Целостный подход к онкологическим заболеваниям

Сегодня обсуждаем тему: целостный подход к онкологическим заболеваниям с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Интегративная онкология

Таким образом, интегративная онкология является частью интегративной медицины, то есть объединяет в себе весь опыт борьбы с раком, накопленный современной Западной медициной, и многовековой опыт китайской медицины. В отличие от альтернативной онкологии, интегративная онкология опирается на те комплементарные (дополняющие) методы, эффективность которых подтверждается клинической практикой и не наносит ущерб лечению, основанному на существующих протоколах лечения онкологических заболеваний.

Рассмотрим, какие же методы лечения раковых заболеваний используются в интегративной онкологии. При необходимости, в комплексе (иногда отдельно) с традиционными в классической медицине хирургией, химиотерапией, радиотерапией, в качестве комплементарных средств могут быть использованы следующие методы.

Медитация, гипноз, психокоррекция.

Как мы уже говорили, холистическая медицина, которая находится в основании интегративной онкологии, рассматривает человека в единстве духовного и физического начал. Этот подход предполагает активное отношение пациентов к своему здоровью. Человека необходимо настроить на выздоровление, чтобы он активно и сознательно помогал своему организму победить недуг. Для этого с помощью гипноза и медитаций пациента побуждают задействовать скрытые резервы психики и направляют его волю на борьбу с болезнью. Кроме того, часто бывает нужно изменить само отношение больного к своей болезни, чтобы он перестал относиться к ней, как к окончательному приговору, ведь такое отношение может свести к минимуму эффект от любых лечебных процедур. Для повышения мотивации больного нужна профессиональная помощь психолога.
Еще раз стоит повторить, что интегративная онкология – не альтернатива классической медицине, но альтернатива устаревшему подходу к лечению патологии, как изолированного процесса в организме человека. Интегративная онкология – это путь к обретению здоровья.

Устинова Юлия

Клинический психолог
Сертифицированный специалист по психотерапии психосоматических расстройств,
экзистенциальной психотерапии и групповой терапии, онкопсихологии

Целостный подход к онкологическим заболеваниям

В настоящее время облегчение только соматических проявлений злокачественного заболевания считается неадекватной онкологической помощью. Этот взгляд подкреплен хорошо установленным фактом, что соматические и психологические симптомы взаимосвязаны между собой и устранить их значительно легче благодаря комплексному подходу к лечению онкологического заболевания.

Все возрастающий объем литературы свидетельствует о том, что целенаправленная психологическая поддержка улучшает не только качество жизни онкологических больных, закончивших лечение, но и функцию нейроэндокринной и иммунной систем, что препятствует рецидивированию основного заболевания. Если эффективность такого дополнительного и недорогого подхода к лечению будет доказана, он существенно улучшит не только медицинскую помощь больным, но и качество их жизни, а также выживаемость.

Выявление онкологического заболевания оказывает существенное влияние на пациентку и членов ее семьи, затрагивая практически все стороны их жизни. Поэтому эффективное ведение таких больных диктует необходимость решения всех обусловленных заболеванием проблем. Для достижения доверительных отношений с врачом, оценки влияния болезни и лечения на психосоциальное и духовное самочувствие, а также организации оптимального ухода за больной и ее семьей требуются усилия группы профессионалов.

Возможно, самым важным средством заботы о больной и ее семье остается эффективное общение. Сообщение информации о диагнозе, прогнозе, риске и пользе лечения, прогрессировании заболевания — это сложная и неизбежная врачебная обязанность. Необходим опыт, чувство сострадания и умение сопереживать, чтобы сообщить неприятную информацию и ответить на вопросы. К сожалению, до настоящего времени приобретение этих навыков не предусмотрено при обучении студентов и врачей, несмотря на то что многие авторитетные медицинские учреждения и общества, например ASCO, ACS, NCI и др., требуют проявлять мастерство и активное внимание при общении с пациентами с прогрессирующими онкологическими заболеваниями.

Отсутствие курса паллиативной медицины в программах обучения врача оставляет пробел в знании этих навыков.

Выявление симптомов прогрессирования злокачественной опухоли часто бывает причиной смены лечения и поднимает вопрос о новых проблемах и пожеланиях больной и ее семьи. Сообщение неприятной информации — это сложная и эмоционально тяжелая для врача задача. Тщательное взвешивание и способ подачи этой информации чрезвычайно важны, т. к. этот фактор формирует субъективное отношение больной к врачу, мнение о степени его участия в поддержке и заботе о пациентке.

[2]

Реакция больной на информацию часто зависит от:
1) правильности ее подачи;
2) того, насколько врач, сообщающий эту информацию, авторитетен для больной.

Несмотря на то что желания зависят от конкретного индивидуума, большинство (80 %) больных хотят знать диагноз, шансы на выздоровление и побочные эффекты лечения. Важно предоставлять только тот объем информации, который пациентка способна воспринять за один раз. Как правило, больные с распространенными новообразованиями, пожилые женщины и лица с низким социально-экономическим статусом не желают много знать о своем заболевании и перекладывают решение дальнейших вопросов на плечи врача и/или родственников. В большинстве случаев больные предпочитают узнать диагноз от своего лечащего врача.

При сообщении неприятной информации важно создать доверительность и, по возможности, обнадежить больную. Несмотря на чуткое и результативное общение, в большинстве случаев у больных все-таки остаются вопросы об их состоянии, касающиеся физического, социального, психологического и духовного статуса. Необходимо сохранять открытое общение и постепенно решать эти вопросы в процессе лечения, пользуясь поддержкой других членов команды. Чрезмерное усердие в вопросах сохранения надежды может привести к ложному оптимизму и меньшей открытости через какое-то время. Такой подход не позволит больным научиться совладать с болезнью и разрушит надежду.

Если врач хочет придать сил больной, от него не требуется быть неискренним; наоборот, следует сказать всю правду, но постепенно, причем в ситуации, когда больная обеспечена достаточной поддержкой. Для лучшего восприятия информацию можно повторить несколько раз, но выдавать се порциями. Следует поощрять и помогать больной в приобретении навыков, позволяющих справляться с заболеванием психологически. Такая тактика в любом случае сохранит надежду у больной. Например, если врача спрашивают: «Доктор, я знаю, что умираю, но ведь может случиться чудо?», то ответ должен быть: «Да, это возможно».

Читайте так же:  Как невидимое горе шифруется внутри нас к вопросу болезни траура и диссоциации

Это означает, что пациентка поняла ту информацию, которую ей предоставили, но показала, что готова преодолевать боль и отчаяние. Однако больные редко говорят о неизбежной смерти; чаще они спрашивают: «Есть ли еще надежда?». В этом случае врач способен придать сил, рассказав об исчерпывающем плане лечения и ухода за больной, благодаря которому она может с достаточным на то оптимизмом надеяться на качественную жизнь.

Важно помнить, что чрезмерно настойчивая попытка врача убедить пациентку в вероятности полного выздоровления может нанести вред ее представлению о своем заболевании и испортить между ними отношения, которые должны сохраняться на хорошем уровне в течение всего паллиативного лечения или будущего ухода. Таким образом, можно сохранить у больной надежду с помощью искреннего, но осторожного оптимизма, сострадания и понимания той уязвимости, которая свойственна всем пациентам с онкологическими заболеваниями.

Для сообщения неприятной информации важно время. В том, какую именно часть информации нужно сообщить больной, заключается искусство врача. Иногда соблюдение баланса между искренностью и желанием вселить надежду представляется невозможным, особенно если переносить свои собственные опасения на больных и предполагать, что они потеряют надежду. На самом деле надежда — это врожденное свойство, которое редко исчезает при открытом и сочувственном обсуждении прогноза и лечения.

Когда уже не остается никаких вариантов для проведения эффективной XT, существует большое количество паллиативных методов, с помощью которых можно достичь заметных терапевтических результатов, сохранив надежду больной на улучшение, не допуская мыслей о беспомощности. Больным полезно вселять такой оптимизм, особенно перед лицом неутешительного прогноза. При прогрессировании заболевания может вновь появиться чувство беспомощности, вызванное невозможностью остановить болезнь и страхом смерти. На этом этапе врач может прямо признать страх и горе пациентки и выразить собственное отношение к смерти. К сожалению, довольно часто врачи и другой медицинский персонал все меньше и меньше проводят времени с больными при прогрессировании заболевания.

Предположительно это происходит из-за того, что медицинские работники, столкнувшись с неизбежностью смерти, чувствуют свою беспомощность, а возможно, даже боятся ее. Многие врачи не в состоянии понять важность сострадания и активного паллиативного лечения. На самом деле активное участие в лечении симптомов и умение выслушивать жалобы с чувством сострадания успокаивают больную и предоставляют возможность задавать вопросы, которые помогут ей реально планировать будущее, формируя чувство контроля над болезнью.

И хотя большинство больных осознают приближающуюся смерть и прямо говорят об этом, они все равно сохраняют надежду. Врач должен поддерживать и укреплять надежду больного, но при этом не давать ложных или неискренних обещаний. В одном исследовании были изучены пожелания и поведение умирающих больных со злокачественными опухолями женских половых органов; показано, что только 5 % из 108 больных прекратят борьбу за жизнь после получения информации о неблагоприятном прогнозе и бессмысленности дальнейшего лечения.

Большинство пациенток (70 %) выразили решимость продолжать борьбу с болезнью, даже при самом неблагоприятном прогнозе. Правильная стратегия заключается в оказании помощи в этих ситуациях и поддержании надежды у умирающих больных. Участие других специалистов по уходу за умирающими пациентами помогает снизить нагрузку на лечащего врача, который часто служит единственным проводником надежды и сочувствия по отношению к безнадежным больным.

Роль психологической коррекции в преодолении болезни пациентов с онкологическими заболеваниями

После того, как человеку поставили диагноз рак, жизнь, как ему кажется, рушится, возникает ощущение, что почва уходит из-под ног.

Душевные разговоры с близкими людьми дают отличную психологическую поддержку и помощь в сложной жизненной ситуации. Можно поплакаться в жилетку и услышать слова, которые хочется услышать именно в этот момент. Такого рода беседы помогают человеку понять, что он не один, что его поддерживают. Проговаривая свои переживания, пациент вполне может снизить свое психоэмоциональное напряжение. Но, к сожалению, в большинстве случаев, проблема болезни как была, так и остается нерешенной. Психокоррекция с психологом кардинально отличается от обычных разговоров с людьми.

Порой родственники и близкие сами могут оказаться в состоянии беспомощности и растерянности. А тем временем, длительные эмоциональные переживания пациента, связанные с его субъективным представлением о болезни и лечении злокачественных новообразований, приводят к дистрессу. То есть, когда стрессогенный фактор достаточно силен, продолжается в течение какого-то времени, это перегружает психологические, физиологические и адаптационные возможности человека, разрушает его психологическую защиту, вызывает тревогу и приводит к психологическим и физиологическим «поломкам» в организме, что негативно сказывается на эффективности лечения.

Такие колебания самочувствия, особенно в самом начале лечения, часто приводят к сомнениям в возможности излечения, а так же компетентности лечащего врача. Пациент оказывается в ситуации, которая считается одной из самых трудных — в ситуации неопределенности и ожидания с дефицитом информации и непрогнозируемым исходом.

Онкологическое заболевание, в большинстве случаев сопровождается формированием депрессивных переживаний. Будущее может казаться безнадежным и бесперспективным. У пациента, потерявшего надежду на выздоровление, могут возникать суицидальные тенденции.

Можно сказать, что каждый пациент онкодиспансера нуждается в поддержке и психологической помощи. Кто-то это находит в общении с близкими, друзьями, родными, в единении с природой, религии. Кроме этого, существует много специальных техник, которые позволяют работать над собой самостоятельно, причем довольно эффективно. Но могу сказать с уверенностью, что помощь психолога ускоряет процесс выхода из сложной жизненной ситуации. Да, можно справиться и самому при наличии определенных знаний и навыков, но, как показывает практика, на это уходит очень много времени. Профессиональная психологическая помощь позволяет сделать это гораздо быстрее и с меньшими потерями. Впрочем, каждый ищет свой Путь. Психокоррекция — один из них.

В психологической помощи пациент онкодиспансера остро нуждается как на этапе постановки диагноза, так и в ожидании операционного лечения, на этапе назначения и ожидания получения противоопухолевой лекарственной терапии или радиотерапии. Во многом это зависит от индивидуальных особенностей личности пациента. Многие падают духом и опускают руки, чувствуют свое бессилие. И, порой, слова поддержки «Не думай о плохом», «Не бойся», «Не переживай» мало что меняют. Пациенты так и говорят: «Хочу не думать, не переживать, но не получается». Накопленный страх, тревога и паника могут проявиться в любой момент. И тогда происходит нервно-психический срыв.

Читайте так же:  Перфекционизм или нарциссизм самореализация или саморазрушение

Хочу отметить, что онкопсихология – сравнительно молодое направление, возникшее на стыке психологии, психотерапии, онкологической медицины и этики. Однако, достижения онкопсихологов огромны уже на сегодняшний день. Ресурс накопленных знаний позволяют специалистам вывести пациента из эмоциональной ловушки, показать возможности и настроить его на преодоление возникших трудностей.

Квалифицированная психологическая поддержка с помощью специальных техник и методов позволяет пациенту снять нервно-психическое напряжение и задействовать когнитивные функции мозга.

Считается, что онкологическое заболевание, диагностированное на ранних стадиях, полностью излечивается более чем в 90% случаев. Диагностированное позже, также поддается лечению и в большинстве ситуаций может быть переведено в режим хронического заболевания, с которым можно жить долгие годы. Главное — важен психологический настрой пациента и его внутренняя готовность работать над собой, не только пассивно получать назначенное лечение, но и проявлять собственную активность. Под активностью здесь понимается планирование и сознательное включение в свою жизнь позитивно окрашенных событий, включение комплекса специальных упражнений (зарядка, дыхательная гимнастика, прогулки на свежем воздухе), соблюдение режимных моментов дня, приема пищи, труда и отдыха, полноценный сон, творчество, общение и еще многое другое. Словом всё то, что позволяет и укреплять организм, и качественно наполнить ее содержанием.

Но, на фоне переживаний, когда эмоции не дают доводам разума быть услышанными, даже эта информация пациентом не воспринимается, и он может продолжать дрейфовать на просторах своей болезни, все больше и больше погружаясь в пучину негативно окрашенных переживаний, упуская драгоценное время.

Работа с психологом, без сомнений, дает возможность проработать психотравмирующую ситуацию, трансформировать негативные эмоции, получить информационную поддержку, найти опору в жизни, раскрыть свои внутренние возможности, получить позитивный настрой, а это дает больше сил для преодоления трудностей.

Очевидно, что только силами хирургов, химиотерапевтов и радиологов справиться с заболеванием невозможно. Успех всех этапов лечения зависит как от правильно выбранных высокотехнологических методов, так и сбалансированного питания, системы ухода за пациентом, поддержки, включая работу онкопсихолога. Комплексный подход к лечению заболевания, сформированная активная позиция самого пациента, где особую роль играет психологическое консультирование и психокоррекция – это залог успеха в преодолении болезни пациентов с онкологическими заболеваниями.

Что такое онкологические заболевания?

30 ноября 2010 Онкологические заболевания это те или иные злокачественные опухоли, возникающие из клеток эпителия, в органах и тканях организма. Эпителиальные клетки обладают способностью быстрого деления и размножения. Онкологические заболевания развиваются при перерождении обычных клеток в опухолевые.

Среди онкологических заболеваний различают:

• саркому – злокачественную опухоль, чаще всего образующаяся в костных, мышечных или мозговых тканях.

[3]

• злокачественные болезни кровяной системы – лимфомы и лейкозы. При данных заболеваниях перерождаются лейкоциты или – гораздо реже – тромбоциты и эритроциты.

Причины онкологических заболеваний многочисленны и разнообразны. Основными факторами развития таких болезней, являются:

• курение, активное или пассивное.
• чрезмерное потребление алкоголя.
• загрязненная среда обитания.
• воздействие на организм токсических веществ.
• гормональные нарушения.
• длительное воздействие ультрафиолета (солнечных лучей).
• травмы кожных образований.

Онкологические заболевания могут развиваться в организме человека десятки лет, протекая бессимптомно. Первые проявления онкологических заболеваний люди часто принимают за симптомы других, гораздо менее опасных болезней, или за выражение общей усталости организма.

Но стоит насторожиться, если без всякой видимой причины появляется:

• постоянная нервозность.
• слабость, быстрая утомляемость.
• бессонница, нарушения сна.
• отсутствие аппетита
• различные болевые ощущения, причины которых вам неясны.
• кровь в естественных выделениях организма.
• неприятные ощущения в области желудка после еды
• уплотнения под кожей или на коже

При одном или нескольких подобных симптомах, необходимо как можно скорее обратиться к специалисту-онкологу.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку
Узнавайте первыми эксклюзивную информацию от израильский врачей о новых методах диагностики и лечения в Израиле.

Холистическая медицина и раковые болезни: опыт доктора Бренера

21 декабря 2011 В течение многих лет израильский врач Йосеф Бренер, бессменный заведующий онкологическим отделением больницы «Вольфсон», занимается китайской медициной. В 1990 году, как только в университете Бар-Илан впервые открылся курс акупунктуры для врачей, доктор Бренер тут же на него записался. Учеба продолжалась два года – Йосеф Бренер в буквальном смысле смаковал каждое занятие, теоретическое и практическое. После чего постепенно начал сочетать лечение раковых больных методами конвенциональной и холистической медицины.

Результаты превысили самые смелые ожидания: разработанная доктором Бренером комплексная методика продлевает жизнь даже самым тяжелым больным! Более того: благодаря методам холистической медицины повышается качество жизни ракового больного.

— Известно, что основа основ китайской медицины – это пристальное внимание к организму человека как единому взаимосвязанному и взаимозависимому механизму.

— Вы абсолютно правы. Именно поэтому я внедрил во вверенном мне онкологическом отделении больницы «Вольфсон» холистический подход к больным. Продлить их жизнь, обеспечив при этом ее достойное качество, можно только посредством разумного сочетания конвенциональных методов лечения рака с холистическими.

На всю жизнь запомнилась доктору Бренеру пациентка, у которой диагностировали рак молочной железы.

— Лечилась она у нас в течение 28-ми лет, — рассказывает он. – Постепенно мы стали соучастниками жизни этой женщины. Вместе со своей пациенткой мы пережили ее развод – он не был связан с болезнью, но стал для нее тяжелым ударом… Мы чувствовали себя счастливыми, узнав, что ее старшая дочь выходит замуж, и еще большую радость ощутили, когда у нашей пациентки появился первый внук… Мы знали, в каких армейских частях служит ее сын и когда демобилизуется… Поначалу у женщины диагностировали относительно небольшую злокачественную опухоль. Ей удалили фрагмент груди, но болезнь постоянно давала рецидивы.

Доктор Бренер объясняет: жизнь каждого онкологического больного – это взлеты (свет надежды), периодически сменяющиеся депрессиями, в том числе крайне тяжелыми.

— Вот и у этой женщины были периоды, когда она была готова опустить руки: «Мне из этого уже не вылезть»… — вспоминает он. – Акупунктура и здоровый образ жизни – идеальное средство от депрессии. Понятно, что невозможно излечить рак посредством иглоукалывания, зато акупунктура помогает восстановить в организме и в душе человека гармонию, вытащить его из «черной дыры» обреченности.

Читайте так же:  Разговор о сложном или детям о смерти

— За счет чего вам удалось 28 лет продержать «на плаву» эту больную?

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

— Здоровое питание, здоровый образ жизни – все то, что предполагает китайская медицина.

Помогает холистическая медицина и тем раковым больным, которые часто страдают икотой.

— При определенных видах опухолей люди из-за икоты мучаются, не спят ночами напролет, — говорит доктор Бренер. – Совсем недавно был у меня такой пациент. Я ввел ему в нужные точки иглы – икота прекратилась, сон наладился.

Удостоверившись, что методом иглоукалывания можно значительно облегчить страдания раковых больных и продлить их жизнь, доктор Бренер пошел еще дальше и начал применять электромагнитную гипертермию. С ее появлением в Израиле был сделан еще один шаг вперед на долгом пути спасения жизни раковых больных и облегчения их страданий.

Пару лет назад к доктору Бренеру обратился инженер-программист и бизнесмен, страдавший тяжелым раковым заболеванием. В частную клинику на площади Государства (Кикар а-Медина) в Тель-Авиве он приехал в том состоянии, которое опытные врачи распознают с первого взгляда: характерный желтоватый оттенок кожи однозначно указывает на то, что болезнь зашла слишком далеко..

Ради продления жизни 60-летний мужчина был готов на всё – даже на весьма неблизкие поездки в Тель-Авив с севера Израиля. Его решимость бороться принесла плоды: вот уже два года он продолжает заниматься предпринимательской деятельностью, часто выезжает за границу. После первого же курса гипертермии его кожа приобрела обычный оттенок — желтизна исчезла.

— Главное – мой пациент ведет сегодня обычный образ жизни и ежесекундно этим наслаждается, — говорит доктор Бренер.

Что значит «бороться с раком»?

Доктор Бренер убежден: интенсивность и целенаправленность борьбы с раковым заболеванием во многом зависит от самого больного – широты его кругозора, эрудиции и готовности стать единомышленником лечащего врача.

— В публикациях прессы нередко используется стереотипная фраза: больной «всеми силами борется с раковым заболеванием», — говорит Йосеф Бренер. – Вчитываешься – и понимаешь: вся его «борьба» заключается в том, что он с готовностью закатал рукав и лег на больничную койку, чтобы ему ввели новую инфузию. То есть он готов получить еще одну ударную дозу химиотерапии, а после этого погрузиться на некоторое время во мрак: рвота, тебя выворачивает наизнанку, волосы выпадают, ты чувствуешь себя получеловеком. Но разве так надо бороться с раковой болезнью?!

— С моей точки зрения, следует постоянно искать и находить любые дополнительные, альтернативные методы, использование которых может не только максимально продлить жизнь больного, но и обеспечить ее высокое качество, — объясняет доктор Бренер. – Я, например, настоятельно – опираясь на собственный опыт – рекомендую своим пациентам начать эту борьбу с тотального (по-честному, а не формально!) перехода на здоровое питание. Если врач сказал: «Вам нельзя есть шоколад!» – значит, больной полностью отказывается от шоколада. И не спрашивает, можно ли ему – в порядке исключения – отведать на дне рождения внука шоколадный торт.

Доктор Бренер вспоминает такой случай: долгие годы он консультирует пациентку, у которой 15 лет назад диагностировали рак молочной железы.

— В ходе операции хирурги обнаружили, что опухолью поражены 26 желез, — рассказывает Йосеф Бренер.- С точки зрения статистики, в 80-90 процентах подобных случаев болезнь дает рецидив. Я разработал стратегию комплексного лечения. Реализовать ее было непросто: женщине приходилось постоянно ездить ко мне в клинику в Тель-Авив из города Нетивот в Негеве. Но у нее подрастали дети, а детям нужна мать…

По словам доктора Бренера, пациентка строжайше исполняла все его указания.

— На свадьбу своего сына она привезла себе порцию праздничного угощения, приготовленного дома, — рассказывает Йосеф Бренер. – И не притронулась к тем блюдам, которые подавали остальным гостям.

Вот уже пять лет женщина полностью здорова.

Однако разрушить прочно засевшие в массовом сознании стереотипы не так-то просто. С горечью вспоминает доктор Бренер, как пару лет назад к нему обратился 50-летний бизнесмен, у которого диагностировали рак поджелудочной железы.

— В печени больного были обнаружены метастазы, — рассказывает Йосеф Бренер. – Красавец, внешне похожий на известного голливудского актера, он приехал ко мне в сопровождении жены – образованной интеллигентной женщины. Просмотрев результаты анализов и проверок, я содрогнулся: этому человеку отпущено не более трех месяцев. Но если сам он – сознательно и целенаправленно — вступит в борьбу с болезнью, его жизнь наверняка можно будет продлить.

Пациент, однако, оказался пленником стереотипов. «О каком здоровом питании идет речь, если в больнице мне обещали новейший препарат?!» — заявил бизнесмен. Бренер прекрасно знал, насколько тяжелыми побочными действиями обладает этот препарат, и предложил сочетать его с лечением методами холистической медицины.

Спустя неделю бизнесмен позвонил и сказал: «Я согласен сочетать конвенциональные методы лечения с гипертермией». Но явился всего на два сеанса.

Спустя три месяца доктор Бренер раскрыл свежую газету и в глаза ему бросилось траурное объявление…

IPT – щадящая химиотерапия

Побочные явления, возникающие у больного после каждого сеанса химиотерапии, подчас подрывают его здоровье ничуть не меньше, чем сама раковая опухоль: сильнейшие рвоты, жуткие боли, облысение…

Можно ли избежать хождения по мукам?

Доктор Бренер убежден: да, можно – посредством лечения методикой IPT, в рамках которой больному резко, порой до 10% снижают дозу вводимых в ходе химиотерапии препаратов.

— При таких малых дозах практически никаких побочных явлений нет: ни тошноты, ни рвоты, даже волосы не выпадают, — объясняет он. – При методике IPT введенная пациенту доза целенаправленно воздействует только на опухоль.

[1]

По возвращении из США с курсов повышения квалификации, в ходе которых доктор Бренер освоил методику IPT, он не был до конца уверен в ее эффективности.

Читайте так же:  Пить или не пить курить или не курить

— Почти год я воздерживался от ее применения, — вспоминает он. – Но однажды обратилась ко мне больная — жительница одного из кибуцев, уроженка Нью-Джерси. Об IPT она узнала из американских источников.

«Меня пугает госпитализация с последующей химиотерапией, — объяснила она. – Давайте попробуем IPT – а вдруг?!»

— Я провел курс лечения освоенной в США методикой – и опухоль уменьшилась на 90 процентов! – говорит доктор Бренер. – С тех пор я применяю эту методику в тех случаях, когда больной категорически не согласен пройти курс «полноформатной» химиотерапии.

Доктор Бренер убежден: максимально продлить жизнь ракового больного можно великим множеством альтернативных (или холистических) методик, убедительно доказавших свою эффективность. Главное – разумно сочетать их с лечением конвенциональными методами.

——
Для консультации, диагностики и лечения любых онкологических заболеваний у д-ра Бренера, обратитесь в медицинскую компанию Nova.
Вам предложат индивидуальную программу медицинских процедур, оптимальную для вашего, конкретного случая, а также позаботятся о решении всех сопутствующих организационных и бытовых вопросов.

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку
Узнавайте первыми эксклюзивную информацию от израильский врачей о новых методах диагностики и лечения в Израиле.

Онкологическая конференция «Мультидисциплинарный подход. Особенности междисциплинарного взаимодействия в онкологии»

Место Россия, Санкт-Петербург, Стартовая улица, 6 Б, гостиница «Crowne Plaza St. Petersburg Airport»
Email [email protected]
Телефон +7 (812) 607-05-84
Сайт https://oncoclub.ru/

11-12 октября в Санкт-Петербурге состоится крупнейшая онкологическая конференция «Мультидисциплинарный подход . Особенности междисциплинарного взаимодействия в онкологии».

11 октября в 11.00 состоится открытие конференции.

Цель конференции – показать возможности использования новейших методик лечения в реальной клинической практике, рассмотреть сложнейшие клинические случаи, которые трудно разобрать самостоятельно и понять, как выйти из подобной ситуации победителем. Обмен мнениями, посещение интересных тематических секций, возможность услышать ведущих специалистов в области онкологии – то, ради чего специалисты приходят на это мероприятие.

В этот раз конференция посвящена вопросам мультидисциплинарного подхода в лечении онкологических заболеваний. Именно комплексный подход к лечению больного, участие нескольких специалистов, своевременная преемственность – вот залог успеха в современной онкологии. Конференция так и называется: «Мультидисциплинарный подход. Особенности междисциплинарного взаимодействия в онкологии». Конференция затронет самые сложные темы, начиная с вопросов ранней диагностики и заканчивая проблемой экстренной помощи онкологическим больным и паллиативного лечения.

Высокопрофессиональные специалисты Санкт-Петербурга, РФ, а также иностранные спикеры примут активное участие в обсуждении насущных проблем. Посещение данного мероприятия для студентов, аспирантов, онкологов, урологов, хирургов, терапевтов, врачей общей практики, химиотерапевтов, радиологов, реабилитологов позволит поднять свой уровень знаний, увидеть возможности применения различных методик лечения рака, в том числе и органосохранного лечения, увидеть работу Лучших специалистов в онкоурологии в действии! Мероприятие входит в программу непрерывного медицинского образования.

Целостный подход к онкологическим заболеваниям

Тема онко – заболеваний всегда вызывает очень много тревоги, страха беспомощности. Здесь, в этой статье, я хочу поделиться своими переживаниями после работы (психологом) со страдающими этим заболеванием детьми и их мамами , скажем так – в одном онкологическом отделении нашего города.

Болезнь влечет за собой как телесные, констатируемые врачом изменения, так и психологические. Оказывая сильное влияние на человека с онкопатологией, на его личность, внутренний мир, отношения к окружающим, адаптивность в социуме, качество жизни. Поэтому результаты лечения людей с онкологическими заболеваниями зависят не только от их физического состояния, своевременного и полного оказания медицинской помощи, но и от психологического благополучия самого больного, а так же и членов его семьи.

В людях живет такой сильный страх перед раком, что как только они узнают, что у кого-то болезнь онкологического характера, очень часто это становится главной характеристикой данного человека. Он может выполнять в жизни огромное число других ролей: быть родителем, начальником, возлюбленным, может обладать какими угодно качествами: умом, обаянием, чувством юмора, но с этой минуты он становится “раковым больным”. Вся его человеческая сущность вдруг заменяется одним свойством – болезнью.

Все окружающие, часто включая и лечащего врача, замечают только одно – физический факт онкологического заболевания, и все лечение адресуется исключительно телу человека – как “Объекту” болезни, но не его личности – как “Субъекту”, способному переживать и действовать. Но ведь болезнь, телесные переживания, чувства и ум не существуют отдельно друг от друга!

Для некоторых людей, возможно, будет трудно понять предлагаемый подход, и в этом нет ничего удивительного. Такой подход к болезни требует своего личного непосредственного, чувственного, нового опыта. К тому же это не очень – то легко, не обращать энергию и волю страдающего человека на болезнь, а переориентировать ее на переживания, на самоощущение. Не на борьбу со своим телом – с болезнью, но и на непосредственный контакт с “ним” – т.е. с собой, со своими сегодняшними переживаниями. Мы предлагаем другой ракурс, предлагаем не бороться с болезнью, а быть с ней “по – другому” – вступить с болезнью в контакт.

В практике современной зарубежной медицины немало примеров использования “гомеопатических” психотерапевтических методов для исцеления от рака, например таких, как арт-терапия, телесноориентированная терапия. Этого почти нет в практике наших больниц. Проблема организации психологической помощи детям и взрослым, страдающим тяжелыми, хронически протекающими, инвалидизирующими онкозаболеваниями и их семьям, так – же, практически не разработана. Но такая помощь возможна.

Искусство издревле использовалось как лекарство для тела. В древних культурах Ближнего Востока в качестве защиты от болезней люди использовали заговоренную ткань, окрашенную в разные цвета; сейчас это бы назвали профилактикой или средством для поддержания здоровья. Коренные народы юго-западной Америки обычно рисуют на песке картинки, а затем стирают их, как – бы уничтожая тем самым болезни; американские аборигены так же делают изображения тотемных животных, которые укрепляют здоровье и дух.

Чтобы понять, как именно исцеляет искусство, важно прежде всего установить, что значит слово “исцелять”. Самое лучшее толкование этого понятия есть у Майкла Лернера, участника Общегосударственной программы по борьбе с раком в Болинасе (штат Калифорния), принципиальное различие между словами “исцеление” и “излечение”. Это различие уходит корнями в одну из величайших и старейших традиций среди древних мировых культур, но почти не принимаются во внимание современной западной медициной.

Читайте так же:  Зачем нужны болезни

Леннер считает, что Излечение — это деятельность врача, в результате которой исчезают или ослабевают симптомы болезни. Исцеление же — это внутренний процесс, с помощью которого человек обретает целостность, чувствует себя неуязвимым и полным жизненных сил. Исцеление происходит на физическом, эмоциональном и духовном уровнях. И вот, если говорить о психике как о душе человека – это тот уровень, который ни одному препарату не доступен. Но этот уровень очень даже доступен “гомеопатическим” средствам психотерапии, о которых мы писали ранее.

Специалистам известно, что механизм лечения онкозаболевания состоит в том, что важно убить “раковую клетку” так, чтобы не убить весь организм. Но, может пойти не этим путем…. Может, можно пережить свою “маленькую смерть”, пережить смерть “не завершенного” и травмирующего опыта. Ведь средства психотерапии не только сопровождают страдающего в болезни, но и, позволяют разгрузить неподъемный груз эмоциональной и душевной тяжести.

При работе с мамами в отделении онкобольных детей, мы могли наблюдать, как мама очень старается что-то “делать”, можно сказать “ударяется в деятельность”, побуждает родственников к активной деятельности, но, практически не способна переживать… её чувственная и эмоциональная сфера восстанавливается с трудом.

“Гомеопатические” средства психотерапии способны, по нашему опыту, снизить болезненность состояния, поднять эмоциональный фон больного человека. Существует правило: если снизить интенсивность страдания – подчас весьма незначительно – то человек выберет жизнь.

Наш организм, в любых случаях выбирает разнообразие, в дело вступает наше инстинктивное желание попробовать все, попробовать разнообразие, попробовать что – то другое. В нашем случае – это не только традиционное лечение, но, еще и возможность психологической и телесной разгрузки.

Изначально человеческая телесность гармонична. Если дать ей еще одну возможность в самораскрытии, возможно, что тело начнет искать новый выход.

Есть “вещи”, способные поддержать страдающего человека, дать силы, принести облегчение от боли, улучшить общее состояние. Наряду со страхом, ощущением безвыходности, чувством одиночества, которые посещают человека во время тяжелой болезни, есть и другая сторона, которая, как “темная сторона луны” часто не замечается, упускается, а иногда намеренно игнорируется — это неистребимое стремление человека к жизни. И, если у человека ослаблено витальное “желание жизни”, то никакие препараты тут не помогут.

Можно сказать, что результаты лечения людей с онкологическими заболеваниями, так называемый “уровень качества жизни” определяются не только тяжестью основного заболевания, но и психологическим состоянием, возможными психическими нарушениями как у самого больного, так и у членов его семьи, чему ни в научных исследованиях, ни в практическом здравоохранении в нашей стране почти не уделяется внимания. Да и чего уж греха таить, сами руководители таких учреждений относятся к нам (психотерапевтам) с опаской и недоверием.

Например, как только в процессе нашей работы, пошли видимые улучшения (не буду здесь описывать результаты), нас “попросили” из отделения, сказав: “Нам не надо чтобы они тут переживали, нам надо, чтобы они просто рисовали, лепили и ни о чем не думали”. А в другом онкологическом центре вообще не знали, куда нас “пристроить”. В общем, мы просились, а нас не пустили. Возможно, на это есть какие – то основания, в методах лечения или в законодательстве, точно не знаю.

Еще, важно отметить, что для работы с онко-больными и их родственниками важна подготовка и опыт самого специалиста – психотерапевта. При большой “включенности” специалиста в процесс, можно “потерять” самого специалиста. Очень хорошо, если работают два психотерапевта. Это позволяет делать доступную и быструю супервизию процессу, а это очень важно работе такого рода.

В такой работе очень важно соблюдать границы – ясно проговаривать “контракт” между пациентом и терапевтом, вовремя “переконтрактироваться” если это будет необходимо. В работе с такими пациентами может возникнуть много сопротивления как у пациента, так и у самого терапевта. В этом случае нужна супервизия, для того, чтобы не происходило “отыгрывания” при помощи пациента своих проблем.

[3]

То же самое относится и к близким страдающих от онкозаболевания людей. Онкозаболевание – системная болезнь и прояснение личных границ и забота о себе (рядом с больным) очень важны. Семейная Система и партнерские отношения, отношения между детьми и родителями претерпевают большие изменения, и важно обратить на это внимание. На этом этапе большое значение имеют уже сложившиеся отношения между супругами, степень гибкости семейной системы.

Семья подвергается влиянию мощного стрессора, который влияет по-разному на каждого его члена. Прочное встраивание болезни в семейную систему не дает членам семьи легко отказаться от функционирования в “околобольничном” режиме. Есть даже такое понятие – “Застревание” в ситуации болезни в связи с получением вторичной выгоды (клиенты очень не хотят это признавать и говорить об этом). Возникающие при этом обиды, непроговоренные взаимные претензии, тяжесть переживаний вызывают ухудшение отношений и могут привезти к их разрыву.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Использование в работе разных психотерапевтических направлений, подходов и техник позволяют гибко подходить к решению тех или иных запросов, соответственно реагировать на индивидуальные особенности каждой семьи и её членов.

Источники


  1. Садовская, В.С. Основы коммуникативной культуры. Психология общения. Учебник и практикум для прикладного бакалавриата / В.С. Садовская. — М.: Юрайт, 2013. — 506 c.

  2. Психология и психотерапия семейных конфликтов. — М.: Бахрах-М, 2014. — 736 c.

  3. Кашук, Лариса Язык любви: Любовная открытка XX века / Лариса Кашук. — М.: СЛОВО/SLOVO, 2009. — 224 c.
Целостный подход к онкологическим заболеваниям
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here