Старые добрые истероиды и шизоиды – вместо модных ныне нарциссов и манипуляторов

Сегодня обсуждаем тему: старые добрые истероиды и шизоиды – вместо модных ныне нарциссов и манипуляторов с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Шизоид в отношениях с другими психотипами

​​​​​​​Автор — А.П. Егидес. Книга «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Среди всех психотипов процентов пятнадцать — шизоиды. Женщин и мужчин среди всех шизоидов примерно поровну. Все это пока мои интуитивные наблюдения.

Исследовать статистические соотношения имеет смысл, но разве что из праздного интереса. Можно удовлетвориться и этими вот интуитивными наблюдениями.

А вот о сочетании шизоидных особенностей с чертами других психотипов имеет смысл поговорить чуть подробнее.

Часто к шизоидным чертам присоединяются истероидные. Но не положительные, а отрицательные. И тогда шизоидная диспластичность дополняется навязчивой демонстративностью. Это выглядит смешно и нелепо. А если шизоидный интеллект соединяется с певучими истероидными интонациями, как это бывает у учительниц литературы, то впечатление от других отрицательных шизоидных качеств сглаживается.

В этом и заложен путь к успеху. Но часто, к сожалению, мы встречаем именно первый вариант, а не второй.

Паранойяльные черты шизоид приобретает реже, чем истероидные. Бывает, что в процессе шизоидного интеллектуального «свободного плавания» и на фоне успехов в нем возникает некая целеустремленность. Этот вариант был бы неплох, если бы цели, которые ставит шизоид, были всегда благородными.

[3]

А так ведь безответственность за клонирование и другие виды генной инженерии, за манхэттенские проекты и трансплантологию утяжеляется наработанной паранойяльностью, тем упорством, с которым «паранойяльные шизоиды» добиваются результатов. Вот если бы все шизоиды обладали нравственностью Коперника, который не печатал свой труд по гелиоцентрической системе мира только потому, что считал это несвоевременным. Он боялся внести смуту в умы своим открытием — всего-навсего в умы, а не в вопросы войны и мира (а сейчас речь не просто о войне, а о мировой войне).

Теперь об отношениях шизоида с другими психотипами и общении с ними.

Шизоидам трудно ладить с истероидами, у них нет общих интересов, мы их почти и не видим вместе. А если они и встречаются, то истероид посмеивается над шизоидом за его пренебрежение к моде, а шизоиду с истероидом просто не о чем разговаривать. С истероидной женой у шизоида вечные конфликты из-за малых заработков.

О том, что шизоид — поставщик философско-умозрительных идей, а паранойяльный — их разработчик и борец за их внедрение, мы уже столько раз говорили, что извинимся за лишнее напоминание об этом.

Общение в системе «шизоид — шизоид» частично уже было проиллюстрировано в эпизоде с Гегелем и Фейербахом. А если перевести на бытовую почву, то общаются они обычно с себе подобными одинокими братьями по интеллекту, обсуждают свои зачастую безжизненные проекты за пивом-водкой, экстрасенс-сеансами, сигаретничают, прокуривают за разговорами лестничные клетки, грузят друг друга своими проблемами и идеями, экспериментируют с гравитацией-левитацией, демонстрируют то «телекинез», то свою эрудицию. Они стихийно возникающими стайками собираются в курилках библиотек, но и читают там очень много, в отличие от демонстрирующих свою приобщенность к интеллектуальной элите истероидов. Собираются в квартирах друг у друга, пьют кофе, засиживаются допоздна. Наутро с тяжелой головой отправляются читать или слушать лекции. И расплывчатость их позиций усугубляется еще и туманом в голове от бессонного времяпрепровождения.

С эпилептоидами у шизоидов вечные конфликты на почве беспорядка в вещах. Возникают они и с психастеноидами из-за любви последних к чистоте и пренебрежения ею со стороны шизоидов.

Кого мы увидим вокруг себя, если узнаем слово «шизоид»

От автора: Если вы хотите понять, что творится в душах других людей и что можно от них ожидать, то иногда бывает полезно вооружиться той или иной типологией характеров.Эта «интеллектуальная оптика» может помочь вам, как в инфракрасном излучении, увидеть призраки, населяющие чужие души.

Но если быть чуть серьезней, то можно сказать, что типология характеров позволяет по некоторым внешним признакам предположить, как устроена психика и личность наблюдаемого вами человека. По крайней мере, сделать предположения о некоторых принципах ее устройства.

Если вы хотите понять, что творится в душах других людей и что можно от них ожидать, то иногда бывает полезно вооружиться той или иной типологией характеров.Эта «интеллектуальная оптика» может помочь вам, как в инфракрасном излучении, увидеть призраки, населяющие чужие души.

Но если быть чуть серьезней, то можно сказать, что типология характеров позволяет по некоторым внешним признакам предположить, как устроена психика и личность наблюдаемого вами человека. По крайней мере, сделать предположения о некоторых принципах ее устройства.

В прошлой статье было предложено использовать для описания характеров и психики людей не такие ставшие ныне модными понятия, как «нарцисс» или «манипулятор» — а воспользоваться более дифференцированной понятийной сеткой.

Нами было начато описание психологической типологии, основанной на представлении об «акцентуации характера». И первым психотипом, который мы описали, были «истероиды». Сегодня мы попробуем описать в чем-то противоположный тип характера, называемый шизоидным.

Шизоиды и их «внутренний мир»

Один из известных специалистов по характерологии Майя Захаровна Дукаревич считала, что основа шизоидного типа личности, его «стержень» состоит в направленности вовнутрь своей психики и проявляется в слабой и рыхлой связи с внешним миром. В этом смысле она противопоставляла шизоидов истероидам, которые, по ее мнению, в своих интенциях обращены скорее во внешний мир.

В принципе, такой подход к описанию сути шизоидного типа личности является правильным, но очень часто людей вводит в заблуждение термин «внутренний мир». Иногда под внутренним миром понимают специфический резервуар, наполненный скрытыми мыслями и переживаниями человека, его эмоциями, фантазиями и образами. Предполагается, что внешний мир – это реальный, социальный мир, в котором живут и взаимодействуют друг с другом все люди. А внутренний мир – это что-то субъективное, индивидуальное, «психологическое».

Однако внутренний мир шизоидов не имеет ничего общего субъективностью и склонностью к созерцанию своих переживаний. Истероиды бывают не менее субъективны и проявляют заметно больше внимания к своим чувствам и сотворенному ими самими образу самого себя. Точно так же, как и представители других психотипов.

Шизоиды в контексте теории Карла Густава Юнга

Если воспользоваться теоретическими моделями отцов-основателей психологии, то можно обратиться к идее «коллективного бессознательного», выдвинутой Юнгом. В свете этой теории можно заметить или предположить, что шизоиды – это те, кто больше зависит от коллективного бессознательного, чем от индивидуальных осознанных или неосознанных переживаний человека. В отличие от других представителей человечества, живущих реалиями здешнего грешного мира, в душу шизоидов прорывается не что-то вытесненное из сферы их сознания, а образы коллективного бессознательного. В сознание шизоидов прорываются не забытые страхи, не подавленная агрессия и вытесненные, направленные на конкретных людей, а архетипы – образы из совсем другого мира, который трудно назвать «внутренним».

Таким образом, тот «внутренний мир», на который обращено внимание шизоидов, локализован не в психике человека, а (не побоюсь этого громкого слова) оказывается трансцендентен как к внешнему для человека миру, так и его психике.

Шизоиды могут очень даже внимательно всматриваться в реалии «внешнего мира», но только, в отличие от представителей других психотипов, они видят и замечают в этом мире что-то иное. Другие события, другие закономерности, другие связи.

Читайте так же:  Внутренняя позиция – ключ к здоровым отношениям

Нельзя с определенностью сказать и то, что шизоиды асоциальны: социум вполне может попасть в сферу их внимания, только они будут выделять в нем не совсем то, на что обращают внимание различные экстраверты, истероиды и параноики.

Ели поверить Юнгу, то коллективное бессознательное стучится к нам в душу и сознание своими архетипами, мутными образами и не очень рельефными формами. Шизоиды чувствительны к этим формам, они могут казаться им более реальными, чем обычным людям, и более заслуживающими внимания. Именно по этой причине они не так чувствительны к суете нашего повседневного мира. Можно сказать, что они увлечены созерцанием вечности, хотя это совсем не гарантирует, что они обязательно могут в этой вечности что-либо рассмотреть.

По мнению Юнга, коллективное бессознательное впитало в себя всю мудрость и глупость наших предков, всего человечества с самого момента его появления. Но поговорить с этим экстрактом человеческой мудрости мало кому удается, в том числе и шизоидам. Этот обобщенный опыт трудно понять, оперируя конкретными сиюминутными понятиями, по этой причине шизоиды предпочитают формальную логику жизненному опыту и отстраненное теоретизирование насущной практике. Шизоидов могут волновать очень абстрактные понятия, которые обычным людям кажутся вычурными и скучными.

Шизоиды в контексте Платоновского анамнезиса

Другие метафоры, позволяющие лучше понять, что такое шизоиды и в чем состоит «внутренний стержень» данного психотипа, можно найти в философии Платона.

В различных философиях и религиях широко распространено представление о том, что человеческие души помнят очень многое из того, что их носители видели в течение своих прошлых жизней. Платон считал, что души помнят вообще – все. Все, что они видели в том реальном истинном мире, из которого они являются людям.

Воспоминания души в принципе доступны любому человеку. Правда, нам удается вспомнить за всю нашу жизнь лишь немногое, да и то – не слишком отчетливо и ясно. Кроме того, большинство людей и вовсе не старается что-либо припоминать, они целиком поглощены бренными делами своей текущей жизни. То есть они обрекают себя на добровольное беспамятство.

Нельзя казать, что шизоиды – это более верные сторонники какого-то «реального мира», чем все остальные люди. Правильнее сказать, что им просто труднее избавиться от всех этих смутных и неясных воспоминаний. И по этой причине они просто не могут уделять социальным забавам столь же много времени, сколько ему уделяют, например, истероиды. Шизоиды обречены на то, чтобы возвышаться над этим миром и находить в нем формальные закономерности, а также отслеживать неявные связи. Данное обстоятельство и придает поведению шизоидов некоторую эмоциональную отстраненность, что иногда позволяет сказать о них, что они не от мира сего.

Шизоиды в контексте представлений о шизофрении

Термин «шизоид» вызывает стойкие ассоциации с шизофренией, однако он не имеет к этому заболеванию особого отношения. Можно только предположить, что если бы шизоид оказался в психиатрической клинике, то, скорее всего, его диагноз будет – шизофрения. Однако шизоиды страдают психиатрическими заболеваниями не чаще, чем все другие люди.

Тем не менее, для понимания сути данного психотипа имеет смысл посмотреть на то, что случится, если этот вариант акцентуации характера раздуть до уровня психического заболевания.

Наиболее рельефно специфика такой психической болезни, как шизофрения, была описана в работах российских психологов Лева Выготского и Блюмы Вульфовны Зегарник.

В частности, шизофрения проявляет себя в особых нарушениях мышления. С некоторыми оговорками данные нарушения можно рассматривать как доведенные до утрированного уровня особенности мышления, свойственные шизоидам.

[3]

  • Если шизоиды склонны рассматривать обычные вещи в несколько изменённых смысловых контекстах — то шизофреники, по мнению Зейгарник, страдают от радикального смещения восприятия действительности в сторону, далекую от здравого смысла.
  • Если шизоиды способны подняться над конкретикой и делать сложные обобщения — то при заболевании шизофренией человек начинает делать слишком вычурные и нелепые обобщения.
  • Отличительной чертой шизоидов является способность находить скрытые и не очень явные закономерности в событиях — шизофреники начинают устанавливать вычурные закономерности на основании несущественных (латентных) признаков.

И, наконец, шизофреники страдают от так называемой «разноплановости мышления». То есть они оказываются неспособны сопоставить в единую картину различные фрагменты своих наблюдений, мыслей и опыта. Их мир как бы не собирается в единое осмысленное и гармоничное целое: разные по значимости и по смысловой нагрузке явления не совсем оправданно сопоставляются друг с другом. Возникает ощущение, что в их сознание проецируются смыслы и события из разных мест, увиденные разными людьми. Отдельные субличности человека как бы не собираются в единую личность.

Если вернуться к идее «коллективного бессознательного» или метафоре Платоновского анамнезиса, то можно сказать, что в том случае, когда шизоид не справляется с давлением коллективного бессознательного, то он проваливается в болезнь. То же самое происходит в том случае, когда «воспоминания его души» оказываются слишком напористыми навязчивыми, не становясь при этом более понятными; воспоминания о «реальном мире» оборачиваются бредом или вычурными фантазиями и резонерством.

Чем сильнее интеллект и выше образовательный уровень шизоида, тем меньше вероятность того, что что-либо может свести его с ума. При наличии сильного интеллекта и эрудиции напор «коллективного бессознательного», а также влияние каких-то иных сущностей, открывающихся шизоидам в их ментальном созерцании, приводит к тому, что представители данного психотипа часто становятся математиками и физиками.

Но, с другой стороны, интеллектуальная запущенность и отсутствие дисциплины ума могут превратить шизоидов в нелепых и скучных фантазеров или в занудных резонеров. А если в такой ленивый ум или запущенную и нетренированную психику залетит какой-то напористый архетип или шальная идея, то они могут просто свести отвлеченного мыслителя с ума.

Стоит тут же заметить, что у представителей других психотипов тоже есть немало своих способов и путей оказаться в психиатрической клинике, однако большинству людей этой участи все же удается избежать. Как уже говорилось, шизоиды не чаще страдают психическими заболеваниями, чем все остальные люди.

Миф об эмоциональной холодности шизоидов

Существует устойчивое убеждение, что шизоиды являются холодными и эмоционально отстранёнными людьми. Однако это не совсем верно, а может быть, и вовсе – неправда. Эмоциональная и чувственная сфера шизоидов действительно в чем-то отличается от переживаний среднестатистического человека. И самое интересное, что при некоторых общих для всех шизоидов особенностях чувственной сферы, эмоциональный мир одного шизоида может очень сильно отличаться от другого. Дело в том, что шизоиды «выращивают» свои чувства по собственному усмотрению и в собственной логике, а не пытаются копировать образцы эмоций и чувств с поведения других людей.

Шизоиды могут казаться людьми, лишенными чувств, потому что выражают свои эмоции и переживания не так, как обычные люди, и порой могут не реагировать на принятые другими людьми способы демонстрации своих переживаний. Шизоид может казаться внешне спокойным и даже вялым в то время, как в его душе бушует море эмоций или текут потоки бурлящих чувств.

Но в некоторых случаях обвинения к шизоидам бывают вполне оправданы. Они могут настолько сильно абстрагироваться от действительности, что просто отвыкнуть воспринимать чужие чувства и потерять навыки не только выражения своих эмоций, но даже и их переживания. Однако ради справедливости стоит отметить, что до состояния эмоциональной выхоложенности могут довести себя и ярые экстраверты или истероиды. Правда, добиваются они этого результата другими способами – путем бегства от эмоционального напряжения в зону «бесчувственного», но спокойного комфорта.

Читайте так же:  Потребность в любви

Чувства шизоидов столь же необычны и далеки от конвенциональности, как и их мысли, и их чувственная сфера столь же подвержена направленности на то, что выше было названо «внутренним миром» или «коллективным бессознательным». Если обычный человек наделяет своего возлюбленного или возлюбленную чертами какого-то близкого его сердцу образа или «культурного героя», то шизоид проецирует на образ своей любви что-то малопонятное, извлеченное из глубин его шизоидной души, о которую бьются невнятные архетипы и в которой плавают не очень понятные даже ему самому фантазии.

Так что если вы влюбились в шизоида, то вам будет нужен переводчик с обычного языка чувств на шизоидный – и обратно. Простой бытовой эмпатией тут делу не поможешь. Нужно становиться исследователем, отправляющимся в другую страну, языка которой никто не знает.

А если так случилось, что вы сами шизоид и влюбились в шизоида, то вы, конечно, найдете в чем-то родственную себе душу, но переводчик вам обоим все равно понадобится.

Таким образом, шизоиды – это люди, склонные прислушиваться к шумам, доносящимся из глубин их психики.

[1]

Преставления о том, что вызывает эти «шумы», зависят от того, какой психологической теории вы более склонны верить. Если рассматривать психику шизоида в рамках концепции «коллективного бессознательного», предложенной Юнгом, то можно сказать, что в душу шизоидам стучатся архетипы и другие образы общечеловеческой памяти. Но вне зависимости от любой теории, мы видим, что шизоиды склонны к интроспекции, обладают не очень стандартным мышлением и способны выделять в происходящем не очень очевидные закономерности и связи. Они более любят обобщения, чем конкретику; и в их чувственной сфере звучит несколько иная музыка, чем в душах других представителей человечества.

Старые добрые истероиды и шизоиды – вместо модных ныне нарциссов и манипуляторов

В некоторых случаях в общении с людьми бывает полезно обращаться к представлениям о разных типах характеров или психотипах

Например, если про кого-то говорят, что он «интроверт», то мы предполагаем, что имеем дело с немного замкнутым в себе человеком, не любящим шумных компаний и склонным проводить время в раздумьях. Такие представления иногда помогают быстрее понять, что происходит с человеком, чего от него можно ожидать и что скрывается за тем фасадом, который он по тем или иным причинам вам демонстрирует.

В современной популярной психологической литературе появилось очень много титулов, которыми награждают неудобных в общении людей – это различные «нарциссы», «манипуляторы», «абьюзеры» и другие не очень приятные типы, от которых многим пришлось пострадать.

Очень часто на приёме у психологов можно услышать примерно такие слова: «Если бы я знала, что имею дело с таким нарциссом, то ни за что бы не вышла за него замуж!». Наверное, многим бы хотелось иметь средства или навыки для выявления таких неприятных представителей человечества, хотелось бы иметь волшебные очки, через которые можно распознать нарцисса или манипулятора на больших расстояниях.

Стоит отметить, что «нарциссы» и «абьюзеры» появились в наших краях не так давно, лет 10-15 назад было модно говорить о психологических вампирах и эмоциональных донорах. Сейчас они все либо перевелись, либо о них забыли, столкнувшись с новым поколением психологических террористов. Еще раньше мужья были в основном «козлами», а жены — попросту «стервами». В широких слоях населения мода на использование более «научных понятий» и психологических терминов, предназначенных для описания людей, общение с которыми приводит к формированию психологических травм, появилась относительно недавно.

В плену психологических понятий

С одной стороны, любые психологические понятия, любая «интеллектуальная оптика», которую человек может использовать для лучшего понимания окружающих, в принципе полезна. Но в некоторых случаях эти «интеллектуальные очки» могут приводить и к сильному искажению восприятия действительности. Дело в том, что такие понятия, как нарцисс или манипулятор имеют ярко выраженную негативную окраску и несут в себе очень сильный эмоциональный заряд – все это иногда приводит к ошибочному восприятию окружающих.

Например, некоторые люди, прочитав статью про манипуляторов, начинают видеть их во всех, с кем сталкивает судьба. Особенно этим грешат неуверенные в себе девушки при оценке обращающихся к ним мужчин. Проблема в том, что при определенном «воспаленном восприятии» за манипулирование можно принять любой флирт и любые провоцирование на установление больше близости.

Использование в повседневной жизни таких ярких и однозначно негативно заряженных понятий приводит к тому, что они как бы ослепляют глаза наблюдателя: все обычные люди уходят в тень, на фоне которой вспыхивают яркие фигуры нарциссов или абьюзеров. Семейные психологи при работе с интеллигентными и подкованными в плане популярной психологии супругами очень часто становятся свидетелями того, как муж и жена в семейных конфликтах с энтузиазмом обвиняют друг друга в манипулировании: «Ты – подлый и мелочный манипулятор!», «Нет, это ты – манипулятор!».

В моей практике был случай, когда девушка жаловалась на своего мужа – «нарцисса», который, по ее словам, обвинял ее в том, что она забросила себя и перестала заниматься саморазвитием. Нелепости и иронии в таком обвинении она не замечала, так как твердо была уверена, что нарцисс — это кто-то нехороший, склонный оскорблять и унижать других людей.

Можно предположить, что мода на определённые психологические теории и готовность в общении с людьми вооружаться «психологической оптикой» оказывают влияние на то, с какими проблемами люди обращаются к психологам. Сегодня люди жалуются на манипуляторов и нарциссов, лет десять назад к нам очень часто обращались с жалобами на то, что их мужья или жены являются психологическими вампирами и они уже выпили из них все соки.

Некоторые требования к «понятийной оптике»

Для того, чтобы не попадаться в плен психологических понятий и не воспринимать мир в черно-белом цвете, имеет смысл не забывать о нескольких обстоятельствах.

1. В жизни нет никаких нарциссов, манипуляторов и психологических вампиров.

Это только понятия, предназначенные для того, чтобы в поведении людей можно было замечать их склонности к манипулированию или излишней самовлюблённости. Если вы знаете, какими приёмами и психологическими трюками пользуются люди, склонные к принуждению других подчиняться их воле, то у вас появляется возможность избежать манипулирования вами. Однако стоит отметить, что такие привычки в той или иной степени свойственны всем людям. Просто встречаются случаи, когда данные качества в ком-то проявляются в повышенной концентрации.

2. В жизни редко встречаются чистые представители какого-либо представленного нами типа.

Какую бы типологию характеров вы ни придумали, нужно помнить, что в жизни редко встречаются однозначные представители типа. Например, меланхолики могут быть слегка флегматичны, а сангвиники иметь тенденцию становиться более меланхоличными или тяготеть к холерикам. То же самое относится и к манипуляторам или нарциссам. Самовлюблённость может сочетаться с потребностью о ком-то заботиться, а привычки манипулировать близкими – с желанием очень многое для них делать.

Читайте так же:  Хронос и кайрос в семейной жизни

3. В сети используемой вами психологической концепции должны попадаться люди, принадлежащие к разным типам.

Было бы хорошо, если бы при помощи имеющийся у нас «психологической оптики» мы могли как-то оценивать любого человека, а не только вычленять из толпы ярких представителей нескольких, в общем-то случайных, типов.

Мы общаемся по жизни не только с абьюзерами и нарциссами, поэтому нам бывает очень важно понять, что собой представляет человек, с которым столкнула судьба. Но если в нашем арсенале есть только средства, позволяющие вычленить в толпе этих неприятных типов, но нет средств, помогающих определить достойных особей — то мы их и не видим, просто не замечаем.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

4. Нужно понимать, для каких конкретно целей вы придумываете себе типологию характеров, как будете ею пользоваться.

Например, если вы заняты поиском избранника на сайте знакомств, то типология может оказаться примерно такой: «профессиональный пик-апер», использующий сайт знакомств ради раскрутки девушек на секс; «дотошный зануда», измеряющий своих потенциальных избранниц по тысяче параметров; «ищущий спутницу жизни», то есть верную домохозяйку или домашнее животное; «занятый по уши бизнесмен», не имеющий времени на общение ни с кем, кто не связан с бизнесом, но понимающий, что в принципе жена ему не помешает… Далее сами можете придумать психотипы людей, с которыми вам бы хотелось иметь дело.

Как по одной черте характера можно понять человека в целом

Психологи используют типологии характеров для того, чтобы по возможности быстро понять, в чем скрываются корни проблем обратившегося к ним человека. Для психотерапевта классификация различных психотипов является одним из инструментов работы с человеком.

Встретившись с человеком, склонным к артистизму и демонстративности, психолог может предположить, что его собеседник имеет в своей психике набор не очень эффективных психологических защит, мешающих ему жить, и, возможно, вытесняет из своего сознания некоторые неприятные для себя фрагменты опыта.

Дело в том, что психика человека и его личность – это не однородная смесь различных психологических качеств и черт характера, а сложно организованная система. В этой системе все взаимосвязано. И видимые при поверхностном общении привычки и паттерны поведения позволяют предполагать, как устроена механика всей его психики в целом.

По сути, классификации характеров, которыми пользуются психологи, являются типологиями различных способов организации и функционирования психики человека. Личность каждого человека по-своему уникальна, но так сложилось, что механика формирования различных психологических проблем у всех одна и та же. Вернее, существует не такой уж и широкий набор различных способов испортить себе жизнь.

Одну из самых удобных для понимания логики функционирования психики людей типологию характеров предложил российский психолог и психиатр Петр Ганнушкин.

Ганнушкин и его классификация акцентуированных личностей

При разработке своей классификации акцентуации характеров Ганнушкин обращал внимание на список распространённых психиатрических и психологических заболеваний. Эти заболевания представляют собой яркие и крайние случаи отклонения от какой-то нормы. Обычные люди, оставаясь в рамках нормы и будучи абсолютно психически здоровыми, тем не менее, имеют склонность проявлять в дозированных дозах какие-то черты характера, свойственные людям, страдающим от психиатрических расстройств.

Таким образом, в наборе психотипов у Ганнушкина появились: психастеники, истероиды, психопаты, неврастеники и другие. В той же логике пытались работать и последователи Ганнушкина, например, Андрей Евгеньевич Личко и другие.

Мы остановимся на той модификации теории акцентуации характеров, которую предложила Майя Захаровна Дукаревич. Она выделяет: истероидов, шизоидов, психопатов, эпилиптоидов, психоастеников и параноидов.

Что скрывается за фасадом артистичного и демонстративного человека

Артистичность и демонстративность – это внешние проявления людей, которых психологи относят к психотипу «истероиды». В системе организации психики таких людей есть определенная логика. В частности, им постоянно требуются внешние признаки подтверждения факта их существования. Именно по этой причине они и стараются так сильно привлечь внимание к собственной персоне.

Подтверждение факта своего существования

Очень часто людей с истероидной акцентуацией характера обвиняют в эгоцентризме и даже – в эгоизме. Но это не совсем справедливо, а в плане эгоизма – почти совсем неверно. Истероиды не более эгоистичны, чем все остальные представители людской популяции, а эгоценричными они становятся только в ситуации, когда не встречают достоянного партнера для коммуникации.

Если вы обращали внимание на флирт или коммуникативные игры, которые иногда вспыхивают между двумя склонными к истероидности людьми, то вы могли заметить, с какой изобретательностью они дарят друг другу знаки внимания и как тонко при этом чувствуют друг друга.

Как уже говорилось, проблемы начинаются тогда, когда в окружении не оказывается человека, способного ответить им взаимностью и обратить внимание на их требующее подтверждения существование. В этом случае они начинают «тянуть одеяло на себя», перебивать собеседников, и то, что в быту называется «истерить».

Истероиды всегда живут своей личностью, и эта личность у них – всегда социальна. Они могут быть достаточно избирательны в контактах и допускать в круг своего «социума» лишь тщательно отобранных людей, но чем более они требовательны к своему окружению, тем более зависимы от знаков внимания и признания их со стороны своей референтной группы.

Истероиды сами творят свою личность, ее сложность и организованность зависит от уровня их образования, эстетических вкусов, принятых ими социальных установок окружающих. Но создав себе идеальный образ самого себя, они оказываются очень от него зависимы. Подтверждение своего соответствия именно этому образу они и требуют от окружающих.

Вытеснение из сознания того, что рушит «светлый образ» самого себя

Как уже говорилось, истероиды создают образ своей личности и очень старательно демонстрируют окружающим различные черты этого образа. От окружающих они ожидают подтверждения наличия в них именно этих черт и очень не любят, если данные их качества оспариваются и тем более – опровергаются.

[2]

Помимо создания образа своей личности, истероиды также создают для себя определенную картину мира, в которой этому образу есть достойное место. Эта картина мира охраняется ими так же трепетно, как и свой «светлый образ». Если кто-то пытается оспорить правдоподобие или обоснованность существования их картины мира, то он встречает сильное, а иногда и яростное сопротивление. Причины оказания такого отпора вполне понятны, ведь разрушение образа мира приводит и к крушению образа личности, которая органично встроена в эту картину.

Сопротивление, вытеснение и психологические защиты

Прямые нападки на личность истероида вызывают в нем стремление к встречному сопротивлению. Если не удается отбиться от этих нападок аргументировано и по существу, то люди с истероидной акцентуацией характера просто идут на бессодержательный скандал со встречными обвинениями обидчика или впадают в истерику.

В тех случаях, когда угрозы существования созданному образу себя не столь явны или не исходят от какого-то конкретного человека, то в силу вступают различные психологические защиты.

Одним из самых распространенным способов защиты у истероидов является игнорирование неудобных для них или пугающих факторов. Если истероиду что-то угрожает, то он старается просто устранить это явление из своей картины мира. И кроме того, в коммуникации истероиды игнорируют или забалтывают все темы, которые им не нравятся. А если кто-то оказывается очень настойчив, то натыкается на встречные выпады в свой адрес, а иногда и жесткую агрессию.

Читайте так же:  Что такое темперамент

Психологические защиты чаще всего работают на бессознательном уровне и не осознаются истероидами, они включаются как бы непроизвольно. Но в тех случаях, когда неприятные события, слова и или факт уже стали личным опытом такого человека, то он старается вытеснить их из своего сознания. Точно так же, как и свою встречную агрессию на возможное появление в сознании того, что была вытеснено. Это приводит к тому, что в подсознании истероидов накапливается большое количество вытесненных из зоны доступа их разума фрагментов опыта, а также подавленной агрессии на тех, кто был виновен в формирования этого опыта, или может быть в этом потенциально виновен.

Формат данной статьи не позволяет описать все типы акцентуированных характеров, которые имеются в обиходе психологов. Истероиды были выбраны в качестве образца или примера таких типов потому, что они очень заметны среди других людей. Остальные психотипы будут описаны в других статьях

Истероид: коррекция нежелательных черт

Статья А.П. Егидеса из книги «Как разбираться в людях, или Психологический рисунок личности»

Ну а теперь о том, чего надо опасаться в истероиде и что истероиду надо бы приструнить в себе, чтобы быть «хорошим». Какие-то истероидные черты надо оставить и развить, какие-то — подкорректировать, а с какими-то стоит и вовсе расстаться.

По ходу изложения психотипных черт истероида мы давали уже сопутствующие советы и для него, и для его окружения. Но не все еще проговорено. Понятно, что здесь будет не полный свод рекомендаций, а лишь выборочные комментарии к некоторым особенностям характера.

Многое должны уяснить и сами истероиды.

Истероидке следует понять, например, что если ее муж будет переутомляться, то она раньше времени останется вдовой. А этого ли она добивалась? Или мужа посадят из-за ее стремления к роскоши — а этого ли она добивалась?

Слащавость и льстивость провинциального толка отталкивает. Истероидам без образования и воспитания часто изменяет вкус. Это делает их нелепыми, смешными, и они могут подвергаться насмешкам. Большинство истероидов — недостаточно хорошие актеры, они усваивают лишь салонную манеру общения: «душечка», «голубчик».

В психиатрической литературе говорится о «салонных» дебилах, которые благодаря именно истероидным чертам производят впечатление светских львов и львиц, но при более глубоком обследовании выявляют свою олигофренную суть.

Не стоит им уподобляться. Здесь для создания у человека возможной самокоррекционной установки использовано его понятное нежелание быть в числе душевнобольных. Это имеет смысл зафиксировать и психологам-коррекционистам как методический прием для работы с людьми.

Мы уже как бы пропели панегирик истероидным плюсам. Поэтому эпилептоидный муж должен себе сказать: да, у меня жена истероидка, значит, надо, чтобы для нее были в разумных пределах цветы, конфеты (шоколадные, а не леденцы), а себе я куплю «беломор» вместо «марльборо», а лучше вообще брошу курить. А истероидка тоже должна как бы симметрично сказать себе: мой муж эпилептоид, он деловит, не умеет и не хочет ухаживать, что ж, потерплю, зато его уважают. Ей вообще следует почаще посылать самой себе импульсы-приказы: «Ищи в людях хорошее!»

Истероиду, конечно же, как и другим склонным к агрессии психотипам, надо освоить психотехнику общения. Истероид, как и эпилептоид, дает людям много конфликтогенов и мало синтонов. Нужно убирать свойственные ему конфликтогены, культивировать синтоны, правильно реагировать на конфликтные посылы.

Наиболее частый конфликтоген, свойственный истероиду, — перехватывать у человека причитающуюся не ему, истероиду, долю внимания. Ведь у каждого психотипа есть потребность во внимании, и если этому кто-либо препятствует, то он проявляет защитную агрессию. Истероид должен подавлять в себе это стремление, не оттеснять, не затенять других.

Однажды в турпоходе, после того как яркая, загромождающая собой все пространство истероидка с каскадом волос пропела все известные ей песни, другая девушка начала читать стихи. Что сделала наша «певица» ? Вышла за пределы круга и стала подбрасывать и ловить громадный мяч, сопровождая это охами-ахами. Всем стало не по себе. Я встал, подошел к ней: «Илона, займись-ка мячом вон за тем пригорком, чтобы тебя не видели и не слышали, а мы хотим послушать не только тебя, но и стихи Самойлова».

​​​​​​​Итак, истероид раздражает часто тем, что буквально лезет в глаза. Этим он неприятен и портит сам себе репутацию. Если бы девушка, читавшая стихи Самойлова, была не шизоидкой, а истероидкой, то она и сама могла бы в ответ на выходку Илоны выдать истерику: «Что за хамство! Я ведь слушала, когда ты пела». И тем не менее снова о плюсах истероидов.

Та же Илона, когда ей захотелось это сделать, позвала к нам видного писателя, он нас прославил в своих статьях и книгах, она купалась перед нами в лучах его славы, а перед ним — в лучах нашей славы. И получилось, что Илона совершила добрый поступок, руководствуясь не очень, скажем, благородными мотивами, но в то же время и с хорошими результатами.

Истероид бывает еще и неприятно льстив.

Истероиды, воздерживайтесь от лести.

В нем раздражает и необязательность. Истероиды, старайтесь быть обязательными. Чтобы ничего не забывать, заведите соответствующую интероргтехнику, поучитесь у эпилептоидов.

В трудных ситуациях истероид бывает скользковат. Главное для него — «вовремя смыться», откреститься, найти оправдание. Репутация при этом страдает. И если ты везде известен как ненадежный человек, то уже не будет мест, где тебе поверили бы.

Вранье истероида тоже ведь не улучшает ни с кем отношений. Эпилептоид сотрет его в порошок из-за его сплетен. Ну как же: всем на ушко, «только никому не говори», «это только между нами». А «святая к музыке любовь» истероида для эпилептоида — баловство, и только.

Нередко близких раздражает склонность истероида к богемности или, наоборот, тяготение к роскоши.

Истероид может испортить жизнь себе и другим.

Вот истероидка уходит от бедного мужа без «Жигулей» к более богатому, с «Жигулями» (первому мужу она жизнь уже испортила), от более богатого — к еще более богатому, с «мерседесом» (и второму испортила), с третьим она уже будет, как стрела на излете, но манипуляторские привычки останутся, и тот сначала женится на ней, а потом может и выкинуть ее из своего «вертолета».

И тогда ей захочется, чтобы ее пожалели, и она устроит суицидальный театр абсурда, вокруг нее начнут бегать суицидологи, психотерапевты, но этого ли она добивалась в начале своей жизни? Ведь это уже крах личности. И если перед нами истероидка в рамках рисунка личности, а не психопатка, то следует нарисовать перед ней этот возможный крах — и она, вероятно, поостережется, как поостережется подросток пробовать наркотик, если показать ему последствия наркомании. Я не пробовал и не попробую наркотики, потому что я как психиатр знаю конечные состояния у наркоманов. Аналогично этому истероидка должна постараться не развивать в себе манипуляторские тенденции, если хотя бы прочитает эту книгу, а захочет больше знать — пусть читает литературу об истерических психозах и неврозах. Здесь мы в целях профилактики как бы вступаем в сговор со здоровой частью психики человека, как говорил Фрейд, и личность в конце концов не проиграет жизнь.

Читайте так же:  Душевные качества счастливой женщины

Истероид даже в психотерапевтических целях часто выступает как манипулятор. Вот он врет, что «вылечит космосом», или какое-то отрицательное событие представляет положительным и т. п. На короткое время это помогает, но тоже в конце концов человек начинает понимать что к чему, разочаровывается и озлобляется.

Истинная психотерапия не должна быть манипуляторской.

Истероиду следует опасаться затронуть самолюбие паранойяльных, потому что те пойдут на вас тоже тараном, и не избежать лобового удара, к тому же они мстительны.

Истероид должен быть осторожен и с эпилептоидами, которые не сразу отреагируют, но при случае отомстят (помните — ножку, может быть, и не подставят, но и руку не протянут). И с истероидами опять же надо быть начеку: те сначала войдут в штопор неуправляемого конфликта, а потом и ножку подставят.

Истероид должен быть деликатным с шизоидами и психастеноидами — уже из гуманности, так как у тех и у других быстро вырабатывается комплекс неполноценности. А шизоид, будучи эмоционально не слишком отзывчивым, но остроумным, съязвит так, что никакой «Проктер энд Гэмбл» не поможет. А уж с сензитивами и гипотимами надо проявить особую тактичность и не колоть язвительными штампованными остротами, ухмылкой, пренебрежительным жестом. Все это вызовет у них слезы, снижение самооценки и уровня притязаний.

Когда я в лекциях по психопатологии истерии и в этой книге говорю, что истерия граничит со слабоумием, это не только образ. Человек не видит, не понимает, не догадывается даже, что все истерические проявления только ухудшают его положение, что он жалок, но при этом люди его не жалеют, а смеются над ним, потому что он бывает действительно смешон. Если он хочет быть смешным, то может поставить крест на своей репутации и успехе в обществе.

Все это и многое другое делает истероида человеком трудным. Истероиды, учтем это! Там, где сконцентрировались минусы, надо бы их разбавить своими или заимствованными у других психотипов плюсами.

Если вы, благодаря чтению этой книги, осознали себя как истероида и поняли, что вам надо поработать над собой, прочтите еще и «Лабиринты общения», а если хотите тренинги, то тоже — пожалуйста.

Не хотите? Считаете себя совершенством! Ну так и с Богом. Но приготовьте молоко за вредность при работе с вами, когда вы придете к психиатру-психотерапевту. Психотерапевтам даже нещедрое государство платит двадцатипятипроцентную надбавку. А если вы считаете, что сами справитесь, но все же не справитесь и придете с серьезными психическими травмами и с пустым кошельком, то будете тянуть соки из местного психотерапевта, будучи не в состоянии оплатить по достоинству его работу (ведь он будет лечить вас за государственную зарплату, а это, согласитесь, пока недостойная нормального врача плата за его труд).

Справедливо ли вы относитесь к жизни? Лучше книжку прочтите и приходите к нам. Стоит выявить в себе свои трудные для людей черты и полностью затормозить их. Ну хотя бы, как мы уже говорили в главе о паранойяльном, «подвинтить себя», самому закрутить в себе гайки. Для этого нужен тренинг.

Можно меня не послушаться. Я ведь только консультант, в переводе с латыни — советчик. А советчика можно и к черту послать.

Вот если бы только я не был «консультантом с копытом». Запомните день и час, когда вы прочитали эти советы, а через несколько лет пеняйте только на себя, и не надо меня посылать к моей (т. е. к чертовой) бабушке.

Впрочем, истероид в рамках рисунка личности и даже акцентуант чаще всего прислушивается к советам авторитетных консультантов. Он, наподобие эпилептоида, верит в книги, в авторитеты, в специалистов. К сожалению, в большинстве случаев некритично. Поэтому истероиды чаще, чем другие психотипы, становятся жертвами разных шарлатанов. Но, попав к научно мыслящему психологу, истероид может корригироваться под влиянием его личности и многие «насадки» на радикал личности у него поддаются целесообразным изменениям.

Он легко перенимает нужные интонации. Это очень важно, ибо от интонаций происходят многие беды. Жесты и позы тоже важны, и истероидка, поняв, что нога на ногу и сигаретный дым колечками — это только пыль в глаза, может преодолеть это.

Истероид создает вокруг себя сначала круг, но потом вакуум. Ведь людям не нравится, когда он клевещет, Тащит одеяло на себя, топит других, сплетничает.

В отличие от психастеноидов, но подобно паранойяльным, истероиды не замечают своих оплошностей. А стоит кому-нибудь на них указать, истероид психозащитно отрицает все и вся: это, дескать, не у меня плохо со вкусом, а у вас. Истероидам полезно осмыслить жизнь и жить не рефлекторно, а рефлексивно.

На наших занятиях они пытаются влиять на членов группы, на психолога, сопротивляются и могут уйти. Им трудно преодолеть личностную установку, что они — центр социального микрокосмоса.

Но если это им все же удается и они остаются в группе, то они довольно легко осваивают новые для них образцы коммуникативного поведения именно благодаря своей гибкости. И результаты в деле переделки характера прямо пропорциональны тренинговым усилиям.

Только хотелось бы предупредить молодых психологов. Истероид может быстро научиться и плохому. Вы учите его сопротивляться несправедливости, а он, усвоив форму, использует полученные психотехнические навыки для еще более ловкого манипулирования людьми. Поняв, что агрессия невыгодна, истероид начинает быстренько разыгрывать ягненочка. Поэтому предупреждаю: работа с личностью должна быть системной.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Наряду с раздражающими людей интонациями превосходства должен быть преодолен эгоцентризм истероида. А то можно превратить «провинциального» манипулятора в «столичного», в этом тоже ничего хорошего. Основа же личности, то есть комплекс потребностей и типовых реакций личности, переделывается с большим трудом. Истероиду, конечно, нелегко отказаться от перетягивания внимания на себя. Все же можно изменить и основу, если уровень интеллекта истероида достаточен для привнесенной в его личность рефлексии. И работать с ним бывает даже несколько легче, чем с эпилептоидом и тем более с паранойяльным.

Источники


  1. Курпатов, А.В. 7 настоящих историй. Как пережить развод / А.В. Курпатов. — М.: Олма Медиа Групп, 2014. — 748 c.

  2. Шеламова, Галина Михайловна Деловая культура и психология общения. Учебник для студентов учреждений среднего профессионального образования / Шеламова Галина Михайловна. — М.: Академия (Academia), 2017. — 345 c.

  3. Марти, Лэйни Преимущества интровертов / Лэйни Марти. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. — 368 c.
Старые добрые истероиды и шизоиды – вместо модных ныне нарциссов и манипуляторов
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here