было совсем несложно понять. Его отношения с женщинами утратили присущую им ранее тенденцию к подавлению партнера, а неудержимое стремление сперва завоевать сердце женщины, а затем бросить ее со временем ослабло.

Взрослый человек способен на искреннее проявление чувств, только если в детстве у него были родители или воспитатели, способные понять его. У людей же, с которыми жестоко обращались в детстве, не может быть внезапного прилива чувств, ибо они могут испытать лишь такие эмоции, которые им позволяет ощущать унаследованная от родителей внутренняя цензура. Депрессии и душевная опустошенность являются расплатой за этот самоконтроль. Подлинное Я никак не проявляется, остается в неразвитом состоянии, в своего рода внутренней тюрьме. И общение с надзирателями отнюдь не способствует его свободному развитию. Лишь после освобождения оно начинает выражать себя, расти и развивать свою способность к творчеству. Там, где раньше можно было обнаружить только внушающую страх пустоту или не менее жуткие фантастические видения, неожиданно обнаруживается изобилие жизненных сил. Это не возвращение домой, ибо дома никогда не было — это обретение дома.

Исцеляющие отношения в психотерапии и в жизни

Автор — Мария Долгополова

Современная академическая психология по-прежнему стоит на постулате, что человеческая психика (начиная с исследований Выготского произвольных функций) формируется через опыт отношений и взаимодействия с другими людьми. Этот текст об отношениях как важном фасилитаторе внутренних психических трансформаций.

Что может происходить в естественных условиях?

Я не согласна с теми коллегами, которые утверждают невозможность или относятся скептически к способности человека решать труднейшие психологические проблемы без профессиональной помощи. По моим впечатлениям — такое тоже регулярно случается. И я чувствую интерес подробнее описать, как это может происходить и что, в связи с этим, стоит моделировать в психотерапии.

В данном тексте я буду подразумевать под исцелением — процесс восстановления психики до большей целостности. А под исцеляющими отношениями — те отношения, в которых данный процесс происходит наиболее интенсивно. Существует радикальная позиция, что любые существенные внутренние перемены возможны только через новый опыт отношений. Я ограничусь формулировкой, что часто именно отношения запускают мощные внутренние трансформации.

Как нарушается целостность?

Процесс нарушения целостности неизбежен и естественен. То жизненное после, в котором каждый живет, невольно поддерживает, развивает в нас одни качества и способности, оставляя незадействованными другие. Некоторые свойства характера нами настолько не опробованы, что мы можем наблюдать их только в других людях, и не допускаем даже мысли, что в потенциале они могли бы быть проявлены в нас.

Достаточно удачный образ целостности предложил Роберт Скиннер в книге «Семья и как в ней уцелеть» через метафору «ширмы», за которую положено все, маркированное детским опытом выживания в семье как «стыдное» и «порочное». Только, мне кажется, туда сложено не только стыдное и порочное, но и то, что просто ни разу не пригодилось на протяжении всего сенситивного (для развития этого качества) периода.

Усмотрение связи между целостностью и психическим здоровьем очень характерно для современных психологов, как теоретиков, так и практиков. Идеи возвращения здоровья через повышение психической целостности присутствовали в сознании исследователей ещё на заре появления психоанализа — первого направления психотерапии (например, одна из ранних идей Фрейда — о том, что восстановление пробелов в памяти имеет решающее значение для проработки травмы).

Случалось ли с вами такое, что вы встретили человека, связь с которым, несмотря на то, что была эпизодична, имела для вас невероятное значение?

Если в вашей жизни такое было, то это, на мой взгляд, тот опыт, который потенциально доступен любому человеку и который лучше всего напоминает хорошо сложившуюся психотерапию. Как правило, в истории таких отношений можно выделить несколько характерных этапов.

  1. Начинается все со знакомства и появления ощущения, что отношения необходимо продолжать — в них может случиться нечто очень важное.
  2. Вовлеченность в другого человека возрастает, появляется эмоциональная привязанность. Может быть страх потерять отношения или страх собственной усилившейся зависимости. Отношения могут быть переполнены ярко окрашенными положительными и негативными чувствами. Полное отсутствие негативных чувств (невозможность ощутить обиду) указывает либо на сложившуюся в течении жизни неспособность их осознавать, либо на неготовность подпустить другого слишком близко (установление дистанции для того, чтобы другой не мог ранить).
  3. Происходит активный взаимный обмен.
  4. Опыт отношений становится внутренним достоянием и ресурсом психики. Появляется ощущение наполненности. Потребность в другом становится менее интенсивной. Есть благодарность за совместно пережитые радости и обретённые дары. Обиды прощены. Может переживаться грусть от ощущения, что пришло время прощаться или отдалиться.

Как психическая целостность может быть частично восстановлена через отношения?

Приведу один из множества возможных примеров.

У А. стихийным образом оказались развиты качества — целеустремленность, продуктивность, находчивость, решительность, агрессивность и умение её тактично проявлять в социуме. Поскольку эти способности были натренированы сильно, большинство окружающих людей в близких или деловых отношениях с А. «на фоне» него самого оказывались более пассивными, нерешительными, а порой и откровенно безответственными. Любое проявление слабости А. другая сторона не может встретить поддержкой или реальной помощью (помочь А. так, чтобы это было для него ощутимо, очень сложно). А. все больше закрепляется в ощущении необходимости рассчитывать только на себя. Его внутренние убеждения обосновывают, что именно так примерно и должно быть в отношениях, ничего другого ждать от других неоправданно.

Читайте так же:  Ход конем или поиск нового решения задачи

Однако, в ходе крайне непродолжительной связи с К., А. открыл в себе новые ранее неизведанные стороны — признал свою потребность быть в том числе иногда слабым, зависимым, просить и полагаться. Начиная с того момента, стало возможно создание отношений нового типа. Отношений с теми людьми, которые отчасти напоминали А. в аспекте устремленности, продуктивности, инициативности и пр., но также не стыдились своего права — нуждаться. С формированием первых таких отношений появилось внешнее подтверждение возможности развивать ранее «неуместные» качества личности. По мере этого процесса у А. стали появляться новые желания, совершенно непонятные прошлому Я. Если пытаться описать данное состояние образами — это похоже на появление полноводного ручья на территории ранее безжизненной пустыни.

В описанном примере исцеляющие отношения случились дважды — когда стало возможным признание ранее скрываемой от себя потребности (оно подготовило фундамент для перемен внешних — изменение круга общения) и когда были найдены отношения, в которых только начавшие своё становления качества были одобряемы и уместны (не пугали окружающих, соответствовали тому, с чем они были готовы иметь дело и т.д.).

Почему иногда маловероятно появление исцеляющих отношений?

Порой гораздо проще мы сходимся с теми, кого мы уже однажды встречали, независимо от того, хорошо нам было с ними или плохо.

Если речь идёт об отношениях с противоположным полом, то именно к людям, вписывающимся в знакомые и эмоционально нагружённые для нас образы, легче всего возникает интерес и влюбленность. З.Фрейд, например, считал, что в основе этого лежит наше желание «переиграть» травмы, полученные в родительской семье. От близкого общения с совсем незнакомыми людьми нас «защищает» эмоциональное равнодушие к ним и иррациональный страх-незнание — как вообще можно себя вести рядом с таким странным человеком?

Некоторым особенно плохо удаётся приглашать в свою жизнь новых, ни на кого из своего прошлого не похожих, людей. Изнутри в этом случае будет искренне казаться, что все люди более или менее одинаковые — ненадежные, или жестокие, или эксплуатирующие, или легко подверженные влиянию и собственным заблуждениям, или неуверенные в себе, или заискивающие, или ещё какие-либо…

Исцеляющие психотерапевтические отношения

Если держать в голове предположение, что новые и не похожие ни на кого из прошлого люди, допускаются нами в свою жизнь с большим трудом — к ним не возникает ни интереса, ни доверия — то понятно, какой психолог с высокой долей вероятности будет выбран. Либо — с теми же теневыми сторонами, что и у выбирающего (в этом случае остаётся надеяться, что к настоящему моменту психолог лучше «проработан», чем обратившийся); либо — похожий на людей, с которыми ему приходиться иметь дело вновь и вновь в своей реальной жизни (тогда важной частью работы будет обнаружение психологом и клиентом этого воспроизведения «сюжета»). Иногда все же бывает, что терапевт не кажется похожим изначально и не оказывается таким в дальнейшем, но, тем не менее, остаётся интересен. В последнем случае один из шагов в сторону восстановления целостности осуществляется самим фактом начала и продолжения отношений.

Здоровое стремление психики к целостности и исцеляющим отношениям, на мой взгляд, ставит перед психологом профессиональную задачу быть как можно более интегрированным и уметь проявлять во взаимодействии различные грани своей личности, в особенности теневые для клиента.

Так, например, рядом с «сильным» (испуганным, последовательным) клиентом важно уметь быть уязвимым (уверенным, спонтанным) и научить (не словом, но самим процессом общения) уважать свою уязвимость, тогда внутренняя ригидная критика клиента к себе в этом аспекте неизбежно пошатнётся, может уменьшиться стыд, появится желание проявиться по-новому. Это очень сложный для специалиста манёвр, потому что в обычной жизни, когда окружающие начинают проявлять неприемлемые для нас качества, мы легко впадаем в раздражение или разочаровываемся в таких людях, начинаем стремиться свести контакт к минимуму.

В отличие от реальной жизни, где должны сначала случиться перемены внутренние (скорее всего тоже при помощи каких-то отношений), а затем сложиться альтернативная среда для уместного проявления новых качеств, в психотерапии психолог может принять большое участие, как на первом, так и на втором этапе. Любые неразвитые (подавленные) качества клиента могут быть использованы для восстановления его целостности и апробации в отношениях с терапевтом. Но, конечно, стоит отдавать предпочтение тем из них, которые вызывают интерес и озабоченность у самого клиента.

10 советов для клиентов во время психотерапии

У психологов есть одно огромное преимущество: мы читаем горы книжек и тратим кучу часов на обучение тому, что делать с клиентом во время психологической консультации. А вот клиентам приходится учиться всему этому в процессе. И при этом тратить своё драгоценное время и деньги.

Я подумала, что стоит написать несколько советов для клиентов, чтобы уравнять возможности.

Используйте целый час

50-минутная психотерапевтическая сессия называется у психологов «терапевтический час». Используйте оплачиваемое вами время по полной, приходя за 10 минут до начала часа. Вы сможете перевести дыхание, собраться с мыслями и подготовиться.

Ведите записи

Психолог работает с вами на консультации только 50 минут в неделю (или 2 раза в неделю), а остальные 166-167 часов в неделю вы остаетесь сами с собой. Психотерапия лучше сработает, если вы будете:

  • записывать то, чему вы научились или что поняли во время сессии,
  • записывать ваше домашнее задание,
  • в течение недели отмечать изменения в себе или какие-то области внутри себя, которые вы хотели бы изменить.

Чего я хочу? Что я чувствую?

Эти два вопроса — самые главные для тех, кто не знает, с чего начать разговор с психологом.

Попробуйте что-то новое

Психотерапия — это прекрасная возможность для тех, кто верит разуму — поверить чувствам; тем, кто предпочитает слушать — попробовать поговорить; тем, кто ведёт себя пассивно — попробовать быть ассертивным.

Еще можно также узнать, как другие люди реагируют на вас и ваши «выходки».

Если вы чувствуете, что застряли на стадии «разговоров о погоде» и неважных мелочах типа «как я провел прошлую неделю», или что вам нечего сказать и вы отвечаете из вежливости или молчите — задумайтесь, вполне вероятно, есть какие-то более глубокие вещи, в которых вы, возможно, не хотите признаваться сами себе.

Поверхностные «отчеты» и молчание могут быть «сигналом» чего-то сложного, и время как раз подходящее для того, чтобы выяснить это. Спросите себя: «Любопытно, почему это я сейчас…» или «Честно говоря, где-то глубоко, я чувствую…«

Иными словами, пробуйте.

Спрашивайте и говорите что угодно

Иногда бывает, что строгий внутренний цензор клиента не разрешает ему задать какой-то вопрос. Потому что кажется, что такой вопрос спрашивать глупо (нельзя, не по правилам, странно и т.п.). Клиенту разрешается спрашивать что угодно, а вот психотерапевт должен разобраться с ответом на этот вопрос и с границами, которые он затрагивает.

То же самое касается желания что-либо сказать, даже если ваша мысль кажется вам глупой или не подходящей к ситуации. Психотерапия — это одно из немногих мест, где можно говорить все, что приходит в голову — потому что каждая деталь может иметь важное значение.

Читайте так же:  Арахна или почему со мной всегда случается это

Я часто спрашиваю у клиентов, есть ли у них своя собственная теория, почему с ними это произошло. Может быть сколько угодно «умных и научных» теорий формирования разнообразных психологических сложностей, но почти во всех случаях собственная теория клиента как минимум подсказывает направление и как максимум оказывается совершенно точной. И при этом очень многим клиентам как-то неудобно высказывать свою собственную теорию. Лучше говорите.

«Проверка баланса»

Вы можете в любое время проверять, насколько хорошо вы работаете вместе с психотерапевтом, насколько хорошо вы понимаете друг друга, помогает ли психотерапия или причиняет боль. В идеале, этот вопрос — двусторонняя дискуссия. См. пункт выше.

Психотерапия — это отношения

Психотерапия — это процесс из нескольких, скажем так, слоев. Один слой — то, что происходит по существу вашего вопроса, а второй слой — это ваши отношения с психотерапевтом и с психотерапией.

Например, при лечении социофобии, этот первый слой — это обсуждение симптомов социофобии, рассуждения о возможных опасностях, всякие упражнения. А второй слой — ваши чувства по отношению к терапевту и к психотерапии. Раздражает ли вас психотерапевт или нет; что вы думаете относительно возможного успеха или неуспеха психотерапии в целом; что происходит между вами в разговоре прямо сейчас и т.п.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Ваши чувства по отношению к психотерапевту и к психотерапии — очень важны! Поэтому высказывайте их тоже обязательно. Не стоит бояться их обсуждать. Зачастую именно обсуждение этих отношений и сдвигает процесс на шаг вперед.

Просите объяснить

Некоторые психологи работают так долго (или так много), что считают, что клиенты вполне способны понять всё, что они говорят. Если терапевт говорит что-то вроде «мишенью является когнитивный сдвиг«, то попросите объяснить, что это означает и какое отношение это может иметь непосредственно к вам.

Не бойтесь окончания

С самого начала психотерапии обсуждайте ее окончание. Помните, что я сказала чуть выше: психотерапия — это отношения. Огромное количество людей не умеет или боится хорошо завершать отношения.

Действительно, куда уж легче просто взять — и резко оборвать. Тем более, если так расставаться с людьми и процессами уже привык. Или не умеешь по-другому. Или не получалось раньше по-хорошему, все по-плохому да по-плохому. Психотерапия может впервые стать для вас чем-то, с чем вы расстались хорошо.

С другой стороны, многие клиенты опасаются окончания из-за вопроса вроде «Да, мне сейчас стало легче, но что если все опять вернется, как только я перестану сюда ходить?» Разобраться с этими опасениями как раз-таки проще простого. Если они у вас имеются — просто скажите об этом, не держите в себе.

Позвольте себе измениться

Многие люди вроде бы и хотели бы измениться, но как только дело доходит до реальных усилий — и реакции на них в виде изменений — у них возникает чувство дискомфорта, сопротивление и отказ. Хорошо бы принимать тот факт, что если вы ищете изменений — вещи и вправду могут измениться. И в итоге может оказаться так, что изменилось значительно больше, чем вы предполагали изначально.

К примеру, расстройства пищевого поведения и депрессии могут потребовать большого пересмотра вашего отношения к жизни. Маленькой «подкрутки» настроек тут будет явно недостаточно.

Позвольте себе увлечься процессом: психотерапия и вправду может сыграть важную и положительную роль в вашей жизни.

Как стать аутентичной, психологически зрелой личностью?

Наталья Рассказова, ментор по развитию личности, психотерапевт

В прошлый раз мы сравнили неконгруентную и аутентичную личности и показали ключевые различия. Многие читатели задались вопросом – как же стать аутентичной личностью? Что может дать психотерапия для внутреннего роста из неконгруентной личности в гармоничного, открытого, успешного, сильного и мужественного человека?
В этот раз мы постараемся ответить на эти вопросы максимально четко. Главное, что стоит помнить – психотерапия не обещает чудесного превращения и не знает универсальных рецептов. Многие наши проблемы типичны, как, например, слабые личные границы или незакрытый вопрос принятия, но нет и не будет волшебной таблетки или волшебного совета. Курс психотерапии – это труд, в первую очередь, пациента.

Быть здесь и сейчас – это и значит развиваться

Как вы помните, процесс развития подразумевает переход из неконгруентной личности в аутентичную и называется «самоактуализацией». Как можно понять – вот он, этот момент, я «самоактуализировался»?
Прежде всего, мы имеем в виду глубокое переживание настоящего, часто называемое нахождением в моменте «здесь и сейчас». Живое, полное и беззаветное переживание, когда вы являетесь собой без всяких масок и застенчивости. Это моменты повышенного осознавания, интереса, что в народе называется «жить полной жизнью».

Также это моменты бескорыстных поступков из благородных побуждений, когда наша сущность смело и легко действует от всего сердца, не прикрываясь защитами и не идя на поводу у страхов и эгоцентризма.

Быть собой

И в этом первый секрет – чаще будьте в этом состоянии. По сути, мы каждый день несколько раз делаем выбор между «ростом» и «отступлением». Выбирая каждый раз рост, а не бегство в зону комфорта, мы растем. Самоактуализация – это не единичное торжественное событие, а бесконечный процесс в течение всей жизни.

Быть аутентичным – это выбор каждой минуты. Послушаете вы себя или согласитесь с большинством, что, например, глубокий и мудрый на ваш взгляд фильм – «скука»? Выберете «престижную» работу, мужа, машину или «по душе»? В первом случае вы руководствуетесь внешним локусом контроля, во втором – самоактуализируетесь.

Почему сложно быть аутентичным? Потому что свобода означает ответственность. Быть честным с собой, принимать ответственность за свой выбор – это путь к аутентичности. Каждый раз, слушая себя и поступая соответственно своей природе, мы учимся быть аутентичной личностью.
В обществе сложно действовать самостоятельно, но это и есть счастье, означенное как «быть самим собой». Самостоятельность начинается с выбора пищи, развлечений, произведений искусства, далее – работы, карьеры, партнера, жизненных целей.

Действовать

Просто выбрать недостаточно. Второй важный этап – активные действия по достижению собственных целей. Аутентичная личность активно изменяет мир, следуя своим жизненным целям и руководствуясь собственными принципами. Ведь недостаточно быть талантливым или умным – без активных действий такой человек остается на позиции неконгруентной личности – жалуется, бездействует, отыгрывает Жертву.
Знание себя + действия во внешнем мире – вот рецепт перехода в аутентичное состояние. Но до того как действовать и наращивать новые навыки для успешной жизни, необходимо избавиться от психологических проблем.

Часто люди уходят разочарованными с тренингов личностного роста: никакого толку!
Эта ситуация напоминает курсы глубоководного дайвинга для страдающих гидрофобией. Если у человека не закрыт детский страх перед водой – зачем ему знать, как правильно нырять на глубину, пользоваться профессиональным оборудованием, избегать акул и медуз? Ему нужно сначала избавиться от страха и научиться держаться на воде. А так – грамота об окончании курсов и красивый дорогой акваланг будут пылиться на полке…

Наслаждаться

Еще одно условие для аутентичной личности – учиться устраивать себе так называемые «пиковые переживания». Это значит планировать и воплощать маленькие и большие радостные события – себе и близким. Концерт любимой музыки, великолепный закат, вкусный ужин при свечах, долгая велопрогулка с любимым, долгожданное объятие старого друга – все это пиковые переживания, когда мы живем в полную силу и дышим полной грудью.
Вы должны окружать себя тем, что любите, цените, считаете красивым. Нужно увеличивать частоту «пиковых переживаний» в жизни, ведь в такие моменты мы думаем, действуем и чувствуем наиболее ясно и точно, больше любим и в большей степени принимаем других, более свободны от внутреннего конфликта и тревожности, более способны конструктивно использовать нашу энергию.

Читайте так же:  Пример применения сказкотерапии в решении личностных проблем маленького пациента

Пройти психотерапию

К сожалению, чтение книг и статей является ознакомительным процессом, но не терапевтичным. Без помощи специалиста с образованием и лицензией человек не может обойти собственные психологические защиты и добиться качественных изменений.
Куда мне пойти, к какому специалисту? Мы разделяем «врачевателей душ» на три группы: психологи, психотерапевты и психиатры. Мы занимаемся психотерапией – лицензированной деятельностью. В отличие от психологии это не только анализ причины проблемы, эмоциональная поддержка и примирение со своими проблемами, но и работа по изменениям по наиболее оптимальному алгоритму.

Психотерапия занимается следующими нарушениями:

2 уровень – расстройства настроения.

3 уровень – неврозы, когда они не маскируют проблем более глубокого уровня.

4 уровень – это уже психопатии, ими занимается психиатрия с помощью медикаментозного лечения за редким исключением.

[3]

Когда терапия решает проблемы, вызванные травмами, стрессами и ошибками воспитания, личность приходит в аутентичное состояние и уже может заниматься наращиванием «мышц» — определенных навыков лидерства, тайм-менеджмента, коммуникабельности, переговоров и так далее. Как говорится, семена взойдут только на благодатной почве…

Поэтому не нужно бояться психотерапии и обращения к ним. Больные органически люди лечатся у психиатров, а у психотерапевтов – здоровые, но травмированные, недоученные и недолюбленные. Программы устроены по цепочке, потому что проблемы разного уровня решаются постепенно. Мы идем от сложного, детско-родительского, к более легко настраиваемым вещам: самооценке, уверенности в себе…

Мы рекомендуем следующую последовательность курсов:

Необязательно проходить все программы, чтобы стать по-настоящему аутентичной личностью. Если какой-то элемент не нуждается в корректировке, то программа упрощается. Но без фундамента не будет толку в надстройках.

Итак, аутентичная личность решает настоящие проблемы, а не «надуманные» (они решены в процессе психотерапии). Аутентичная личность старается слушать свою интуицию, некомформна, независима, стремится к собственным целям и умеет ценить пиковые переживания – красоты, любви, дружбы.
Удачи вам на пути!

Автор статьи — Наталья Рассказова , ментор по развитию личности для интеллектуальной элиты и предпринимателей, профессиональный психотерапевт.

Сегмент живота в рамках телесно-ориентированной психотерапии и соответствующая ему Вторая чакра Свадхистхана.

Живот — это источник наших чувств. Что бы мы ни чувствовали — боль, отвращение, отторжение, страх, гнев. источник этих чувств находится в животе.

* В западных странах люди в большей степени приучены ориентироваться на голову, поэтому представление о животе как о вместилище чувств может поначалу показаться странным. Например, когда возникает чувство отвращения, мы можем подумать, что оно зарождается в голове, а непосредственное выражение отвращения обычно ограничивается ртом, который кривится в гримасе неодобрения, или, может быть, областью горла, где возникают соответствующие звуки, указывающие на неприязнь. Однако в традиционных китайской и японской культурах живот рассматривается как место сосредоточения психологического и эмоционального благополучия. Это особенно касается точки, которая располагается в нижней части живота, примерно на три пальца ниже пупка, и считается источником жизненной энергии.

* В индийской системе чакр в нижней части живота, поблизости от хары, находится вторая чакра, отвечающая за социальное взаимодействие, групповую энергию и общение, а также — за эмоции и чувства.

* Вторая чакра надстраивается над первой, как следующая ступенька восходящей лестницы человеческих потребностей. Первая чакра заботится об основных, необходимых для выживания нуждах — еде, убежище и сексе. И только тогда, когда они удовлетворены, появляется возможность наслаждаться социальным взаимодействием — племенной и семейной жизнью, а также возникающей при этом эмоциональной атмосферой.

[1]

* Живот — это место, где мы ещё до рождения через пуповину были связаны с матерью. Поэтому именно здесь располагаются все эти первичные чувства «младенец-мать» — потребности и их удовлетворение, питание и поддержка — чувства, возникшие ещё в утробе и перенесённые в младенчество.

* Живот — источник многих глубоких чувств и эмоций, особенно тех, что сосредоточены на матери — поскольку, когда мы находились ещё в утробе, связывающая с ней пуповина располагалась вблизи именно этого центра. Вторая чакра управляет всеми нашими потребностями, нашей зависимостью от других людей, нашими взаимоотношениями, а также чувством родового сообщества и коллективной идентификации.

* Вследствие своей примитивной доречевой природы эти чувства естественным образом оказываются погребенными под многочисленными последующими переживаниями, ложащимися слой за слоем и заталкивающими наши первичные эмоции в подсознание. Из-за этого в области живота присутствует ощущение окружающей его бессознательности, атмосферы чего-то неизвестного, глубоко запрятанного — в том числе и наших самых старых и самых ранних травм — и особенно тех, что связаны со страхом.

* Любая работа с животом, скорее всего, затронет этот слой страха, а вместе с ним — и целый спектр чувств, таких как беспомощность, упадок сил, желание убежать, скрыться, не оставаться здесь ни на секунду.

* Главное, что на этой стадии должен делать клиент — это не убегать, не прятаться, а оставаться в контакте с обнаруженным чувством. Здесь требуются храбрость и осознание, потому что инстинктивная реакция заключается в том, чтобы скрыться, сбежать либо внутрь, либо наружу. Если страх удалось ощутить и высвободить, то открывается путь для выброса гнева, который часто бывает очень впечатляющим.

* Нетрудно вообразить, какая ярость может подняться после того, как был высвобожден страх, блокировавший естественный отклик ребёнка, и появилась возможность подлинной реакции на команды принуждения в детстве.

* Представим, что ребёнок живёт в обстановке постоянной угрозы для жизни: к примеру, у него вспыльчивый или почти всегда пьяный отец. Этот ребёнок не может проявить свою ярость или гнев, поскольку это спровоцирует ещё большее насилие. Такие эмоции должны быть спрятаны глубоко в животе, где затем они могут лежать годами. И когда человек в конце концов получает разрешение войти в контакт с этими давно забытыми чувствами и высвободить их, они часто проявляются как смертельная ярость, направленная на родителя.

* В сегменте живота хранятся раны покинутости, возникшие тогда, когда мы не получали того, в чём нуждались, или когда мама уходила. Чувства, связанные с матерью, проигрываются в наших последующих отношениях с партнёрами, мужьями, женами, любовниками, делая нас требовательными и заставляя нас вставать на позиции типа: «Раз ты мой мужчина, то ты должен быть моим папой» или «Я так в тебе нуждаюсь, что умру, если ты уйдёшь». Такие чувства мы приносим из детства.

* У взрослых вопросы пребывания вместе или по отдельности, слияния или одиночества являются серьёзной темой в любовных взаимоотношениях. Многим людям очень трудно найти верный баланс. Эта дилемма может переживаться как угрожающее жизни явление, поскольку очень глубоко связана с ранними детскими переживаниями. Если мать оставит ребёнка, то он умрёт. Поэтому глубоко запрятанное чувство паники, связанное с выживанием, может легко включиться у созависимого взрослого, когда любимый выходит за дверь — хотя бы лишь для того, чтобы провести ночь в компании друзей.

* Большинство людей не понимают того, что и слияние, и разделение одинаково важны, что они не противостоят, а дополняют друг друга, как две половины единого целого.

* В наиболее глубокой части существа клиенты должны встретить и принимать то, что они не хотели видеть в течение всей своей взрослой жизни — «выворачивающую кишки» грусть, горе или боль. Это может быть пережитая в детстве огромная потеря, такая, например, как потеря матери в возрасте трёх-четырёх лет.

* Именно такого рода чувства — тяжесть утраты, разрушительное разочарование, глубочайшая ярость—удерживаются в области живота и энергетического ядра. С теми же самыми темами можно встретиться и в процессе работы с верхними сегментами. Мы можем много раз сталкиваться психологически или эмоционально с каким-либо травмирующим случаем, но всякий раз, работая глубже, мы понемногу приближаемся к чувству, обитающему внутри ядра. И вдруг, неожиданно провалившись в живот, мы оказываемся в самой его середине, в полном и абсолютном контакте с ним.

Читайте так же:  Как избежать развода

* Теперь настало время обратиться к позитивному аспекту того, что содержится в брюшном сегменте. Живот обладает огромной способностью к наслаждению. К нему относится, например, глубокое наслаждение младенца, свернувшегося на руках у матери, сосущего её грудь или отдыхающего на её теле. Приятные ощущения в физическом теле человек испытывает через энергетический центр живота. В этом сегменте существует общность между физическим и энергетическим телами и их взаимное проникновение. Поэтому чувства в физическом теле легко ощущаются и вибрируют в теле энергетическом. Ощущение глубокого расслабления и удовлетворённости, которое приходит после того, как ребёнок наелся, является также и переживанием энергетического, или второго, тела.

* В практике телесно-ориентированной психотерапии после интенсивной сессии клиент, переживший сильное эмоциональное высвобождение, естественным образом попадает в такое пространство приятного расслабления. Это один из тех редких моментов в жизни взрослого человека, когда он действительно может отпустить всё напряжение и беспокойство, ощущая, что ничего не нужно делать, что всё хорошо. По крайней мере, на какое-то время.

* Этому чувству способствует свободное течение энергии через все сегменты. Энергия может двигаться в кончики пальцев, достигать сердца, проникать прямо в сексуальный центр и проходить по ногам и стопам, создавая ощущение целостности, которое каким-то образом воспринимается через живот.

* Это чувство органической целостности представляет собой биоэнергетическое явление, очень приятное, но для большинства людей недостижимое в обычной жизни. В каких-то ситуациях мы можем переживать мгновения счастья или возбуждения. Но эти ощущения не идут ни в какое сравнение с переживанием целостности, вызывающим чувство удовольствия в нашем ядре.

[2]

* Главной движущей силой этого сегмента является поиск удовольствия. Чувственная и сексуальная активность становится основным стремлением. Именно эта чакра помогает нам ощущать жизнь полнее и дает всё богатство эмоций. Если первую чакру удовлетворяет простое выживание, то вторая чакра требует еще и удовлетворения от процесса.

* Основной целью второй чакры является получение наслаждения от жизни. Не потеряться в удовольствиях и остаться на верном пути вам поможет только развитая система личностных ценностей. Без такой системы поиск удовольствия перерождается в распущенность. Система ценностей поможет вам ощутить массу новых приятностей и в то же время отказаться от тех, которые не будут служить развитию вашей личности.

* Вторая чакра всегда голодна, и голод этот всегда может стать ненасытным. Вам нужно научиться погружаться в ощущение, а не просто стремиться к наслаждению. Глядя сквозь призму этой чакры, вы увидите совершенно новые способы испытать удовольствие. С уравновешенной перспективой второй чакры вы найдете наслаждение в чувственном удовольствии как неотъемлемом аспекте всеобщей жизни.

* Секс, алкоголь, еда, табак, шоколад, наркотики — все это вторая чакра, и ко всему этому легко привыкнуть. Попытка противостоять зависимости, чаще всего кончается ничем. Чем сильнее вы боретесь, тем сильнее желание. Отказаться от чего-либо означает потерять часть собственной личности, и тоска по утраченному ощущению вас никогда не оставит, вы просто загоните ее вглубь.

* Принять наслаждение, постоянно осознавая его, — вот в чем противоядие. Но сконцентрировавшись на удовольствии, а не на погоне за наслаждением, вы оставите множество соблазнов позади. Полностью отдайтесь и осознайте испытываемое удовольствие. И окажется, что теперь вам нужно не так много, чтобы достичь огромного удовлетворения.

* Сосредоточьтесь на получаемом вами удовольствии. Замедлите процесс, чтобы усилить ощущение наслаждения. Например, смакуйте каждый кусочек лакомства. Пусть аромат этого волшебного торта наполнит ваш рот, пусть каждый крохотный вкусовой сосочек вашего языка насладится сказочным вкусом. Пусть это ощущение доведет вас до экстаза. Не отбрасывайте ощущение наслаждения в прошлое и посмотрите, что произойдет потом. Вы ощутите настолько полное удовлетворение и наслаждение, что можете даже не доесть свой кусок! Так вы сможете добиться абсолютной полноты ощущения. Забудьте о том, что вы должны что-то делать, отбросьте чувство вины, полностью отдайтесь наслаждению моментом. Почувствуйте, как ваше тело ощущает наслаждение, ощутите его безграничность.

* Если вы не уравновесили вторую чакру, то поиск удовольствий никогда не завершится ощущением наслаждения, а превратится в бесконечную погоню. Вечный поиск наслаждения вызовет бесконечное стремление к ощущениям. Секрет в том, что ощущения удовольствия будет поверхностным до тех пор, пока Вы не снимете все напряжения в брюшном сегменте (при этом не забывайте, что зажимы в любом из сегментов влияют и на все остальные тоже). Основным признаком неуравновешенности второй чакры является неутолимое желание секса, наркотиков, алкоголя, пищи или других стимулирующих ощущений. Мы очень легко привыкаем к наслаждению, и страх утратить его ведет к неуравновешенному состоянию этого центра.

* Другое нарушение равновесия — это тревожность относительно собственной привлекательности. Здесь особенно важно постичь собственную природу, потому что в наше время средства массовой информации насильно концентрируют наши мысли именно вокруг этой проблемы. Если ваша внешность доставляет вам радость и удовольствие, значит, вторая чакра уравновешена. Она находится в здоровом состоянии. А если вы постоянно ощущаете себя непривлекательным или тревожитесь о собственной внешности, то, скорее всего, чакра настолько утратила равновесие, что вам нужно как можно глубже осознать свою внутреннюю красоту и привлекательность, чтобы восстановить утраченное равновесие.

* Когда вы ощущаете созидательную и контролируемую страсть к жизни, способны погружаться в океан ощущений, значит, ваша вторая чакра уравновешена. Ваша сексуальная жизнь соответствует вашим потребностям, в результате чего интимные отношения обогащают вас, а не являются источником постоянной тревоги. Искренняя и глубокая увлеченность природой, искусством, танцами, красотой в любом ее воплощении — вот средство для равновесия второй чакры. Способность ценить — высшая форма проявления сознания второй чакры. Вместо того чтобы концентрироваться на том, чего вы не имеете, вы можете учиться наслаждаться доступным. Вы должны уметь наслаждаться любым чувственным опытом — музыкой, закатом, смехом ребенка, любовным объятием, — потому что любой такой опыт несет радость и удовольствие.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

* Если вы пробудили вторую чакру, но до сих пор не уравновесили первую, то чувство незащищенности проецируется на ощущения второй чакры. В конечном счете возникают чувства ревности и зависти. Вторая чакра заставляет нас вступать во взаимоотношения с людьми. Если вы можете уравновесить второй уровень сознания, то ваша способность наслаждаться общением с людьми возрастает. Вы должны научиться воспринимать людей такими, какие они есть, и тогда подобные отношения обогатят вас как личность. © Поздняков Василий Александрович, Психология любви. Сайт психолога об искусстве любви.

Источники


  1. Кричевский, Р. Л. Социальная психология малой группы / Р.Л. Кричевский, Е.М. Дубовская. — М.: Аспект пресс, 2014. — 318 c.

  2. Столяренко, Л. Д. Психология делового общения и управления / Л.Д. Столяренко. — М.: Феникс, 2016. — 416 c.

  3. Крэйг, Стивен 6 мужей для каждой жены. Меняйтесь вместе, если хотите остаться вместе! / Стивен Крэйг. — М.: София, 2017. — 352 c.
Секреты чувств в психотерапии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here