Склонность к фанатизму как попытка решения конфликта идентичности

Сегодня обсуждаем тему: склонность к фанатизму как попытка решения конфликта идентичности с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Внутриличностный конфликт идентичности (по ОПД-2)

Внутриличностные конфликты – это неосознаваемые явления и длящиеся длительное время. Они проявляются в определенных манерах поведения и переживаний. Внутриличностные конфликты есть у каждого человека

Внутриличностные конфликты прорабатываются в процессе психотерапии. Когда конфликты прорабатываются, меняется качество жизни! Человек реализует свои планы и цели.

Согласно OPD-2 (операционализированная психодинамическая диагностика) выделяют 7 внутриличностных конфликтов.

Это статья посвящена 7 конфликту.

Прежде рассмотрим, что означает понятие идентичности.

Идентичность – это набор различных внутренних образов себя, для женщин: Я-мать, Я-жена, Я-дочь, Я-подруга, Я-хозяйка и т.д.; для мужчин: Я-отец, Я-сын, Я-муж, Я-друг, Я-глава семьи и т.д.

Идентичность можно разделить на 2 сферы:

Первая сфера – это сфера регуляции чувств наше самоценности.

Вторая сфера – это сфера образов «наших Я», которые мы реализуем в отношениях и в социуме.

Обе сферы связаны с чувствами и успешное формирование и реализация своей идентичности приводит к чувству благополучия и безопасности.

Идентичность – это постоянно развивающиеся наше Я, постоянно меняющиеся по мере изменения возраста и тех требований, которые предъявляет социум и семейный статус. Это полнота внутренних образов себя, моего Я, это система моих Я (отец, сын, муж и другое).

Успешное формирование идентичности приводит к чувству благополучия и безопасности.

Идентичность – всегда связана с какими-либо объектами (людьми), т.е. существует множество различных идентичностей, которые в бесконфликтном сценарии проявляются как гармоничная и продолжающаяся идентичность.

Гармоничная идентичность позволяет строить гармоничные отношения.

Поэтому – это пожизненный процесс.

7 внутриличностный конфликт – это КОНФЛИКТ ИДЕНТИЧНОСТИ (по ОПД-2)

При данном конфликте человек четко ощущает границы своей идентичности, но эта идентичность может противоречить с другими идентичностями. Ведущего аффекта здесь пока не выявили.

В пассивном модусе. Недостаток идентичности, человек недооценивает, преуменьшает, отрицает свою идентичную принадлежность, рационализирует. Человек демонстрирует свою беспомощность, нерешительность, растерянность («Кто я на самом деле?», «Чему я принадлежу?»).

В активном модусе. Недостаток идентичности сверхкомпенсируется: фамильное древо и т.д. следствие страха утерять свою идентичность. Человек стремится подчеркнуть свою идентичность.

Отношения с партнером

В пассивном модусе Отношения с партнером, избегает выбирать партнера с четкой идентичностью, иначе — тяжело. Выбирается партнер, который не уверен в своей идентичности.

В активном модусе. Выбирается партнер с хорошей идентичностью и он может поддержать, брак с человеком с сильными религиозными традициями, стабильные отношения, родословная выискивается.

Отношения в родительской семье

В пассивном модусе. Характерно то, что была нечеткая идентичность, любую работу делали и мама и папа.

В активном модусе . Реконструирует корни своей семьи, или отказ от семьи, или становится основателем новой династии.

Отношения к работе

В пассивном модусе. Много противоречий, так как неустойчива роль.

В активном модусе . Идентифицируется со своей ролью, не бывают на отдыхе, фанатики, одержимы работой.

Отношение к собственности

В пассивном модусе. Иногда собственность помогает компенсировать недостаток идентичности — «Иметь вместо того, чтобы быть».

В активном модусе. Собственность помогает стабилизировать свою идентичность — «Я — мой дом».

Отношения с социумом

В пассивном модусе. Кажутся хамелеонами, приспособленцами, «ни за тех и ни за этих».

В активном модусе. Принадлежность к определенной социальной группе очень важна, — «Мы педагоги» и др.

Отношение к телу, сексуальность

В пассивном модусе. Здесь нет типичной модели. Своим телом и своей одеждой они не подчеркивают свою идентичность. Пассивное и равнодушное отношение. Использование одежды для своей личности ограничено и неопределенно.

Например, если кто-то из родителей был склонен к полноте, то взрослые дети не желая быть похожими на родителей увлекаются чрезмерно диетами (антисценарий к телу родителей).

В активном модусе. Идентичность подчеркивается своеобразием одежды, которая относится к определённому стилю (панки), национальности (национальные костюмы) или накаченные мыщцы.

Отношение к болезни

В пассивном модусе. Отношение к болезни пассивное, не принимает роли больного. Не может лечиться.

В активном модусе . Либо склонны активно брать на себя и формировать свою больного (Мольер –ипохондрик). Если они были ничем, то теперь они больные!

Либо другая крайность: сильное отрицание роли больного. Потому что она не согласуется с идеалами своей идентичности. «Я не тот кто болеет такими болячками», «Вы не можете просто затолкать меня на койку!» Человек с таким конфликтом рискует не только тем, что болезнь может стать хронической, но и привести к тяжелым последствиям. Например, когда диабетик отказывается колоть инсулин или онкобольной отказывается от лечения.

И то и другое может способствовать хронизации болезни.

Приведем два примера проявления этого конфликта:

Пример 1: Женщина желает родить ребенка и в тоже время хочет строить карьеру или бизнес.

Пример 2: Женщина одевается женственно, украшения, макияж, но, она занимается тяжелой атлетикой, у нее растут мускулы — возникает внутренний диссонанс.

По материалам семинара «OPD в символдраме» и «OPD-2 в символдраме», ведущий Яков Леонидович Обухов.

В следующих статьях мы рассмотрим, как формируется мужская и женская идентичность, а также продолжим тему внутличностных конфликтов.

Благодарим за внимание!

Авторы статьи: Психотерапевт Василий Викторович Лиманцев www.psylim.ru и медицинский психолог Ирина Александровна Мальцева

Подпишитесь на авторов и читайте новые публикации

Конфликт идентичности

Таблица 4-11:Конфликт 7 – конфликт идентичности

Конфликт идентичности: смешение активной и пассивной формы

Описание случая: иностранка из Швейцарии

36-летняя пациентка начала разговор, рассказывая о трудностях, несомненно, связанных с ее отношениями. Ее муж говорит ей, что она не знает, чего хочет. Он считает странным, что она, несколько лет работая на успешной позиции после университета, решила изучать психологию и начать всё с самого дна. Так было и во многих других сферах. Он говорил, что она искала чего-то, сама не зная чего, и ни что не делало её счастливой. Такие упреки приводили к ссорам между ними.

Пациентка родилась в Швейцарии и выросла в Цюрихе. Во вводной беседе она впечатлила исследователя тем, что в ее языке абсолютно отсутствовал акцент: она говорила на совершенно чистом немецком. Ещё больше удивило то, что она была дочерью типичной швейцарской семьи, и жила в Германии только со времени брака, т.е. шесть лет. На вопрос об этом, она только улыбнулась доброй улыбкой и сказала, что это её гиперадаптация. И так было во всем. Многие восхищались такими её способностями. Однако сама она была более скептична. Для иллюстрации она рассказала историю о том, как однажды вернулась в Швейцарию и зашла в магазин что-то купить. Конечно, она говорила на своем родном диалекте с продавцом, но продавец ей на удивление, ответил на чистом немецком, как если бы она была иностранкой, которая пыталась говорить на швейцарском немецком.

Читайте так же:  Почему сепарация - это важно

Пациентка могла рассказать больше подобных примеров. В ее компании все полагали, что она юрист, хотя она изучала национальную экономику. Её отец был юристом, но как его любимая дочь она предприняла попытку отдалиться от желания отца пойти по его стопам. «Я бы не смогла полностью преуспеть», прокомментировала она. Она переняла юридические знания, юридический способ мышления, как и большой интерес к судебным делам почти случайно. Из-за этого, в её компании скоро возникли «безумные ситуации». Её начальник спросил её о том, как она оценивает положение судебных специалистов. Судебный советник, вероятно, ненавидел её за это, но был достаточно умен, чтобы понимать, что она была здесь «любимой дочерью», и также обсуждал с ней как будто случайно за ленчем, важные бумаги, которые должны нужно было подписать. Разговор прошел почти без упоминания того, что ее муж тоже юрист. Желание изучать психологию понималось этой умной и рефлексивной пациенткой, как двойное устремление: это было следующей попыткой дистанцироваться, чтобы не путаться все время, а также, попыткой прояснения, надеждой больше узнать о себе через учебу. «Так, как раньше у меня это получалось, я буду первоклассным психологом», прокомментировала она, без какой-либо самоиронии».

На первое диагностическое интервью пациентка оделась поистине в исключительном стиле. Это было бесспорно женственно и со вкусом. Было трудно понять её положение за пределами работы, она «одевалась почти как мужчина», так как «это было более удобно». В контрпереносе возникло впечатление, что пациентка как будто кокетничает, что было конечно неуместно.

В контрпереносе доминирует всеохватывающее чувство беспомощности и недостатка ясности. Динамика, так четко описанная выше, которая стала более очевидна только в течение курса нескольких диагностических интервью, была представлена в абсолютно мягком виде. При желании, в любой момент легко можно было бы упустить высокий уровень субъективного. В дополнение к признакам конфликта между потребностью в заботе и самодостаточностью, конфликта самооценки и эдипального сексуального конфликта, на переднем плане находится конфликт идентичности феноменологически. Никаких других конфликтных паттернов не выявлено. На поверхности, конфликт разыгрывался в профессиональной сфере, и в меньшей степени в сфере национальности. На более глубоком уровне, и скорее предположительно, чем определенно, мы имеем дело с конфликтом половой идентичности – она чувствует «себя не в своей тарелке», не важно какую профессию она выберет.

Тема 7. Лекция

Регулирование конфликта осуществляется с момента его обнаружения или возникновения и продолжается вплоть до его окончательного преодоления. Оно предполагает достижение компромисса, согласия при соответствующем балансе интересов.
Целью регулирования конфликта может быть не только его прекращение, но и контроль за его протеканием в заданных пределах, без прямых и открытых столкновении.

Разрешение конфликта.
Если конфликт не удалось предупредить, и он все-таки возник, необходимо перейти к процессу разрешения конфликта.
Разрешение конфликта — это процесс нахождения взаимоприемлемого решения проблемы, имеющей личную значимость для участников конфликта, и на этой основе гармонизация их взаимоотношений.
При разрешении конфликта необходимо помнить, что он имеет три основные стадии: возникновение, усиление (период обострения противоречий и борьбы его участников) и затухание (период ослабления борьбы и постепенной гармонизации взаимоотношений участников конфликта).

Картография конфликта (Х. Корнелиус, Ш. Фэйр), как прием эффективного разрешения конфликта.
Предлагаемая авторами «Картография конфликта» — это один из приемов, которым может воспользоваться каждый человек с целью эффективного разрешения конфликта. Авторы не ставят своей целью теоретизирование по поводу разрешения, а предлагают новую концепцию выигрыша, которая не подразумевает проигрыша другой стороны. Их цель — показать, что любое взаимоотношение может быть взаимовыигрышным.
Этап 1. В чем проблема
Опишите проблему в общих чертах. На данном этапе нет нужды глубоко вдаваться в проблему или пытаться найти выход из нее.
Не волнуйтесь пока, если это не полностью отражает суть проблемы — важно определить саму природу конфликта, отображением которого Вы займетесь. Не определяйте проблему в форме двоякого выбора противоположностей: «да или нет», «так или не так». Оставьте возможность нахождения новых и оригинальных решений.

Этап 2. Кто вовлечен?
Решите, кто является главными сторонами конфликта. Вы можете внести в список отдельных лиц или целые команды, отделы, группы или организации (т. е. продавцы, секретарши, директора, клиенты, народ, правительство и т. д.). В той мере, в которой вовлеченные в конфликт люди имеют какие-то общие потребности по отношению к данному конфликту, их можно сгруппировать вместе. Смесь групповых и личных категорий также приемлема.

Этап 3. Каковы их подлинные потребности?
Теперь Вам следует перечислить основные потребности и опасения для каждого из главных участников, связанные с данной проблемой. Вы должны выяснить мотивацию, стоящую за позициями участников в данном вопросе. Поступки людей и их установки вызваны их желаниями и стоящими за ними мотивами; мы стремимся к тому, что приближает удовлетворение наших потребностей, и избегаем того, что мешает этому.
Графически отображая наши потребности и опасения, мы расширяем кругозор и создаем условия для более широкого круга потенциальных решений, доступных после окончания этого процесса.

[3]

Потребности. Мы пользуемся этим термином в его широком смысле — он может означать желания, ценности, интересы и вообще все, что может казаться важным для человека. Вы можете просто спросить участников: «В отношении к проблеме. в чем заключаются Ваши/их главные потребности?». Вы можете задать этот вопрос себе,
другому участнику или о другом лице или стороне. В числе потребностей могут быть:
• постоянная работа, приносящая удовлетворение;
• уважение;
• признание и понимание;
• прибранный дом/письменный стол;
• позволение держать вещи в беспорядке;
• законность и респектабельность сделки.

Используйте категорию опасений для выявления мотиваций, не всплывающих при перечислении потребностей. Например, для некоторых людей легче сказать, что они не терпят неуважения, чем признаться, что они нуждаются в уважении.
Перечисление реальных потребностей и опасений. Важно помнить, что мы должны сосредоточиться на потребностях и опасениях всех сторон, пока карта не будет готова полностью. Не позволяйте отвлекать себя в сторону для обсуждения последствий, побочных вопросов («А как насчет. » и т. п.) и тем более решений. Если группа настаивает на временном отходе в сторону, зафиксируйте этот побочный вопрос на отдельном куске бумаги. Упорно настаивайте на ответах на вопрос: «Каковы Ваши потребности и каковы опасения?». Иногда Вам придется отсеивать готовые решения, преподносимые как потребности. В процессе создания карты о курении (см. карту 1) ведущий спросил: «Что им требуется?» — на что получил ответ: «Замер по времени перерывов для всех». Это уже готовое решение. Потребность, которая скрывалась за ним, может быть отражена чем-то вроде «справедливое распределение рабочей нагрузки».

Двухмерная модель стратегий поведения личности в конфликте К. Томаса и Р. Килмена.
Существуют 5 стратегии выхода из конфликтной ситуации, предложенные К. Томасом и Р. Килменом.
1. Сотрудничество направлено на полное удовлетворение участниками взаимодействия своих потребностей. Это наиболее конструктивный стиль поведения руководителя.
2. Противодействие предполагает ориентацию на свои цели без учета целей партнеров по общению. Характеризуется невниманием к реакциям, интересам партнера. Доминирующий партнер часто имеет выраженные черты эгоцентризма, склонность к авторитарному взаимодействию. Установка на достижение цели любыми средствами может приводить к резкости, грубости, негибкости.

Читайте так же:  4 уровня сознания для исполнения мечты

Основные стратегии поведения в процессе взаимодействия

3. Компромисс реализуется в частном достижении целей партнеров ради условного равенства. Компромисс отвечает правилу: «ты мне — я тебе». Нередко этот вариант поведения используется для манипулирования партнером в собственных целях.
4. Уступчивость предполагает жертву собственных целей для достижения целей партнера. Приспособление характерно для людей, ценящих выше достижения собственных целей расположение других.
5. Избегание представляет собой уход от контакта, потерю собственных целей для исключения выигрыша другого. Состоит в том, что человек оттягивает момент решения проблемы, стремится не замечать назревшие противоречия. Такое поведение нельзя назвать бесконфликтным, т. к. затягивание решения конфликта приводит к нарастанию напряженности в коллективе, к внутренней неудовлетворенности. Этот стиль поведения не совместим с должностью руководителя.

Целенаправленно конфликтный тип личности:
• рассматривает конфликт как главное средство достижения своих целей;
• часто провоцирует конфликты;
• склонен к манипуляции во взаимоотношениях (с кем-то ласков, а на кого-то — давит);
• рационально действует в конфликте, просчитывает варианты ходов, оценивает противников;
• владеет хорошо отработанной техникой поведения в «горячем» (эмоциональном) споре.
Таких людей надо постараться (по возможности) сделать своими сторонниками и использовать их таланты в конструктивном русле. Проблема для руководителей (и психологов труда) — подыскать для таких «рвущихся в бой» людей интересные проблемы, где можно было бы и рискнуть, и изобразить из себя стратега (или героя).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Склонность к фанатизму как попытка решения конфликта идентичности

Исторически фанатизм воспринимается как негативное явление, оказывающее отрицательное влияние на общество, личность и на ее межличностные отношения. Существует множество определений фанатизма, под которым мы понимаем психосоциальный феномен, основанный на существовании в сознании человека особой веры, направленной на определенный объект. Чаще всего его рассматривают как страстную, нетерпимую, крайнюю приверженность личности к определенным представлениям и убеждениям, определяющую ее активность и оценочное отношение к миру.

Неустойчивость сознания фаната и перманентная зацикленность на предмете своего поклонения, отсутствие способности слушать других, критично воспринимать и обрабатывать поступающую информацию – все это признаки проявляющегося фанатизма. Человек, одержимый кумиром, патологически зависимый от него, обладает узостью и однонаправленностью сознания. Его психика крайне неустойчива в вопросах, касающихся всех сфер жизни, которые не затронуты влиянием кумира.

Независимо от кумира, эпохи или возраста поклонников, фанатизму свойственна идеализация и подражание. Человек, движимый верой, по своей природе устремлен к какому-либо идеалу. Вера как фундамент становления личности неразрывно связана с ценностным, культурным отношением к другому, миру, будущему. Вера присутствует в человеке, даже когда прочие ценности никоим образом не участвуют в процессе его становления. Человек, прежде всего, верит в то, что соответствует его установкам, убеждениям, идеалам, а значит, не обладая какой бы то ни было истиной об объекте, он способен верить в свои представления о нем.

Вера проявляется в том, что человек ценит, а не оценивает. Оценка же имеет рациональную природу, всегда связана с разумным разделением на свое и чужое, и неизбежно приводит к фанатизму.

В основе явления фанатизма в первую очередь лежит феномен «Я-концепции». Это сложный составной образ, включающий в себя совокупность представления личности о себе. Фанатизм можно рассматривать как попытку идентификации себя со значимым объектом, стремление избежать одиночества. Феномен идентификации, лежащий в основе принятия образа кумира фанатом, основан на осознанном, а, чаще всего, бессознательном уподоблении кумира самому себе.

В психологии идентичность (лат, identicus — тождественный, одинаковый) понимается как результат работы индивидуальных и социальных процессов.

Эрик Эриксон утверждал, что идентичность является своего рода эпицентром жизненного цикла каждого человека. Она оформляется в качестве психологического конструкта в подростковом возрасте и от ее качественных характеристик зависит функциональность личности во взрослой самостоятельной жизни.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Идентичность – это важнейшая характеристика целостности, самостоятельности и зрелости личности, это тождественность самому себе. Быть идентичным, по Э. Эриксону, значит переживать хронологию своей жизни как единое целое.

Теоретический анализ проблемы идентичности показывает, что в области психологии существует много исходных понятий, которые употребляются исследователями как синонимичные.

В своей последней книге (Lexikon der Positiven Psychotherapie) профессор Носсрат Пезешкиан термину «идентичность» приводит синонимом понятие «единство».

Иными словами, зрелая и развитая идентичность полностью «вписывается» в общепринятые нормы, в то время как фанатизм считается чем-то, выходящим за допустимые рамки.

Понятие «идентичность» часто используется наряду с Я-концепцией, самосознанием, «образом Я».

При описании Модели для подражания в Позитивной психотерапии (Рис.1)

под «Я» мы понимаем полноту внутренних образов себя. Человек может быть, как состоявшейся, зрелой личностью (Я+), так и напротив (Я-). Гармоничность и зрелость отношений (с партнером «Ты», с группой/социумом «Мы») напрямую будет зависеть от состояния составляющих частей «Я». Тогда мы можем говорить об идентичности в контексте единства. Отдельные части комплементарно дополняют друг друга и являются единым целым (парой, группой, социумом).

В случае наличия «Я-», модель отношений будет нарушенной и несостоятельной. Поэтому для обретения своего «целостного Я» индивид начинает активные (можно сказать, фанатичные) поиски себя вовне, например, путем примыкания к фанатским течениям или в отдельных случаях к сектам.

Фанатизм априори принято считать отрицательно окрашенным явлением. Однако позитивная психотерапия дает нам возможность расценить его как «способность хранить верность своим убеждениям, идеалам и верованиям, следовать им и твердо отстаивать невзирая ни на какие внешние факторы».

К фанатизму наиболее близки следующие социальные чувства: патриотизм, враждебность, ксенофобия.

Патриотизм связан с такими чувствами, как гордость и любовь: гордость за свою родину (страну, город), нацию в связи с ее социальными и культурными достижениями и любовь к объекту своей гордости. Патриотизм выражается в верности Родине, в готовности к самопожертвованию, в заботе об ее интересах, в уважении к историческому прошлому своей страны. При этом патриотизм может приобретать и негативные черты, переходя в национализм и шовинизм, становясь фанатическим.

Чувство враждебности – это неприязненное отношение к тому, с кем человек находится в конфликте. Враждебность всегда эмоционально негативно окрашена.

Ксенофобия рассматривается как ненависть, обращенная против определенных групп населения (меньшинств, например иностранцев, эмигрантов/мигрантов). Источником ксенофобии является недоверие, ослабляющее социальные связи между людьми, а составным элементом — фанатизм, поскольку трудно иначе объяснить себе неприязненное чувство, ненавистное отношение к иным социальным группам.

Читайте так же:  Путь к женственности

С точки зрения позитивной психотерапии ксенофобия – это способность ценить и оберегать свои (и своего коллектива) ценности, убеждения и идеалы от воздействия противоречащих или чужеродных идей и традиционных моделей поведения, способных нарушить уже имеющуюся [внутригрупповую] гармонию ©.

Таким образом, психодинамическое содержание ксенофобии с точки зрения позитивной психотерапии может быть понято, как попытка защитить сформировавшуюся в родительской семье «Мы» — идентичность, активно отвергая «других» и любые изменения идей или моделей поведения.

Исходя их этого, мы можем утверждать о неразрывной связи фанатизма и ксенофобии, поскольку общей в обоих случаях является способность отстаивать и ценить свои собственные (фанатизм) или же групповые (ксенофобия) ценности и идеалы.

Описываемый в психодинамике «конфликт идентичности» является структурной способностью индивида к образованию внутренних связей. В социальном контексте человек стремится к членству в какой-либо группе/движении, чтобы создать и удержать принятую в данной группе идентичность (например, фанаты Гарри Поттера, футбольные фанаты, члены различных группировок и сект). В этом случае человек считает себя причастным, нужным, полезным, «своим среди своих».

Однако будучи в «эпицентре» конфликта он не способен находиться в полноценном контакте с самим собой, что подталкивает его на поиски собственной идентичности вовне, посредством поиска идеалов и примеров для подражания.

Таким образом, склонность к фанатизму можно рассматривать как попытку компенсации дефицита идентичности на фоне нарушения структурной способности к образованию внутренних связей за счет образования псевдо-внешних связей.

В международной классификации болезней (психических расстройств) выделяется семь видов фанатизма: религиозный, политический, идейный, фанатизм здоровья, научный фанатизм, спортивный, и фанатизм в сфере искусства. Три вида из названных являются наиболее распространёнными: религиозный фанатизм (культы, секты), спортивный (футбольные болельщики) и фанатизм искусства (объектами поклонения являются артисты, актёры и иные деятели искусства).

Ниже приведены признаки, характерные для людей, страдающих, в частности, последними двумя формами фанатизма:

1. Фанатам свойственны острые и личностные переживания всего происходящего в жизни объекта их поклонения. Крайняя форма этих переживаний – суицидальные попытки, имеющие место в случае какой-либо трагедии, связанной с кумиром.

2. Тенденция к увеличению финансовых затрат на всё, что каким-либо образом связано с объектом поклонения.

3. Наблюдается гипертрофированная зацикленность мыслей и чувств фаната.

4. Значительное сужение круга интересов. Все прежде имевшее значение и доставлявшее удовольствие – отходит на второй план или же полностью вытесняется. Данный признак чаще всего проявляется у подростков.

5. Проявление агрессии в адрес лиц, не разделяющих интерес/чувства по отношению к кумиру.

6. Склонность к «обожествлению», чрезмерной идеализации объекта поклонения. При этом любая негативная информация о нем полностью отвергается и игнорируется.

Крайние проявления фанатизма встречаются в чистом виде довольно редко. В большинстве случаев фанатизм – явление преходящее, характерное для подросткового возраста и юности.

Следует также отметить, что со временем подобные фанатичные проявления бесследно исчезают, оставляя яркие приятные воспоминания, либо переходят в устойчивую, но уже не патологическую привязанность человека к объекту прошлых пристрастий.

Рассматривая варианты психотерапевтической стратегии в работе с фанатами, разумеется, основной акцент следует сделать на удовлетворении потребности индивида в единстве. Причем, как в единстве в рамках социума/группы, так и в первую очередь – единстве с самим собой.

Позитивная психотерапия трактует единство, как способность человека находить внутренние компромиссы между разнонаправленными тенденциями, стремлениями, желаниями, собственными ценностями.

В описании понятия «единство» существуют две крайности: с одной стороны – недостаток внутреннего единства, который выглядит как некая внутренняя противоречивость, непоследовательность.

С другой стороны – единство может быть гиперпроявленным. Со стороны это может выглядеть, как полное отсутствие каких-либо внутренних конфликтов. В этом случае сложность заключается в отсутствии внутренней энергии (рождающейся из таких конфликтов), позволяющей развиваться, двигаться вперед, самосовершенствоваться. Наступает так называемая личностная стагнация и ригидность.

Единство (вернее – его дефицит) тесно связано с умением принимать решения и придерживаться их. В тех случаях, когда содержанием внутреннего конфликта является единство, сам процесс терапии становится несколько непростым. Одна из стратегий – это позволять клиенту принимать самостоятельно какие-то решения, следовать им, вне зависимости от их правильности.

Для достижения единства и внутренней целостности совместно с клиентом вырабатываются «шаблонные» (по типу ситуаций) стратегии и модели поведения, и впоследствии клиент учится следовать намеченным целям и тем самым сохранять единство.

1. Ким В.В., Фанатизм между верой и разумом. — Тамбов: Грамота, 2013. № 1 (27): в 2-х ч. Ч. II. C. 100-104

2. Кириллов И.О., Базовый курс позитивной психодинамической психотерапии. – Рига, Megapressgroup, 2007;

3. Кириллов И.О., Алборова Е.С., Эмоциональная зрелость. // Психотерапия: ежемесячный рецензируемый научно-практический журнал. — №2. С.6-10 — реферирована;

[1]

4. Операционализированная Психодинамическая Диагностика (ОПД-2). Руководство по диагностике и планированию терапии. – М.: Академический проект; Культура, 2011;

5. Шнейдер Л. Б. Профессиональная идентичность: Монография. М.: МОСУ, 2001 г.

6. Эриксон Э., Идентичность: юность и кризис/ общ. ред. А.В.Толстых – 2-е изд. – М.: Флита: МПСИ: Прогресс, 2006.

7. Peseschkian N., Lexikon der Positiven Psychotherapie. — FISCHER Taschenbuch, 2009

Данная статья охраняется законом об авторском праве. Любое использование статьи или ее фрагмента возможно только с письменного разрешения правообладателя с обязательным указанием первоисточника и Ф.И.О. автора

Оригинал опубликован на личном сайте автора (www.vtimofeeva.ru)

По материалам данной статьи подготовлен доклад в рамках 6-го Всемирного Конгресса по Позитивной Психотерапии (2014г., Анталья, Турция)

Конфликтные личности. Как выявлять людей склонных к конфликтам.

Умение вовремя определить конфликтную личность, позволит вам избежать негативного опыта в отношениях. Будь то любовь и брак, деловое партнерство или другие виды социальных связей. Неуправляемые эмоции, экстремальное поведение, озабоченность и постоянное обвинение других. В их характере увеличивать и поддерживать межличностные столкновения, а не уменьшать и разрешать их. Регулярные запугивания, преследования, унижения, слухи и раздражение… Как распознать склонность к конфликтам на ранних стадиях общения?

Слова. Эмоции. Действия.

Пожалуй, легче всего следить за тем, что они говорят. Модель поведения «все или ничего» это про них. Они не видят полутонов и воспринимают окружающих либо хорошими, либо плохими. На ряду с чем, совершенно не способны задуматься и увидеть свою роль в проблемах, постоянно обвиняя других.

Чем чаще вы видите это, тем более вероятно, что вам придется регулярно сталкиваться с подобным будущем. Не поддавайтесь их красивым словам – они могут скрывать некоторые очень уродливые поступки в ваших будущих отношениях, будь то романтические, рабочие или социальные связи.

Как вы себя чувствуете рядом с этим человеком. Вам комфортно или вы находитесь в обороне? Есть ли ощущение, что вам нужно постоянно оправдываться в их присутствии? Вы сердитесь на них или злитесь на кого-то другого, после того, как они говорили о ком-то еще? Эмоции заразительны, а с высоким уровнем конфликтов очень заразны. Вы можете поймать страх или ярость человека, которые нанесут вред вам или вашим близким. Конфликтные люди всегда пытаются собрать отрицательных сторонников вокруг, чтобы заручится поддержкой. Не участвуйте в их битвах!

Читайте так же:  Влияние власти на поведение человека

Есть ли у человека история экстремального поведения? Оправданий быть не может. Усталость и напряженный рабочий день, нервы и ответная реакция на действия кого-либо… Будьте бдительны, если 90% людей не поступило бы так, вы имеете дело с серьезным сигналом. Даже при однократном повторении. Конфликтные люди могут месяцами скрывать от вас диапазон своего негативного поведения. Если вы не видели их в кризисе или близких отношениях, вы, возможно, не знаете всего потенциала.

Кроме состязательного характера и хронической неспособности видеть свою роль в проблеме, эти индивидуумы так же могут обладать некоторыми чертами 5 расстройств личности.

Вот краткий обзор общих моделей поведения.

Социопаты или психопаты. Антиобщественные личности могут быть чрезвычайно очаровательными и обманчивыми. Все это сочетается с крайней жестокостью ради достижения своих целей. Проявляя агрессию и нанося вред другому, они не мучаются угрызениями совести впоследствии. Наказывая своих партнеров за несоответствие своим собственным желаниям, они все так же ожидают секса и привязанности даже после того, как причинили боль. Действительно боясь, что над ними будут доминировать, они стараются поставить себя выше других.

Нарцисстические личности. Большинство людей знакомы с их самопоглощением, но кроме того они интенсивно фокусируются на своих Целях вины. Они постоянно обвиняют других, часто публично, в попытке доказать, что они являются высшими существами. Они применяют множество оскорблений к своим партнерам, но в то же время требуют восхищения и любви. Оправдывая свое поведение тем, что к ним относятся так несправедливо. Тем не менее, они не имеют реального сочувствия к кому-либо. На рабочем месте они известны тем, что «пинают» (тех, кто ниже них), и «целуются» (с теми, кто выше). Чтобы руководство не понимало, насколько они плохи. Издевательства и сексуальные домогательства легко вписаться в их стремление к власти и превосходству.

Нарциссы характеризуются основополагающим страхом быть неполноценными или бессильными, поэтому они постоянно ставят себя выше других людей, стремятся смотреть на окружающих сверху вниз.

Пограничные личности. Они озабочены отношениями и цепляются за них. Однако рано или поздно начнут относиться к своим партнерам, детям, родителям, сотрудникам, боссам и другим как к причине вины за любой воспринимаемый отказ. Их ярость может быть весьма опасна: физически, эмоционально, юридически, финансово, репутационно или иначе. Тем не менее, их настроение качается в обоих направлениях. Поэтому они очень быстро переходят от дружелюбия к злости, и обратно.

Из-за глубокого страха быть брошенными, они постоянно цепляются и требуют успокоения, что чередуется с приступами ярости, когда они чувствуют себя брошенными и часто заставляет людей отказываться от них.

Параноики. С подозрением относятся ко всем окружающим и везде видят заговоры, которые блокируют их карьеру, дружбу и семейные отношения. Они могут нести обиды в течение многих лет, а затем наказывать того, кого считают виновным. Они боятся быть преданными окружающими, поэтому могут слишком остро реагировать и нападать на тех, кого боятся, что, как правило, побуждает людей сторониться их.

Наигранные. Эта личность чаще всего ассоциируется с драмой и бесконечными эмоциональными историями. Тем не менее, они часто обвиняют своих партнеров в преувеличенном или сфабрикованном поведении, чтобы причинить им боль или манипулировать ими. Постоянно чувствуют себя обделенными и обиженными реакцией окружающих. Пытаются находиться в центре внимания и атакуют, когда терпят неудачу. Часто публично критикуют поведение других в попытке получить сочувствие и больше внимания.

Важно отметить, что многие люди с расстройствами личности не склонны к ссорам. Но если вы встретили кого-то высококонфликтного, то факт, что у него также есть черты расстройства личности, означает, что они вряд ли будут иметь представление о своем поведении и вряд ли изменятся. Знание этих шаблонов облегчает их обнаружение.

Все это требует практики и людям свойственно ошибаться. Поэтому не лишне посоветоваться, прежде чем принимать на себя серьезные обязательства, такие как брак или сотрудничество. Всегда легче избегать отношений с самого начала, вместо того, чтобы пытаться выбраться после болезненного опыта.

Консультация психолога поможет вам прийти к правильному решению.

Теоретико-методологические подходы к изучению конфликтов идентичностей

Сущность конфликта и основные конфликтологические теории

Конфликт (от лат. conflictus — столкновение) трактуется как столкновение сторон, интересов, мнений, сил. В начале XX века он рассматривался в управленческих науках как явление, которое должно быть выведено за рамки системы менеджмента. В жестких иерархических структурах типа построений М. Вебера он полностью исключался из управленческого поля, выступая как чисто негативная характеристика. С развитием гуманистических школ научного менеджмента конфликт становится объектом анализа, к нему начинают относиться как к импульсу, поступающему в систему управления, способному повысить ее адаптивность и эффективность развития.

Проблема идентичности и диалога имеет прямое отношение к существованию конфликтов и способов их разрешения. Конфликтологические теории оказывают существенное влияние на понимание идентичности.

В 1993 г. С. Хантингтон опубликовал статью, а позже — книгу о столкновении цивилизаций. Он показывал, что природа конфликтов меняется. От феодальных конфликтов между домами и дворами феодалов средневековой эпохи после Великой французской революции произошел переход к конфликтам между государствами. После Великой Октябрьской социалистической революции международный конфликт преобразуется в конфликт между социальными системами капитализма и социализма. Распад коммунизма обрывает его, ставя людей перед неясным будущим. Это толкает их к своим цивилизационным истокам, формирует цивилизации как группы близкородственных стран и народов. Отпрянув к своим цивилизационным истокам, люди в большей мере перешли к цивилизационной идентичности и стали приверженными в большей степени ей, нежели таким ее видам, как социальная, гражданская идентичность.

Надо отметить, что термин «столкновение цивилизаций» Хантингтон заимствовал у А. Тойнби, который считал это столкновение постоянным процессом и, в отличие от Хантингтона, не локализовал его в определенной и эпохе и не ставил после этого термина знака вопроса.

Теория столкновения цивилизаций до сих пор не проанализирована в контексте существования других конфликтологических концепций.

Приведем теорию конфликта Й. Галтунга, норвежского исследователя проблем мира и насилия. Он ввел понятие «треугольник насилия», в котором есть «видимая часть» (насильственное поведение, прямое насилие) и «невидимая часть». Последняя включает культурные установки и убеждения и структурную часть — противоречия, формируемые социальной структурой.

Насилие называется прямым, если оно кем-то осуществляется. Единичные акты прямого насилия исходят из политических решений и экономических сделок. Политические и экономические структуры взаимно определяют друг друга. Но за ними — культура, которая легитимизирует одни действия и делегитимизирует другие.

Внутри человеческих обществ есть непрямое ненамеренное внутреннее насилие, которое проявляется на уровне личности. Культурное насилие — совокупность мифов, толкований побед и поражений и всего того, что служит оправданию прямого насилия. Оно отличается использованием стереотипов, ярлыков, дегуманизирующих врага (сравнение с животными, болезнями, дьяволом) и характерной для конфликта поляризацией (кто не с нами, тот против нас). Даже мнение о полезности насилия, по мнению Галтунга, само по себе порождает культуру насилия, отрицание мысли о том, что социальные структуры могут быть изменены только насилием. Это становится тезисом культуры насилия. Выход из этой культуры, по мнению Галтунга, заключается в демократии, политике ненасилия, культуре мира, диалоге и пр.

[3]

Структурное насилие — совокупность всех столкновений, встроенных в социальные и мировые структуры, может делать насилие внутренне присущим обществу. Оно проявляется в форме социального неравенства, стратификации, гендерной дискриминации, иерархии, милитаризации, неравного доступа к образованию, неадекватного распределения услуг здравоохранения, рабочих мест, властных позиций. Но это насилие не ведет к преодолению бедности, бесправию. Напротив, из-за него у людей возникает ощущение безысходности, невозможности разорвать порочный круг, мнение, что структуры насилия могут быть сменены только насилием. Но, как уже было отмечено, Галтунг показывает, что каждое насилие может привести к новым насильственным проявлениям социальных структур и усилит столкновения и войны.

Читайте так же:  Самооценка правила здорового эгоизма

Непрямое — структурное насилие зависит не от мнений, а от самой социальной структуры (отношений между людьми, обществами, группами, союзами, регионами). Непрямое насилие исходит из объективных структурных отношений в обществе. Две основные формы внешнего структурного насилия хорошо известны из политики и экономики — репрессия (подавление) и эксплуатация. Они не обязательно намеренны.

За всем этим стоит культурное насилие: все символические системы — религиозная, идеологическая, языковая, научная, правовая, СМИ, образовательная — выполняют функцию легитимизации прямого и структурного насилия.

В действительности мы имеем дело с насилием в культуре, политике, экономике и затем с прямым насилием. Все они важны, особенно важна культура.

Позиция Галтунга интересна подчеркиванием однонаправленной причинной связи в движении от культуры к политике и экономике и только затем к военному столкновению, а не наоборот. Таким образом, основное каузальное направление для насилия — от культуры через социальные структуры к прямому насилию.

Нетрудно заметить источник столкновения, который оба исследователя — Хантингтон и Галтунг — первоначально обнаруживают в цивилизации или в культуре.

Концепция Хантингтона сразу же была встречена серьезной критикой. В самой концепции виделась попытка легитимизировать конфликты цивилизаций и даже провоцировать их. Град критики обрушился на множество аспектов предложенной Хантингтоном теории. В ответ на это он отвечал, что теория может быть опровергнута только другой теорией, а не отдельными примерами или утверждениями.

Концепция диалога культур стала первой прототеорией, которая, стремясь к повышению своего теоретического статуса, стала оппонентом теории столкновения цивилизаций.

Идеи культуры мира, отчасти сходные с точкой зрения Хантингтона, отчасти противостоящие ей, не смогли выступить альтернативой его теории.

[2]

Идеи диалога культур имеют больший шанс сформировать себя как альтернативную теорию, хотя встречают много трудностей на этом пути.

Французский философ М. Мерло-Понти полагал, что необходимо понять культуру как сеть взаимоотношений «своей» и «чужой» внутри каждой из культур. Как показывают известные российские культурологи, эта сеть взаимоотношений понимается как диалог (М. Бахтин), у других — как новая сфера «Между» «Я» и «Ты» (М. Бубер), как символическое или ритуальное взаимодействие (символический интеракционизм Дж. Г. Мида, этнометодология И. Гофмана), как область интертекста и интеркультуры (постмодернисты от Ж. Батая до Ж. Дерриды).

Когда Хантингтон говорит о возможности и опасности столкновения цивилизаций, он имеет в виду столкновение — мировоззренческое и практическое — между разными группами близкородственных народов. Когда Галтунг говорит о том, что культурные конфликты провоцируют конфликты в обществе, вплоть до прямых насильственных действий, он имеет в виду не только международные конфликты, но и конфликты внутри отдельных обществ, поскольку в них имеются слои разной этничности, кон-фессиональности, социально различные группы, группы разной идентичности.

М. Степанянц выделяет три понимания межкультурного диалога: претензия на гегемонию одной культуры, диалог ради синтеза культур, диалог как путь к достижению единства при сохранении многообразия. Только в рамках третьей позиции осуществляется «поиск путей к сохранению культурной идентичности, избегая при этом изоляции, а тем более прямой конфронтации. Выявление и поддержание того, что объединяет людей разных культур, не допуская в то же время унификации в интересах какой-либо одной цивилизации». Автор также различает внутренний и внешний аспекты участия России в диалоге культур. «Диалог культур необходим России, прежде всего, для решения внутренних проблем. Россиянам требуется обрести коллективную идентичность вместо утраченной общности — «советский народ». Дело это не легкое, учитывая стремление к самоидентификации, автономии и даже полному суверенитету национальных и этнических групп, населяющих Российскую Федерацию». По поводу внешнего аспекта автор отмечает, что «Россия в состоянии конструктивно участвовать в процессах, формирующих мир, лишь имея собственное национальное «лицо», располагая ценностями, позволяющими через посредство диалога культур внести свой вклад в построение цивилизации (или цивилизаций) будущего».

При контакте представителей разных культур может быть потеряна часть значений и смыслов, приводя к конфликту идентичностей. Сегодня этот конфликт повсеместен как между идентичностями разных стран, так и между идентичностями разных народов. Перемены в мире, осознание прав человека и легитимности интересов многих социальных групп сильно влияют на стабильность идентичностей.

З. Бауман полагает, что «идентичность является «горячо оспариваемой концепцией». Всякий раз, когда вы слышите это слово, можете быть уверены, что там идет битва. Поле боя является родным домом для идентичности. Идентичность существует только в шуме битвы; она засыпает и ее не слышно, когда шум битвы стихает. Идентичность — это борьба одновременно против распада и фрагментации; попытка поглотить и в то же самое время — отважное сопротивление пожиранию».

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Концепция диалога в большей мере дает ответ на столкновение идентичностей, чем на столкновение цивилизаций.

Источники


  1. Козлова, А. М. Освобождение от иллюзий. Арт-коучинг на практике. Ваш персональный коучинг успеха (комплект из 3 книг) / А.М. Козлова, Наталья Гуляева Инна , Матвеева. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 690 c.

  2. Свияш, А.Г. Советы брачующимся, забракованным и страстно желающим забраковаться / А.Г. Свияш. — М.: АСТ, 2015. — 203 c.

  3. Рюриков, Юрий Яд и мед семьи. Семья и любовь на сломе времен / Юрий Рюриков. — М.: Молодая Гвардия, 2016. — 466 c.
Склонность к фанатизму как попытка решения конфликта идентичности
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here