Симптом как феномен психотерапии

Сегодня обсуждаем тему: симптом как феномен психотерапии с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Психотерапия.
Краткосрочная психотерапия

Краткосрочная психотерапия

Краткосрочная психотерапия с использованием метода провоцирования тревоги (или КПСИМПТ) отличается от других форм краткосрочной динамической психотерапии тем, что в ней используются самые строгие критерии отбора подходящих для этого вида психотерапии пациентов, а также тем, что в рамках этого направления осуществляется крупномасштабное обследование пациентов в случаях, когда фокус терапии составляет неразрешенный эдипов комплекс. Кроме того, в отличие от основных видов краткосрочной психотерапии в КПСИМПТ заранее не предусматривается определенное число психотерапевтических сессий.

Краткосрочная психотерапия с использованием метода провоцирования тревоги была разработана в середине 50-х годов в Психиатрической клинике главной больницы Массачусетса в Бостоне, в то время в самой большой клинике этого региона. Оказалось, что молодые студенты, жаловавшиеся на легкую депрессию, фобии, навязчивые состояния, страхи и проблемы в межличностных отношениях, способны разрешать эмоциональные конфликты, лежащие в основе их психологических трудностей, при условии, что с ними проводилась непродолжительная фокусированная динамическая психотерапия. Вдохновленные полученными результатами, мы предприняли попытку обследовать как можно больше бывших клиентов через год-полтора после завершения работы с ними. Хотя нам удалось встретиться только с двадцать одним клиентом из пятидесяти, впечатляющими оказались их сообщения об исчезновении ряда симптомов, значительном улучшении их отношений с другими и повышении самооценки. Они подчеркивали также, что многое узнали о самих себе.

На основании этих результатов мы решили, что необходимы дополнительные, более обширные исследования. В период между 1960-м и 1964 гг. психотерапию с использованием модели КПСИМПТ прошли более 500 человек. На этот раз критерии для отбора клиентов были менее жесткими, чем первоначально. От будущего клиента требовалось описание главной проблемы, указание на значимые отношения в своем детстве, гибкое взаимодействие с тем, кто осуществлял проверку его пригодности для психотерапии, осознание психологических феноменов, уровень интеллекта выше среднего, а также стремление добиться серьезных изменений, а не просто избавиться от симптомов. С клиентами, соответствовавшими этим требованиям и находившимися, как было установлено, в состоянии эмоционального кризиса, КПСИМПТ не проводилась — вместо нее осуществлялась антикризисная интервенция.

Следующий шаг — контролируемое исследование КПСМИПТ — был предпринят в 1968 г. Результаты данных исследований были доложены на трехдневном симпозиуме в Лондоне и опубликованы в книге “Роль научения в психотерапии”. Для этих исследований испытуемые подбирались так, чтобы каждая пара включала лиц, соответствующих друг другу по возрасту и полу. Испытуемые были разделены на две группы: экспериментальную и контрольную. Независимые эксперты осуществляли оценку первоначального отбора клиентов и результатов исследования. Об эффективности КПСИМПТ свидетельствуют заявления клиентов о том, что они многое узнали о самих себе. Еще более важным представляется следующее открытие: то, чему клиенты научились в ходе психотерапии, затем использовалось ими в повседневной жизни, и помощь психотерапевта им не требовалась.

В конце 1960-х годов возникла необходимость наглядно продемонстрировать достоверность оценок психотерапии, даваемых клиентами, показать сам процесс психотерапии и полученные результаты. К счастью, появление видеозаписи позволило решить эти задачи, и профессионалам была предоставлена возможность ознакомиться с КПСИМПТ и оценить ее. Еще два исследования проводились в 1970-е годы в больнице “Бет Израэль”, их результаты были опубликованы. Последнее из исследований включало отбор однородной по составу популяции пациентов, состоящей из лиц, соответствующих всем критериям отбора.

В психотерапевтической работе с ними основное внимание уделялось неразрешенному эдипову комплексу, и клиенты выразили согласие интенсивно работать со своими психотерапевтами над его разрешением. Результаты исследований однозначно показали ценность КПСИМПТ в работе с этой конкретной популяцией. Критические замечания Каковы же преимущества КПСИМПТ? Какая критика возможна в отношении этой формы краткосрочной динамической психотерапии? Утверждают, что для КПСИМПТ отбираются только такие клиенты, состояние которых улучшилось бы и без применения какой-либо психотерапии, динамической или нединамической. В настоящее время, однако, мне не известны какие-либо исследования, в которых клиенты, проходившие КПСИМПТ, сравнивались бы с клиентами, проходившими психотерапию другого рода.

Между тем, такое исследование необходимо и его следует про­вести. Высказывается точка зрения, что клиенты, отбиравшиеся для КПСИМПТ, должны были хорошо подходить для психоанализа. Это верно, но следует спросить: почему клиент должен проходить длительную и дорогостоящую форму психотерапии, когда подобные результаты могут быть получены за более короткое время и с меньшими расходами? Другие критики указывают на то, что популяция клиентов КПСИМПТ представляла собой относительно здоровых людей. Эти критики подразумевают, что время следует уделять только клиентам с серьезными нарушениями. Хотя утверждение о том, что клиенты КПСИМПТ относительно здоровы, и соответствует действительности, они, тем не менее, испытывают немалые страдания в результате имеющихся у них нарушений или трудностей в межличностных отношениях, с которыми они не в состоянии справиться. Кроме того, они создают серьезные проблемы для своих близких. И эти клиенты относятся к наиболее продуктивным слоям нашего общества.

Они вполне заслуживают усилий, направленных на то, чтобы помочь им разрешить психологические проблемы. Тогда они будут максимально способствовать благосостоянию нашего общества. И последнее. Утверждается, что результаты краткосрочной психотерапии не могут сравниться с более основательными результатами длительного процесса лечения. Но доказательств в пользу подобного утверждения просто не существует. Если глубокий психоанализ и вызывает в клиенте более значительные изменения, то эти преимущества становятся не столь весомыми, учитывая ту экономию времени и денег, которой позволяет добиться КПСИМПТ. Значительно легче обсуждать достоинства КПСИМПТ. Преж­де всего это тип психотерапевтического воздействия, ставший предметом обширных исследований, проводившихся с участием большого количества клиентов.

Читайте так же:  Синдром сдавления или сопротивление изменениям в психоанализе

Результаты исследований, включавших сравнение КПСИМПТ с другими схожими видами краткосроч­ной динамической психотерапии, говорят в пользу нашего подхода. В добавление к сказанному следует отметить, что были сделаны многочис­ленные видеозаписи психотерапевтических сессий КПСИМПТ, оценки этого подхода и проводившихся затем интервью. Самым важным моментом при оценке КПСИМПТ являются, возможно, заявления многих бывших клиентов о том, что более всего им помогла приобретенная в ходе психотерапии способность испытывать инсайт в отношении своих эмоциональных проблем. Они также использовали этот инсайт для решения новых эмоциональных проблем, становились самостоятельными и независимыми и более не нуждались в психотерапевте. Так что КПСИМПТ можно считать подлинной профилактической психиатрической интервенцией.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

Симптом как феномен

Симптом как феномен

Симптом – это феномен, из которого

В работе с симптомом очень важно выходить за границы клинического мышления, рассматривающего симптом как «признак какого-то заболевания». Такого рода установка неизбежно обезличивают симптом и приводят к ситуации «бесчеловеческой терапии».

Увлечение такого рода установками в психотерапии приводит в конечном итоге к созданию универсальных алгоритмов интерпретации симптомов, приписывающих каждому симптому какую-то однозначную трактовку. Такой подход является примером грубейшей редукции — упрощения объяснений сути психических явлений, сравнимый разве что с идеей толкования сновидений по сонникам.

В связи с вышесказанным, терапевту в случае обращения клиента с симптоматическим запросом важно использовать феноменологический метод, позволяющим «превращать» симптом в феномен и возвращать в терапию индивидуальность каждого человека.

Аксиомой такого подхода является идея нетождественности симптома и феномена – Симптом не равен Феномену.

Симптом не просто какой-то абстрактный симптом – это симптом конкретного человека и он вплетен в историю его жизни. Следовательно, если вы хотите разгадать тайну симптома вам придется исследовать его историю, тесно вплетенную в историю жизни клиента и столкнуться с рядом интереснейших фактов. А именно:

  • У него есть индивидуальная история возникновения (время, место, ситуация).
  • У него есть причина появления – он возник почему-то?
  • У него есть не только значение, но и смысл – он появился для чего-то, зачем-то?
  • В процессе жизни симптома он начинает «обрастать» дополнительными смыслами – вторичными выгодами, придающими смысл как для самого носителя симптома, так и его ближайшего окружения.

При таком подходе (феноменологическом) симптом перестает быть только «признаком чего-то». Рассмотренный через призму личности он становится чем-то гораздо большим, чем симптом, он становится важным элементом личности.

Лишь изучив и поняв суть и смысл симптома для личности, его личную историю можно рассчитывать на возможность замены его более качественными формами жизни. В противном случае (при симптоматическом подходе) на месте удаленного симптома в структуре личности остается брешь, которую личности, как системе, придется чем-то заполнять. Как правило, другим симптомом, но более разрушительным для личности.

LiveInternet

LiveInternet

Метки

Ссылки

Музыка

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Трансляции

Симптом, как феномен психотерапии

Среда, 09 Января 2019 г. 16:33 + в цитатник

Язык используется далеко не во всех коммуникациях

Страдать легче, чем решать

В статье речь пойдет о ситуации, когда в качестве проблемы клиент «приносит» терапевту свой симптом. В целом это довольно таки распространенная для терапии практика.

Когда клиент сам приходит к психотерапевту/психологу с симптоматическим запросом, он уже, как правило, подозревает, что его симптом связан с его психологическими особенностями и готов работать в психологической парадигме формирования симптома.

В данной статье симптом рассматривается в широком значении – как любой феномен, который доставляет самому клиенту или его близкому окружению неудобство, напряжение, боль. В этом случае под симптомом можно понимать не только симптомы соматические, психосоматические, психические, но также и симптомы поведенческие. (Представление о симптоме как о сложном системном феномене см. более подробно )

Психолог/психотерапевт в силу своей профессиональной компетенции имеет дело с психосоматическими, психическими и поведенческими симптомами. Соматические же симптомы – область профессиональной компетенции врача.

Соматические и психосоматические симптомы схожи по клинической картине, они проявляются жалобами клиента на боли в различных телесных органах и системах. Различие же их в том, что психосоматические симптомы психогенны по своей природе (психологически обусловлены), хоть и проявляются телесно. В связи с этим, психосоматические симптомы попадают в поле профессионального интереса как психологов, так и медиков.

Психические симптомы чаще связаны с теми неудобствами, которые они причиняют. Примеры: фобии, навязчивости, тревога, апатия, вина.

Поведенческие симптомы проявляются различными отклонениями в поведении клиента и в большей степени мешают не самому клиенту, а другим людям. По этой же причине, чаще всего к специалисту обращаются не сам клиент, а его близкие с просьбой «Сделать с ним что-нибудь…».

Примеры такого рода симптомов – агрессия, гиперактивность, девиантность. Поведенческие симптомы в силу их «антисоциальной» направленности предъявляют большие требования к профессиональной и личностной позиции терапевта, «бросают вызов» его ресурсам понимания и принятия клиента.

Симптомы не всегда связаны с болевыми ощущениями. Иногда они даже приятны, например, навязчивая мастурбация. Однако, сознательное отношение к ним самого клиента и (или) его ближайшего окружения всегда негативно.

Симптом характеризуется следующим:

  • сравнительно сильным влиянием на других;
  • он непроизволен и не поддается контролю со стороны клиента;
  • симптом закрепляется окружением, клиент приобретает благодаря симптому вторичную выгоду;
  • симптоматическое поведение может быть выгодно другим членам семьи.

Работая с симптомом, нужно помнить ряд правил. Эти правила – результат моей психотерапевтической практики с клиентами, обращающимися с симптоматическими запросами.

Симптом является системным феноменом. Часто в работе с клиентами возникает соблазн рассматривать симптом как нечто автономное, лишенное какой-либо смысловой связи с системой (организмом, семейной системой).

Читайте так же:  Абсолютная любовь

Тем не менее, симптом всегда необходимо рассматривать не как отдельный феномен, а как элемент более широкой системы. Симптом никогда не возникает автономно, он «вплетен» в ткань системы. Симптом нужен и важен системе в данный период ее существования. Посредством его она решает какую-то важную для себя функцию.

Система обладает витальной мудростью и «выбирает» наименее опасный на данном этапе функционирования для ее жизни симптом. Психотерапевтической ошибкой будет рассматривать симптом как отдельный, автономный феномен и пытаться от него избавиться, не осознав его значение для системы.

Симптом ни в коем случае не должен атаковаться терапевтом напрямую. Такое устранение симптома часто приводит к психотической дезинтеграции клиента, отнятие симптома лишает его жизненно важного защитного механизма (смотри подробнее Г. Аммон. Психосоматическая терапия).

Симптом – это фигура, растущая в поле отношений. Симптом не возникает в «бесчеловеческом» пространстве. Он всегда является «пограничным» феноменом. Симптом возникает на «границе отношений», маркирует напряжение контакта со значимым Другим.

Нельзя не согласиться с Гарри Салливаном, который утверждал, что вся психопатология интерперсональна. И психотерапия симптома, следовательно, интерперсональна и в своих целях, и в своих средствах.
Когда мы предпринимаем работу по раскрытию сути симптома, необходимо в первую очередь актуализировать суть его влияния на окружающих людей: Как он ощущается? К кому обращен? Как он затрагивает Другого? Каково его послание, что он хочет «сказать» Другому? Как он мобилизует ответные действия? Как он структурирует поле значимых отношений?

За каждым симптомом стоит тень значимого человека. Таким Другим для клиента является близкий ему человек. Именно к близким людям у нас больше всего потребностей и соответственно претензий в случае их фрустраций. Именно с близкими людьми у нас наибольший накал чувств.

Посторонний, незначимый человек не вызывает эмоций, претензий, их сила возрастает по мере приближения к человеку. Именно к близкому человеку направлен симптом как способ обратить внимание на какую-то важную неудовлетворенную нужду в нем.

Симптом – это феномен неудавшейся встречи с Другим. Наши потребности обращены в поле (среду) и большинство из них социальны.

Следовательно, поле потребностей является часто полем отношений. Симптом маркирует фрустрированную потребность, которая, как уже отмечалось выше, направлена к значимому человеку. Посредством симптома можно удовлетворить какую-то свою потребность, которую почему-то не удается удовлетворить в отношениях с близкими людьми напрямую.

За симптомом всегда скрывается какая-то потребность.

И хоть симптом и является непрямым, окольным способом удовлетворения этой потребности, тем не менее, такой способ.

Метки: психотерапия, симптом, психосоматика

Теги: психолог Москва, психолог в Москве, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, консультация психолога, психологическая помощь, семейный психолог, психотерапевт Москва, семейный психолог Москва, психологическая консультация,

Психотерапия

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Психотерапия является специфическим методом лечения, так как эффект достигается не физическими или клиническими свойствами лечебного фактора, а той информацией и тем эмоциональным зарядом, которые она в себе несет. Речь идет именно о специфическом, психическом воздействии на человека.

Психотерапия как научная дисциплина должна, указывает Б. Д. Карвасарский, иметь свои теорию и методологию, собственные категориальный аппарат и терминологию, одним словом все то, что характеризует самостоятельную научную дисциплину. Однако многообразие направлений и течений, школ и конкретных методов психотерапии, основанных на разных теоретических подходах, приводит к тому, что в настоящее время не существует даже единого определения психотерапии. В литературе их насчитывается около 400. Одни из них четко относят психотерапию к медицине, другие акцентируют внимание на психологических аспектах. По отечественной традиции, психотерапия определяется прежде всего как метод лечения, то есть область компетенции медицины. Зарубежные определения психотерапии в большей степени подчеркивают ее психологические аспекты.

В качестве примера медицинского подхода к пониманию психотерапии можно привести ее определения, которые обязательно включают такие понятия, как «лечебное воздействие», «больной», «здоровье» или «болезнь».

Психотерапия — это:
• «система лечебных воздействий на психику и через психику — на организм человека»;
• «специфическая эффективная форма воздействия на психику человека в целях обеспечения и сохранения его здоровья»;
• «процесс лечебного воздействия на психику больного или группы больных, объединяющий лечение и воспитание».

Согласно определениям, в большей степени фиксирующим психологические подходы и включающим такие понятия, как межличностное взаимодействие, психологические средства, психологические проблемы и конфликты, отношения, установки, эмоции, поведение, психотерапия — это:
• «особый вид межличностного взаимодействия, при котором пациентам оказывается профессиональная помощь психологическими средствами в решении возникающих у них проблем и затруднений психологического характера»;
• «средство, использующее вербальные методики и межличностные взаимоотношения с целью помочь человеку в модификации отношений и поведения, которые интеллектуально, социально или эмоционально являются негативными»;
• «длительное межличностное взаимодействие между двумя или более людьми, один из которых специализировался по коррекции человеческих взаимоотношений»;
• «персонализованная техника, которая представляет собой нечто среднее между техникой планируемых изменений отношений, чувств и поведения человека и познавательным процессом, который, в отличие от любого другого, ставит человека лицом к лицу с его внутренними конфликтами и противоречиями».

Определение Станислава Кратохвила хотя и является довольно общим, но в какой-то мере объединяет эти два подхода:

«Психотерапия представляет собой целенаправленное упорядочение нарушенной деятельности организма психологическими средствами».

В определениях, которые условно можно назвать медицинскими, психотерапия рассматривается как форма воздействия на психику (и через психику — на организм), то есть подчеркивается объект воздействия. Психологический же подход акцентирует внимание не столько на объекте или предмете, сколько на средствах воздействия.

Читайте так же:  Ад хороших переживаний о внутренней потребности испортить счастье

В русскоязычной литературе более принятым является определение психотерапии как системы лечебного воздействия на психику и через психику на организм больного. Психологические методы воздействия в психотерапии включают в себя в первую очередь языковое (речевое, вербальное) общение, которое, как правило, реализуется во время специально организованной встречи психотерапевта с пациентом или с группой пациентов. Большое значение при этом уделяется и средствам невербальной коммуникации. В психологический инструментарий психотерапии входят средства и формы воздействия, способные влиять на интеллектуальную деятельность пациента, на его эмоциональное состояние и на его поведение.

Методы психотерапии

Выбор конкретного метода психотерапии, постановка и реализация психотерапевтических целей и задач определяются взаимовлиянием конкретных клинических показателей больного и болезни, особенностями его личности и других психологических характеристик, уровнем социально-психологической адаптации пациента, синтезированными в многомерном диагнозе, а также структурно-организационной формой проведения психотерапии.

Способ применения того или иного метода психотерапии называется формой психотерапевтического лечения. Так, например, метод рациональной психотерапии может применяться в форме индивидуальной беседы с больным, в форме беседы с группой или в форме лекции. Метод внушения может применяться в бодрствующем состоянии или в гипнозе. Психоанализ осуществляется в форме наблюдения потока свободных ассоциаций, исследования ассоциаций, анализа сновидений, в форме ассоциативного эксперимента. Одна и та же форма психологического воздействия может служить различным методическим установкам. Так, гипноз может быть использован и с целью внушения, и с целью катарсиса.

Комплекс различных методов психотерапии, объединенных общим принципиальным подходом к лечению, образует систему, или направление, психотерапии. Принято говорить об отдельных направлениях психотерапии, в их рамках выделять отдельные методы, а уже внутри каждого метода — различные методики и приемы.

Выделяют симптоматическую (или симптомо-ориентированную) психотерапию, направленную на конкретный симптом, и патогенетическую (личностно-ориентированную) психотерапию, направленную на глубинную причину расстройства, коренящуюся в структуре личности больного. К симптоматической психотерапии относят гипноз, аутогенную тренировку, различные виды внушения и самовнушения, различные виды психической саморегуляции. Психотерапия, ориентированная на значительные личностные изменения, базируется на основных течениях современной психологии, ведущих теориях личности.

Классификация психотерапии

По характеру воздействия:
прямая
косвенная.

По участию в ней больного:
— мобилизующе-волевая,
— пассивная.

По виду воздействия врача:
— авторитарная,
— разъясняющая,
— обучающая,
— тренирующая.

По источнику воздействия:
— гетерогенная,
— аутогенная.

По направленности относительно патогенных установок:
— синергичная переживаниям,
— антагонистическая,
— дискуссионная.

По тактике врача:
— выборочная,
— комбинированная,
— комплексная.

По числу лиц, с которыми работает психотерапевт:
— индивидуальная,
— коллективная,
— групповая.

Существует классификация принципов выбора метода психотерапии в зависимости от заболевания (Strotzka Н., 1986):
1) при острой, истерической симптоматике предпочтительна суггестия;
2) при вегетативных нарушениях — аутогенная тренировка;
3) при жизненных трудностях — «разговорная» терапия;
4) при фобиях — поведенческая терапия;
5) при характерологических нарушениях — гештальт-терапия, психодрама;
6) при расстройствах, связанных с семейными проблемами, — семейная психотерапия;
7) при комплексных расстройствах с наличием предшествующего предрасположения — глубинно-психологические методы (цит. по: Кондрашенко В. Т., Донской Д. И., 1993).

[3]

Психотерапия при психосоматических заболеваниях

Таким образом, специфичность психосоматозов состоит в том, что душевное неблагополучие как первопричина серьезного физического недуга в этих случаях скрыто, замаскировано для самого больного. Поэтому психологическая коррекция неосознаваемой душевной причины телесного страдания требует от специалиста-психотерапевта и психолога особого подхода, модификации традиционной психотерапевтической помощи. Поскольку соматизация психологического конфликта связана с работой механизма психологической защиты, с вытеснением из сознания, подавлением истинных, психологических по своей природе, причин заболевания, то пациенты не просто не понимают психогенную природу своей болезни, но и вынуждены бессознательно сохранять симптом (феномен условной желательности болезни). В связи с этим возникает необходимость теоретического осмысления принципов и стратегий, освоения новых форм и технологий психокоррек-ционной и реабилитационной работы с психосоматическими больными.

Стало общепризнанным требование учета личностных особенностей больного. Однако на деле требование это остается больше теоретическим признанием, чем конкретно проводимым в клиническую практику принципом. Как правило, врачи не включают в изучение больного анализ структуры его личности, особенности его реагирования ни в целях клинико-диагностических, ни при составлении индивидуального плана терапевтических мероприятий.

Для выбора тактики психотерапии и удобства анализа предлагается делить пациентов на пять групп (Мацанов, 2000):

1. Больные циклотимного склада оптимистичны и доброжелательны, легко вступают в контакт и верят в хорошую перспективу лечения. Влюбленные в жизнь, они нередко долго отказываются от обследования и лечения, преуменьшают серьезность заболевания. Этот отказ идет не от глубокого внутреннего страха, как это иногда бывает, а от недооценки опасности заболевания: «Ерунда! Эта болезнь хорошо лечится, да и медицина у нас на уровне!» В разговоре с такими больными можно не бояться даже преувеличивать опасность заболевания, не опасаясь ятрогении.

2. Больные эпитимного склада угрюмы и раздражительны до злобности, с прямолинейными, лишенными сомне-

ний суждениями; они требуют четкой формулировки диагноза и перспективы лечения, сами рекомендуют врачу «вырезать все радикально». Любое сомнение для таких больных мучительно, и, подчиняясь внутреннему сопротивлению этому состоянию, они сами создают гипотезу, тенденциозно укрепляя ее фактами и превращая в теорию происхождения своего заболевания. Они могут подробно объяснить, «что и как у них произошло». С такими больными надо говорить четко и уверенно, по возможности показывая анализы и рентгенограммы. Два-три слова, даже не понятных больному, но проникнутых оптимистической безапелляционностью, действуют при этом весьма убедительно.

3. Больные ювенильного склада возбудимы и очень внушаемы, склонны бурно и многословно преувеличивать свои переживания. Плачут, громко рассказывают о себе, о положении дома, на работе в связи с болезнью, значительно преувеличивая значение собственной персоны. Склонные к яркому фантазированию, они рисуют страшные картины, видя себя то мучениками, то героями, вовлекая окружающих в свои фантазии и обращая на себя внимание. Такие больные тоже имеют свое представление о болезни, в которой разобрались «лучше всякого профессора». Следует отметить, что переживания у больных с ювенильным складом личности весьма нестойки. Внимание их легко переключается на другой предмет, и тогда они успокаиваются. Но вот снова яркие картины «ужасного будущего», и снова слезы и жалобы. Спокойный, доброжелательный, ласковый разговор врача их сравнительно легко успокаивает.

Читайте так же:  Уверенная в себе женщина

4. Больные астенического склада — застенчивые и робкие, обидчивые и честолюбивые, с вегетативной неустойчивостью, они легко краснеют, не любят быть в центре внимания, в отличие от больных ювенильного склада, постоянно требующих к себе особого внимания. Заболевание свое и его перспективы воспринимают как судьбу: «руки опускаются», теряются, не знают, куда идти, к кому обращаться, кого слушать. Добросовестные и пунктуальные, они не склонны детально размышлять о заболевании, аккуратно выполняют все назначения врача

Психотерапия при психосоматических заболеваниях

и легко успокаиваются от уверенного тона, доброжелательной и доверительной беседы «по душам». 5. Больные психастенического склада — мрачные, неловкие, во всем сомневаются, видят только плохие перспективы, «весь мир в черных красках». Склонны преувеличивать опасность даже там, где ее можно не ждать. Боятся всего неясного, неизвестного. Переживания исключительно тягостны, эмоционально и мысленно насыщенны. Отсутствие четких определений и ясной перспективы в начальный период болезни нередко приводит таких больных к мысли о самоубийстве. Они угрюмы, всем недовольны, трудны в коллективе. Их мучают сомнения. Тяжелые мысли лишают их сна, аппетита. Они замыкаются в себе, прислушиваются только к своим ощущениям. Дружеская беседа, уверенный тон и ободряющие разъяснения успокаивают их ненадолго. Снова и снова возникают новые мысли, новые сомнения, новые переживания. В работе с психосоматическими больными используются все известные психотерапевтические подходы. Однако выбор конкретного психотерапевтического метода и частных методик зависит от ряда факторов — клинической картины заболевания, личностных особенностей пациента, времени, которое планируется потратить на психотерапию, компетенции психотерапевта (владение определенными психотерапевтическими подходами).

Применяемые в психосоматической медицине методы психотерапии можно разбить на две группы: глубинно-психологические методы и методы, ориентированные на симптом и модификацию поведения. На практике они могут комбинироваться.

Глубинно-психологические методы ставят своей целью раскрытие психологического конфликта, который стоит за психосоматическими симптомами, перестройку личности в целом и ее отношений с окружающим миром. Важно иметь в виду, что устранение симптомов не является первичной целью глубинно-психологических методов терапии — симптомы ослабевают и исчезают по мере того, как достигаются названные выше цели. К этой группе относится психоанализ, различные направления психодинамической психотерапии, экзистенциально-гуманистические методы (гештальт-тера-

пия, психодрама и др.). Необходимыми условиями применения этих подходов являются способность пациента к саморефлексии и наличие достаточного времени для проведения курса психотерапии. Используются как индивидуальные, так и групповые формы глубинно-психологической терапии Методы, направленные на раскрытие симптоматики, не применяют в острой стадии заболевания, т. к. это может привести к утяжелению состояния. Классический психоаналитический метод имеет ограниченную применимость в психосоматической практике в связи со слабостью Я психосоматических пациентов и их низкой толерантности к фрустрации.

К методам, ориентированным на симптом и модификацию поведения, можно отнести когнитивно-поведенческую психотерапию, а также гипнотерапию и другие суггестивные и аутосуггеетивные методы.

Кроме того, при психосоматических заболеваниях используют различные виды невербальной и полувербальной психотерапии (телесно-ориентированная терапия, дыхательная гимнастика, упражнения по мышечной релаксации, музыкальная терапия, танцевальная терапия, символдрама).

Психологическая работа, направленная на коррекцию психосоматических нарушений и, прежде всего, алекситимических черт, может быть представлена в виде трех последовательных ступеней: релаксация и дидактическая направленность; опора на невербальные способы общения; «внутренний диалог». Релаксация является основой для использования всех приемов преодоления алекситимии. Дидактическая направленность имеет своей целью фиксацию пациента на сиюминутных переживаниях ситуации «здесь и теперь». Опора на невербальные способы общения предполагает широкое использование психогимнастических и психопантомимических приемов и методик, которые способствуют снятию напряжения и спонтанному выражению эмоций на невербальном уровне.

Различные невербальные техники создают основу, своего рода «банк переживаний», который в дальнейшем используется для тренинга распознавания различных эмоциональных состояний (как собственных, так и других людей) и их адекватной вербализации. Для развития внутреннего диалога, который также способствует погружению пациента в мир собственных эмоций, могут быть использованы самые различные приемы, в том числе заимствованные в гештальт-терапии:

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

[3]

Феномены психотерапевтического процесса

В процессе психотерапии возникают определенные явления, присущие только психотерапевтической взаимодействия. Большинство из них обусловлена особыми взаимоотношениями, которые складываются между терапевтом и клиентом. Психотерапевтические отношения определяются двумя основными аспектами: сознательным терапевтическим альянсом и трансфером (переносом), сущность и нюансы которого осознаются во время терапии.

Понятие «терапевтический альянс» в психоанализе используют для обозначения рационального, нетрансферентного отношение пациента к процессу лечения и фигуры аналитика. Формы сотрудничества и взаимные обязательства клиент и терапевт обсуждают перед началом лечения. Психоаналитик предупреждает о значительном продолжительность терапии, трудности, которые могут возникнуть во время работы, и объясняет, как будет происходить ее завершения. Пациент должен быть готов к основательному и подробного обсуждения любых, даже самых интимных моментов своей жизни и знать, что не должен прерывать аналитическую работу в одностороннем порядке по своему усмотрению. Если клиент и аналитик достигают согласия, они подписывают терапевтический альянс.

Читайте так же:  Доверять и не проверять - или не доверять и проверять

Терапевтический альянс (франц. Alliance, от allier — соединять) — контракт между психотерапевтом и клиентом о том, какую именно проблема будет решена в процессе терапии и результат по общему согласию можно считать удовлетворительным.

Терапевтическую соглашение заключают, как правило, по одной актуальной проблемы (реже двух или трех взаимосвязанных между собой проблем). Например, клиента беспокоит его нерешительность в социальных контактах или иррациональные страхи относительно здоровья и благосостояния близких. Или прагматический вопрос: как сделать так, чтобы человек регулярно приносил зарплату домой? Женщина, сетует на низкую успеваемость сына в обучении и хочет получить совет по этому поводу, не ожидает, что анализ затронет нарушения внутрисемейных коммуникаций и болезненную, тщательно скрываемую проблему ее эмоциональной и сексуальной неудовлетворенности в супружеских отношениях. К глубокому анализу бессознательных аспектов своей жизни клиент не готов и не испытывает потребности обсуждать собственные импульсы и мотивы. В основном он пытается ограничить терапевтическое вмешательство.

Клиента нужно заблаговременно предупреждать о степени глубины аналитического вмешательства и о том, в чем заключается терапия и на чем она основывается. Как правило, после этого многие колеблется, начинать лечение вообще, но обычно побеждает желание разобраться в себе и получить помощь. Успешному созданию рабочего альянса способствуют акцентирование внимания на конкретной психологической теории, которую планирует использовать психотерапевт, объяснение того, какую роль в формировании конкретного поведения личности играет бессознательное — как скрытые, не совсем осознаваемые или не признанные желание и мотивы, так и более глубинные образования сложной символической природы. Стоит сказать клиенту о том, что после ясно выраженной запрета обсуждать определенные аспекты его внутреннего опыта анализ будет прервано и терапевтическая работа продолжится только с его разрешения.

Доброжелательная внимание к подробностям жизни клиента, профессиональное аналитическое выслушивание, интеллектуальное совершенство интерпретационных техник способствуют формированию прочного терапевтического альянса.

[2]

Отношения, которые выходят за пределы терапевтического альянса, составляют явление трансфера.

Трансфер (лат. Tansfero — переношу) — явление переноса на психотерапевта эмоционального отношения пациента к близким людям.

Особенность трансфера заключается в том, что пациент переносит на терапевта определенные чувства, установки, ожидания, связанные, как правило, с значимыми фигурами детства, то есть подсознательно воспринимает психотерапевта как придирчивого отца или любящего или, наоборот, жестокую и холодную мать и интерпретирует его поведение в том контексте, который нужно исследовать.

Трансфер может быть положительным (и даже эротизированные, когда клиент влюбляется в терапевта) или отрицательным — в этом случае возникает угроза разрушения терапии.

Существует также феномен контрпереноса — «обратного» трансфера, неосознанных нюансов отношение аналитика к пациенту. Эти явления свойственны любым терапевтическим отношениям, даже тогда, когда терапевт работает в неаналитических парадигмах. Бессознательное всегда наготове вмешательства в психотерапевтический процесс.

Кроме универсальных для всех видов терапии феноменов, связанных с отношениями, часто наблюдаются такие явления, как регрессия, отреагирование (acting out — действие снаружи), грубый сопротивление и негативная терапевтическая реакция. Все они впервые описаны в пределах психоаналитической традиции.

Регрессия (лат. Regressio, от regredior — возвращаюсь) — попытка человека защититься от серьезной угрозы ее жизненным ценностям или психическому и физическому здоровью путем возврата на предыдущие этапы развития.

Это явление наблюдается и в повседневной жизни. В сложных жизненных ситуациях люди «впадают в детство», после тяжелых потерь бросают работу, перестают заботиться о своем внешнем виде, становятся пассивными, начинают употреблять алкоголь. Личностная или профессиональная регрессия может быть частью проблемы, с которой клиент, собственно, и обращается за помощью, или возникать непосредственно в процессе терапии. Решить ее можно только с помощью психоаналитического подхода.

Отреагирование — действия, адресованные психотерапевту, которые клиент по разным причинам (страх, уважение, робость, трансферентного влюбленность) направляет на свое окружение.

Типичной является немотивированная агрессия по родственников или друзей, которая появляется у клиента на первых этапах терапии. Его следует обязательно об этом спрашивать и при необходимости обсуждать в процессе терапии.

[1]

Грубый сопротивление — поведение клиента, которая проявляется в нарушениях графике (сетингу) терапевтической работы (опоздание, пропусках сеансов и т.д.) или упорном молчании.

Он может быть вызван недовольством терапией, в отдельных случаях — сильным неосознаваемым страхом.

Негативная терапевтическая реакция — проявления поведения клиента, связанные с его нежеланием заканчивать терапию.

Она обусловлена тем, что в течение определенного времени отношения с терапевтом стали значимыми для пациента, а сама процедура — ценностью или просто приятным способом структурирования времени. Чтобы предотвратить окончании психотерапии и продолжить отношения, клиент представляет резкое ухудшение своего состояния или возврат трудностей, надеясь, что работа с ним продолжится. Преодолеть негативную терапевтическую реакцию можно, предупредив клиента об этом эффекте и основательно обсудив его.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В процессе психотерапии возможны и другие разнообразные явления. Каждый терапевт постепенно приобретает опыт их преодоления, иногда и на собственных ошибках.

Источники


  1. Молодой семье. Энциклопедия семейной жизни. — М.: Гриф, 2010. — 672 c.

  2. Толстая, Наталья Я хочу быть с тобой! Учебник счастливой жены / Наталья Толстая. — Москва: Мир, 2013. — 320 c.

  3. Пинт, Александр Люблю — ненавижу, Или любовь как она есть / Александр Пинт. — М.: ИГ «Весь», 2011. — 737 c.
Симптом как феномен психотерапии
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here