Синдром сдавления или сопротивление изменениям в психоанализе

Сегодня обсуждаем тему: синдром сдавления или сопротивление изменениям в психоанализе с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

:: Сопротивление психоанализу

Сопротивление – это любая сознательная или, чаще, бессознательная установка со стороны пациента, которая противоречит целям психоаналитического лечения. Исследование душевных областей, затрагивающее интрапсихические конфликты, вызывает тревогу или депрессивные переживания. Именно эти аффекты ранее и запустили процесс вытеснения этих содержаний в бессознательное, чтобы избавиться от тяжелых переживаний. Психоанализ проделывает обратную работу, что закономерно вызывает сопротивление, которое поддерживает устоявшееся с годами равновесие, даже если за это равновесие приходится расплачиваться неврозом или депрессией.

Сопротивление может проявляться в том, что пациенту ничего не приходит в голову, или он избегает определенных тем, или он начинает разговаривать на общие темы (в том числе о психоаналитической теории), или пациент постоянно раздражается на психоаналитика, или влюбляется в него, или постоянно опаздывает, или забывает о сессиях, или внезапно бросает психоанализ.

И это список вовсе не является исчерпывающим.

Понятие сопротивления сыграло центральную роль в развитии психоаналитической техники. Первоначально Фрейд рассматривал сопротивление как простое противостояние авторитету психоаналитика. Когда же Фрейд понял, что сопротивление является автоматически (бессознательно) возникающей защитой против выявления забытых (вытесненных) событий, и связанных с ними переживаний, которые и выражаются в симптомах – он придал особое значение распознаванию и интерпретации сопротивлений, как основной направленности психоаналитической техники. С этого времени анализ сопротивлений в сочетании с анализом переноса стал главным в психоаналитической психотерапии.

Современный психоанализ рассматривает сопротивление шире и обращает особое внимание на психотерапевтическое взаимодействие между пациентом и психоаналитиком, учитывая, что сопротивление проявляется не только в виде бессознательного противодействия анализу со стороны пациента, но также зависит и от стиля работы, теоретических предпочтений и личности психоаналитика.

На сайте расположены следующие статьи, освещающие проблематику сопротивления психоанализу:

:: Узники совести:
. На этой идее сопротивления я построил свое понимание психических процессов при истерии. Для выздоровления оказалось необходимым уничтожить это сопротивление. По механизму выздоровления можно было составить себе представление и о процессе заболевания. Те самые силы, как сопротивление, которые теперь препятствуют забытому стать сознательным, в свое время содействовали этому забыванию и вытесняли из сознания соответствующие патогенные переживания. Я назвал этот предполагаемый мною процесс вытеснением и рассматривал его как доказательный благодаря неоспоримому существованию сопротивления.

:: Весь психоанализ в двух примерах:
. Пожалуй, я решусь иллюстрировать вам процесс вытеснения и его неизбежное отношение к сопротивлению одним грубым сравнением, которое я заимствую из настоящей ситуации. Допустите, что в этом зале и в этой аудитории, тишину и внимание которой я не знаю как восхвалить, тем не менее находится индивидуум, который нарушает тишину и отвлекает мое внимание от предстоящей мне задачи своим смехом, болтовней, топотом ног. Я объявляю, что я не могу при таких условиях читать далее лекцию, и вот из вашей среды выделяются несколько сильных мужчин и выставляют после кратковременной борьбы нарушителя порядка за дверь. Теперь он «вытеснен», и я могу продолжать свою лекцию. Для того чтобы нарушение порядка не повторилось, если выставленный будет пытаться вновь проникнуть в зал, исполнившие мое желание господа после совершенного им вытеснения пододвигают стулья к двери и обосновываются там, представляя собой «сопротивление». Если вы теперь, используя язык психологии, назовете оба места (аудиторию и за дверью) сознательным и бессознательным, то вы будете иметь довольно верное изображение процесса вытеснения.

:: Краткое описание случая лечения депрессии у Лисы с помощью психоанализа:
. Чтобы увидеть свое лицо – необходимо зеркало. Именно так охарактеризовал Фрейд работу психоаналитика: психоаналитик выполняет функцию хорошо отполированного зеркала.
Сопротивление психоанализу – одно из центральных понятий в психоанализе. Сопротивление вызывает, так называемые, белые или слепые пятнами, т.е. это то, что человек сам не видит в себе, и для этого ему и нужен другой человек (например, психоаналитик), чтобы ЭТО «отзеркалить».

[1]

Переменам НЕТ! О сопротивлении в психотерапии

А может сегодня не пойти? Ой, что-то я себя плохо чувствую…..Точно не пойду. Пропущу разок. Пойду на следующей неделе. Устала (устал), времени нет, вон сколько дел накопилось….да и особых перемен пока нет. Может мне вообще это не поможет? Может, я только время зря теряю……
Довольно часто в работе мне приходится сталкиваться с ситуациями, когда клиент очень хочет перемен, но, как только мы подходим к действительно важным вещам, он сразу робеет, внутренне замыкается и переключает внимание на что-либо другое. Или пытается перевести нашу работу на другую тему. Или вообще пытается сбежать из терапии – то заболеет как раз в день сессии, то не найдет где припарковаться, и появляется уже к концу сессии, то время перепутает. И в тоже время искренне хочет измениться. Необъяснимо, но факт: такое сопротивление изменениям в своей жизни является довольно распространенным явлением в психотерапии.

О причинах внутреннего сопротивления

Более 100 лет назад ведущие умы сферы психоанализа назвали такое состояние психоаналитическим сопротивлением. Под ним понимают процесс, когда человек на бессознательном уровне вытесняет всю конфликтную информацию в глубины своего подсознания, избегая ситуаций, когда он может снова столкнуться с ней лицом к лицу.
К признакам психоаналитического сопротивления можно отнести ситуации, когда клиент вдруг начинает опаздывать на встречи, не выполнять домашние задания, часто злиться без причины, ему «вдруг» очень сильно не хочется идти на очередную встречу. Может даже «как бы случайно» простудиться – приболеть перед очередной встречей. И пропустить ее под этим предлогом. Иногда сопротивление становится причиной того, что люди перестают ходить на терапию.

Однако мало кто догадывается о том, что:

психоаналитическое сопротивление – важный компонент терапии и верный признак того, что вы находитесь на правильном пути! И вам ни в коем случае нельзя прекращать терапию и сдвигаться с намеченной цели.

Что делать при психоаналитическом сопротивлении:

  • Проконсультируйтесь с психотерапевтом;
  • Вместе со специалистом разработайте тактику поведения в данной ситуации;
  • Продолжайте двигаться к тому, чего вы хотите достичь.

Надо быть готовым к тому, что сознание не всегда будет готово двигаться вперед. Слишком много защитных механизмов вырабатывается за всю нашу жизнь. Сопротивление переменам неизбежно. И часто сопротивление чувствуется тем острее, чем ближе вы подходите к важным изменениям в своей жизни. Помните, что всегда будут моменты прогресса. И моменты регресса. Вы будете злиться и разочаровываться. Вам будет казаться, что проблема решена, или наоборот, придет отчаяние и будут грызть сомнения «А поможет ли?». Главное – не оставлять терапию, когда вам кажется что все уже здорово, или наоборот, что сил больше нет.

Каждый день, переступая через свое сопротивление, вы будете становиться на шаг ближе к успеху. И ваше упорство непременно будет щедро вознаграждено. Потому что, только идя туда, где страшно (обычно — вглубь себя) можно вернуть себе свою силу и власть над своей судьбой.

Я всегда стараюсь каждому клиенту предлагать решения, которые подойдут именно ему. Нет абсолютно одинаковых людей и абсолютно идентичных ситуаций, поэтому решения всегда должны быть разными. Авиценна отметил: «Если мой клиент встанет на сторону его болезни, мне будет трудно справиться с ними обоими». Это о том, что без помощи клиента терапевт безнадежно бессилен. Потому что в психотерапии мы часто имеем дело с разного рода защитными механизмами личности и вторичной выгодой. И только когда клиент сотрудничает с терапевтом, можно достичь позитивных изменений.

Читайте так же:  Как научиться справляться с ревностью

Одна моя клиентка, испытывая описанное выше сопротивление в процессе терапии, пришла как то на очередную встречу с вдохновившей ее цитатой: «Клиент должен быть терпелив. У законов природы есть свой темп развития, и он не ускорится от нетерпеливых требований.»

Я желаю вам быть терпеливыми и настойчивыми на пути к вашим целям.

Переменам НЕТ! О сопротивлении в психотерапии

А может сегодня не пойти? Ой, что-то я себя плохо чувствую…..Точно не пойду. Пропущу разок. Пойду на следующей неделе. Устала (устал), времени нет, вон сколько дел накопилось….да и особых перемен пока нет. Может мне вообще это не поможет? Может, я только время зря теряю……
Довольно часто в работе мне приходится сталкиваться с ситуациями, когда клиент очень хочет перемен, но, как только мы подходим к действительно важным вещам, он сразу робеет, внутренне замыкается и переключает внимание на что-либо другое. Или пытается перевести нашу работу на другую тему. Или вообще пытается сбежать из терапии – то заболеет как раз в день сессии, то не найдет где припарковаться, и появляется уже к концу сессии, то время перепутает. И в тоже время искренне хочет измениться. Необъяснимо, но факт: такое сопротивление изменениям в своей жизни является довольно распространенным явлением в психотерапии.

О причинах внутреннего сопротивления

Более 100 лет назад ведущие умы сферы психоанализа назвали такое состояние психоаналитическим сопротивлением. Под ним понимают процесс, когда человек на бессознательном уровне вытесняет всю конфликтную информацию в глубины своего подсознания, избегая ситуаций, когда он может снова столкнуться с ней лицом к лицу.
К признакам психоаналитического сопротивления можно отнести ситуации, когда клиент вдруг начинает опаздывать на встречи, не выполнять домашние задания, часто злиться без причины, ему «вдруг» очень сильно не хочется идти на очередную встречу. Может даже «как бы случайно» простудиться – приболеть перед очередной встречей. И пропустить ее под этим предлогом. Иногда сопротивление становится причиной того, что люди перестают ходить на терапию.

Однако мало кто догадывается о том, что:

психоаналитическое сопротивление – важный компонент терапии и верный признак того, что вы находитесь на правильном пути! И вам ни в коем случае нельзя прекращать терапию и сдвигаться с намеченной цели.

Что делать при психоаналитическом сопротивлении:

  • Проконсультируйтесь с психотерапевтом;
  • Вместе со специалистом разработайте тактику поведения в данной ситуации;
  • Продолжайте двигаться к тому, чего вы хотите достичь.

Надо быть готовым к тому, что сознание не всегда будет готово двигаться вперед. Слишком много защитных механизмов вырабатывается за всю нашу жизнь. Сопротивление переменам неизбежно. И часто сопротивление чувствуется тем острее, чем ближе вы подходите к важным изменениям в своей жизни. Помните, что всегда будут моменты прогресса. И моменты регресса. Вы будете злиться и разочаровываться. Вам будет казаться, что проблема решена, или наоборот, придет отчаяние и будут грызть сомнения «А поможет ли?». Главное – не оставлять терапию, когда вам кажется что все уже здорово, или наоборот, что сил больше нет.

Каждый день, переступая через свое сопротивление, вы будете становиться на шаг ближе к успеху. И ваше упорство непременно будет щедро вознаграждено. Потому что, только идя туда, где страшно (обычно — вглубь себя) можно вернуть себе свою силу и власть над своей судьбой.

Я всегда стараюсь каждому клиенту предлагать решения, которые подойдут именно ему. Нет абсолютно одинаковых людей и абсолютно идентичных ситуаций, поэтому решения всегда должны быть разными. Авиценна отметил: «Если мой клиент встанет на сторону его болезни, мне будет трудно справиться с ними обоими». Это о том, что без помощи клиента терапевт безнадежно бессилен. Потому что в психотерапии мы часто имеем дело с разного рода защитными механизмами личности и вторичной выгодой. И только когда клиент сотрудничает с терапевтом, можно достичь позитивных изменений.

Одна моя клиентка, испытывая описанное выше сопротивление в процессе терапии, пришла как то на очередную встречу с вдохновившей ее цитатой: «Клиент должен быть терпелив. У законов природы есть свой темп развития, и он не ускорится от нетерпеливых требований.»

Я желаю вам быть терпеливыми и настойчивыми на пути к вашим целям.

«Синдром сдавления» — или сопротивление изменениям в психоанализе

В медицине катастроф есть такой термин – «синдром сдавления».

Он развивается, когда человек продолжительное время (речь идет о часах) находится под завалом.

Спасатели рассказывают, что люди, с которых сняли тяжелый, калечащий их груз, кричат от боли и просят вернуть этот гнет назад. Ткани, сдавленные в течение нескольких часов, находились в состоянии глубокой гипоксии и частично были некротизированы. При освобождении от завала начинается стремительное распространение некроза по сохранившимся тканям, сопровождающееся интоксикацией организма продуктами распада. То есть освобожденные люди действительно могут быстро умереть, если им не оказать экстренной и грамотной медицинской помощи.

Вот почему пациент, которого психотерапевт «извлек из-под завала», тоже зачастую хочет вернуться обратно в прежнее состояние. Этот процесс называется сопротивлением изменениям и является абсолютно естественным. Специалист поможет вам справиться с «послеоперационным периодом», тщательно проанализирует его содержание, контейнирует затапливающие вас эмоции. Однако становится ясно, что оставаться наедине с результатами вскрытия инкапсулированного психикой содержимого так же опасно, как после освобождения из-под завала оказаться без медицинской помощи. И очень много вопросов вызывают возможные последствия применения краткосрочных разовых психотерапевтических методик, типа расстановок по Хеллингеру…

Синдром позиционного сдавления.

Синдром позиционного сдавления является одной из «бытовых» разновидностей синдрома длительного сдавления, однако в отличие от последнего имеет ряд специфических особенностей, касающихся этиологии и патогенеза, клинического течения и лечебной тактики. Для развития этого заболевания необходимо сочетание нескольких факторов. С одной стороны, необходимо длительное пребывание больного в коматозном состоянии или в состоянии глубокого патологического сна, что чаще всего обусловлено отравлением алкоголем или его суррогатами, наркотиками, угарным или выхлопными газами. С другой стороны, необходимым условием развития синдрома позиционного сдавления является травма мягких тканей, чаще конечностей, обусловленная позиционным сдавление массой тела при длительном пребывании пострадавшего в неудобном положении с подвернутыми под себя сдавленными или согнутыми в суставах конечностями, либо при длительном свисании конечности через край какого-нибудь твердого предмета.

Механизм развития СПС сложен и связен с основными этиологическими факторами: отравлением веществами наркотического действия и позиционной травмой. Экзогенная интоксикация веществами наркотического действия (алкоголь, его суррогаты, угарный и выхлопной газы и т.д.) приводит к тяжелым нарушениям гомеостаза, с нарушением водно-электролитного баланса, кислотно-щелочного равновесия, нарушению макро-и микроциркуляции, нередко с развитием коллапса. Довольно часто это коматозное состояние сопровождается общим переохлаждением организма. Длительное коматозное состояние и позиционное сдавление тканей приводит как к местным изменениям в сдавленных тканях, так и к общей интоксикации.

Местные изменения характеризуются:

1.Нарушением циркуляции крови и лимфы, ишемией тканей, циркуляторной гипоксией, лимфостазом.

2.Нарушением тканевого метаболизма, ишемическим повреждением нервных клеток (ишемический

неврит), нарушением жизнедеятельности и гибелью мягких тканей.

3.Повреждением лизосомных мембран и выходом в кровь продуктов протеолиза (миоглобин, креатинин, гистамин и т.д.).

[3]

Общие изменения обусловлены развивающимся:

1.Расстройством функции ЦНС нейрогуморального генеза.

2.Расстройством кровообращения, гипотонией, нарушением микроциркуляции.

3.Нарушением дыхательной функции — гиповентиляцией с развитием дыхательной и циркуляторной

4.Нарушением гомеостаза — метаболическим и дыхательным ацидозом, нарушением водно-

5.Развитием миоглобинемии, миоглобинурии.

Все эти изменения приводят к интоксикации ОПН и почечно-печеночной недостаточности, что может привести к смерти больного.

Клиническая картина.

В клиническом течении синдрома позиционного сдавления выделяют 4 периода:

1. Острый период. Коматозное состояние, развивающееся вследствие экзогенной интоксикации (продолжительность от нескольких часов до нескольких суток).

2. Ранний период. Период локальных изменений в мягких тканях и ранней эндогенной интоксикации (1-3 сутки после выхода из коматозного состояния).

3. Промежуточный период или период ОПН и осложнений со стороны других органов и систем ( от 5 до 25 суток).

Читайте так же:  Просто сделай шаг навстречу!

4. Поздний или восстановительный период, когда на первый план выходят инфекционные осложнения.

В период клинических проявлений острой экзогенной интоксикации наблюдается характерная симптоматика, специфичная для веществ, вызвавших отравление.

Во втором периоде заболевания по возвращении сознания и попытке переменить положение больные ощущают «онемение одеревеневших» в сдавленных участках тела, снижение или потерю чувствительности, чувство распирания, боли, отсутствие активных движений в конечностях, подвергшихся сдавлению. При осмотре в местах сдавления имеются отграниченные гиперемированнные участки кожи, иногда с багрово-синим оттенком. Нередко на коже обнаруживаются герпетические высыпания, ссадины, мацерации, гематомы.

В местах наибольшего сдавления иногда происходит отслойка эпидермиса с образованием пузырьков (фликтен), наполненных серозной или геморрагической жидкостью. У всех больных определяются плотные, резко болезненные при пальпации инфильтраты.

В дальнейшем, по мере восстановления кровообращения в сдавленных тканях, отмечается быстрое развитие отека. При нарастании отека кожа становится бледной, холодной, блестящей. Ткани резко напряжены, плотно-эластической , а местами деревянистой консистенции, резко болезненные при пальпации, что обусловлено напряжением фациальных футляров в связи с резким отеком мышц, подкожной жировой клетчатки и увеличением объема пострадавших мышц. При резком отеке пульсация артерий в дистальном отделе конечностей или отсутствует, или резко ослаблена, ограничены или полностью отсутствуют движения в суставах конечностей, чаще всего из-за сильных болей, обусловленных сдавлением нервных стволов и развитием ишемического неврита.

Изменения в мягких тканях уже в раннем периоде СПС после выхода из коматозного состояния сопровождается тяжелой эндогенной интоксикацией, которая усугубляется по мере увеличения изменений в сдавленных тканях. Интоксикация проявляется недомоганием, вялостью, заторможенностью, тошнотой, рвотой, сухостью во рту, повышением температуры тела до 38с и выше. Выявляется тахикардия, сопровождающаяся одышкой, ослаблением сердечных тонов и снижением АД. В анализах крови выявляются лейкоцитоз со сдвигом влево, сгущение крови, проявляющееся повышением показателей гематокрита и количества эритроцитов.

Определяется миоглобинемия. Вслед за миоглобинемией появляется миоглобинурия. В моче содержится белок, лейкоциты, эритроциты, цилиндры. Постепенно развивается олигоурия и болезнь переходит в третий период.

Отличительными особенностями СПС от синдрома длительного сдавления является:

экзотоксическое отравление и коматозное состояние в остром периоде;

отсутствие травматического шока;

менее выраженные и медленнее развивающиеся местные изменения;

медленно нарастающая плазмопотеря.

Клиническая картина в период ОПН и восстановительный период схожа с таковой при синдроме длительного сдавления.

Лечение синдрома позиционного сдавления проводится по тем же принципам, что и синдрома длительного сдавления. В остром периоде проводится терапия комы, обусловленной экзогенной интоксикацией и ее осложнений.

Сопротивление в психоаналитической психотерапии

Приходя в психоаналитическую психотерапию, начиная погружаться в свое бессознательное, встречаясь там со своими реальными чувствами и переживаниями, каждый клиент неизбежно сталкивается со своим сопротивлением. Во многом длительность и результаты психоаналитической психотерапии зависят от того, насколько клиент готов взаимодействовать и справляться со своим сопротивлением. Для формирования безопасного аналитического пространства, в котором можно анализировать и разбирать сопротивление, существует психотерапевтический контракт.

Психотерапевтический контракт , по сути, является той рамкой, которая обеспечивает стабильность и регулярность психоаналитической психотерапии. Основными положениями психотерапевтического контракта является фиксированное время для сессий (например, 2 раза в неделю: понедельник и четверг в 12.00), которое желательно не менять на протяжении всего срока психоаналитической психотерапии. Это дает чувство стабильности и надежности психотерапии, благодаря которому наше бессознательное может в большей степени доверять и давать более глубокий материал для анализа. По сути, рамка (контракт) в психоаналитической психотерапии является отцовской фигурой, которая обеспечивает защиту от произвола, стабильность, надежность и порядок. Дабы не нарушать стабильность, в психоаналитической терапии не предусмотрен перенос сессий или их отмена без оплаты пропущенной сессии. Оплата пропусков привносит в психотерапевтические отношения ответственность клиента за свое сопротивление и, в зависимости от обстоятельств, клиент может сам распоряжаться своим оплаченным временем, например, в случае невозможности очного прихода позвонить по скайпу или по телефону и использовать свое время для сессии.

Одной из задач работы с сопротивлением является создание условий, в которых клиент мог бы избежать отыгрывания и понять, что на самом деле мешает ему продвигаться вперед. Примером отыгрывания может быть неявка клиента на сессию в силу внезапной болезни, за которой может стоять злость на психоаналитика (как на родительскую фигуру), которую сложно осознать и выразить. Задачей же анализа является то, чтобы клиент все же смог найти в себе силы прийти и сказать, что он злится на аналитика и осознать, что его желание заболеть и не прийти — это детский способ мести родителям и выражения ненависти к ним за то, что они его что-то заставляли. Тогда эта злость может быть конструктивным образом разобрана и интегрирована в отношения с аналитиком, а потом и с другими людьми. Когда клиент берет на себя ответственность за свое сопротивление, разрушается иллюзия того, что своей неявкой он может отомстить аналитику, разрушить его стабильность, не заплатить за сессию, наказав его этим, и терапевтические отношения становятся более стабильными, в них возможно более конструктивное сотрудничество в виде обсуждения сопротивления.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Так, один клиент смог рассказать, что ему не хотелось идти на сессию, не хотелось платить мне после интерпретации его ситуации на предыдущей сессии. Когда мы стали обсуждать его нежелание платить, он смог по своим ассоциациям прийти к рассказу о том, что в раннем детстве он часто специально задерживал стул не отдавал фекалии матери, дабы «насолить» ей и заставить ее поволноваться. В ходе нашего с ним обсуждения выяснилось, что его упрямство было ответной реакцией на вторгающуюся маму как желание защититься от нее. К концу сессии он понял, что мою интерпретацию на прошлой сессии он расценил как вторгающуюся.

Помимо нежелания идти, пропусков из-за соматических болезней, опозданий, желания досрочно прервать психотерапию, долгого молчания сопротивление может проявляться и совершенно противоположным образом. Клиент пытается быть идеальным анализантом: старается без умолку говорить, сыплет ассоциациям, рассказывает все сны, говорит об улучшениях, начинает быстро менять свою жизнь. В аналитической психотерапии быстрые изменения как раз-таки являются признаком сопротивления более глубокому бессознательному изменению структуры собственной личности. Изменить внешние обстоятельства всегда проще, чем изменить самого себя. Как правило, такие изменения являются поверхностными, неустойчивыми и не долгосрочными. Это так называемое желание «построить фасад успешности», желание быть идеальным ребенком для своих родителей. Задача же психоаналитической психотерапии заключается в том, чтобы создать условия для принятия всех аспектов реальности, реального себя, реальных родителей, реального аналитика и разобраться в тех сложностях коммуникации, которые возникают в действительности.

Примером такого сопротивления является следующий аспект. На сессии, в ходе которой мы обсуждали аспекты социальной ответственности и рамок в отношениях, клиент упомянул о том, что он никогда не носил галстук и воспринимает его как ограничение своей свободны. Мы обсудили, что галстук является символом фалличности и мужественности, а также социальным аспектом ответственности. На следующую сессию данный клиент пришел в галстуке! В этом выражалось его сопротивление принять внутренние аспекты ответственности: жениться, включиться в воспитание ребенка от первого брака той женщины, с которой он живет. Также в этом действии мы можем видеть отреагирование и желание нарциссической части клиента получить одобрение и быть идеальным. Это напоминает ситуацию, когда маленький ребенок, которому говорят, что он должен повзрослеть и убирать за собой одевает папины очки, берет в руки газету и заявляет, что он взрослый. Хотя усыновление ребенка и формальная забота о нем также была бы отрагированием.

Задача группового психоанализа и индивидуальной психоаналитической психотерапии заключается в том, чтобы помочь клиенту сделать невозможное – преодолеть сопротивление, сделать не так, как это для него привычно, не отреагировать это в действиях, а создать внутренние пространство для осмысления и переживания, которое приведет к переходу на новый, более высокий уровень личностного функционирования.

Читайте так же:  Экзистенциальный взгляд на психосоматику

:: Краткое описание случая лечения депрессии у Лисы с помощью психоанализа
(о некоторых отличиях между классическим и современным психоанализом в области работы с сопротивлением психоанализу)

Часть 1
Сопротивление классическому психоанализу

Вы уже прочитали О психоанализе: как проводится психоанализ и как это помогает, и у Вас возник вопрос:
Но разве понимание себя может помочь избавиться от комплексов, невроза, депрессии, общей неудовлетворенности жизнью? Об этом спрашивают меня мои пациенты на первых встречах.

Я отвечу: Может!
Но понимание себя – это только одна из составляющих психоаналитического процесса.

В нашей стране сегодня издается множество книг по психологии и психоанализу. Люди, чувствующие потребность разобраться в себе, покупают эти книги, читают их и отмечают, что стали лучше понимать причины своих психологических проблем, но при этом также отмечают, что это никак не изменило ни их самих, ни их восприятие жизни, ни их отношение к жизни.
Другие идут дальше, посещают психологические семинары и даже получают высшее психологическое образование, по окончании которого они приходят к выводу, что стали больше знать о себе и людях их окружающих, но это никак не помогает им справиться с собственными проблемами.

Если бы все это сказали психоаналитику, придерживающемуся классической техники психоанализа, он бы развел руками и сказал, что вся причина в сопротивлении. Чтобы увидеть свое лицо – необходимо зеркало. Именно так охарактеризовал Фрейд работу психоаналитика: психоаналитик выполняет функцию хорошо отполированного зеркала.

Сопротивление психоанализу – одно из центральных понятий в психоанализе. Сопротивление образует, так называемые, белые или слепые пятна, т.е. это то, что человек сам не видит в себе, и для этого ему и нужен другой человек (например, психоаналитик), чтобы ЭТО «отзеркалить».

Почему образуются такие слепые пятна?

Потому что ЭТО неприемлемо для осознания, потому что:
— противоречит сознательным установкам и/или социальным нормам,
— болезненно (психически или физически) или кажется болезненным,
— слишком возбуждающе (в том числе сексуально),
— желанно, но недоступно (или кажется недоступным),
— опасно или кажется опасным и т.д.,
но имеет очень большое значение для душевной жизни, но это значение не осознается, отрицается, отвергается, обесценивается, нивелируется, аннулируется, аннигилируется и т.д.

В психоанализе в свое время даже существовало целое направление, которое именовалось психоанализом защит.

Возьмем, для примера, басню Крылова Лиса и виноград. Захотела Лиса поесть виноград, но достать не смогла, потому что висел высоко – поэтому, для того чтобы облегчить свои переживания (фрустрацию), Лиса решила, что он ей не нужен, потому что зелен. Успокоилась и пошла себе. А осадок остался.
Сознательно Лиса виноград уже не хочет, потому что она «убедила» себя, что он не достоин ее внимания – потому что зелен. А бессознательно она «знает», что это не так.

Был сознательный конфликт: хочу виноград – достать не могу. Фрустрация (невозможность достичь удовлетворения желания) могла вызвать гнев, а затем горе (достать ведь невозможно). Но Лиса «не решилась» столкнуться со своими сильными чувствами и применила (бессознательно) психологическую защиту (от чувств) – обесценивание (обесценила привлекательную спелость ягод винограда).

Сознательный конфликт расщепился на три части.

Первая часть: «спасительная» идея о том, что виноград неспел – остается в сознании, таким образом в сознании больше ничего не угрожает самооценке Лисы, что она не смогла достать виноград.

Вторая часть: тот факт, что виноград был спел – отрицается и забывается (вытесняется).

Третья часть: Переживание собственной беспомощности также отщепляется от идеаторного содержания (что виноград был спел, но она не смогла его достать) и становится свободным (не связанным с причиной, его вызвавшей).

Отличие аффектов (переживаний), от идеаторных содержаний (мыслей), заключается в том, что аффект можно только пережить или на время подавить (хотя, с аффектом кое-что еще можно сделать).
Подавление аффекта дает только временное облегчение – он как шило в мешке.
С мысленными представлениями возможны большие вольности: их можно просто забыть (вытеснить); заменить на противоположные, а неуместные вытеснить (что и сделала Лиса); исказить или совершать другие сложные комбинации выше перечисленного в разном соотношении и вариантах, что мы все и делаем ежедневно.

Но аффект (переживание), можно только на время подавить. Если аффект в результате расщепления становится оторванным от содержания – он становится свободным. В случае Лисы такое отщепление переживания собственной беспомощности, оторванное от содержания (происшествия, его вызвавшего) привело к свободному (ни с чем не связанному, но постоянно присутствующему) чувству беспомощности. Теперь это чувство беспомощности уже нельзя пережить, потому что оно беспредметно. Хроническое переживание беспомощности вызывает отчаяние. Хроническое состояние отчаяния, превратившееся в тупую изматывающую душевную боль, которая не проходит, – называют депрессией.

Лиса в депрессии, у нее нет сил на жизнь, ничего ее не радует, она не таскает цыплят из курятника, апатична, и не знает почему.

Задачей психоаналитика, придерживающегося классической техники психоанализа, является донести до сознания Лисы, что виноград был спелым, а она просто не смогла его достать. Это вызовет у Лисы гнев (на психоаналитика и на себя), а потом горе.
Это то, что Фред считал задачей психоанализа. А целью психоанализа – сделать из невротика несчастного человека.
Горе можно перегоревать, а депрессию – нельзя.

Так работает классический психоанализ.

ЭТО и вызывает сопротивление психоанализу.

Но, все же, остается вопрос: Почему же пациент сопротивляется психоанализу, когда психоаналитик хочет ему помочь?

Конечно, это связано с защитами от чувств, именно которые и вызывают невроз и депрессию, из-за бессознательного конфликта сознательных установок и подавленных желаний.
В процессе психоанализа пациент сталкивается с подавленными чувствами, которые ему и предстоит пережить в процессе психоанализа. Это вызывает душевную боль, чтобы избежать которую он и применил (бессознательно) в прошлом эти психологические защиты. А в психоанализе он сталкивается вновь с этими душевными переживаниями, которые не смог пережить прежде.

Зигмунд Фрейд сравнивал психоанализ с хирургической операцией, в которой психоаналитик делает точный надрез.

Конечно, пациенту, намеревающемуся, как выражался Фрейд, подвергнуть себя психоанализу, требуется определенная решимость и способность терпеть боль.

Но может быть так, что пациент проявляет сопротивление психоанализу потому, что психоаналитик доставляет ему напрасную боль.

Поставьте, пожалуйста, оценку статье:

[2]

Что такое внутреннее психологическое сопротивление и что с ним делать?

Всем нам знакома ситуация, когда мы откладываем важные дела на потом, когда жалеем о том, что уже сделали, а часто бывает так что растягиваем выполнение простого дела на часы, недели, месяцы, хотя могли сделать намного быстрее.

И на что мы только не идем, на какие хитрости, уловки, самообман, самобичевание, лишь бы не делать, то что нужно сделать, и почему-то не очень хочется.

Сопротивление — это внутренние силы человека, которые защищают организм от каких-либо изменений и перемен в жизни. Очень часто имеет место сопротивление в ходе психотерапии, поскольку именно работа с психотерапевтом запускает процесс психологических изменений в организме человека.

Сопротивление представляет собой повторение тех же защитных реакций, которые человек использует в своей повседневной жизни.


Основная задача при появлении сопротивления состоит в том, чтобы понять, как именно человек сопротивляется, чему и почему.


Обычной причиной сопротивления, как правило, являются неосознанное избегание таких переживаний, как тревога, вина, стыд и др.

Так что же такое психологическое внутренне сопротивление человека?

Обычно, если человек ставит перед собой цель – он начинает действовать. Хорошо, если у нас есть высокие мотивы, тогда мы эффективно движемся к своей цели и видим успешные результаты, которые нас радуют. Но иногда бывает так, что хорошие результаты появляются далеко не сразу, и тогда мы быстро опускаем руки, при этом начинаем думать о том, что «все равно ничего не получится». Это происходит из-за того, что включаются подсознательные механизмы, уводящие нас от намеченного ранее пути, которые якобы «страхуют» нас от возможного поражения и неуспеха.

Читайте так же:  Одежда как вторичная кожа от чего нас спасает шоппинг

При таком сценарии очень сильно понижается уровень намерений и мотивов и мы становимся неэффективными. Может быть 2 вида причин такой неэффективности.

1-я причина: страх неизвестности в будущем, страх совершить ошибку или быть обманутым. Этот страх, как правило, не осознается и имеет корни в нашем глубоком детстве, но «руководит» нами и нашими действиями и во взрослом возрасте. Имея такой страх мы все свои внутренние силы и энергию направляем на борьбу с этим страхом и с самим собой, вместо того чтобы направлять на достижение новых целей. От этого становимся не эффективными.

2-я причина: страх совершить ошибку и в следствии этого не достигнуть желаемой цели. Этот неосознаваемый страх, как правило, имеет место если в детском нежном возрасте человек получает опыт, когда совершает ошибку, которая приводит к неуспеху и получает негативную реакцию родителей или других близких людей. В такой ситуации ребенок сталкивается с такими неприятными переживанияим, как обида, злость, разочарование. Поэтому, чтобы защитить себя от повторного переживания букета этих чувств, человек неосознанно становится неэффективным, поддается внутреннему сопротивлению и понижается мотивация к достижению желаемого.

Таким образом получается, что мы пытаясь защитить сами себя от неприятных последствий и неудач попадаем в собственную неосознаваемую ловушку. Которая с одной стороны нас защищает, а с другой стороны не дает возможности продвигаться вперед и достигать желаемого успеха. Таким образом, получается, что опираясь на опыт детских переживаний мы действуем и поступаем так как поступали в детстве, забывая что уже выросли и можем действовать по-другому.

В итоге мы большую часть жизни живем борясь с самим собой, либо как маленькие дети, до сих пор боимся быть неудачниками. И чаще нам проще бездействовать, чем ставить цель и стремиться к ее достижению. Поэтому самым главным в преодолении внутреннего сопротивления является высокая мотивация в достижении желаемого, которая стимулирует и помогает действовать и быть эффективным.

Методы борьбы и способы преодоления внутреннего сопротивления:

Желаю Вам преодолеть свое внутреннее сопротивление и легко достигать желаемого успеха!

Часть 1. Введение в психоанализ

Глава 3. Основные понятия психоанализа

Сопротивление

Сопротивление – психические силы и процессы, мешающие свободному ассоциированию пациента, его воспоминаниям, проникновению в глубины бессознательного, осознанию бессознательных представлений и желаний, пониманию истоков возникновения невротических симптомов, принятию пациентом предоставляемых в его распоряжение аналитиком интерпретаций, проведению психоаналитического лечения и исцелению больного.

Представление о сопротивлении возникло у Фрейда на раннем этапе его терапевтической деятельности, практически до того, как в 1896 году он стал называть свой метод лечения нервнобольных психоанализом. Так, в написанной совместно с Брейером работе «Исследования истерии» (1895) он не только использовал понятие «сопротивление», но и предпринял попытку содержательного рассмотрения сил и процессов, обозначенных этим термином.

Высказанные Фрейдом соображения о сопротивлении получили свое дальнейшее развитие во многих его последующих работах. Так, в «Толковании сновидений» (1900) он высказал ряд идей по поводу сопротивления: ночью сопротивление утрачивает часть своей силы, но не устраняется целиком, а участвует в образовании искаженного сновидения; сновидение образуется благодаря ослаблению сопротивления; ослабление и обход сопротивления возможны благодаря состоянию сна; находящаяся между сознанием и бессознательным и действующая в психике цензура обусловлена сопротивлением; оно является «главным виновником» забывания сновидения или его отдельных частей; если в данный момент не удается истолковать сновидение, то лучше эту работу отложить до тех пор, пока не будет преодолено сопротивление, оказавшее в то время тормозящее действие.

В статье «О психотерапии» (1905) Фрейд объяснил, почему несколько лет тому назад он отказался от техники внушения и от гипноза. Наряду с другими причинами он поставил им в упрек то, что они закрывают от врача понимание игры психических сил, в частности, не показывают ему сопротивления, при помощи которого больные сохраняют свою болезнь, противятся выздоровлению. Отказ от техники внушения и гипноза привел к возникновению психоанализа, ориентированного на выявление бессознательного, сопровождающегося постоянным сопротивлением больного. Учитывая последнее обстоятельство, в психоаналитическом лечении можно видеть своего рода «перевоспитание для преодоления внутренних сопротивлений».

В работе «О психоанализе» (1910), представлявшей собой пять лекций, прочитанных в Кларкском университете (США) в 1909 году, Фрейд подчеркнул, что сопротивление больного является той силой, которая поддерживает болезненное состояние, и что на этой идее он построил свое понимание психических процессов при истерии. Одновременно он внес уточнение терминологического характера. За силами, препятствующими забытому стать сознательным, сохранилось название «сопротивления». Процесс, ведущий к тому, что те же самые силы содействовали забыванию и устранению из сознания соответствующих патогенных представлений, он назвал вытеснением и рассматривал его как доказанный благодаря неоспоримому существованию сопротивления. Проведя эти различия и используя примеры, взятые из клинической практики и обыденной жизни, он показал специфику вытеснения и сопротивления, а также отношения между ними.

В работе «О „диком“ психоанализе» (1910) Фрейд указал на технические ошибки некоторых врачей и на те изменения, которые претерпела техника психоанализа. Ранее разделяемая им точка зрения, согласно которой больной страдает от особого рода незнания и выздоровеет, если устранить это незнание, оказалась поверхностной. Как показала практика психоанализа, не это незнание является патогенным моментом, а причины этого незнания, кроющиеся во внутренних сопротивлениях, вызвавших это незнание. Поэтому задачу терапии составляет преодоление этих сопротивлений. Изменение техники психоанализа состояло и в том, что для преодоления сопротивлений необходимо было выполнить два условия. Во-первых, благодаря соответствующей подготовке больной сам должен подойти к вытесненному им материалу. Во-вторых, он должен настолько осуществить перенос на врача, что его чувства к нему сделают невозможным новое бегство в болезнь. Только при выполнении этих условий становится реальным распознавание сопротивления и овладения ими.

В работе Фрейда «Воспоминание, повторение и переработка» (1914) содержались идеи, касающиеся уточнения изменения техники психоанализа. Речь шла о том, что вскрытие врачом сопротивления и указание на него больному нередко может привести как бы к обратному результату. То есть не ослаблению, а усилению сопротивления. Но это не должно сбивать с толку врача, поскольку за вскрытием сопротивления не следует автоматическое прекращение его. Аналитик не должен торопиться, ему необходимо научиться выжидать неизбежное, не всегда допускающее ускорение лечения. Словом, переработка сопротивлений становится на практике мучительной задачей для анализируемого и испытанием терпения врача. Но именно эта часть работы оказывает, по мнению Фрейда, самое большое изменяющее влияние на пациента.

В работе «О динамике переноса» (1912) основатель психоанализа рассмотрел вопрос о том, почему в процессе анализа возникает перенос в виде «сильнейшего сопротивления». Обсуждение этого вопроса привело его к следующим выводам: сопротивление на каждом шагу сопровождает лечение; каждой мысли, каждому поступку больного приходится считаться с сопротивлениями; идее переноса отвечает идея сопротивления; интенсивность переноса является «действием и выражением сопротивления»; после того как сопротивление переноса преодолено, сопротивление других частей комплекса не составляет особых трудностей.

В «Лекциях по введению в психоанализ» (1916–1917) Фрейд подчеркнул, что сопротивления больных чрезвычайно разнообразны, часто трудно распознаются, постоянно меняют формы своего проявления. В процессе аналитической терапии сопротивление выступает прежде всего против основного технического правила свободного ассоциирования, затем принимает форму интеллектуального сопротивления и, наконец, перерастает в перенос. Преодоление этих сопротивлений составляет существенное достижение анализа.

В целом, представление Фрейда о сопротивлении невротиков устранению их симптомов легло в основу динамического взгляда на невротические заболевания. В этой связи «Лекции по введению в психоанализ» заслуживают особого внимания. В них впервые был поднят вопрос о нарциссических неврозах, в которых, по мнению основателя психоанализа, «сопротивление непреодолимо». Из этого следовало, что нарциссические неврозы «едва ли проницаемы» для ранее используемой психоаналитической техники и, таким образом, технические методы должны быть заменены другими. Словом, понимание трудностей преодоления сопротивления при нарциссических неврозах открывало новое направление исследований, связанное с психоаналитической терапией подобных заболеваний. Кроме того, в «Лекциях по введению в психоанализ» было показано, что силы, лежащие в основе сопротивления больных при психоаналитическом лечении, коренятся не только в антипатиях Я к определенным направленностям либидо, но и в привязанности или «прилипчивости либидо», которое неохотно оставляет ранее избранные им объекты.

Читайте так же:  Зачем нам плохие эмоции и что с ними делать

В работе «Торможение, симптом и страх» (1926) Фрейд расширил свое понимание сопротивления. Если в начале своей терапевтической деятельности он полагал, что в анализе необходимо преодолевать исходящие из Я больного сопротивления, то по мере развития практики психоанализа стало очевидным, что после устранения сопротивления Я приходится преодолевать еще силу навязчивого повторения, являющуюся, по сути дела, не чем иным, как сопротивлением бессознательного.

Дальнейшее углубление в природу сопротивлений привело Фрейда к необходимости их классификации. Во всяком случае, он выделил пять видов сопротивлений, исходящих из Я, Оно и Сверх-Я. Из Я исходят три вида сопротивлений, выражающихся в форме вытеснения, переноса и выгоды от болезни. Из Оно – четвертый вид сопротивления, связанный с навязчивыми повторениями и требующий для его устранения тщательной проработки. Из Сверх-Я – пятое сопротивление, обусловленное сознанием вины, чувством вины или потребностью в наказании и противящееся всякому успеху, в том числе и выздоровлению с помощью анализа.

В «Очерке о психоанализе» (1940), опубликованном после смерти Фрейда, подчеркивалось, что преодоление сопротивлений является той частью аналитической терапии, которая требует наибольших затрат времени и усилий и которая стоит того, так как ведет к сохраняющемуся на всю жизнь благоприятному изменению Я. Основатель психоанализа еще раз обратил внимание на источники сопротивления, включая потребность «быть больным и страдающим». Одно из сопротивлений, исходящее из Сверх-Я и обусловленное чувством или сознанием вины, не мешает интеллектуальной работе, но мешает ее эффективности. Другое сопротивление, проявляющееся у невротиков, у которых инстинкт самосохранения поменял свою направленность на противоположную, ведет к тому, что пациенты оказываются не в состоянии смириться с выздоровлением при помощи психоаналитического лечения и изо всех сил противостоят ему.

В ряде своих работ, включая «О психоанализе» (1910), «Сопротивление психоанализу» (1925), Фрейд использовал психоаналитическое понятие механизмов работы сопротивления не только при рассмотрении невротических заболеваний и трудностей их лечения, но и при объяснении, почему некоторые люди не разделяют психоаналитические идеи и выступают с критикой психоанализа. Сопротивление против психоанализа расценивалось им с точки зрения проявления реакций человека, обусловленных его скрытыми, подавленными желаниями, связанными с неприятием открытых психоаналитической теорией и практикой бессознательных сексуальных и агрессивных влечений. У всякого судящего о психоанализе человека существуют вытеснения, в то время как психоанализ стремится перевести вытесненный в бессознательное материал в сознание. Следовательно, как замечал Фрейд, нет ничего удивительного в том, что психоанализ должен вызвать у таких людей то же самое сопротивление, какое возникает у невротиков.

Высказанные Фрейдом идеи о сопротивлениии получили свою дальнейшую разработку в исследованиях ряда психоаналитиков. Так, В. Райх в статье «К технике толкования и анализа сопротивлений» (1927), представляющей собой доклад на семинаре по аналитической терапии, прочитанный им в Вене в 1926 году, не только уделил значительное внимание проблематике сопротивления, но и высказал ряд оригинальных соображений по этому поводу.

В докладе «К технике характероанализа» (1927), прочитанном на XX Международном психоаналитическом конгрессе в Инсбурге, Райх отметил, что динамика аналитического воздействия зависит не от содержаний, которые пациент продуцирует, а от сопротивлений, которые он им противопоставляет. В этом же докладе он выдвинул идею о «сопротивлении характера», подробно рассмотренную в работе «Характероанализ». Согласно его пониманию, в любом анализе психоаналитику приходится иметь дело с «характероневротическими сопротивлениями», которые получают свои особые признаки не благодаря своему содержанию, а от специфического душевного склада анализируемого. Эти сопротивления исходят из так называемого панциря, то есть сформированного и в психической структуре хронически конкретизированного выражения «нарцис-сической обороны».

[3]

В дальнейшем проблематика сопротивления обсуждалась в исследованиях таких психоаналитиков, как А. Фрейд, X. Гартман, Э. Гловер. Она нашла свое отражение также в работах О. Феничела «Проблемы психоаналитической техники» (1941), Р. Гринсона «Техника и практика психоанализа» (1963) и многих других.

Оригинальную точку зрения на сопротивление высказал французский психоаналитик Ж. Лакан, считавший, что сопротивление пациента провоцируется аналитиком. В соответствии с его пониманием, со стороны субъекта нет никакого сопротивления. Последнее является абстракцией, порожденной аналитиком для того, чтобы понять, что происходит в аналитическом процессе. Аналитик вводит представление о «мертвой точке», мешающей продвижению вперед, и называет ее сопротивлением. Однако, как только делается следующий шаг к представлению о том, что сопротивление следует ликвидировать, аналитик немедленно впадает в абсурд, ибо, создав первоначально некую абстракцию, он тут же заявляет о необходимости ее исчезновения. На самом деле, как подчеркивал Лакан, существует лишь одно сопротивление – это сопротивление аналитика, связанное с тем, что аналитик сопротивляется, когда он не понимает, с чем имеет дело. Словом, в состоянии сопротивления пребывает сам аналитик.

В современном психоанализе уделяется значительное внимание рассмотрению природы и различных видов сопротивления, а также технике анализа и преодолению сопротивлений в процессе аналитической терапии. Важное значение придается исследованию роли переноса как одному из наиболее существенных сопротивлений, возникающих в аналитической ситуации, и сопротивлению, не только мешающему осуществлению анализа, но и дающему ценный материал для его развития.

З. Фрейд: «Вскрытие и выяснение бессознательного происходит при постоянном сопротивлении больного».

З. Фрейд: «На этой идее сопротивления я построил свое понимание психических процессов при истерии. Для выздоровления оказалось необходимым уничтожить это сопротивление».

З. Фрейд: «Преодоление сопротивлений начинается, как известно, с того, что врач открывает никогда не узнаваемое анализируемым сопротивление и указывает на него пациенту».

З. Фрейд: «Нужно дать больному время углубиться в неизвестное ему сопротивление, переработать его, преодолеть его».

В. Райх: «Для сопротивления характера примечательно не то, что пациент говорит, а как он говорит и действует, не то, что он выдает в сновидении, а как он цензурирует, искажает, сгущает и т. д.».

В. Райх: «Нередко только от опыта зависит, опознает ли аналитик и по каким признакам опознает латентные сопротивления. Если мы поймем смысл таких сопротивлений, то благодаря последовательному анализу мы сделаем их сознательными, то есть сначала пациенту объясняют, что он имеет сопротивления, потом – какими средствами они пользуются и, наконец, против чего они направлены».

Ж. Лакан: «Сопротивление воплощается в системе собственного Я и другого и реализуется внутри этой системы в тот или иной момент анализа. Однако истоки его иные – сопротивление происходит от невозможности субъекта преуспеть в области реализации своей истины».

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Ж. Лакан: «Первоочередное внимание, уделяемое теорией и техникой сопротивлению объекта, должно само подвергнуться диалектике анализа, которая не преминет распознать в нем алиби субъекта».

Источники


  1. Верб, Л. Я. Под одним кровом. Советы семейного психолога / Л.Я. Верб. — М.: Питер, 2019. — 256 c.

  2. Волков, Б. С. Психология общения в детском возрасте / Б.С. Волков. — М.: Говорящая книга, 2016. — 418 c.

  3. Хорват, Франтишек Любовь, материнство, будущее / Франтишек Хорват. — М.: Прогресс, 2010. — 629 c.
Синдром сдавления или сопротивление изменениям в психоанализе
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here