Суггестивная лингвистика

Сегодня обсуждаем тему: суггестивная лингвистика с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Суггестивная лингвистика

Название: Интерпретация текста — Т. Ю. Игнатович

[3]

Жанр: Культура речи

Рейтинг:

Заговоры как универсальные суггестивные тексты

В статье рассказывается о новом направлении лингвистики – суггестивной лингвистике. Как один из основных суггестивных рассматривается жанр заговоров, анализируются некоторые языковые приемы в текстах заговоров.

Ключевые слова: Суггестия, суггестивная лингвистика, заговоры, воздействие

(Peoples Republic of China)

Plots as universal suggestive texts

This article tells about new trend in linguistics – suggestive linguistics. Genre of spells is examinated as one of the main suggestive genres, some linguistics methods used in spells are analysed.

Keywords: suggestion, suggestive linguistion, spells, influencs(ptessure)/

Суггестия (лат. внушение) – одно из до конца непознанных явлений человечества. Под суггестией понимается «возможность навязывать многообразные и в пределе даже лю- бые действия» [6, с. 416]. Как один из способов речевого воздействия суггестия является компонентом обычного человеческого общения, но может выступать и как специально ор- ганизованный вид коммуникации, формируемый при помощи вербальных средств (слово, текст, дискурс) и невербальных средств (мимика, жесты, действия, обстановка общения).

Тот факт, что средствами языка можно осуществлять суггестивное воздействие, по- служил основой для возникновения нового и в настоящее время перспективно развиваю- щегося направления в лингвистике – суггестивной лингвистики. Суггестивная лингвистика изучает феномен внушения при помощи слова, связывая древние знания и современные методы. Суггестивная лингвистика – это набор языковых шаблонов и приемов, предна- значенных для оказания воздействия на подсознание человека. Цели такого воздействия могут быть самыми разными – начиная от психологической помощи человеку и заканчивая зомбированием личности.

Таким образом, суггестивная лингвистика – это лингвистическая теория, объяс- няющая воздействие языка на подсознание. Знания о суггестивных возможностях языка необходимы тем, кто занимается, прежде всего, рекламой, имиджелогией, маркетингом, педагогикой, медициной. Одной из задач суггестивной лингвистики считают разработку специальных методов лингвистической терапии для профессиональных коммуникаторов различных профилей.

Суггестивная лингвистика занимается также расшифровкой суггестивных текстов. К универсальным суггестивным текстам исследователи относят тексты заговоров, молитв, мантр, заклинаний, а также формулы гипноза и аутотренинга (Е. Н. Елеонская, И. Ю. Чере- панова). В нашей работе предметом изучения явились заговоры.

Заговор представляет собой необычайную сферу функционирования языковых еди- ниц, что дает возможность рассматривать его как источник информации особого рода, под- текстовой информации. Именно подтекстовый план характеризует специфику заговора и составляет его важный проблемный аспект.

В качестве определения понятия подтекста мы выбрали определение Л. А. Голяко- вой: «Подтекст – это скрытый личностный смысл, который актуализируется в сознании воспринимающего текст благодаря направленному ассоциативному процессу воздействия лингвистического контекста на целостный потенциал личности» [4, с. 74].

При изучении суггестивного аспекта подтекстовой информации необходимо иметь в виду различные уровни языковой структуры. Исследователи выделяют следующие уровни: фонологический, просодический, лексико-грамматический, синтаксический.

Поскольку суггестивные тексты являются, по существу, прагматически маркирован- ными текстами, можно предположить сосредоточение внимания их авторов на звуках речи, т. е. генетическую близость суггестивных текстов именно стихотворному мышлению:

1. Частотность употребления тех или иных звуков.

2. Звуковые повторы (повторы слогов), превышающие нормальную частотность упо- требления.

3. Звуко-цветовые соответствия.

И. Ю. Черепанова, исследуя звуковую организацию суггестивных текстов, в том чис- ле заговоров, пришла к выводу, что наряду с другими, наиболее частотными являются зву- кобуквы, входящие в состав ключевых слов тематических заговоров: З, У, Б, Ы в заговорах

«на зубы» и К, Р, В’ – в заговорах «на кровь» [8, с. 148]. Вообще, звуковое воздействие считается основой любой религиозно-магической системы.

В качестве самых распространенных языковых приемов в текстах заговоров исследо- ватели выделяют: а) сравнение, параллелизм (у А. Н. Афанасьева – уподобление, аналогия):

По словам А. Н. Афанасьева, «старинная метафора уподобила губы и зубы замку, а язык – ключу на том основании, что тайная мысль человека до тех пор сокрыта, заперта, пока не будет высказана языком; язык, следовательно, – ключ, отпирающий тайник души человеческой» [2, с. 421]. Данная метафора явилась своеобразной точкой в текстах загово- ров, точкой, говорящей о крепости, нерушимости заговорного слова: «Замыкаю свои сло- веса замками, бросаю ключи под бел-горюч камень алатырь; а как у замков смычи крепки, так мои словеса метки»; «Замкну аз за тридевять замков, выну из тридевять замков три- девять ключей, кину те ключи в чистое море-океан; выйдет из того моря щука златопе- рая, чешуя медная, и проглотит тридевять моих ключей, и сойдет в глубину морскую. И никому той щуки не поймать, и тридевять ключей не сыскать, и замков не отпирать, и меня не испортить». Эти выражения в сознании колдующего обладали великой силой за- клятий, силой, которую преодолеть или уничтожить так трудно и невозможно, как отпереть замок, ключ от которого закинут в море, или в небеса: «Ключ в небе, замок в море!»

Данный языковой прием – одну из специфических особенностей заговора – можно считать самым действенным магическим ходом, вариативным по своей сущности. Недуги, упоминаемые в заговорах, часто изгоняются в те места, которых либо не существует, либо находятся так далеко, откуда вообще невозможно выбраться: «Куда дым летит, туда этой болячке идти. Аминь»; «Идите же вы, боли, на темные леса, на буйные ветра, на тихие

воды Дуная, где вас громом убивает, молнией прожигает, водой на берег выбивает»; «…и прогони болезнь глазную на темные леса, на густые лозы, где месяц не светит, где солнце не греет, где ветер не веет».

З. И. Власова, говоря о преимущественном развитии изобразительности в словесных формулах заговоров, отмечает, что «…воздействие значительной части заговоров рассчита- но на силу слова… текст поэтому должен обладать максимальными возможностями эмоци- онального воздействия. Отсюда необычайная насыщенность заговоров изобразительными средствами: обилие эпитетов, олицетворений, синонимических и тавтологических выраже- ний, разработанность метафорического языка…» [Цит. по: [1, с. 84].

Читайте так же:  Сколько стоят услуги психолога

Современные исследователи заговоров считают их эффективными средствами воздей- ствия на установки личности и общества, во-первых, потому, что эти тексты являются ма- тематически точными, во-вторых, в них с наибольшей силой проявляются закономерности вербальной мифологизации: эмоционально-личностное отношение к событиям, богатство используемых языковых приемов, ориентация на глубинные первичные слои подсознания и т. д. , в-третьих, они специально создаются массовым или индивидуальным сознанием с целью воздействия на установки личности и общества.

1. Аникин В. П. Русское народное творчество: учеб. / В. П. Аникин. М.: Высш. шк.,

2. Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 1. М.: Индрик, 1994. Репринт издания 1865 г., с исправлениями. 800 с.

3. Бутыльская Л. В. Проявление магической функции языка в текстах заговоров // Филоло- гическое образование в вузе и школе: традиции и перспективы: материалы межвузовской научно- практической конференции / Забайкал. гос. гум.-пед. ун.-т. Чита, 2006. С. 12–19.

4. Голякова Л. А. Подтекст как полидетерминированное явление. Пермь: Изд-во Перм. ун-та,

5. Елеонская Е. Н. Къ изученiю заговора и колдовства въ Россiи. Шамордино, 1917. В. 1.

6. Поршнев Б. Ф. О начале человеческой истории (проблемы палеопсихологии). М.: Мысль,

7. Практика лечения заговорами. Минск.: Книжный Дом, 2004. 96 с.

8. Черепанова И. Ю. Дом колдуньи: Суггестивная лингвистика. СПб.: Лань, 1996. 202 с.

Суггестивная лингвистика

Суггестивная лингвистика – новое направление в психолингвистике, разработанное профессором Пермского университета доктором филологических наук Ириной Черепановой в 1968-1997 гг. Эта дисциплина находится на стыке лингвистики и психологии и изучает воздействие структуры устной речи и письменных текстов на сознание человека. Как видно по названию, первостепенное внимание при этом уделяется суггестии (от латинского suggestion – «внушение») – использованию единиц языка для управления мыслями и поступками человека. Говоря проще, верно подобранное слово может и вылечить, и покалечить.

Одно из главных положений суггестивной лингвистики – существование связи между звучанием слова и его смыслом. И.Черепанова объясняет это тем, что минимальные фонетические единицы языка – звукобуквы – имеют различную эмоциональную окраску: так, звукобуквы А, Е, И вызывают ассоциации с чем-то приятным и радостным, а звукобуквы О, У, Ы – с чем-то мрачным и грустным. Кроме того, звучание слова вызывает также ассоциации с определенным цветом и размером: например, звукобуква И связывается в сознании реципиента с мелким предметом синего цвета, а звукобуква Ы – с крупным черным объектом.

И.Черепанова считает, что суггестивная лингвистика имеет давнюю историю и восходит к техникам чтения мантр и заклинаний. Она рекомендует использовать принципы суггестивной лингвистики при составлении рекламных текстов, так как конкретные сочетания звукобукв и ритм их произнесение вводят человека в определенное эмоциональное состояние – в частности, могут повышать уровень доверия к воспринимаемой информации.

В последнее время суггестивные методы активно используются в психотерапии для установления прагматического вербального взаимодействия между пациентом и врачом и повышения уровня их взаимного доверия.

Суггестивная лингвистика и эффекты суггестии в рекламе

Oльгa Гeннaдьeвнa Mapчeнкo
Источник: elitarium.ru / Размещено на Solon.su: 28 сентября 2012

Суггестия, или внушение — это процесс воздействия на психику человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии внушаемого содержания, не требующий ни развернутого логического анализа, ни оценки. Внушение осуществляется с целью создания определенных состояний или побуждения к определенным действиям.

Суть внушения состоит в воздействии на чувства человека, а не на его волю и разум. Предполагается, что процесс этот зависит от степени ослабления сознательного контроля, осуществляемого по отношению к воспринимаемой информации. Воздействие содержания, воспринятого на основе внушения, отличается навязчивостью: оно с трудом поддается осмыслению и коррекции, став совокупностью внушенных установок. Внушение возможно в форме гетеросуггестии (т.е. внушения со стороны) и аутосуггестии (самовнушения).

Сила воздействия во многом зависит от наглядности, доступности, образности и лаконичности информации. Эффект особенно силен тогда, когда внушаемое в общем соответствует потребностям и интересам.

Вас интересует аренда помещений для семинаров? Мы можем предложить её вам по выгодной цене!

Разные люди обладают различной степенью внушаемости, субъективной готовностью испытать внушающее воздействие и подчиниться ему. Внушаемость зависит от множества факторов: неуверенности, тревожности, робости, низкой самооценки, чувства собственной неполноценности, повышенной эмоциональности, впечатлительности, слабости логического анализа.

Среди сопутствующих факторов внушаемости можно выделить следующие:

  1. некоторые уровни психического состояния (находящегося в состоянии полного покоя человека или «сверхэмоционального»);
  2. низкую осведомленность;
  3. высокую значимость;
  4. неопределенность;
  5. дефицит времени.

Наша психика богата стереотипами, которые могут резонировать с внушаемой нам информацией. Эффективность внушения определяется четырьмя группами факторов:

  1. Свойства суггестора: высокий статус, волевое и интеллектуальное превосходство. Поэтому, применительно к рекламе, персонажу присущи, как правило, мужественность или женственность, уверенность, оптимизм, ярко выраженное обаяние.
  2. Свойства суггерента, т.е. человека, на которого оказывается воздействие.
  3. Отношения, складывающиеся между суггестором и суггерентом: доверие, авторитет, зависимость и т.п.
  4. Способ конструирования сообщения — уровень аргументированности, сочетание логических и эмоциональных компонентов:

Применительно к рекламным конструкциям, можно выделить следующие основные элементы конструирования сообщения, которые непосредственно влияют на уровень внушаемости и суггестии:

3. Содержание и структура суггестивной лингвистики,

ее место в науке о языке

Ключом ко всякой науке бесспорно

является вопросительный знак;

вопросу: КАК? — мы обязаны боль-

шею частью великих открытий.

О внушении написано много иссле-

дований, но, к сожалению, в по-

давляющем большинстве медицинс-

ких, что крайне сужает угол зре-

ния. Общая теория речи, психо-

лингвистика, психология, физио-

Читайте так же:  На пути к диссоциации и обратно в целостность

логия речи не уделяют суггестии

внимания, хотя, можно полагать,

это как раз и есть центральная

тема всей науки о речи, речевой

Всеобъемлюще могущество языка. Потому что, если человек —

это текст, то его задача гармонично «вписаться» в другие тексты,

найти свои заветные слова. Изучение вербальной суггестии может по-

мочь в этом. Магия языка — вот дверь в подсознание, условие са-

мосовершенствования. Человечеству известны случаи «просветления»,

«озарения» в момент травмы, или, наоборот, затемнения и распада

сознания, вызываемого наркотиками, ЛСД, алкогольным опьянением или

экстремальными условиями. Лингвисты и психологи изучают язык таких

состояний (см. напр.: Визель Т.Г.,1989; Критская В.П., 1991; Спи-

вак Д.Л., 1986 и др.).

Однако задачи данного исследования иные: описать суггестивные

факты языка с позиций новейших достижений языкознания, разработать

эффективные модели коммуникации и метод обучения этим моделям.

[1]

Важным становится не только то, ЧТО говорить, но и КАК.

В сущности, вход в подсознание — это выход за свои собствен-

ные рамки, прежде всего языковые. И точно так же, как зародыш про-

ходит во чреве матери за 9 месяцев все стадии развития человечест-

ва, а ребенок в сжатые сроки овладевает языком, проявляя и его

разнообразные архаические формы, постижение содержания (сущности)

суггестивной лингвистики и есть путь к началу человеческой (а зна-

чит, и моей, личной) истории. Это путь к языку. Сейчас мы находим-

ся в метафорической темной комнате с массой закрытых дверей. Неко-

торые из них закрыты нашими родителями еще в детстве, к другим мы

боимся приблизиться сами (вдруг за ними чудовища!). А в результате

теряем ориентацию, получаем то самое неустойчивое состояние, кото-

рое именуют неврозом: не видим, не слышим, не ощущаем. Не знаем.

Попробуем подобрать подходящие ключи к неведомым дверям. По-

пытаемся зажечь фонарь, который поможет нам увидеть нужные двери и

не заблудиться во мраке бессознательного. Имя этому универсальному

ключу — языковая суггестия. Появление «суггестивной лингвистики»

есть, по сути, попытка вынести невыносимую истину, сделать шаг не

только к сознанию, но и к тайнам бессознательного. Влиять, воз-

действовать, управлять, манипулировать (действия, направленные на

других). А с другой стороны — оберегаться, защищаться, предосте-

регаться, огораживаться (служить собственной безопасности). Ауто-

суггестия, гетеросуггестия, контрсуггестия. Все эти явления ин-

тересуют нас в равной степени в своем отношении к личности и мас-

совому сознанию и являются СОДЕРЖАНИЕМ суггестивной лингвистики.

Содержанию должна соответствовать адекватная форма (внутрен-

няя организация содержания), которая связана с понятием СТРУКТУРА

— совокупность устойчивых связей объекта, обеспечивающих его це-

лостность и тождественность самому себе.

Попытку выстроить структуру вербальной суггестии (а значит, и

науки, изучающей это явление) предпринял историк Б.Ф.Поршнев, ут-

[2]

верждавший, что суггестия — это возможность навязывать многообраз-

ные и в пределе даже любые действия, а также возможность их обоз-

начать. «Если идентификация, отождествление (сигнала с действием,

фонемы с фонемой, названия с объектом, смысла со смыслом) служит

каналом воздействия, то деструкция таких отождествлений или их

запрещение служит преградой, барьером воздействию, что соответс-

твует отношению недоступности, независимости. Чтобы возобновить

воздействие, надо найти новый уровень и новый аппарат. Можно пере-

числить примерно такие этажи:

6) формально-символический». (Поршнев, 1974, с.437).

Б.Ф.Поршнев не уточняет, что он подразумевает под каждым

уровнем воздействия (развития языка). Однако можно предположить,

что все эти уровни присутствуют в суггестивных текстах и в той или

иной мере являются значимыми. Можно полагать также, что наименее

осознаваемыми являются фонологический и синтаксическо-логический

уровни, а номинативный и формально-символический принимают макси-

мальное участие в вербальной мифологизации действительности.

Б.А.Грушин выстраивает иную структуру анализа текстов МС:

5) феноменологический анализ текста,

причем утверждает, что социологи в состоянии сегодня заниматься

только содержательным анализом текстов, используя контент-анализ.

Представительница Грузинской школы установки, психолог Р.Г.

Мшвидобадзе отмечает: «Если допустить, что человек весьма часто

скрывает свои отношения и эмоции или просто не думает о них во

время коммуникации, то это, естественно, мало отражается на лекси-

ческом запасе, поскольку говорящий легко контролирует как лексику,

так и другие выразительные средства, но тем не менее информация

все же просачивается, следует искать более формальные, неосознан-

ные характеристики и их связь с тем или иным отношением или эмоци-

В результате проведенных экспериментов Р.Г.Мшвидобадзе выяс-

нила, что индексальная информация (в данном случае информация о

положительных и отрицательных установках индивида) передается че-

рез языковый канал не только при помощи лексико-семантических

средств, но и таких формальных языковых параметров, которые в соз-

нании говорящего не несут такой нагрузки. Говорящий использует

синтаксические и морфологические параметры не специально (осознан-

но) как, скажем, использовал бы лексические средства, например,

слова «хорошо», «нравится» для выражения положительной установки,

а неосознанно, на установочном уровне (1984, с.98).

Выводы Р.Г.Мшвидобадзе чрезвычайно интересны, но не следует

забывать, что это исследование проводилось все-таки в рамках пси-

хологии, поэтому уровни языка не были представлены во всей возмож-

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

ной полноте, да и задачи ставились более скромные: выяснить корре-

ляцию между грамматико-синтаксическими параметрами текста и поло-

жительной или отрицательной установкой личности.

С нашей точки зрения, СТРУКТУРА суггестивной лингвистики

должна определяться двумя составляющими: структурой языка в целом,

рассмотренной через призму феномена суггестии.

В структуре языка выделяются ряды в каком-либо отношении од-

нородных единиц — уровней. Э.Бенвенист (1965) предложил выделить

следующие уровни языка и лингвистического анализа: предложение

а Л.Н.Мурзин (1992) дополнил иерархию, предложив ввести уровень

текста «как наивысший уровень языка» и «еще более высокий и поэто-

му наиболее неопределенный уровень — уровень культуры» (с. 81).

Спускаясь с высшего уровня на низший, мы получаем лингвистическую

форму, а переходя с низшего уровня на высший, получаем лингвисти-

Читайте так же:  Какой специалист вам нужен

Суггестивная лингвистика только зарождается как предметная

область. Тем более ценно появление теории, формулирующей основные

постулаты этой дисциплины, изложенной профессором Л.Н.Мурзиным:

1. Язык может рассматриваться в целом как явление суггестив-

ное (суггестивная система). Иными словами, все компоненты языка

2. Суггестивная лингвистика — наука междисциплинарная, нахо-

дящаяся на стыке филологии и психологии. Поэтому наблюдая язык,

следует учитывать также физиологическую реакцию.

3. Форма воплощения суггестивности языка — текст в широком

смысле слова. Текст может быть как вербальным, так и невербальным

(жесты, мимика и т.д.), т.е. текст можно рассматривать как знако-

вую систему, включающую в себя «веер языков». Следовательно, ком-

поненты текста — знаковые компоненты, средства суггестии.

[3]

4. Суггестивная лингвистика имеет динамическую природу: изу-

чает процессы воздействия (тексты производятся, а не воспроизво-

5. Языковая суггестия вероятностна по своей природе.

6. Любые суггестивные компоненты разделяют знаковые свойства

7. Правомерно рассматривать процесс направленного воздействия

в традициях теории коммуникации. В таком случае воздействующую

личность (субъекта воздействия) можно назвать суггестором, а объ-

ект воздействия — суггестантом. Они взаимодействуют между собой

посредством механизмов внушения, запускаемых вербальными и невер-

бальными средствами. «Обработка» суггестии зависит от уровня суг-

гестивной восприимчивости суггестанта. Нас в одинаковой мере инте-

ресует лингвистика суггестора, лингвистика суггестанта и корпус

суггестивных текстов, обеспечивающих эффективное, целенаправленное

и предсказуемое воздействие.

Естественно, что процесс преобразования суггестии от суггес-

тора к суггестанту невероятно сложен — это своего рода «черный

ящик» и трудно определить, что происходит в момент воздействия.

Суггестант принимает лишь то, что соответствует его целостной ус-

тановке личности. Важны здесь и уровень внушаемости (суггестивной

восприимчивости) суггестанта, уровень его интеллекта (чем выше

уровень, тем выше сопротивление), а также установка на суггестора.

Как писал психотерапевт А.Б.Добрович, влюбленный человек наполови-

ну загипнотизирован (впрочем, как и ненавидящий).

Л.Н.Мурзин предлагает следующую классификацию суггестивных

1) логические — определенные доказательства, воздействующие

прямо на сознание; последовательность, гармония рассуждений;

2) психологические — эмотивные (чувства), эстетические, во-

3) лингвистические (вербальные) — текст и контекст (текст,

стоящий над данным текстом);

4) невербальные (экстралингвистические):

— динамические (кинестетические): мимика, жесты;

— статические (ситуация, в которой происходит воздействие;

канал связи; личные качества участников коммуникации; возраст);

— эксплицитные (вербальные и невербальные);

— имплицитные (умолчание, эллипсис).

Суггестивное воздействие изучается в настоящее время преиму-

щественно с точки зрения суггестора и, в связи с этим, можно выде-

лить следующие факторы:

1) подконтрольные сознанию. Прежде всего — синтаксические

(повелительное наклонение, восклицательные предложения и пр.),

лексические, некоторые грамматические;

2) спонтанные (автоматические), которые действуют случайно,

на уровне интуиции, подсознательного присоединения к собеседнику

(группе): фонетические, ритмо-мелодические, морфологические и пр.

С точки зрения суггестанта можно выделить факторы, воздейс-

твующие на сознание и подсознание (фонетическое значение, эстети-

Кроме факторов (движущей силы, причины какого-либо процесса,

явления) следует выделять также средства (приемы, способы дейс-

твия, орудия для достижения чего-нибудь). Такими суггестивными

средствами могут быть:

— активные, пассивные структуры,

— актуальное членение предложения и пр.;

— малоупотребительные и иностранные слова;

— тропы и фигуры речи.

Суггестивные тексты характеризуются также такими особенностя-

ми как ненормативность, междометность; наличие специфических те-

ма-рематических компонентов и коммуникативных структур, обеспечи-

вающих диалогичность текста (в том числе и монологического).

Выстраивая иерархию уровней суггестивной лингвистики, нужно

иметь в виду, что сама по себе суггестия — явление неоднородное,

хотя в любом случае речь идет о воздействии на подсознание (об из-

менении установок). С точки зрения латентного вербального воздейс-

твия базовыми будут одни уровни языка (например, фонологический),

а с позиций открытой (прямой) суггестии, подтвержденной особой со-

циально-психологической ролью суггестора изначальными следует

признать другие уровни (например, становится значимым повелитель-

ное наклонение глагола). К тому же, поскольку анализ и синтез про-

исходят в суггестивной текстовой продукции одновременно, следует

говорить не о противопоставлении плана выражения и плана содержа-

ния, а о формосодержании — содержательной форме и формальном со-

держании — в их единстве. И наконец, описывая структуру суггестив-

ной лингвистики, мы одновременно должны выяснить: какими реальными

методами (средствами) изучения параметров суггестивных текстов

располагает современное языковедение сегодня.

Теоретические основы суггестивной лингвистики

Языковая суггестия — явление, по общему мнению исследователей, не менее древнее, чем собственно язык — уходит своими корнями в далекое прошлое человечества. Возникнув как неотъемлемый компонент коммуникации в период «ранней тирании слова над человеческим разумом», внушение по ходу истории принимало все новые и новые формы: шаманские заговоры первобытных племен, евангельские истории исцеления словом, новояз сверхдержав двадцатого века.

На заре человечества люди пытались найти идеальные слова, породить лечебные тексты — заговоры, молитвы, мантры, формулы гипноза и аутотренинга. Самые удачные из них запоминали, переписывали, передавали из поколения в поколение. Человек, профессионально владеющий языком, считался чародеем. На почве эзотерических лингвистических знаний жрецов родились древнейшие философии языка: ведийское учение о слове, учение о Логосе древнейших греческих мыслителей, библейская философия слова [Бахтин, 1986].

За многовековую историю своего существования языковая суггестия значительно расширила сферу своего применения. Если служители религиозных культов издавна пользовались внушением главным образом для разжигания фанатичной веры в богов и укрепления авторитета церкви, то современные суггесторы решают своей практикой бесконечно широкий круг задач: от индивидуальной и групповой психотерапии до укрепления государственной власти. Казалось бы, языковая суггестия подверглась «секуляризации», однако глубинная связь суггестивной практики с культом, магией, ритуалом прослеживается и по сей день.

Первый исследовательский интерес к языковой суггестии был проявлен со стороны служителей религиозных культов. Жрецы, маги -наиболее образованные люди своего времени — возвели внушение словом в ранг высшего секретного знания, и на протяжении многих веков суггестия находилась в тесных объятиях мистики, что неизбежно отвращало прогрессивную мысль от признания и исследования настоящего явления.

Читайте так же:  Эмоциональная зависимость

Обращение науки к изучению феномена суггестии уже в двадцатом веке связано с актуализацией таких понятий, как бессознательное, первичная установка, массовое сознание. Первоначально языковое внушение стало объектом сугубо психологических исследований и именно в рамках психологии перешло из области интуитивного знания в сферу аналитических суггестивных методик. Изучению феномена суггестии посвятили свои труды классики российской нейро-психологии В. М. Бехтерев, И. П. Павлов, психологи Г.А. Гончаров, С. Ю. Мышляев, А. М. Свядощ. Собственные суггестивные системы разработали зарубежные психотерапевты-практики К; и С. Андреас, Р. Бэндлер, Дж. Гриндер, М. Эриксон. Научный интерес к воздействующим текстам и «волевому языку» проявили такие ученые как Ж. Вандриес, В. фон Гумбольдт, А. С. Бархударов, Н. В. Крушевский, В. Вундт, Р. Роллан, Л. П. Якубинский, Э.Сепир, К. Бюлер, Е.Д.Поливанов. Целый ряд современных российских лингвистов — И. Ю. Черепанова, А. А. Романов, Л. Н. Мурзин, философ-палеопсихолог Б. Ф. Поршнев — рассматривают суггестию в качестве ключевой темы науки о языке.

Объектом лингвистического исследования языковая суггестия становится лишь в последние десятилетия прошлого века, в момент смены общенаучной парадигмы, когда языковая личность и ее глубинные прагматические и когнитивные структуры оказались в центре внимания лингвистов. Интерес к человеческому фактору в языке вызвал к жизни, наряду с когнитивной лингвистикой, прагмалингвистикой, психолингвистикой, суггестивную лингвистику — самое молодое и комплексное из лингвистических направлений.

Приходится признать, что на данном этапе ни прагмалингвистическая теория, ни семиотика, ни психолингвистика оказываются по-настоящему не привлечены к исследованию языковой суггестии. Общая теория речи, психолингвистика, психология, физиология речи не уделяют суггестии сколько-нибудь существенного внимания, хотя, можно полагать, это как раз и есть центральная тема всей науки о речи, речевой деятельности, языке [Поршнев, 1974]. Экспериментирование с нею до сих пор остается монополией медицины (психиатрии и физиологии высшей нервной деятельности человека), и потому научное познание этого феномена, «этого атома или, если угодно, этого атомного ядра со скрытыми в нем силами и энергиями происходит медленно и остается однобоким, утилитарным, бедным» [Поршнев, 1972: 14], в то время как именно суггестивная лингвистика открывает новые горизонты лингвистической науки. 1. 1.2. Суггестивная функция языка

По определению «Лингвистического энциклопедического словаря», функции языка представляют собой проявление его сущности, его назначения в обществе, то есть являются его основообразующими характеристиками. Двумя главнейшими, базовыми функциями языка традиционно признаны: коммуникативная — быть «важнейшим средством человеческого общения» и когнитивная (познавательная, гносеологическая) — быть «непосредственной действительностью мысли» [ЛЭС, 2002: 564].

Однако, выходя за пределы собственно языка в сферы социологии, психологии, политологии, культурологии, лингвисты все чаще приходят к выводу о том, что функция языка заключается не в информировании, а в побуждении [Киклевич, Потехина, 1998].

Уже Ж. Вандриес в работе «Язык» писал о том, что «человек говорит не только для того, чтобы выразить мысль. Человек говорит также, чтобы подействовать на других и выразить свои собственные чувства. Волевой язык еще почти не изучался. Однако же он имеет свое значение, которое становится особенно ясным при изучении проблемы происхождения человеческого языка» [Вандриес, 1990: 147].

Лингвистические аспекты суггестивного метода.

«Суггестивная лингвистика- это и философия и набор теоретических и практических знаний мастерского владения языком. Ее еще называют творческим языком бессознательного. В основе принципа лежит фонетический звукоряд-музыка речи. Речь, построенная по этой модели, воздействует на подсознание. По этой теме существуют достаточно серьезные наработки, выработана математическая модель суггестивной речи». [13]

В монографии «Современные рекламные технологии: коммерческая реклама» ряд авторов определяет способ “конструирования” сообщения – уровень аргументированности, сочетание логических и эмоциональных компонентов.

Вот некоторые из приемов суггестии, которые можно применить при конструировании предложения: [14]

— конкретность и образность ключевых слов;

— конкретность и образность качеств;

— избегание отрицательных частиц «нет» и «не»;

— воздействие звукосочетаниями и др.

Рассмотрим их подробнее.

Конкретность и образность ключевых слов. Использование слов, смысл которых конкретен, содержание которых легко себе представить, существенно повышает эффект внушения. А абстрактные понятия резко снижают силу внушения.

Используя примеры авторов монографий, сравним две подборки:

блеск, ночь, ножницы, роза, ржавчина, горько, спокойно, сладко, сосна, старик. Любое из этих слов сразу же вызывает мысленный образ названного;

следовательно, в результате, конъюнктура, реализация, оборудование, компания, эксцесс. Образы, стоящие за этими понятиями представить совсем непросто, если они даже и существуют.

Конкретность и образность качеств. Чем выше степень абстракции, тем слабее внушение. Надо не просто употреблять ключевые слова со своеобразным содержанием, но и помочь внушаемому сформировать свое представление о его достоинствах.

Например, даны три варианта фраз: яблоко; кислое яблоко, спелое яблоко. Последний вариант включает фантазию читателя. Для тех, кто любит кислые яблоки, спелость будет обозначать именно ту степень «кислиночки», которую он предпочитает. А для тех читателей, которые предпочитают сладкие яблоки – ту степень сладости, которая более всего устроит их. Разница во вкусовых ощущениях заметна уже на этом уровне;

Избегание отрицательных частиц «нет» и «не». Психика человека сопротивляется им, настораживая, вызывая сомнения. Однако, как мы уже говорили ранее, И.Н. Мелихов и вслед за ним Н. Бирюкова утверждают, что внушение с отрицанием может иметь место и даже быть эффективной техникой косвенного внушения, стоит лишь умело обыграть отрицательное высказывание.

Речевая динамика. Одно из сильнейших средств суггестии, однако специфичное для радио и телерекламы. Основные приемы речевой динамики, способные повысить суггестию речи:

— мягкость и сила голоса;

— высокий темп речи. Считается, что он выше у людей с высоким уровнем интеллекта и, следовательно, вызывающих большее доверие. Однако высокий темп речи не должен вступать в противоречие с возможностью усвоить услышанное, иначе сообщение пойдет впустую;

Читайте так же:  Перепутаница или возможно ли выйти замуж за принца

— тембр речи: во-первых, мужской голос, во-вторых, баритон. По наблюдениям психологов, в рекламных целях выигрышнее использовать мужской голос, особенно низкий, «бархатный».

Воздействие звукосочетаниями. «Возможность целенаправленно воздействовать на человека, на его эмоции при помощи определенных слов и словосочетаний известна с древности. Некоторые из них способны вызвать не только определенные эмоции, но и подсознательно восприниматься как какие-то образы.

Установлено, что присутствие или преобладание в словах гласной «и» вызывает впечатление чего-то маленького или незначительного. Провели оригинальный эксперимент. Взрослым и детям, представляли две совершенно одинаковые по форме, но разные по размеру фигурки из картона, изображавшие, например, медведя. При этом предупредили, что одного из них зовут «Пим», а другого «Пум». Затем испытуемых просили определить, кто же из них «Пим», а кто — «Пум». Более 80% опрошенных были убеждены, что маленькая фигурка — это «Пим», а большая — «Пум». Аналогичная ситуация была и с фигурками с названиями «Ли» и «Лау».

Замечено, что звук «о» производит впечатление мягкости и расслабленности, даже эмоциональной теплоты. Преобладание звуков «а» и «э» в речи говорящего ассоциируется с эмоциональным подъемом, а звук «ы» производит впечатление чего-то мрачного, неприятно-непонятного. Сходное ощущение возникает и от обилия согласных, особенно шипящих».[15]

Олег Феофанов выделяет такие категории слов как «теплые», «холодные» и «нейтральные». Они по-разному воспринимаются. Холодные слова вызывают у внушаемого отрицательное эмоциональное отношение. (например, «болезнь», «смерть», «несчастье»); Так называемые «теплые» слова вызывают у всех людей положительные эмоции («счастье», «радость», «весна»). Нейтральные слова не вызывают отрицательных эмоций, но и не воспринимаются с радостью («стена», «стол», «чайник»). Лучше воспринимаются и запоминаются слова, которые вызывают любое эмоциональное отношение, пусть даже и негативное.

Существует множество техник наведения трансового состояния, используемых в рекламном деле. Исследователь Рудольф Мошанцев приводит 12 наиболее эффективных.[16] Практически все эти техники успешно используются в телерекламе и рекламе на радио, а в печатных СМИ создать рекламное сообщение с этими техниками невозможно. Поэтому мы просто перечислим их, а более подробно рассмотрим лишь 3 из них, применимые в рекламной прессе.

— показ трансового поведения;

— использование естественных трансовых состояний;

— использование полной неопределенности, непредсказуемости;

— применение искусственных или несуществующих слов;

— обращение к авторитету и др.

Одна из техник — наведение транса через искусственные и несуществующие слова. Суть ее в том, что в слогане, названиях товаров и их составе часто используются новые, искусственно созданные слова. Рекламный текст обильно засевается несуществующим словом: каждое новое предложение текста начинается с этого слова. Новое слово завораживает покупателя, он проникается доверием к его значению и соответственно товару – результат получен.

Техника рассеивания — выделение ключевых слов в рекламном сообщении. В случае печатной рекламы выделение производится графически – размером, стилем шрифта, различными курсивами, цветом текста и фона.

Хороший способ повышения суггестивности речи, действующий как в структуре техник наведения транса, так и самостоятельно, — персеверация, то есть многократное повторение одинаковых сообщений в одном или нескольких средствах массовой информации.

Суггестия в рекламе. Суггестивная лингвистика

Суггестия, или внушение, — это процесс воздействия на психику человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии внушаемого содержания, не требующий ни развернутого логического анализа, ни оценки.

Внушение осуществляется с целью создания определенных состояний или побуждения к определенным действиям.

Суть внушения состоит в воздействии на чувства человека, а не на его волю и разум. Предполагается, что процесс этот зависит от степени ослабления сознательного контроля, осуществляемого по отношению к воспринимаемой информации. Воздействие содержания, воспринятого на основе внушения, отличается навязчивостью: оно с трудом поддается осмыслению и коррекции, став совокупностью внушенных установок. Внушение возможно в форме гетеросуггестии (т.е. внушения со стороны) и аутосуггестии (самовнушения). Объектом могут быть и большие группы людей — массовое внушение. Сила воздействия во многом зависит от наглядности, доступности, образности и лаконичности информации. Эффект особенно силен тогда, когда внушаемое в общем соответствует потребностям и интересам.

Разные люди обладают различной степенью внушаемости и субъективной готовностью испытать внушающее воздействие и подчиниться ему. Внушаемость зависит от множества факторов: неуверенности, тревожности, робости, низкой самооценки, чувства собственной неполноценности, повышенной эмоциональности, впечатлительности, слабости логического анализа.

Среди сопутствующих факторов внушаемости можно выделить следующие:
1) некоторые уровни психического состояния (находящегося в состоянии полного покоя человека или «сверхэмоционального»);
2) низкую осведомленность;
3) высокую значимость;
4) неопределенность;
5) дефицит времени.

Следует подтвердить, что наша психология богата стереотипами, способными вступить в контакт с внушаемой информацией. Эффективность внушения определяется четырьмя группами факторов:
1. Свойства суггестора: высокий статус, волевое и интеллектуальное превосходство. Поэтому персонажу рекламы присущи, как правило, мужественность (или женственность), уверенность, оптимизм, ярко выраженное обаяние.

2. Свойства суггерента, т.е. человека, на которого оказывается воздействие.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

3. Отношения, складывающиеся между суттестором и суггерентом: доверие, авторитет, зависимость и т.п.

Источники


  1. Добрович, А. Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения / А.Б. Добрович. — М.: Просвещение, 2016. — 208 c.

  2. Психология делового общения. — М.: Бахрах-М, 2016. — 768 c.

  3. Лидерс, А. Г. Психологическое обследование семьи. Учебное пособие-практикум / А.Г. Лидерс. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2015. — 552 c.
Суггестивная лингвистика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here