Выжженное стыдом

Сегодня обсуждаем тему: выжженное стыдом с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Стыд – огонь, выжигающий грех из

WORDiki — развлекательный проект, собравший на своих страницах интересные фразы в картинках

При использовании материалов, указание источника и гиперссылка на http://wordiki.ru обязательны

Для связи с Администрацией проекта Вы можете воспользоваться формой обратной связи

Княжева жена.

Как горька твоя любовь, любимый,
как полынь.
Диким медом зреет имя на губах.
Не пристало княжевой жене, но ныне
Я — река, а ты мне — тесны-берега.

Горяча твоя любовь, любимый,
как огонь.
Письмена языческие без стыда
Выжигаешь мне по бедрам, по ладоням.
И отныне, княжева жена — беда.

Солона твоя любовь, любимый,
прах земной.
Без тебя, теперь, навеки жизнь пресна.
Что ж ты княжеву жену стрелой, то — злою.
Стала омутом душа — до дна грешна.

Как сладка твоя любовь, любимый,
как нектар.
Допьяна безумной страстью напоя,
Вольну волю княжевой жене даст в дар,
Вслед за волчьим следом Волхова заря.

Волх (Волхов, Волховец, Волк, Вольга, Змей Огненный Волк, Огненный Вук (серб.), Локи (сканд.)) — Бог чародейства, оборотничества, войны, удальства, повелитель зверей. Воплощение — серый волк, ясный сокол, гнедой тур — золотые рога.

Выжженное стыдом.

Корабли в моей гавани жечь. (Земфира)

В сказке Вильгельма Гауфа «Карлик нос» кульминационный момент контакта Якоба, его матери и уродливой старухи выглядит примерно так: к прилавку, где была разложена зелень, которой торговал Якоб с мамой, подходит жуткого вида старуха с длинным носом, длинной шеей и корявыми руками, она начинает «шишиться» в их товаре ( овощах и кореньях) и чем, естественно, вызывает эмоциональный ответ у Якоба и мамы. Мама пугается, как бы та не испортила ей товар, а Якоб гневается, оскорбляет и пристыживает старуху.

По-видимому, в глубине Якоб и мама переживали одно и то же чувство – стыд. Т.к. уродство старухи, которая выбрала их прилавок, как будто бы исключало их из местного рыночного сообщества. Сам контакт с уродливым существом социально «опускает» и пристыживает человека.( Кстати, в христианской истории Христос лечил прокаженных).

Если бы они были знакомы с современной теорией эмоций и с терапией стыда, они бы среагировали на возникший при приближении к ним уродливой старухи стыд, как на сигнал и попытались бы избежать эмоциональной коммуникации. Т.к. этого не произошло, старуха «сманипулировала» состояниями Якоба и матери, вызвав у матери чувство вины, и, пообещав хорошее вознаграждение, забрала мальчика с собой, используя его как носильщика.

Старуха волшебным образом трансформирует жизнь Якоба, как будто бы он во сне прислуживает ей в облике белки, до тех пор, пока он случайно не наталкивается на траву, которая его пробуждает. После этого он спешит к матери, не обращая внимания и не понимая, что окружающие люди смеются над ним, называя уродливым карликом. Когда он встречается с матерью, мать повторяет предыдущий сценарий эмоциональной реакции, гневается на уродство сына, не признает его, гонит, на самом деле, в глубине испытывая стыд. Стыд испытывает и Якоб. Индикатором стыда может быть еще и одеревенелость тела, которое возникло по пути домой во время пристыживания.

Гауф, не подозревая, описал в своей сказке реакцию стыда и возможные сопутствующие эмоциональные реакции и отклики.
Так случилось, что эту сказку читала своим детям одна из участниц «терапевтических групп», посвященных теме «Стыда в клинике нарциссических, зависимых, психосоматических расстройств».

По идее, терапевт на определенном этапе своего развития может научиться любить в клиенте то, что он(клиент) считает уродливым и постыдным. Следуя этой логике, мама вместе с Якобом могли бы обнять старуху и с любовью одарить ее богатством своего урожая. Но для большинства людей, так же как и для персонажей сказки, даже намек на возможное переживание стыда выводит за пределы контакта с собой и с социумом, за которыми можно остаться, переживая одиночество, неуверенность, никчемность, неуместность, а можно, унижаясь, сохранить свое место рядом с людьми.

Стыд – глубоко социален, и регулирует отношения между людьми, их дистанции и границы в глобальном поле человеческих взаимоотношений.

Любой стыд, возникающий в процессе терапии, вызывает ответные чувства у терапевта, т.к. оба ( и терапевт, и клиент) находятся в одном поле стыда. Он блокирует контакт, вызывая страх стыда, стыд стыда, гнев, разочарование, телесную скованность, внутреннюю пустоту, паралич действий у обоих. Но, если терапевт умеет «любить» и принимать то «уродливое», чего стыдиться клиент и сам терапевт, то контакт сохраняется, т.е. чувство движется навстречу чувству.
Не всегда стыд у терапевта, возникающий в процессе терапии, связан с его историческим опытом. Например, некоторым становится стыдно за то, что им не стыдно, когда клиент стыдиться.

Я осознаю, что мой стыд – это про мое бессилие и беззащитность перед лицом стыда другого человека, который может меня захватить и погрузить в свои переживания. Это отвратительное состояние, в котором я чувствую, что меня загоняют в угол, и я, вместе со своим клиентом, превращаюсь в какую-то точку на грани небытия.

Правда, потом, совершая определенные усилия, цепляясь друг за друга, за обрывки воспоминаний, попытки ощутить связь с предметами вокруг, через какой-то период возвращаешься из небытия и пустоты, где ты — никто, в нечто и кое-что, выводя клиента, примерно, на тот же уровень, где мы, практически без слов, понимаем друг друга. Это помогает быть чувствительным к объединяющей нас: боли, чувству ничтожества, неуместности, как нечто общему, существующему в поле между нами. И, уже через боль и осознанное переживание этой неуместности, нелепости, выходим на уровень зрелого стыда. Мы можем продолжать контакт, уже не через телесные переживания, а вербально, осознавая нюансы, детали того, что произошло между нами. Хотя внутри может остаться щемящий кусок огня, жжение, напоминающие о том, где ты побывал. Они могут локализоваться на поверхности тела(например, в виде покраснения в области тела), могут локализоваться внутри тела( как ощущение чего-то давящего в груди).

Мне кажется, если я дистанцируюсь от стыда другого во время терапии, то я обязательно выхожу в высокомерную позицию, и, как бы я не хотел, я становлюсь стыдящей фигурой для клиента и невольно усиливаю его стыд. Т.е. если во время терапии поднимается тема стыда, то в этот момент невозможно находиться в отстраненной позиции, и стыд терапевта является ключом доступа к душевным переживания клиента.
Переживание стыда можно описывать терминами пустоты внутри и снаружи, в которой нет никого, или в которой только «никто», «ничто» и «выжженная пустыня», залитая «анестетиком», в которой нет ничего живого(полная блокада и паралич чувств, мыслей, действий).

Читайте так же:  Семейные конфликты есть ли способы их минимизировать

Переживая подобное, человек может оказаться в каком-то другом измерении, одновременно находясь среди людей (деперсонализация). На мой взгляд, Гауф упоминает об этом, описывая семилетний период жизни Якоба в доме старухи, когда он совершенствовался в мастерстве повара, будучи белкой, находясь в собственном сновидении.

Переживание стыда табуировано обществом. Стыдиться – стыдно, страшно, его нельзя показывать, но он проявляет себя через телесные эквиваленты: невозможность смотреть в глаза, скованность, желание спрятаться, отвернуться, убежать, исчезнуть, сгореть, провалиться (телесно тяжело, плохо). Одновременно с этим тело деревенеет, привычные движения становятся прерывистыми, нарушается дыхание, происходит общее замирание, застывание, опустошенность. Все, что связано с оценкой – связано со стыдом (я боюсь, что увидят мое «уродство», «несовершенство», «неуместность», «неумелость», неспособность любить, мою недостаточность как мужчины или женщины, и т.д), чаще оценивают сексуальность, телесные особенности, профессиональную компетентность, интеллектуальное развитие.

Стыд инициирует и поддерживает многие психологические защиты, делая их застывшими и ригидными, превращая в характер или в психосоматическое развитие.

Исповедь обманщика

Я рядом с тобой, даже если в разлуке,
Лишь сердце тоскует, болит,
К груди я прижму твои нежные руки,
Услышишь, как часто стучит.

И нашу любовь невозможно измерить,
Не просто ее описать,
Увы, перестала словам моим верить,
Теперь буду больше молчать.

Молчание скроет душевные муки,
Размоет мой волчий оскал,
Лишь совесть придумает новые трюки,
Чтоб ночью безмолвной страдал.

И стыд выжигает багряные щеки,
Глаза не могу я поднять…
Мой внутренний голос кричит мне упреки,
Его невозможно унять.

Я больше не в силах терзать твою душу,
Лишь боль я тебе причинил,
Обманом гармонию счастья разрушил
И веру в любовь погубил.
31.01.2016 г.

СТЫД – огонь, выжигающий грех из души человека.

— Соня Шаталова, 41 цитата

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Простота — одно из лучших качеств человека.

Забавно, когда огонь в твоих глазах ищет тот, кто его погасил.

Мне кажется, что одна из самых больших удач в жизни человека — счастливое детство.

Душевный огонь не видно, но как от него тепло.

Мы должны брать из прошлого огонь, а не пепел.

Труд сделал из обезьяны человека, телевидение исправило это недоразумение.

Я не обижаюсь на людей, я просто меняю о них мнение. Можно вытащить человека из грязи, но нельзя вытащить грязь из человека.

«Позориться» — слово из лексикона обычного человека, озабоченного чужим мнением и прочими социальными грузилами.

Лучше потерять гордость ради человека, которого любишь, чем потерять любимого человека из-за гордости!

Добрые дела, которые совершаются не из любви к людям и не из заботы о них, а для спасения собственной души, совсем не добрые. Где нет любви, там нет и добра.

Душа моя как выжженное поле.

ДУША МОЯ КАК ВЫЖЖЕННОЕ ПОЛЕ
СТИХИ В НЕЙ НЕ РОЖДАЮТСЯ ТЕПЕРЬ.
ОНА ЛИШЬ ОТГОЛОСОК БОЯ.
И СЛЕЗЫ ОТ НЕСЛЫХАННЫХ ПОТЕРЬ.

В ДУШЕ БУШУЕТ НЕНАВИСТИ ВЕТЕР.
И СТЫД ЗА ТО ,ЧТО Я ЕЩЕ ЖИВУ.
ЗА ТО ,ЧТО Я ЕЩЕ СУДЬБОЙ ХРАНИМА..
ЧТО Я ВЕДУ ЕЩЕ, СВОЮ ВОЙНУ.

ВОЙНА ЗА ТО ,ЧТО БЫ СОБОЙ ОСТАТЬСЯ.
ЛЮБИТЬ И ЖИТЬ ,КАК Я ХОЧУ.
ЗА ТО ,ЧТО БЫ В РАБА НЕ ПРЕВРАЩАТЬСЯ.
Я КАЖДЫЙ ДЕНЬ ДУШОЙ СВОЕЙ ПЛАЧУ.

Я ВЕРЮ ,В ТО ЧТО ЖЕРТВЫ НЕ НАПРАСНЫ.
МЫ ВЫСТОИМ, ВСЕ ВМЕСТЕ- ПОБЕДИМ.
РОДИТСЯ НОВЫЙ СТИХ В ДУШЕ- ПРЕКРАСНЫЙ.
А ТЕНЬ ВОЙНЫ, РАСТАЕТ СЛОВНО ДЫМ.

Замереть, чтобы исчезнуть. Когда стыд отбирает жизнь (часть 1)

Стыд отличает нас от животных и делает людьми. Стыд актуален, если мы живем в обществе. Если мы одни на необитаемом острове — вопрос стыда будет мало нас беспокоить.

Прежде всего, стыд обеспечивает остановку. Представьте, как работают тормозные колодки в автомобиле. Колеса крутятся, крутятся и тут что-то механически начинает их тормозить, некоторое статическое приспособление, постепенно давящее на колесо и заставляющее сбрасывать скорость, проще говоря — мешающее ему крутиться.

Примерно так работает чувство стыда в организме человека — оно останавливает активность, вызывая некоторое онемение, напряжение мышц — блокирующее движение вперед, возбуждение и агрессию.

Стыд как бы сообщает нам, что есть какие-то полезные, хорошие действия и формы жизни среди людей, а есть — не полезные, неценные, «плохие».

Именно благодаря чувству стыда мы ведем себя «прилично». Мы можем создать общество, границы, системы, принципы, иерархию и т.д. Мы знаем, в каких рамках должны быть, как проявляться, чтобы быть принятыми другими людьми, чтобы оставаться с ними в отношениях и получать защиту и поддержку.

Мы не выходим на улицу голыми, здороваемся, выполняем правила приличия. В театре, к примеру, отключаем мобильный телефон. Соблюдать это нам во многом помогает именно чувства стыда, которое основывается на переживании некоторой собственной «хорошести» и уместности в обществе.

Все, что описано выше касается сугубо регуляторного, то есть здорового чувства стыда человека.

Нездоровый или токсический стыд

Когда мы растем, как и за что стыдиться мы узнаем, прежде всего, от родителей. Где та «мера» стыда, которая поможет остаться в обществе людей, при этом не помешает жить и удовлетворять свои потребности.

Но очень часто со стыдом бывают сильные перекосы. И родители приучают своих детей стыдиться гораздо больше, чем нужно. Тогда в жизни такого человека могут наступить самые, что ни на есть, тяжелые времена. Ведь он не может в полной мере удовлетворять свои потребности, его организм начинает замирать там, где можно жить, останавливаться там, где дорога открыта.

Токсический стыд проявляется в таких ситуациях, когда головой понимаешь, что вроде бы все нормально и ничего страшного нет, но почему-то «рот открыть» не можешь.

Не можешь что-то кому-то сказать. Не можешь подойти к девушке и познакомиться. Не можешь попросить. Просто тело как бы не пускает туда, хотя голова понимает, что очень хочется.

Виды стыда

Стыд можно разделить на категории:

1. Конфлюэнтный. От слова «конфлюэнция» — слияние. Есть такие семьи, где все построено на слиянии. То есть, чтобы выжить вместе, мы должны быть одинаковыми — одинаково себя вести, думать, обустраивать жизнь, одинаково хотеть и чувствовать. Если кто-то «выбивается» из общей массы — это тревожный знак, ведь система может развалиться. Примером такой конфлюэнтной семьи есть бывшее советское общество, где люди получали одинаковые зарплаты, ходили в одинаковой одежде и даже одни и те же ключи подходили к разным квартирам (как было показано в полюбившемся многим фильме Эльдара Рязанова).

Читайте так же:  Жизнь семьи после измены

В конфлюэнтных семьях развивается конфлюэнтный стыд — то есть стыд быть собой. Ведь помимо того, что мы все похожи друг на друга, мы еще и все очень разные. И у нас могут быть совсем разные потребности в разные моменты времени. Но конфлюэнтный стыд не дает нам почувствовать свою автономию, нам нужно быть такими, как другие, чтобы не быть отвергнутыми ими. Иначе — мы будем переживать мучительное чувство ужаса от собственной неуместности и страх отвержения.

Стыд сильно связан со страхом отвержения. Если мы очень боимся быть оставленными и брошенными, мы непременно будем стыдиться собственной инаковости и неудобности для других

2. Интроективный стыд. Если конфлюэнтный стыд имеет диффузный характер, то есть мне стыдно в принципе за то, что я есть такой, то интроективный стыд более локален. Он связан с некоторыми стереотипами, правилами, установками (интроектами), которым нас научили. Собственно, эти установки хорошо выявляются под словами «нельзя» и «надо», которое часто любят говорить мамы и папы. «Нельзя говорить плохие слова», «нельзя кричать на маму», «нельзя шуметь», «надо быть послушным, тихим», «надо слушаться маму», «надо хорошо себя вести» и т.д. Интроективный стыд всегда привязан к предметам, событиям, обстоятельствам. Его можно перестать чувствовать, изменив форму поведения — то есть, перестав как-то себя «плохо» вести или начав что-то делать «хорошо» соответствовать (интроекту). Перестал, к примеру, кричать на маму — все, молодец, от стыда избавился!

3. Проективный стыд. Этот вид стыда связан не столько со смысловой нагрузкой, сколько с его носителями. К примеру, встречаем мы кого-то, и нам кажется, что именно этот человек точно будет нас за что-то осуждать. Мы этого, конечно, наверняка не знаем, но чувство стыда испытываем. Как два подростка, которые закрылись в комнате и целуются, могут фантазировать и боятся, что «кто-то» зайдет и будет их стыдить, останавливать, осуждать. Здесь работает механизм проекции — основной, по сути, на котором построена работа психики. Только то, что есть внутри нас мы можем видеть во внешнем мире. Если мы откуда-то знаем (интроективный стыд), что целоваться в комнате нельзя, то мы будем проецировать это знание на тех, кто может зайти и увидеть. И конечно, переживать при этом некоторую остановленность — замирание в теле, сбой в дыхании.

4. Ретрофлексивный стыд. От слова ретрофлексия — «поворот на себя» то есть обращение выданной организмом энергии назад, в себя. В принципе, любой вид стыда можно назвать ретрофлексивным, поскольку этому чувству свойственна остановка энергии и накопление ее в теле. Но здесь этот вид выделен для того, чтобы подчеркнуть возможные последствия сильного стыжения, выраженного в соматизации, болезнях, а порой — дезорганизации психической деятельности. К примеру, панические атаки — хороший вариант последствий ретрофлексивного стыда, когда стыда настолько много, что организм реагирует сильными телесными реакциями.

Чего мы стыдимся больше всего

Когда я работаю с клиентами, то каждый в какой-то момент приносит свою «историю стыжения». Мы скрупулёзно и внимательно разбираем ее детали. Во многих случаях я слышу похожие темы, чего часто стыдятся женщины, а чего — мужчины. Здесь я выделила основные моменты, за которые чаще всего стыдят и от чего мучаются люди. Безусловно, что у каждого — свои оттенки, особенности. Это довольно грубые обобщения, которые возможно, смогут помочь вам где-то увидеть себя.

Стыд неудачи (ошибки, провала)

Наверное, это самая популярная тема для переживания стыда, возможно, в жизни каждого человека имеется такой опыт — когда было стыдно за то, что где-то дал слабину, не успел, не смог, не выполнил, не победил.

Стыд неудачи часто свойственен мужчинам, но и многие женщины могут страдать от него.

Стыд провала обычно связан с требованиями, которые мы себе предъявляем. И если эти требования слишком жесткие, завышенные, то мы непременно будем чувствовать дикий дискомфорт от их невыполнения, а также страх вообще чем-либо заниматься, страх вновь пережить это сильное чувство ничтожности.

Актуализированный стыд неудачи проявляется у тех людей, от которых в детстве ожидали более быстрого развития, чем ребенок мог предоставить. Эта частая ловушка родителей, когда ценностью является рост и развитие (как фактор здоровья), и соответственно — не-ценностью — простое «топтание на месте» или же просто присутствие ребенка в какой-то точке какое-то время. Именно из тревоги о риске недоразвитости мамы отдают еще совсем маленьких детей в садики, школы, на курсы развития. И тем самым оказывают своим детям медвежью услугу. Ребенок начинает учиться предъявлять к себе более высокие требования, чем он в этот момент времени может обеспечить.

Видео (кликните для воспроизведения).

Во взрослом возрасте такой человек боится остановок, боится неудач, боится затормозиться, выдать худшие результаты. Ведь за это мама его отвергала, она тревожилась и не позволяла ему просто быть таким, как получается. Нужно было все время идти вперед.

Стыд сексуального возбуждения

«А Верка-то из пятого подъезда, точно проститутка!». Возможно, каждый из нас хоть один раз в жизни слышал что-то подобное от престарелых тетушек на лавочках во дворе.

Эта история — яркий пример нереализованного сексуального возбуждения этих женщин. Ведь признать свое возбуждение — очень стыдно, легче и безопаснее спроецировать его на молодую соседку.

Стыд сексуального возбуждения свойственен людям из постсоветского общества — и мужчинам, и женщинам.

Мы на клеточном уровне знаем: переживать сексуальное возбуждение нельзя, а быть замеченным в возбуждении — смерти подобно!

Если вдруг у меня родилось возбуждение к женщине — я должен непременно заняться с нею сексом, а если это сейчас невозможно — подавить в себе любое к ней притяжение, сбежать, исчезнуть, окаменеть!

Токсический стыд собственного сексуального возбуждения возникает из первого опыта отношений между мальчиком и мамой, девочкой и папой. Если ребенка стыдили и отвергали (сторонились) за первые детские попытки реализовать свое возбуждение к взрослому противоположного пола, он будет также стыдится в отношениях с другими мужчинами и женщинами.

Например, мама, заметив, что у сына уже начинает происходить эрекция, отдаляется от него, перестает всячески прикасаться, боится даже подходить близко. При этом мальчик может глубоко обижаться, считывая такое отвержение и всячески подавлять свое сексуальное возбуждение (оставаться маленьким мальчиком), чтобы быть принятым и близким к маме.

Читайте так же:  Памятка родителю от ребенка

Или девочка, проявляя интерес и заигрывая с папой, может натыкаться на «замороженное» состояние отца, который начинает очень сильно напрягаться и пытаться как-то избежать и увильнуть от неприятного сочетания стыда и возбуждения к собственной дочери. Отец становится очень формальным, строгим, неспособным на нежность и тепло. Девочка понимает: свое возбуждение нужно скрывать, себя держать в рамках, при этом чувство глубокой обиды, непринятия не покинет ее и в отношениях с ее будущими мужчинами. «Нельзя быть возбужденной женщиной рядом с мужчиной» — вот такой плачевный итог этой подсознательной установки.

Часто, именно такие пристыженные в возбуждении мужчины и женщины создают пары. Им просто безопасно вместе — они оба стыдятся одного и того же и поэтому очень заботятся о том, чтобы обходить «стыдные места».

При этом каждый может чувствовать свою внутреннюю неудовлетворенность и пытаться смотреть «на сторону», на других женщин и мужчин. Или удовлетворяет свой интерес где-то в виртуальной реальности — например, просматривает порнофильмы, где можно хоть как-то слиться в переживании возбуждения с актерами и позволить себе, наконец, в полной мере переживать свое собственное.

Стыд быть слабым — морально и физически

Нельзя быть слабым. Слабые — физически и морально — люди никому не нужны. Если ты заметил в себе слабину — ее нужно срочно преодолеть и обязательно скрыть от других!

Это очень жестокие и кощунственные установки. Они часто преследуют мужчин, но свойственны и женщинам.

Показать свою уязвимость — страшно. Этому учат нас наши родители, которых воспитывали их родители, пережившие войну. А там действительно нельзя быть слабым. Убьют.

Вся досада в том, что стыд собственной слабости оставляет нас в глубоком одиночестве — без поддержки, ласки, сочувствия, тепла, опоры — когда это все как раз очень необходимо нам! Это как оставить больного гриппом без чая, лимона, теплой постели, а заставить идти на улицу и работать. Часто люди, стыдящиеся собственной слабости, очень быстро выгорают, не замечая и не уважая собственных ограничений, — они фактически убивают себя.

Стыд быть отвергнутым другими

Получить отвержение, услышать в ответ слово «нет» — именно этого мы может очень сильно бояться и стыдится. Как будто бы после отказа и отвержения наша личная ценность как-то рушится, мы уже не можем быть такими, как были прежде, мы становимся хуже, неважными. Поэтому, боже упаси, этот отказ получить. Я лучше никогда не спрошу, никогда. Только бы не услышать ответ «нет».

Если меня отвергают, значит, я плохой и непопулярный. А должен ведь нравиться всем, быть идеальным для всех!

Если я хочу быть принятым, я должен быть каким-то уникальным, нужным, важным для всех вокруг. Ну, прямо как стодолларовая купюра!

Правда в том, что невозможно всегда всем целиком и полностью нравится. И отвержения во взрослой человеческой жизни, на самом деле, много. Иногда, испытывать стыд за то, что тебя отвергли, — это попытка защититься от более тягостных переживаний — обиды, тоски, боли, печали, бессилия.

Во второй части статьи — Стыдно показать, что стыдно. Амплифицированный стыд: как вернуться в жизнь — я затрагиваю тему избегания стыда. Те способы, которыми мы можем защищаться от этого переживания, тем самым нанося себе непоправимый вред. Стыд является нашим союзником, когда мы его осознаем и уважаем. Стыд превращается в нашего врага, когда мы пытаемся его избежать и не замечать.

Я как психолог в Киеве, конечно, работаю с темами стыда со своими клиентами. Это распространенная тема, которая возникает в процессе исследования себя и своих проявлений. Как обнаружить стыд, как его разрешить проживать, как им пользоваться — в какимх случаях, с кем, зачем. Как перевести форму токсического стыда — в регуляторную его форму. Это все достигается благодаря психотерапии.

Автор Елена Митина http://elenamitina.com.ua

Использование материалов разрешено только с указанием авторства и активной ссылки на сайт.

Адский Голод

(Текст в новой редакции)

[1]

Что там правит миром, вы говорите? Любовь и голод?
Брехология, как все расхожие цитаты. Тот, кто это сказал, никогда не знал Адского Голода.
Миром правит исключительно Голод.
Я вам расскажу, как он правил мной.

В год от рождения я весила 7 килограммов. В первом классе мой вес составлял 15 кг.
В 24 года я весила 47 кэгэ при росте метр семьдесят пять. Стоит добавить, что я жила в самом красивом коттедже на нашей улице. У меня в коттедже были башенки и арки, и вся прихожая отделана черным мрамором.
В черном мраморе, с видом на набережную — я каждый день своей жизни сражалась с ним.
С Голодом, конечно.

Ровно через минуту после звонка Марины все мое дивное блюдо поднялось из пищевода (до желудка не успело дойти), и я помчалась в ванную.
Горячий поток изо рта, жгучая кислятина желудочного сока. И снова я стала пустой и обессиленной.
Напилась холодной воды из — под крана. Села на пол. И видела почти реально, как Голод обнимает меня и давит белой рукой на область подложечки.
Затошнило — теперь не от еды, а от нового приступа Голода.

Отбивные жарились на сковородке. Цветная капуста под сыром запекалась в духовке. Я ходила туда — сюда мелкими шагами по нашему длинному холлу.
Под Рамштайн. Туда — сюда. От съестных запахов хотелось выть и скрести ногтями стену.
Отвлекайте мысли на что — нибудь приятное.
Я включила компьютер, вошла в Интернет и нашла в почте сразу три письма.
«Привет, Ален, ты подумала насчет встречи? Я свободен все дни до субботы, можем встретиться. Тебе понравилась моя фотка?»
«Аленка, привет. Я прочитал твой рассказ. Это нечто! По — моему, тебе не место в какой — то мелкой газетке. Ты не пробовала послать свои произведения в литературный журнал?»
» Я получил фотку. Ты супер, такая секси! Целую тебя и твою киску. Когда же мы встретимся?»
Я выбрала письмо про литературный журнал. Все — таки, хоть какая -то интеллигентность в подаче похоти. Начала писать ответ.
И побежала в ванную. От Голода рвало тоже — иногда сильнее, чем от пищи.

Я прошлась по широкой улице со старинными домами, где находился книжный развал. Полистала букинистические томики с запахами пыли неведомых чердаков и шкафов.
Я могла побродить еще сколько — то. Голод забыл про меня, мне было хорошо и сладко. Я купила самоучитель арабского языка тысяча девятьсот семьдесят шестого года выпуска. Изучать языки всегда доставляло мне неописуемый кайф.
Это все спасало, уводило, осыпало искрами, давало ощущение свободы.
Потом я смогла погулять по Студенческому скверу. Вернее, посидеть около фонтанчика и полистать самоучитель. Голод проснулся и долбанул по желудку и по голове одновременно. Я почувствовала, что сейчас сдохну — прямо здесь, на скамейке.
Слава богу, на углу была тетка с пирожками.
— Дайте мне три. нет, четыре.
Тетка задала естественный вопрос:
— С чем?
— Все равно!
Я схватила пирожки и — бегом, к чертям подальше, в самый темный угол сквера. Чтобы не пугать людей видом своих трясущихся рук и безумных глаз.
Пирожки провалились в топку. Зажгло, загорелось, тошнота поплыла к горлу. А потом резко все осело.
Тишина. Переполненность. Надо идти домой, свобода кончилась, все.

[2]

В понедельник Голод вернулся. Антон уехал по делам, а я проснулась, вся дрожа, в девять утра.
— Привет! — сказал Голод. И ухмыльнулся углом рта.
Что там в холодильнике? Фарш. Шампиньоны. Великолепно. Я жарила котлеты с шампиньонами, строгала салат, слезы падали в этот салат, и я умоляла Голод только об одном — хоть десятую часть этого оставь мне!
Потом было попеременно — еда — рвота, еда — рвота, сколько раз — не помню. На часок Голод дал мне отдохнуть. А дальше он потребовал фаст — фуда, и я поспешила одеться.
Как это позорно — выходить из дома в плаще, наброшенном на халат, и в тапочках. Правда, в магазине меня плохо знают. За продуктами обычно ходит Нелька, которая убирается у нас два раза в неделю. Нелька — бывшая одноклассница моего брата. Нельзя описать, как она меня ненавидит. За то, что я выдаю деньги и список, а она должна идти в магазин. За то, что у меня — коттедж, а у нее — пылесос. Я бы отдала ей и коттедж, и даже Антона.
Но только в обмен на Голод.

Читайте так же:  Трудности переходного возраста

— Дайте мне чипсы «Лейс», и еще «Московскую картошку», и сухарики, нет, не такие, с дымком.
Дома вытряхнула фаст — фуд в большие вазы, и молотила до самого обеда.
Антон приехал. Посмотрел на меня, и меня прижгло стыдом.
Наверное, никто на свете меня так не жалел. Хотя — раньше ведь и не за что было!

В первый раз я узнала, что чужой и ненужный персонаж прогоняет Голод, когда в приступе Голода поддалась приятелю Антона, Дэну. Он даже не очень приставал. Зато я получила эликсир спасения. Он как наркотик — притупляет боль, и вызывает привыкание.

Я терпела пытки неделю, а потом позвонила Володе. Которому я иногда посылала свои рассказы, и он считал, что это нечто.
Голос в мобильнике оказался совсем молодой.
— Алена? Да, смогу. Давай в три часа. А где это?
Монумент геологам недалеко от моего дома. Я выбрала его для лечебных свиданий потому, что место тихое, и кроме женщин с колясками никого нет.
Я не знала никого из женщин с колясками. У меня не было ребенка. Я покупала дорогие презервативы и для дома, и для лечения от Голода. И я не надеялась никогда ребенка иметь.
Знаете, я тогда не надеялась дожить даже до тридцати.
Володя приехал на синей девятке. Он был моложе меня, высокий и худой до безобразия. В одежде незаметно было, а дома я почувствовала эту безобразную худобу, когда его тазовые кости вонзились мне в живот. Он даже худее меня!
Ужас. Я и не думала, как со стороны отвратительна худоба.
Володя был интеллигентнее Сергея с выпученными глазами. Ему хотелось бы поболтать о литературе. Но пора было выпроводить его. Я почти физически увидела, как Голод ушел, погрозив мне костлявой лапой. Мне надо отдохнуть. Хотя бы по — человечески поспать.

— Мне Мишка сказал, что видел тебя на Калужке с каким — то челом в девятке, — сказал Антон.
Он совершенно не подозрительным тоном это сказал. А я уже затряслась.
Я не любила Антона, но Антон любил меня. Он один знал про Голод и хоть как — то помогал мне бороться с адской тварью. Со всеми, кроме Антона мне было омерзительно спать. Может, они были великолепные парни. Может, это мое зрение, извращенное Голодом, видело в них недостатки.
— Я пошла погулять, и встретила однокурсника. Мы за его женой заехали в Гранд — Маркет.
Так легко врать может только человек с воображением, писатель.

[3]

Невыносимая тяжесть стыдобы

Разговор с психологом о чувствах вины и стыда

Можно ли избавиться от таких чувств, как вина и стыд, подавить их?

В свое время мне очень понравилась идея, которой гештальттерапевты часто пользуются: все чувства могут иметь нормальное выражение, а могут стать токсическими. Нормальный стыд больше всего похож на сигнал автопилота. Это сигнал обратной связи, показывающий, что вы выходите за пределы. Когда человек выходит выступать первый раз, ненормально, если он не будет испытывать некоего неудобства. Но иногда это переживание становится невыносимым, захватывающим. Тогда говорят о «токсическом» стыде, то есть чрезмерном, это ненужное чувство.

Даниил ХЛОМОВ – психотерапевт, гештальт-аналитик, директор и руководитель долговременных обучающих программ Московского гештальтинститута. Президент ассоциации психологов-практиков, член Международной ассоциации групповой психотерапии, член FORGE – международной тренерской федерации в области гештальт-терапии, член Совета Международной ассоциации развития гештальттерапии (AAGT), постоянный тренер международных программ по гештальттерапии (Германия, Франция, Великобритания, США).

Можно ли с помощью бесстыдства вернуться к нормальному ощущению?

Противоположность чувству стыда – гордость. Человек, переполненный стыдом, стремится сделать что-то, что перекрывало бы его прошлые неудачи, прегрешения, то есть совершить что-либо героическое.

Что же делать человеку, испытывающему токсический стыд, если не компенсировать его с помощью гордости?

Стыд проходит, если его удается разделить с кем-то. Например, прилетаешь в чужую страну и не знаешь, как обратиться. Как люди поступают? Они подходят парами, чтобы разделить это переживание. Если есть кому рассказать о своем невыносимом стыде и человек может выслушать и всерьез принять твое переживание, это и есть выход из изоляции, которую порождает токсический стыд.

Мы со стыдом боремся после события, когда психотравма уже получена.

Сначала нужно осознать свое переживание, затем преодолеть тенденцию к изоляции. У стыдящегося человека возникает желание отделиться, убежать от других людей, скрыться. Как говорят: «провалиться мне сквозь землю», «спрятаться, чтобы меня никто не видел». С одной стороны, тенденция хорошая. Если человек совершил проступок, это небезопасно. Поэтому желание оказаться одному – нормальная физическая безопасность. С другой стороны, для того, чтобы это чувство прошло, очень важно иметь доверенного человека, с которым можно все проговорить.

Читайте так же:  Социальный паразитизм

Также важно, что стыд позволяет прислушиваться, внимательнее реагировать. В то же время это чувство подавляет физическую активность. Например, при выступлении движения становятся неловкими, невозможно дышать, говорить. Настройка автопилота делает затрудненным дальнейшее отклонение: раз уже отклонился, пока больше не надо. Все функции стыда могут быть и хорошими, и плохими. Например, человек не может попросить о повышении, а вместо этого ждет, пока ему начальство само предложит. Из-за ложной скромности он остается сзади, хотя имел все шансы для продвижения.

«Стыд – это своего рода гнев, только обращенный вовнутрь».

Чувство вины является порождением стыда? Существует ли вина без стыда?

На мой взгляд, чувство вины более опасно. Вот, например, маленький ребенок баловался, дернул скатерть, ваза упала и разбилась. Малыша наказывают: могут шлепнуть или строго сказать, что так нельзя делать. И вот спустя некоторое время этот ребенок так же бегает, так же дергает скатерть, и уже другая ваза разбивается. Малыш плачет, он уже наказывает сам себя. Вина – это такой «встроенный наказыватель». Мы не знаем, что именно запрещали родители, за что человек будет себя винить. Вполне возможно, что, совершив «нехороший» поступок, он будет себя неосознанно наказывать. Например, семья жила небогато, покупать дорогие вещи было «нехорошо». Позже человек испытывает трудности, приобретая что-то существенное. Купит машину и обязательно стукнет или разобьет всерьез. Это очень частое явление. Чем больше мечты реализовывается, тем сильнее может быть наказание.

Получается, без стыда и вины нет?

Эти два чувства связаны. Если у меня нет какого-то ориентира, я не знаю, что в моих действиях является неправильным. Тогда я себя не могу наказывать переживанием вины. Очень важно принять свои действия: да, я поступил плохо. И дальше не наказывать себя, а понять, почему я так сделал. Может быть, в этом был какой-то резон, и тогда нет смысла себя винить. Есть люди, у которых слишком развито чувство вины. Чаще всего они пытаются выйти за счет того, чтобы их любили: да, я виноват, но ты же меня любишь.

Проснись, самосуд идет!

Целый ряд психологических опросов последних лет в разных странах (от Индии до США, Англии и Шотландии) подтвердили, что более 90 % женщин испытывают чувство вины ежедневно. Некоторые – по несколько раз в день. Примерно треть участниц каждого из опросов даже просыпается по ночам от чувства жуткой вины. Среди главных ее причин – недостаточное внимание к детям, пассивность, отсутствие силы воли (в том числе при похудении).

Можно ли искупить вину? Например, просто попросить прощения…

Это хорошо. В известной реабилитационной программе по преодолению алкогольной и наркотической зависимости есть этапы, во время которых происходит работа с переживанием чувства вины. Человек стремится компенсировать ущерб, который он принес другим людям своим пьянством. У многих был такой опыт: когда просыпаешься после пьянки, чувство вины накрывает.

А чувство стыда потом, когда тебе покажут видео, как ты там веселился.

Многие люди не умеют прощать, не только других, но и себя. В чем-то они похожи на ребенка, который плачет и сам себя шлепает за то, что разбил вазу. Окружающим так, конечно, спокойнее: не надо заботиться о наказании, человек сам справится. Но это активная аутоагрессия, разрушение себя и того, что мне принадлежит, что для меня ценно. Это опасный процесс. Очень многие неудачи вполне могут быть связаны с чувством вины.

А нельзя сказать: «Идите все к черту! Я ни в чем перед вами не виноват, и живу я прекрасно»? Почему эти мантры не работают?

Похоже, для общества такие люди выглядят опасными. Например, сериал «Декстер» как раз об этом. Если у человека обычные чувства работают по-другому или не работают вовсе, ему нужно выстраивать какую-то свою систему. Декстер борется с преступниками, с другими плохими, потому что иного способа ориентирования на социально приемлемую жизнь у него нет. Схема проста: «Я недостаточно хорош, но я буду мочить тех, кто гораздо хуже меня. И поэтому я буду хорошим».

Психотерапевт может помочь переработать стыд и вину в какие-то более приятные чувства, творческие, конструктивные?

Скорее, просто разобраться со сложными переживаниями. Справляться в одиночку очень долго, тяжело и неприятно. Проще проговорить это, и тогда обнаружится какой-то путь. У каждого он свой, ведь каждый человек уникален.

Стыд или слух?

Вы никогда не задумывались, почему многие люди, как и вы сами, отводят глаза, когда говорят? Может, врут? Или скрывают что-то? Или им стыдно? Они провинились?

Японские психологи из Университета Киото в недавнем эксперименте продвинулись в ответе на этот вопрос. Людей просили смотреть или не смотреть в глаза и генерировать глаголы. Оказывается, взаимный взгляд в глаза весьма особым образом стимулирует мыслительные процессы. Когда в процессе разговора мы говорим или слушаем, наш мозг на ходу строит зрительные образы. Визуальный контакт искажает этот процесс мышления. Мы видим собеседника, изучаем его жесты, трактуем мимику, это отвлекает и уводит в размышления не о теме разговора, а о самом собеседнике. То есть реальный предмет обзора мешает нам строить зрительные образы для более глубокого осмысления услышанного.

Видео (кликните для воспроизведения).

Чем сложнее история, которую вы рассказываете или вам говорят, тем вероятнее вам придется отвести глаза. Если ваш собеседник отводит глаза, это не означает, что он стеснительный или что-то скрывает, – он, вполне вероятно, очень внимательно вас слушает и понимает.

Источники


  1. Тасуева, Татьяна Королева мужских сердец. Мужчина и Женщина. Мужчина vs Женщина (комплект из 3 книг) / Татьяна Тасуева и др. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 784 c.

  2. Норна, Ирина Освобождение от иллюзий. 7 секретов счастливой женщины (комплект из 2 книг) / Ирина Норна , Наталья Матвеева. — М.: ИГ «Весь», 2015. — 544 c.

  3. Семья. Книга для чтения. Книга 2. — М.: Издательство политической литературы, 2008. — 528 c.
Выжженное стыдом
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here