В детство или в жертву — выбор за нами

Сегодня обсуждаем тему: в детство или в жертву - выбор за нами с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Произведение удалено автором

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2019. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Саруман — Детство Чародея (Последнее Испытание Бонус)

Детство Чародея (Последнее Испытание Бонус) Саруман 6:04

Текст песни Саруман — Детство Чародея (Последнее Испытание Бонус)

Рейстлин:
В деревне жила небольшая семья:
У мамы росли близнецы-сыновья,
Один был покрепче, другой поумней,
И детство их шло как у прочих детей.

Но семью покинул кормилец.
В этот год всё так изменилось:
Мать, души за нас не жалея,
Перед тёмной силой склонилась.
Шаг неверный в тёмном искусстве
Стоил нашей матери жизни,
И я понял: в тёмные сети
Уловляет души Такхизис!

И я тогда дал клятву, что никогда
Уста не мои не повторят ни одного заклятья.
Маленький мальчик на могиле матери,
Как же наивен мальчик был тогда!

Но не зря расставлены сети!
Ловчий не уйдет без добычи.
И жестокость вспыхнула в детях,
И друзья мои стали обидчиками.
Так я не сдержал обещанье,
Трюками врагов развлекая,
Так впервые ощутил Призвание
Своё.

Того, кто услыхал всесильный зов,
Уже ничто не сможет удержать.
Юнец безусый день и ночь готов
Под окнами учителя стоять,
Чтоб с тайны естества сорвать покров,
Чтоб нити бытия с богами прясть.
То к магии безумная любовь —
Пред ней не устоять.

Я не стал ни белым, ни чёрным:
Я мечтал лишь ведать Искусство.
Был бы кабинетным учёным,
Мастерство, как камень, шлифуя.
Но Конклаву тёмная сила
Страх перед мальчишкой внушила.

Дали новичку испытанье,
Что едва его не убило,
Но он выжил и принял вызов Тёмной Госпожи.

Так вступил со смертью в игру я.
Партию на равных веду я,
Где враги любовников ближе,
А удар нежней поцелуя.
Кто из нас добыча, кто жертва?
Кто охотник, кто победитель?
Оба мы мечтаем о встрече:
Она, чтоб выйти в мир,
А я — убить её!

Крисания:
Отчего же, волшебник, в минувшей войне
Ты усердно сражался на её стороне?
Рейстлин:
На её стороне!
Крисания:
Опасения магов оправдались вполне.
Рейстлин:
Оправдались вполне!

Да, я вёл себя смирно, её долгожданный обед,
Да, я ел с её рук и облёк себя в чёрный цвет.
Но внезапно в решительный час роковой войны
Я её же оружьем нанёс ей удар со спины!

И теперь я предатель для обеих сторон:
Ровно зло и добро ждут моих похорон.
Я презренный изменник, ренегат всех времён,
Я в глазах всего мира навсегда заклеймён.

Вместе:
Я в глазах всего мира несправедливо заклеймён.

Рейстлин:
До сих пор во снах моих тёмных
Мать меня зовёт из могилы,
И я знаю: магии сила
Или сожрёт или спасёт меня.

В Детство или в Жертву — выбор за нами

От автора: Как хочется иногда сесть на поезд, идущий до станции «Детство».

Но он почему-то неизменно привозит на станцию «Жертва».

[3]

Порой мир кажется серым пустынным перроном. Холодный, пронизывающий ветер, мелкие колючие капли дождя, туман, не позволяющий видеть дальше вытянутой руки. И только доносящиеся откуда-то издалека гудки паровозов напоминают о том, что где-то бурлит жизнь. Где-то там есть счастливчики, которые едут в своих обогретых, уютных купе, позвякивая ложечкой о стакан с горячим чаем.

Им хорошо, они знают. куда едут. Они уже приняли решение о направлении маршрута, собрали чемодан, купили билет, скорее всего, их где-то ждут и готовят теплый прием.

А ты стоишь на вокзале и мечтаешь о том, что именно к твоей платформе подойдет волшебный поезд, проводница услужливо откроет дверь в тамбур и, улыбнувшись, скажет: «Заходите, пожалуйста. Мы отправляемся через минуту».

И это окажется именно тот поезд, который тебе нужен. Он привезет тебя на станцию с надписью «Детство». Там светит солнце и поют птицы, а на скамеечке поджидает мама с теплыми, любимыми с детства пирожками в корзинке…

Но это все мечты, а в реальной жизни, прежде чем тебя пустят в какой-нибудь поезд, ты должен купить билет. Нет, даже не так. Сначала ты должен найти средства на этот билет, выкроить в плотном графике время для поездки, решить, куда именно ты хочешь попасть, собрать необходимые вещи…

Только так можно оказаться в нужном поезде. Или, как минимум, в том поезде, который тебе кажется нужным. Потому что никогда нельзя быть до конца уверенным, что там, куда ты собрался, тебе будет действительно хорошо. В противном же случае можно долго мерзнуть на перроне в надежде на чудо.

Так уж устроена жизнь, что биологически взрослый человек, молча ожидающий, что его «возьмут на ручки», подобен такому вот горе-путешественнику. Тем не менее, даже понимая всю абсурдность своего поведения, мы частенько застаем себя замерзшими и голодными на пустом вокзале. Почему же так происходит?

Человеческие детеныши рождаются беспомощными и зависимыми существами. Врожденные средства коммуникации крайне ограничены – младенец может только плакать и хаотично двигать конечностями.

Но если малышу повезло с чуткой и опытной мамой, даже этого скудного набора оказывается достаточно для того, чтобы сообщать о своих потребностях и быть понятыми. Такая мама лучше, чем сам ребенок, знает, что ему нужно, и в любое время дня и ночи готова удовлетворить все его желания. Многим ли повезло иметь такую маму? Но даже если и повезло, важно понимать, что такая материнская сверх-способность временна.

Постепенно у ребенка расширяется спектр желаний, а вместе с этим развиваются коммуникативные способности. Становятся важны оттенки вкуса и способ подачи блюда, формируются предпочтения в одежде, появляются любимые игры. И тогда даже самая чуткая мама уже не может безошибочно сориентироваться в потребностях своего малыша без уточняющих вопросов.

Отвечая на эти вопросы, ребенок учится понимать себя и сообщать другим о своих нуждах. Сталкиваясь с отсрочкой в выполнении своих желаний, ребенок учится ждать. Встречая отказ – трансформировать свои желания и справляться с неприятными эмоциями. Повинуясь подражательной активности, ребенок постепенно учится обслуживать себя самостоятельно.

Так в идеале происходит взросление, то есть способность брать на себя ответственность за удовлетворение своих потребностей. Если же в детстве не были созданы оптимальные условия для овладения вышеперечисленными навыками, эти задачи переходят во взрослую жизнь.

И тут важно понимать, что сама по себе потребность в заботе не является показателем незрелости. Забота – это пища, которую человеку необходимо употреблять регулярно. Это нормально – желать, чтобы близкий человек принес чаю, укрыл пледом, приготовил ужин, выслушал, погладил по головке.

Читайте так же:  Где грань между уязвимостью и позицией жертвы

Сложности начинаются тогда, когда мы ожидаем, что наши потребности будут предугаданы и поняты другими без нашего участия. По сути – это желание ребенка получить ту самую сверхчуткую маму, которой не хватило в детстве.

Но ребенком можно быть только тогда, когда рядом есть взрослый, который готов это детство обеспечивать. Другие люди по любви или за деньги могут позаботиться о нас, но только если мы обозначаем свои желания. Не ждем, что нам кто-то о них расскажет и сразу исполнит, а разбираемся сами и внятно сообщаем другому.

Многим покажется абсурдной или как минимум рискованной идея прийти в ресторан и молча сидеть за столом, ожидая, что официант сам догадается принести именно то, что нам хочется. Однако мы можем годами молча копить обиду на мужа за то, что он давно не покупал нам цветы «просто так».

Потому что есть ощущение, что если мы ему скажем, то это будет уже «не то».
А что не то? Что именно мы хотим получить?

Дело же не в цветах как таковых, дело в том, что мы ожидаем «приступа телепатии», принимая его за любовь. Именно такого проявления любви ждет маленький ребенок от мамы, потому что это обеспечивает его выживание. Во взрослом же возрасте – это обеспечивает нам только роль обиженной жертвы, которую никто не любит и не понимает.

Хорошая новость заключается в том, что у нас всегда есть возможность выбора – в какой роли мы хотим оказаться. Для этого нужно честно признаваться себе в своих потребностях.

Если не постесняться назвать кассиру на вокзале реально желаемый пункт назначения, появляются все шансы попасть именно туда, куда нам хочется.

Игра в жертву или в мученика.

«Жертва» и «мученик» — две наиболее опасные игры, в которые может играть Эго. Это игры, которые разрушают нашу жизнь, если только мы не откажемся в них играть.

Энни была классическим примером жертвы. Ее били в детстве, она была приемным ребенком в нескольких семьях подряд, и она вышла замуж за мужчину, который регулярно ее избивал. Когда она была беременна третьим ребенком, муж швырнул ее о комод, а потом пинал ногами, и ее увезли в госпиталь с тремя сломанными ребрами. Что удивительно, ребенок выжил. Был приглашен работник социальной службы, и при его большой поддержке Энни переехала в женский приют, а затем на маленькую квартиру. Несколъко месяцев у нее были жестокие финансовые трудности, тогда она и сошлась с другим мужчиной, который, подобно ее друзьям, имел случаи проявления жестокости. «Я знаю, что я — дура,— она говорит, —, но мне казалось, что я не могу себе помочь.» Энни прекрасно осознавала, что портит собственную жизнь, но продолжала вести себя легкомысленно. «Если б только у меня было хорошее детство, может быть, ничего подобного и не случилось. » Тем временем бессчетное число помощников-профессионалов суетились вокруг, пытаясь помочь ей, в результате чего она чувствовала себя все более и более беспомощной.

Как бедная Энни, многие люди находят, что быть в кризисе — их единственный способ попросить любви и заботы. Они боятся, что если жизнь пойдет хорошо, если они будут способны справиться сами, то все их покинут. Когда они плачут и рыдают, они надеются, что кто-то их спасет, разберется с их проблемами, полюбит их. Конечно, Энни не хотела, чтобы ее избивали, но она не чувствовала, что заслуживает чего-нибудь лучшего, и потому привлекала жестоких мужчин в свою действительность.

«Жертвы» — магниты для несчастий. «О, я знаю, я не должна себя жалеть. Это все так ужасно, — вот их постоянный рефрен. Жертвы создают проблему за проблемой, а потом сидят в сторонке, пока другие стараются помочь им — и не могут. «Жертвы» живут в прошлом, веря, что, если бы только имели любящих родителей или если бы только не родилась маленькая сестренка, если бы только они не вышли замуж за того-то и того-то, тогда все было бы распрекрасно. Они выражают свой гнев разрушением собственных жизней и этим причиняют боль другим, а сами выглядят наивными и невинными.

Плохо то, что каждый играется в жертву время от времени. Когда мы виним удачу, судьбу, обстоятельства, наследственность, наше детство, общество, правительство, других людей или Бога — за все, что случается в нашей жизни, мы принимаем психологию жертвы и сами себя лишаем сил.

Компенсация для жертвы проста: она позволяет избежать ответственности за собственную жизнь и наказать других, упиваясь жалостью к себе, вместо того, чтобы о себе позаботиться. Это не значит, что жертвы сознательно играют в эту игру. Скорее всего, они научились так жить и не знают, как жить по-другому.

Следовательно, если мы встречаемся с жертвой, мы не должны пытаться решить ее проблемы, так как это только укрепляет их идею, что они беспомощные игрушки обстоятельств, не имеющие собственных сил и ресурсов. Это лишает их сил еще больше. И мы не должны винить их за возникшую проблему. Вместо этого мы должны подтолкнуть их взять ответственность за собственные жизни; затем — если и когда они готовы — помочь понять им их нерешенные проблемы и скрытые задачи, чтобы они могли сделать выбор и прекратить играть в эту разрушительную игру.

Мученичество еще более изощренно и тонко, и поэтому еще более угрожает жизни, потому что оно может быть не распознано. А тем временем мы все имеем мучеников в себе. Лазарис считает, что, если мы когда-нибудь переживали что-нибудь из нижеследующего, значит, это показался наш мученик, украдкой выскользнувший из своего укрытия:

· Чувство, что тебя не понимают.

· Чувство, что тебя недооценивают

· Чувство, что тебе предъявляют невыносимые требования.

· Чувство, что ты навьючен неразрешимыми проблемами.

· Чувство, что тебя осуждают или обращаются не должным образом.

«Но меня, действительно, недооценивают!» Может быть так, но вы сами создали эту реальность. Зачем вы это сделали?

В течение десяти лет я работала в Национальной службе здоровья и видела бессчетное число мучеников. И добрая часть из них — это сам штат больницы. Разговоры в служебных комнатах часто крутились вокруг трудностей со списком очередности, вокруг темы о количестве пациентов за день, «безнадежных случаев», вокруг недостатка внимания от управления, отсутствия поддержки и о неизбежности бесчисленных неоплаченных сверхурочных за счет персонала. «Бедные, бедные мы!» — было невысказываемое единодушное мнение. Рабочие собрания сопровождались единодушными вздохами (мученики любят вздыхать), а ведь мы пытались помочь нашим клиентам, уладить их жизни! Неудивительно, что мы редко определяли наших клиентов как мучеников. Они были слишком похожи на нас.

Мученики редко открыто жалуются на свою судьбу. Они обычно отрицают, что жалеют себя: «Нет, всё прекрасно!» — но они ясно дают понять, что жизнь для них — пытка. Они считают, что загружены обязанностями, но редко принимают какую-нибудь помощь. («Я сделаю это сама») Они связывают страдания с праведностью. Если жертва живет в прошлом — мученик живет в будущем, золотое время, когда они поднимут свою ношу, их усилия будут признаны, и они будут полностью реабилитированы. Но почему-то это будущее никогда не приходит.

Пока я писала эту книгу, я на пару недель заползла в своего мученика. И я работала по четырнадцать часов в день, едва отрываясь, чтобы передохнуть, и с нетерпением ожидала, когда закончу книгу, чтобы жизнь моя могла начаться опять — жить на полную, а не получать удовольствие от ежедневного процесса письма. Мой внешний мир стал показывать, что не все в порядке: буря разрушила сад, колесо у машины спустило, и несколько раз ко мне звонили по ошибке. Я боролась некоторое время, пытаясь понять метафоры, пока внутренний голос не сказал мне во время медитации: «Ты мученица с этой книгой». Внезапно это все обрело смысл! Я взглянула на свои убеждения и незаконченные дела, заново организовала свое рабочее расписание, сделала несколько загородных прогулок — и почувствовала огромное облегчение.

Читайте так же:  Как превратиться из обыкновенной женщины в неординарную личность

Лазарис описывает мученичество, как «тихий и справедливый гнев, который ищет тихой и справедливой мести». Он полагает, что мучеников нельзя наказывать. Они уверены: они единственные, кто страдает. Мученики отказываются видеть, какое влияние они имеют на других. Мученики не бывают неправыми. Они всегда обосновывают и оправдывают свое поведение. Это всегда другие виноваты, а их просто не поняли и не оценили.

Мученики-родители учат своих детей, как играть в эту игру. («Посмотри, что я для тебя сделала, а как ты себя ведешь! Нет, выйди и поиграй со своим отцом. А я останусь и помою полы на кухне, постираю твою одежду и приготовлю тебе обед.») Дети хорошо развитых мучеников узнают, что это плохо — наслаждаться жизнью, плохо удовлетворять свои нужды, плохо выражать гнев прямо, что «любовь» означает самопожертвование. Дети, которые участвуют в этой игре, сами вырастают жертвами и мучениками. Мученики взращивают мучеников.

Джесика была дочерью мученицы и узнала игру хорошо. В семнадцать лет она забеременела от пожилого мужчины, который тут же бросил ее. Семья тоже отвергла Джесику, и она переехала в другой город, где приложила все усилия, чтобы воспитать своего сына одна и без поддержки. Когда ее сын сильно пострадал в дорожной аварии, она ухаживала за ним до полного изнеможения, отказываясь от посторонней помощи и утешая себя мыслью, что если бы ее семья знала, через что она проходит, то они бы ринулись ее спасать.

Она сошлась с женатым мужчиной, который, в конце концов, прекратил отношения, но и десять лет спустя Джесика все еще была убеждена: однажды он поймет, что любит ее, и прибежит к ее дверям с кольцом, и они будут жить счастливо долгие годы. Платяные шкафы в ее доме были забиты новой одеждой, обувью, парфюмерией и косметикой, и все это она берегла для своего нафантазированного будущего. А сама тем временем носила одни и те же старые тряпки неделю за неделей, жила в бедности, была «преданной» своему бывшему любимому.

Я наблюдала Джесику двенадцать месяцев, прежде чем она себе призналась, что любимый больше не вернется. А еще позднее она поняла, что не уверена, хочет ли, чтобы он возвращался. На это потребовалось много мужества и любви к себе — признать, что все страдания были понапрасну.

К сожалению, христианство построено на классическом образе мученичества: Христос на кресте. Страдай и получи вознаграждение на небесах! Эго — это лицемерный мученик внутри каждого из нас. Это — дьявол в нас. И если мы видим мученичество в друзьях, родственниках, коллегах, мы должны помнить: мир — это зеркало!

1. Рассмотрите семь признаков мученичества, перечисленных выше, и вспомните, когда у вас были подобные мысли и чувства, как вы себя вели в тех ситуациях? На кого вы сердились? Кого вы хотели наказать? (Это мог быть кто-нибудь, кого даже реально не существовало, как, например, ваш Родитель внутри вас.)

2. Запишите то, что вы получаете от мученичества. Почему вы играете в такую деструктивную игру? Вам нравится жалеть себя? Это делает вас особенным или лучше других? Кажется ли вам, что вас когда-нибудь наградят за мученичество? Не есть ли это один из ваших приемов быть «сильным»? Это ваш единственный способ выражения гнева? Как вы думаете, кого вы не способны простить? Вы верите, что жизнь полна страдания, и что страдать — значит быть праведным? Вы отказываетесь принимать помощь от других, чтобы не чувствовать себя зависимым или благодарным? Не есть ли это способ избежать ответственности за свою жизнь? Вы цепляетесь за проблемы, потому что не знаете, что еще думать и что еще обсуждать с друзьями? (Недостаточно просто сказать, что вы научились мученичеству у родителей. Вы сами выбрали для себя эту игру. Зачем?)

3. Теперь запишите цену вашего мученичества. Какую цену вы платите? Насколько другой была бы ваша жизнь, если бы вы отказались играть в эту игру? Как бы тогда вы себя чувствовали? Представьте, что вы подвергаетесь внезапному изменению, в котором мученичество навеки изгнано из вашей жизни. Как теперь «новый вы» ведете себя, думаете, чувствуете, разговариваете? Как изменение повлияло на ваши личные отношения, работу, финансы, досуг и здоровье?

4) И теперь примите решение: Вы готовы отказаться от ваших компенсаций ради того, чтобы избавиться от мученичества? Если так, то начинайте быть той новой личностью с этого момента и впредь. Когда можно, ловите себя на желании играть в мученика и вместо этого любите, прощайте, будьте честными, благодарными, ответственными, полными надежд и мужества.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Как попадаем «в Жертву» и каковы ее любимые сценарии?

Кто такая Жертва?


Почему мы оказываемся в этой роли и можно ли этого избежать?
Как можно понять, что я попала в Жертву?
Каковы наиболее распространенные сценарии этой роли?

Те, кто читал или слышал про знаменитый треугольник Карпмана, вспомнят о том, что Жертва – это актриса, играющая в спектакле жизни, и ее роль – вроде бы самая незавидная, так как страдает она немощью, беспомощностью, испытывая страхи и сомнения.

Однако она же вдохновляет Спасателя – разумеется, на спасение, и Тирана, страдающего от ответственности за нее – на насилие и притеснения.

Кто же такая Жертва и откуда она взялась?

Любой ребенок хотя бы раз в жизни оказывается в такой ситуации, когда он бессилен что-то изменить и повлиять на эту самую ситуацию…

Он не может «отменить» стесненные финансовые условия семьи, но вынужден «нести» последствия своего положения – в частности, страдать от того, что у него нет таких игрушек (одежды, комнаты, возможности отдыхать за границей и т.п.), как у других детей;

Он не в состоянии остановить развод родителей, и все, что ему остается – это примиряться с новыми условиями – раздельным проживанием, новыми спутниками мамы и папы и новыми братьями и сестрами;

Ребенок не остановит агрессию и насилие в семье, а вынужден будет приспособиться – «не отсвечивать», или поддерживать одного из родителей, или же – если является объектом насилия – выживать.

В любом из приведенных примеров ребенок является Жертвой – т.е. человеком, который не может изменить обстоятельства своей жизни, но вынужденный в них существовать.

Так формируется «жертвенная» часть Внутреннего Ребенка – той части личности, которая всегда с нами.

И в которую мы периодически попадаем, когда обстоятельства складываются, таким образом, когда мы не можем их изменить.

Или же нам кажется, что не можем, так как, «попав в Жертву», мы начинаем смотреть на мир глазами маленького ребенка, который ничего не может сделать сам, без помощи «всесильных» взрослых.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

А «Взрослые» – это другие люди, которых мы наделяем властью, авторитетом, способностью принимать решения и управлять ситуацией.

Именно от этих «Взрослых» мы ждем – по всему спектру треугольника – от тиранического насилия до сладкого спасения от трудностей и тревог…

Читайте так же:  Оптимистом рождаются или становятся

Другими словами, находясь «в Жертве», мы отказываемся от возможностей, выбора, взрослой позиции, наделяя ею других – более «способных» и «влиятельных»…

«Я не могу», «У меня не получится», «Бесполезно», «Ничего не выйдет», «Страшно менять
обстоятельства жизни», «Мне ничего уже не нужно» – вот характерный лексикон Жертвы.

Как мы попадаем в эту роль?

Любая ситуация, «напоминающая» детский сценарий, где вы были беспомощны, остались без защиты (хотя бы из описанных выше), может «выбросить» вас в эту роль…

И вот вы уже не взрослый человек, а беспомощный ребенок – со всеми характерными чувствами и ощущениями, из которых, кажется, нет никакого выхода – настолько они реальны…

Хотите конкретики? Пожалуйста.

Вот несколько наиболее распространенных монологов из «Жертвы».

1. Фантазии о катастрофе.
Я представляю себе, что со мной может произойти любая беда, например, я потеряю работу, мой друг/ подруга изменит мне, я заболею и т.д.
В отличие от настоящей осторожности здесь не предпринимаются никакие предупредительные меры.

2. Вновь непоправимая ошибка.
Я сожалею о том, что совершил, например: мог бы лучше подготовиться к экзаменам, не надо было дружить с этим человеком, произносить таких слов и т.п.
Мы жалуемся, но не стремимся к конкретным изменениям.

3. «С больной головы на здоровую».
Я упрекаю других. Я обвиняю других в том, что они недостаточно внимательны, деспотичны, неприветливы и т.п.
Конструктивно решить проблему я даже не пытаюсь.

4. Я – маленький и уродливый.
Мы говорим о себе: я никому не нравлюсь, потому что я толстый, худой, старый, молодой, некрасивый и т.п.
Я берусь судить о том, как другие относятся ко мне.

[3]

5. Демонстрация собственной неспособности.
Я с постоянным чувством вины спрашиваю себя и других: ничего ли я не забыл? Не пропустил? Что-то сделал не так? Я судорожно избегаю того, чтобы показать свои способности.

6. Сравнения с другими.
Я говорю: шеф более ценит Петрова, чем меня. Мужчины больше любят Лизу, чем меня. Они удачливее меня.
Эта распространенная позиция основана на убеждении, что всегда нужно быть первым.

7. Упреки.
Я говорю: если бы ты был более дружелюбным, мы бы лучше понимали друг друга. И т.п.
Я делаю других людей ответственными за свои трудности, и мне хочется изменить что-то в них, вместо того чтобы поработать над собой.

8. Склонность видеть все в черных тонах.
Я говорю: для чего мне прилагать усилия? Если я и пройду собеседование, мне все равно не предложат работу и т.п.
Я делаю глобальный вывод, что все мои усилия напрасны.

Я говорю: что подумают мои знакомые, если я буду общаться с этим и этим человеком, займу это место, приму это решение? Я делаюсь зависимым от предполагаемой реакции окружающих.

Надо сказать, что некоторые люди «попадают в Жертву» эпизодически, а есть такие, которые вовсе из нее не выходят.

Именно они создают альянсы с Тиранами, которые со стороны кажутся невероятными, непостижимыми: «Как же она позволяет так над собой издеваться? Как он позволяет так собой помыкать?»

Но давайте вспомним, что в заветном треугольнике каждый имеет свое – Тиран имеет власть (и ответственность как нагрузку), Жертва – снимает с себя ответственность (у нее в нагрузке – насилие), Спасатель же холит свое эго (имея в нагрузке непомерные претензии Жертвы и ярость Тирана).

За то, что «причиняете ей страдания» и «не можете сделать ее счастливой», и вообще «недостаточно хороши для нее»…

В действительности, источник страданий – не здесь, не в текущей ситуации, а – там, в прошлом…
В прошлом самой Жертвы, куда она погружается , когда происходит что-то из детского сценария…

Как можно понять, что я – «в Жертве?»

Есть несколько признаков…

Чувство обиды, страдания, беспомощность, ожидания от других людей – что помогут, нет, просто обязаны – помочь, поддержать, быть рядом.

Паралич воли, «любимые» мысли – смотри выше список из 9 пунктов.

Злость, ярость на тех, кто должен помогать, но не делает этого – муж, родитель, друг, партнер.

Злость на самого себя за беспомощность и бессилие.

Между тем, злость очень важна, но – злость другого рода…

Единственный способ выйти из роли Жертвы – это вступить с ней в конфронтацию.

Подчеркиваю – не с собой, а с ролью.

Это у ребенка нет выбора, у взрослого человека он есть…

«Не хочу быть Жертвой», «Не буду», «Я буду решать сама» – вот основной лейтмотив такой конфронтации.

Придет время, и вы сможете поддержать себя настолько, что необходимость в ролях отпадет.

«Осколки насилия» или «Почему я кричу на своих детей?!»

Почему женщина, которая любит своих детей, заботится о них и всячески оберегает, вдруг превращаться в разъярённого монстра и делает то, после чего испытывает жуткое чувство вины?

Откуда в нас эти осколки насилия? Почему будучи в здравом уме и твёрдой памяти, мы – в большинстве своём разумные, заботливые родители, – но стоит нам войти в состояние стресса, как крышу может снести, и мы начинаем делать те вещи, о которых потом сильно сожалеем?

«Когда моему сыну было 4 года, он не хотел есть и долго сидел над тарелкой с кашей. Я завела его в ванную и вылила кашу ему на голову. Тогда я считала, что делаю совершенно правильные вещи. Прошло уже много лет, но это история не отпускает меня. Я вспоминаю её с ужасом и невероятной жалостью к сыну. Бедный мой мальчик. В своём ли я уме была?…» (история приводится с разрешения)

Сейчас, спустя много лет эта женщина способна признать, что выливать кашу на голову ребёнку – это безумие, и она испытывает чувство сострадания к сыну и вину за свой поступок. Но тогда, в тот момент, она была совершенно уверенна, что поступает правильно.

В момент, когда “планка падает” , когда человек начинает совершать агрессивные действия со своими детьми и близкими, именно в этот момент он верит, что поступает правильно.

Когда женщина кричит и лупит своего малыша, который не хочет идти в садик или только что упал и испачкал комбинезончик; когда орут и наказывают за двойки; когда избивают ремнём за непослушание – во все эти моменты люди верят, что поступают правильно. Есть те, которые и после рационализирует свои действия, объясняя, что избить ребёнка – был самый лучший выход. «Да и ничего страшного с ним не произошло, сам вывел и т.д.»

Конечно, глубина семейного насилия бывает разная. Где-то детей жестоко наказывают за любой проступок, где-то достают эмоционально, постоянно высмеивая и унижая ребёнка, где-то мама и папа иногда срываются, орут и не справедливо наказывают, о чём потом жалеют.

Цель же моей статьи объяснить, что происходит с человеком в этот момент и почему. Для того, чтобы вы, столкнувшись с такой реакцией у себя, смогли её распознать и вовремя себя остановить.

Начнём с того, что человек запоминает любой опыт, который с ним происходит. А травмирующий опыт, опыт эмоционального или физического насилия над нами, мы не просто запоминаем. Этот опыт расщепляет, меняет нашу личность. Мы помним, что над нами издевались, и свои ощущения беспомощной жертвы мы тоже помним. Через 72 часа после совершения над человеком насилия в его личности капсулизируется жертвенная часть, теперь в одной из частей себя он – Жертва. Но мы помним и насильника, человека, который совершал это с нами. Мы не просто его помним, а делаем слепок с него, его «резервную копию». Этот слепок теперь всегда будет храниться в нас. Станет одной из частей нашей идентичности, нашим «внутренним насильником». В другой части себя мы – Насильник.

Читайте так же:  Любимая сказка и жизненный сценарий

Люди, соприкасавшиеся в детстве с насилием, имеют в себе память о насилии и в момент стресса, в момент сходной ситуации, когда рядом оказывается беззащитное существо, жертва, могут повести себя как насильник, который совершил это с ними.

Женщина, вылившая кашу на голову своему ребёнку, вспоминала, что в детстве, в яслях, куда её водили, это было обычной практикой. Она не помнит выливали ли ей кашу на голову, но помнит, что она это точно видела, а ещё как кашу лили за пазуху и в колготки. Когда в её жизни сложились похожие обстоятельства – вот она взрослая тётя, а рядом маленький ребёнок, отказывающееся есть кашу, она вдруг стала той самой Бабой Маней – нянечкой из яслей. Она стала ей. В ней проснулся её «внутренний насильник». И она проиграла сценарий из своего детства, став насильником для своего ребёнка.

Мужчины, бьющие своих жён и детей, имели тяжёлый опыт насилия в детстве. Нет они не мстят за свои страдания. Они просто попадают в своего «внутреннего насильника», и в этот момент исходят только из этой части своей личности.

Я недавно смотрела фильм «Список Шиндлера» (1993г). В нём рассказывается реальная история немецкого коммерсанта, который во время Второй мировой войны спасает тысячу двести евреев – мужчин, женщин и детей. Смотря ужасающие кадры этого фильма, я задавала себе вопрос: «Почему кто-то умудряется остаётся человеком в этом всеобщем безумии?» Люди, у которых нет опыта насилия в детстве, не соблазняются на запах крови, стоны жертв в них не пробуждают внутреннего насильника. В них его просто нет. Вот здесь самое место вспомнить известную истину: «Насилие порождает только насилие.»

6 заповедей Иосифа Бродского

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook

и ВКонтакте

«Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы».

AdMe.ru публикует отрывок из знаменитой речи Иосифа Бродского, которую он произнес на стадионе в декабре 1988 года перед выпускниками Мичиганского университета. Тогда критики посчитали ее «неуместной», «политически некорректной», а кое-кто умудрился усмотреть в ней даже расизм. Но Бродский — вне предубеждений, времени и пространства.

1. Сосредоточьтесь на точности вашего языка. Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счетом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои дивиденды.

Цель в том, чтобы дать вам возможность выразить себя как можно полнее и точнее. Одним словом, цель — ваше равновесие. Ибо накопление невыговоренного, невысказанного должным образом может привести к неврозу.

[2]

Чтобы этого избежать, не обязательно превращаться в книжного червя. Надо просто приобрести словарь и читать его каждый день, а иногда — и книги стихов. Они достаточно дешевы, но даже самые дорогие среди них стоят гораздо меньше, чем один визит к психиатру.

2. Старайтесь быть добрыми к своим родителям. Если это звучит слишком похоже на «Почитай отца твоего и мать твою», то прошу прощения. Я лишь хочу сказать: старайтесь не восставать против них, ибо, по всей вероятности, они умрут раньше вас, так что вы можете избавить себя по крайней мере от этого источника вины, если не горя.

Если вам необходимо бунтовать со всеми этими «я-не-возьму-у-вас-ни-гроша», бунтуйте против тех, кто не столь легко раним. Родители — слишком близкая мишень (так же, впрочем, как братья, сестры, жены или мужья). Дистанция такова, что вы не можете промахнуться.

3. Старайтесь не слишком полагаться на политиков.

Не столько потому, что они неумны или бесчестны, как чаще всего бывает, но из-за масштаба их работы, который слишком велик даже для лучших среди них. Они могут несколько уменьшить социальное зло, но не искоренить его. Каким бы существенным ни было улучшение, с этической точки зрения оно всегда будет пренебрежимо мало, потому что всегда будут те, — хотя бы один человек, — кто не получит выгоды от этого улучшения.

Мир несовершенен. Золотого века никогда не было и не будет. В свете этого — или, скорее, в потемках — вы должны полагаться на собственную домашнюю стряпню, то есть управлять миром самостоятельно. Но даже в пределах вашего собственного пирога вы должны приготовиться к тому, что вам, по всей вероятности, придется отведать в равной мере и благодарности, и разочарования.

4. Старайтесь быть скромными. Уже и сейчас нас слишком много — и очень скоро будет много больше. Это карабканье на место под солнцем обязательно происходит за счет других. То, что вам приходится наступать кому-то на ноги, не означает, что вы должны стоять на их плечах. Так что, если вы хотите стать богатыми, или знаменитыми, или и тем и другим, — в добрый час, но не отдавайтесь этому целиком.

Всегда помните, что рядом с вами всегда кто-то есть — ближний. Никто не просит вас любить его, но старайтесь не слишком его беспокоить и не делать ему больно. На худой конец, постарайтесь вспомнить, из какого далека — от звезд, из глубин Вселенной, возможно, с ее противоположного конца — пришла просьба не делать этого, равно как и идея возлюбить ближнего, как самого себя.

5. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок — меню обширное и скучное.

В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить и увеличиваете вакуум безответственности, который так любят заполнять демоны и демагоги, ибо парализованная воля — не радость для ангелов.

Вообще, старайтесь уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Они составляют часть игры, и хорошо в них то, что они не являются обманом. Всякий раз, когда вы в отчаянии или на грани отчаяния, когда у вас неприятности или затруднения, помните: это жизнь говорит с вами на единственном хорошо ей известном языке.

6. Умейте прощать. Мир, в который мы вступили, не имеет хорошей репутации. Это не милое местечко, как вы вскоре обнаружите, и я сомневаюсь, что оно станет намного приятнее к тому времени, когда вы его покинете.

[1]

Однако это единственный мир, имеющийся в наличии: альтернативы не существует, а если бы она и существовала, то нет гарантии, что она была бы намного лучше этой. Поэтому старайтесь не обращать внимания на тех, кто попытается сделать вашу жизнь несчастной. Таких будет много — как в официальной должности, так и самоназначенных.

То, что делают ваши неприятели, приобретает свое значение или важность от того, как вы на это реагируете. Поэтому промчитесь сквозь или мимо них, как если бы они были желтым, а не красным светом. Так вы избавите клетки вашего мозга от бесполезного возбуждения. Переключите канал: вы не можете прекратить вещание этой сети, но в ваших силах по крайней мере уменьшить ее рейтинг.

В детстве мы легко принимаем от матери жертвы (по тексту Ю.Яковлева) (ЕГЭ по русскому)

Думаю, никто со мной не поспорит, мама- единственный человек в нашей жизни, который жертвует многим ради нас. В тексте Ю. Яковлев поднимает проблему материнской жертвенности. Данную проблему автор раскрывает на примере подростка и его матери. Рассказчик текста пришёл домой голодный и съел последний кусочек колбасы. «Мало. Хочу ещё» — говорит рассказчик, но в ответ ему отвечает мама, что колбасы больше нет. Герой текста обозленный грохотал стульями, ходил по комнате, не понимая того, что его мама и так отдала ему последний кусочек. «Нет ничего более жестокого, чем просить у матери хлеба, когда его у неё уже нет.»-рассуждает автор. Парой мы не понимаем, как тяжело нашим матерям, обижаем их и злимся. Но в голове всегда нужно держать тот факт, что матери готовы отдать последний кусочек хлеба.

Читайте так же:  Зачем идти к психологу!

Если этого недостаточно, у них появляется терзающее чувство. Автор с болью в сердце пишет о недопонимании школьника по отношению к своей матери, призывает внимательнее относится к мамам и понимать, на какие жертвы они идут. Я согласна с автором в том, что мамы желают нам только добра, идут на жертвенные поступки, оберегают нас от проблем на протяжении всей жизни. Мамы- наши ангелы хранители. Парой жизненные обстоятельства заставляют поступать нас так или иначе, но у матерей нет этого выбора.В произведении Е.Л. Улицкой «Дочь Бухары» речь идёт о маме — героине, Але.Она родила дочь Милу с синдромом дауна, всю жизнь ухаживала за ней, жертвуя своей жизнью. К семнадцати годам своей дочери Аля была тяжело больна и учила дочь быть приспособленной к жизни, она подыскала ей мужа уехала на родину, чтобы умереть в тишине .

Героиня произведения отдала всю себя, жертвовала всеми прелестями жизни ради своей дочери и это заслуживает уважения. В моей жизни встречалось много случаев проявления материнской жертвенности, но этот случай запал мне прямо в душу.На Великой Отечественной войне, во время блокады Ленинграда, была небольшая семья.

Муж ушел на фронт, а мать и двое детей остались в городе. Кушать было нечего и младший ребёнок умер от голода. Мать видела, как на ее глазах старший ребёнок слабеет. Чтобы это предотвратить, она разрезала труп своего младшего и сварила из него суп, ради того, чтобы старший ребёнок остался живой. Мать, проявив свою жертвенность, спасла жизнь старшему ребёнку. Мамы идут на все ради своих детей и только они знают цену этих жертв. В заключение, хотела бы сказать, что нужно ценить наших мам за все их жертвы. Ведь главное для них — видеть своих детей счастливыми и здоровыми. Материнское сердце — самое чувствительное и не стоит проверять его на прочность. Береги мам и понимайте их.

Мама-это самый близкий человек, готовый ради своего ребёнка на любые жертвы. В детстве мы зачастую не замечаем, как много она делает для нашего счастья и благополучия, нередко даже в ущерб себе, и ведем себя с ней эгоистично и грубо. В предложенном для анализа тексте Ю. Яковлев поднимает проблему эгоистичного отношения детей к своим матерям.

Автор раскрывает проблему на примере случая из жизни мужчины, который вспоминает о своём холодном отношении к матери в детстве. Ю. Яковлев отмечает, что «в детстве мы легко принимаем от матери жертвы» и «всё время требуем жертв», так наш герой требовал от матери, колбасы, которой не было в «суровые дни», лишь во взрослом возрасте осознав, что » нет ничего более жестоко, чем просить у матери хлеба, когда его у неё уже нет. И она уже отдала тебе свой кусок». Слова героя » Но пройдут годы, и стыд настигнет тебя. И тебе станет мучительно больно от своей жестокой несправедливости», говорят о том, что ему стыдно за то, что он так грубо вел себя с мамой: хлопал дверью, грохотал стульями, не замечал «своих следов на полу» и даже «спасибо» ей не сказал. Автор сопереживает своему герою, который поздно понял какую боль своим равнодушным поведением он причинял матери, который не замечал её «беззвучных слез», настаивая на своем, который не сказал тогда «прости меня, родная», не задумываясь о том, что в один момент он может не услышать ответа.

Позиция автора в тексте не звучит явно, однако через описание чувств героя и его эмоциональную лексику, мы понимаем, что он призывает нас быть внимательнее к своим матерям, заботиться о них, думая в первую очередь об их благополучии, а не о собственной выгоде. Я полностью согласна с мнением автора. Действительно, мы должны ценить наших матерей, ведь они делают всё возможное для того чтобы мы были счастливы и ни в чём не нуждались. Мы должны чаще говорить им слова благодарности, так как никто так нас не любит и не оберегает, как мамы.

Проблема эгоистичного отношения детей к своим родителям поднимается во многих произведениях художественной литературы. Порой дети не замечают, как равнодушно относятся к своим родителям, и какую боль приносит такое отношение. Именно об этом рассказывается в произведении К. Паустовского «Телеграмма». Главная героиня, Настя, живет в городе, матери в деревню лишь изредка посылает деньги и пишет письма. Однажды Катерина Иванова присылает своей дочери письмо с просьбой приехать, но так как обычно откладывает чтение письма на потом, ссылаясь на занятость. Позднее, прочитав телеграмму, она отправилась к матери в деревню, но было уже поздно, так как Катерины Ивановны уже не было в живых. Таким образом, мы видим, что холодное, равнодушное отношение детей к своим матерям, может привести к их гибели, поэтому важно, чтобы дети общались со своими родителями и всегда заботились о них.

Я думаю, что ценнее всего для матери знать, что ее ребёнок любит её и ему не безразлична ее жизнь. Важно именно внимание. Обратимся к произведению Б. Екимова » Говори, мама, говори. » В данном рассказе повествуется о ежедневных телефонных разговорах дочери, живущей в городе, и матери, оставшейся в деревне. Ссылаясь на тариф, дочь просила маму говорить лишь «по делу», поэтому их беседа ограничивалась парой коротких и сухих фраз. Однажды бабка Катерина упала во дворе, и после этого позвонила дочери, но та холодно ей ответила, и это очень ранило женщину. На звонок дочери в неурочный час дал понять, что ей всё же не безразлична жизнь матери. Таким образом, мы видим, что нужно быть неравнодушным к судьбе близкого человека, ведь поддержка и забота помогают пережить все трудности и невзгоды.

В заключение хочется сделать вывод: каждый ребёнок должен больше внимания уделять своей матери, должен заботиться о ней и всегда

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

поддерживать, помня о том, как много она делает для того, чтобы мы были счастливы.

Источники


  1. Мастюкова, Е.М. Профилактика и коррекция нарушения психического развития детей при семейном алкоголизме: пособие для психологов / Е.М. Мастюкова. — М.: Книга по Требованию, 2011. — 120 c.

  2. Жизель, Аррюс-Ревиди Незрелые родители и взрослые дети / Аррюс-Ревиди Жизель. — М.: Питер, 2015. — 864 c.

  3. Лаундес, Лейл Как говорить с кем угодно и о чем угодно. Психология успешного общения. Технологии эффективных коммуникаций / Лейл Лаундес. — М.: «Издательство «Добрая книга», 2016. — 400 c.
В детство или в жертву — выбор за нами
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here