Взаимодействие терапевта и клиента на группе

Сегодня обсуждаем тему: взаимодействие терапевта и клиента на группе с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Правила отношений терапевта и клиента

Если в Европейских странах юридически утвержден «Этический кодекс психотерапевта», то в нашей стране правила этики, принятые в среде профессионалов, действуют негласно. Непрофессионала от настоящего профессионального психолога отличает, в частности, соблюдение этих правил.

Знание этих законов, которые должны соблюдать как психологи, так и их клиенты, может помочь Вам защитить свои права и уметь отличить настоящего специалиста от непрофессионала.

Вот некоторые из этих правил:

Психолог (или психотерапевт) должен действовать в интересах клиента и учитывать их в первую очередь. Если состояние клиента вне компетенции терапевта, то терапевт должен направить его к нужному специалисту.

[3]

Если психолог знаком с клиентом или клиент является его другом или родственником, то будет лучше, если психолог направит его к другому специалисту. Это необходимо, так как специалист уже имеет сложившееся (и может быть слишком субъективное) мнение и отношения с этим человеком. Чтобы помочь клиенту терапевт должен стремиться быть наиболее объективным, чему могут препятствовать уже существующие неформальные отношения.

Часто в процессе психотерапии пациент выражает свои чувства и начинает все больше идеализировать терапевта, проецируя на него все самое лучшее, что есть в нем самом, в его прошлой жизни. В результате пациент может влюбиться в своего терапевта. Фрейд назвал этот феномен «переносом». В случае «переноса», терапевт пытается продолжать работу с пациентом, подводя его к осознанию того, что с ним происходит на самом деле. Психолог не имеет права, ни при каких обстоятельствах вступать с клиентом в интимные отношения.

[2]

Цена за консультацию должна быть установлена терапевтом во время первой встречи (разговора) с клиентом. Плата за консультацию не может заменяться какой-либо работой или услугой со стороны клиента.

Психолог гарантирует своему пациенту строгую конфиденциальность в отношении полученной информации во время встреч, даже если клиент сообщает о совершенных противоправных действиях.

Если клиент сообщает о готовящихся противоправных действиях (например, о планируемом в будущем убийстве или самоубийстве), то он имеет право сообщить данную информацию в правоохранительные органы или психиатру. Клиент предварительно ставиться об этом в известность. Психолог имеет право нарушить конфиденциальность, если он выступает свидетелем в суде, о чем также сообщается клиенту.

Психотерапевт заключает контракт с клиентом. Кроме обязанностей, терапевты имеют определенные права. Если клиент пропускает консультацию и не предупреждает об этом терапевта хотя бы за 24 часа, без уважительной причины, то клиент должен оплатить пропущенную сессию, также оплачиваются и пропущенные консультации по средствам E-mail и ICQ. Также, если пациент склонен длительное время (больше 15 минут) обсуждать с терапевтом по телефону свои проблемы, то специалист имеет право назначить гонорар за потраченное время. В свою очередь психолог заранее предупреждает клиента по телефону, если консультация по каким-либо причинам переносится.

Кодекс Этики практикующего специалиста (психолога, психотерапевта, психоаналитика)

Кодекс определяет профессиональные стандарты и общие принципы поведения психоаналитически специалистов и кандидатов в специалисты в отношении клиентов, коллег, общества и психотерапии. Аналитические отношения между клиентом и терапевтом начинаются при их первом взаимодействии, продолжаются на протяжении всего периода терапии и сохраняются после ее завершения – в постаналитической фазе. Кодекс этики определяет взаимодействие между клиентом и терапевтом на протяжении всего периода терапии и трех лет по ее окончании.

Дата добавления: 2015-09-21 ; просмотров: 233 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Отношения терапевта и клиента

Для достижения клиентом образа «полноценно функционирующего человека» необходимо вмешательство терапевта, который реализует необходимые терапевтические условия, основанные на искренности, эмпатии, безусловном положительном отношении к клиенту, которое включает следующее.

  • 1. Позитивное изменение личности клиента возможно при условии установлении взаимоотношений и контакта, когда клиент «знает терапевта».
  • 2. Клиент, находится в состоянии несоответствия, он уязвим и встревожен.
  • 3. Терапевт является гармоничным и интегрированным, целостным и искренним во взаимоотношениях.
  • 4. Терапевт испытывает позитивное безусловное внимание к клиенту, не дает оценок его чувствам и переживаниям.
  • 5. Терапевт испытывает эмпатическое понимание внутреннего мира клиента и стремится это ему передать.
  • 6. Необходимо передать эмпатийное и безусловное позитивное понимание клиенту.

Терапевтический процесс

Сущность терапевтического процесса в том, что клиент сам осуществляет те изменения в своем поведении и своих отношениях, которые для него являются важными и необходимыми, на основе осознания этих проблем.

Основные положения терапевтического процесса можно свести к следующему:

  • ? необходимо использовать стремление клиента к изменению своего положения;
  • ? в процессе терапевтического взаимодействия акцентируется внимание на эмоциональных аспектах, а не на интеллектуальных;

К. Роджерс разделил процесс психологической помощи на следующие ступени:

  • ? клиент обращается за помощью;
  • ? определяется ситуация;
  • ? поощряется свободное выражение чувств;
  • ? консультант одобряет и поясняет;
  • ? постепенно позитивные чувства находят выражение;
  • ? положительные импульсы становятся узнаваемыми;
  • ? разрабатывается инсайд;
  • ? поясняется выбор;
  • ? предпринимаются позитивные действия;
  • ? инсайд углубляется;
  • ? возрастает независимость;
  • ? потребность в помощи снижается.

К. Роджерс «Консультирование и психотерапия» (1942. Р. 30-44)

  • ? терапия основывается на непосредственной ситуации,которая складывается между терапевтом и клиентом (принцип «здесь и сейчас»), а не на прошлом опыте клиента, в связи с этим диагностика не используется в терапевтическом процессе, так как она препятствует личностному росту клиента;
  • ? терапия ориентирована на инициативу клиента, участие терапевта минимальное;
  • ? основными процедурами являются косвенное интервью, эм- патическое слушание, перефразирование, комментарии несут в себе больше функций отражения, чем интерпретации, прямой опрос или исследование.

Гуманистические подходы К. Роджерса оказали влияние на становление методов взаимодействия социальных работников с клиентами, принципы отношений. Концепт «нормально функционирующего человека» стал для практики социальной работы методологическим ориентиром в подходах к идеальному образу клиента и его модели поведения, к которой должен стремиться социальный работник при оказании помощи клиенту.

Основные характеристики клиенто-ориентированной терапии

[1]

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

? человек обладает достаточными ресурсами для решения своих проблем

  • ? улучшение психической функциональной способности;
  • ? повышение самоактуализации
  • ? работа в ситуации «здесь и сейчас»;
  • ? отсутствие попыток интерпретации толкования, убеждения;
  • ? разработка стратегий преодоления проблем;

Позиция терапевта по отношению к клиенту

Двойные отношения в терапии: клиент и терапевт – быть друзьями или нет?

Бывают случаи, что психолог/терапевт сталкивается с ситуациями, когда клиент хочет завязать дружеские отношения: затягивает разговор, спрашивает про свободное время, предлагает сходить в кафе/кино, дарит подарки или даже предлагает свои профессиональные услуги терапевту. Для клиента вопрос терапии и дружбы не является краеугольным камнем, это вещи для него абсолютно разные, не связанные между собой и ни коем образом не влияют на качество отношений.

Но так ли это на самом деле и как быть психологу/терапевту?

Терапевтические отношения построены на определенных условиях, где есть свои правила и нормы, а также финансовые обязательства со стороны клиента. Терапевт, в свою очередь, в работе соблюдает этический кодекс и несет ответственность за его исполнение. Обычно это называют контрактом, либо договоренностью. Суть контракта в том, что он позволяет создать наилучшие условия работы, обеспечивать безопасность для обеих сторон, вносить ясность и четкость в рабочих отношениях. Процесс терапии более длителен, нежели консультирование, но в обоих случаях контракт или договоренность являются связующим звеном во взаимодействии.

И очевидно, что дружеские отношения строятся на других принципах, с иными целями и по иным правилам. Дружба не контрактируется, за общение и совместное времяпрепровождение нет оплаты как за выполненную работу. В терапии все довольно просто: двойных отношений быть не должно. И это профессионально-этическое правило для терапевта, которое не просто должно быть прописано в кодексе терапевта, но самое главное — соблюдаться.

А собственно, почему и для чего? Чем чревата дружба с клиентом, и почему друзей/близких в терапию лучше не брать? Рассмотрим на примере длительной терапии…

Причина №1: Для терапевта возникает путаница, когда непонятно: все те переживания обиды, злости, страха и др. со стороны клиента являются частью терапевтического процесса или же личные претензии как к другу/близкому, который в данный момент ведет себя необычно – постоянно задает вопросы, настаивает, уточняет и даже в каких-то моментах не поддерживает.

Причина №2: Параллельный процесс происходит и у терапевта, которому подчас сложно идентифицировать, являются ли сейчас возникшие у него чувства как к другу, либо как к клиенту. Терапевт в двойных отношениях в ходе сессии может терять границы и включаться эмоционально, неадекватно реагировать, не осознавать свои потребности, так как совместить эти две позиции (друга и терапевта) очень сложно, а зачастую практически невозможно.

Причина №3: Если запрос или трудность клиента связана с человеком, которого терапевт тоже знает (общий знакомый), то в данном случае ситуация усугубляется моментом прозрачности и объективности взгляда на ситуацию. Весьма под вопросом чистота восприятия информации и велика вероятность искажения ее объективности. Естественно, все это неполезно для процесса терапии.

Причина №4: Терапевт в сессии и в жизни – два разных человека, как две разные роли. Невозможно все 24 часа в сутки быть терапевтом и нон-стоп консультировать людей. Как и обычному человеку, терапевту свойственно испытывать целый спектр эмоций (негативные/позитивные), отстаивать свои потребности, удовлетворять их. В то время как у клиента может сложиться картинка идеального друга, который, как и терапевт в повседневной жизни поддерживает, не критикует, выслушивает, помогает. Столкновение с истинной реальностью может вызвать разочарование у клиента об идеальном терапевте. Здесь-то недалеко до механизма обесценивания и сопротивления со стороны клиента в решение своего запроса.

Причина №5: Совместные занятия с клиентом (бизнес, походы в театр/кино и тд) не способствуют продвижению клиентов в своем запросе. А зачастую даже может наступить регресс в работе. Причиной тому служит тот факт, что клиент видит реального терапевта в обычной человеческой жизни и ему уже сложно воспринимать его в одной роли. Смешение ролей (терапевт/партнер/друг) может привести к снижению доверия у клиента, либо к идеализации. Польза в таком случае в терапии сводится на нет.

Психотерапия — это процесс, который имеет свою динамику. В этом процессе настроение клиента, его отношение к терапевту, переживание своих трудностей могут довольно сильно меняться. Такое бывает и это совершенно нормально, но если в этот процесс будут вмешиваться и дополнительные чувства, связанные с повседневным общением в качестве друга, то это лишь усугубит процесс терапии и значительно повлияет на поведение клиента. Для того, чтобы избежать все эти недоразумения в ходе терапии, конфликт интересов — двойные отношения являются неприемлемыми и вредят и процессу терапии, выздоровлению клиента, и дружбе. Чтобы впоследствии не ставить себя перед выбором быть друзьями, либо работать только в терапии, то это изначально обговаривается, и на корню пресекаются любые попытки выходить за границы. Безусловно, психолог/терапевт является в данном случае регулятором и стражем порядка.

В моем случаем, когда друзья и близкие просятся на терапию или когда клиенты приглашают в кафе, кино, на дачу — я говорю предельно открыто, стараясь доходчиво объяснить, что это не из-за того, что я не хочу или мне лень, или некогда, а что причина-то на самом деле лежит глубже и последствия тоже могут быть плачевными. И так как мне дороги эти отношения, то границы взаимодействия стараюсь сразу обозначить, распределить роли.

Помнится, мне самой очень хотелось дружить со своим терапевтом, общаться после терапии и в то время в такие нюансы как двойные отношения не очень вдавалась. И мне тоже была непонятна отдаленность терапевта, ее строгие границы в отношениях. Но будучи терапевтом, сейчас я точно осознаю важность разделения этого взаимодействия.

Естественно, вопрос о консультировании родных и близких родственников отпадает автоматически.

Правила отношений терапевта и клиента

Если в Европейских странах юридически утвержден «Этический кодекс психотерапевта», то в нашей стране правила этики, принятые в среде профессионалов, действуют негласно. Непрофессионала от настоящего профессионального психолога отличает, в частности, соблюдение этих правил.

Знание этих законов, которые должны соблюдать как психологи, так и их клиенты, может помочь Вам защитить свои права и уметь отличить настоящего специалиста от непрофессионала.

Вот некоторые из этих правил:

Психолог (или психотерапевт) должен действовать в интересах клиента и учитывать их в первую очередь. Если состояние клиента вне компетенции терапевта, то терапевт должен направить его к нужному специалисту.

Если психолог знаком с клиентом или клиент является его другом или родственником, то будет лучше, если психолог направит его к другому специалисту. Это необходимо, так как специалист уже имеет сложившееся (и может быть слишком субъективное) мнение и отношения с этим человеком. Чтобы помочь клиенту терапевт должен стремиться быть наиболее объективным, чему могут препятствовать уже существующие неформальные отношения.

Часто в процессе психотерапии пациент выражает свои чувства и начинает все больше идеализировать терапевта, проецируя на него все самое лучшее, что есть в нем самом, в его прошлой жизни. В результате пациент может влюбиться в своего терапевта. Фрейд назвал этот феномен «переносом». В случае «переноса», терапевт пытается продолжать работу с пациентом, подводя его к осознанию того, что с ним происходит на самом деле. Психолог не имеет права, ни при каких обстоятельствах вступать с клиентом в интимные отношения.

Цена за консультацию должна быть установлена терапевтом во время первой встречи (разговора) с клиентом. Плата за консультацию не может заменяться какой-либо работой или услугой со стороны клиента.

Психолог гарантирует своему пациенту строгую конфиденциальность в отношении полученной информации во время встреч, даже если клиент сообщает о совершенных противоправных действиях.

Если клиент сообщает о готовящихся противоправных действиях (например, о планируемом в будущем убийстве или самоубийстве), то он имеет право сообщить данную информацию в правоохранительные органы или психиатру. Клиент предварительно ставиться об этом в известность. Психолог имеет право нарушить конфиденциальность, если он выступает свидетелем в суде, о чем также сообщается клиенту.

Психотерапевт заключает контракт с клиентом. Кроме обязанностей, терапевты имеют определенные права. Если клиент пропускает консультацию и не предупреждает об этом терапевта хотя бы за 24 часа, без уважительной причины, то клиент должен оплатить пропущенную сессию, также оплачиваются и пропущенные консультации по средствам E-mail и ICQ. Также, если пациент склонен длительное время (больше 15 минут) обсуждать с терапевтом по телефону свои проблемы, то специалист имеет право назначить гонорар за потраченное время. В свою очередь психолог заранее предупреждает клиента по телефону, если консультация по каким-либо причинам переносится.

Кодекс Этики практикующего специалиста (психолога, психотерапевта, психоаналитика)

Кодекс определяет профессиональные стандарты и общие принципы поведения психоаналитически специалистов и кандидатов в специалисты в отношении клиентов, коллег, общества и психотерапии. Аналитические отношения между клиентом и терапевтом начинаются при их первом взаимодействии, продолжаются на протяжении всего периода терапии и сохраняются после ее завершения – в постаналитической фазе. Кодекс этики определяет взаимодействие между клиентом и терапевтом на протяжении всего периода терапии и трех лет по ее окончании.

Практика психотерапии

Деятельность практикующего специалиста (психолога, психотерапевта, психоаналитика) направлена на решение задач и проблем клиента и осуществляется строго в рамках контракта.

Все процедуры, используемые при оказании помощи клиенту, являются вербальными или основанными на невербальных коммуникативных сигналах, которые могут быть преобразованы в вербальные.

Профессиональное поведение специалиста определяется интересами клиента, безопасностью общества и психотерапевта. Важнейшей основой психотерапевтической работы является информированность и добровольное участие клиента в аналитическом процессе.

Профессиональная этика не допускает никаких форм использования клиента в интересах аналитика. Физический контакт агрессивной или сексуальной природы со стороны специалиста или кандидата не может быть признан этичным даже при согласии на него клиента.

Этические права и обязанности психотерапевтов и клиентов:

[3]

Терапевт имеет право выбирать те или иные условия и технику терапии. Он должен сообщить клиенту, что терапия будет осуществляться в форме диалога и преимущественно – путем перевода любых побуждений или влечений в словесную форму.

Терапевт имеет право отказаться от работы с клиентом, если считает, что поставленная последним цель может быть вредна или нереалистична для клиента, общества самого терапевта.

В течение терапевтической сессии клиент имеет право выражать все свои мысли и чувства. Терапевт обязан исследовать и работать с теми мыслями и чувствами клиента, которые обращены на него. Право клиента выражать все свои чувства не должно сдерживаться неадекватным или неуместным использованием интерпретаций или обвинением в патологическом выражении чувств. Терапевт имеет право другими способами препятствовать оскорбительному поведению со стороны клиента, направленному на получение удовлетворения за его счет, и право устанавливать границы терапевтической работы.

Отношения между клиентом и терапевтом уже сами по себе являются инструментом терапии, и их развитие должно поддерживаться использованием психотерапевтических и др. техник. Клиент имеет право реагировать на терапевта в любой (вербальной) форме в течение всего времени, необходимого полной вербализации реакций на взаимоотношения. Такая (ничем не ограничиваемая) вербализация направлена на исследование особенностей личности и защит клиента, проявляемых в терапии.

Терапевт обязан использовать диагностические сессии для исследования предъявляемых проблем и принятия решения о том, сможет ли он быть полезен клиенту.

Терапевт должен активно противодействовать идеям и действиям, которые унижают достоинство клиентов в связи с их этническим происхождением, расой, полом, сексуальной ориентацией, религиозными убеждениями или социально-экономическим положением.

СУЩНОСТЬ И ОСОБЕННОСТИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА И ‘КЛИЕНТА

Социальная работа как вид деятельности является в сущности коммуникативной. Коммуникативное взаимодействие, понимаемое в широком смысле слова, — это взаимосвязь, смысловой аспект взаимодействия. Основная цель взаимодействия социального работника и клиента — оптимизация механизмов социального функционирования индивида или социальной группы, предполагающая:

— увеличение степени самостоятельности клиента, его способности контролировать свою жизнь и более эффективно разрешать возникающие проблемы;

— создание условий, в которых клиент может в максимальной мере проявить свои возможности;

— адаптация или реадаптация людей в обществе.

Конечная цель деятельности социального работника предполагает достижение такого результата, когда у клиента отпадает необходимость в его помощи.

Все формы и методы взаимодействия социального работника можно разделить на две группы: работа с проблемой клиента и работа по поводу этой проблемы с другими учреждениями, организациями, службами. Внутри этих групп, в свою очередь, идет классификация различных видов социального взаимодействия. Так, например, к первой группе относятся вопросы о характере проблемы клиента (потеря работы, развод, инвалидность и т.п.), с одной стороны, и об особенностях клиента, с другой.

Важным компонентом социального взаимодействия являются профессиональные умения и навыки социального работника и, в частности, степень владения методами поддержки, социальной терапии, коррекции и реабилитации.

Взаимодействие социального работника и клиента составляет часть целенаправленного процесса практического воздействия соответствующих государственных структур, общественных организаций и объединений, в том числе и религиозных, на конкретные формы проявления социальных отношений или социальных действий. Этот процесс воздействия в научной терминологии получил название социальной терапии 1 . В отличие от психотерапии она представляет собой конкретные услуги, организуя клиенту поддержку окружения, помогая справиться с социальными конфликтами и проблемами 2 .

Социальная терапия осуществляется с помощью комплекса мер социально-экономического и организационно-воспитательного характера, направленных на приведение норм и правил клиента в соответствие с установленными или общепринятыми нормами и правилами взаимоотношений в обществе, преследуя конечную цель восстановления его социального статуса.

Характер и содержание этих мер обусловливаются показателями социального диагноза и спецификой самих социальных отношений или действий, при обязательном использовании в каждом конкретном случае допустимых, с точки зрения права и морали, приемов и способов проверки полученных результатов 3 .

Социальная терапия на индивидуально-личностном или семейном уровнях осуществляется с целью социальной адаптации и реабилитации индивида, а также разрешения конфликтных ситуаций на средовом уровне.

В процессе социально-терапевтического взаимодействия социального работника и клиента важное значение имеет вербальное и невербальное поведение. Как известно, жизненный опыт человека выражается с помощью двух способов: вербальным (языком слов) и невербальным (языком тела). Человеческая способность вербально-речевого общения возникла из необходимости постоянных межличностных контактов или взаимодействия в процессе различных видов общественной деятельности. Вербальная коммуникация преимущественно определяется законами психолингвистики и связана с формированием высказывания (экспрессивная речь) и его восприятием реципиентом (импрессивная речь) 4 .

В современной психологии невербальная коммуникация оценивается как более достоверная, чем словесная, так как она осуществляется, как правило, спонтанно, бессознательно. Средства невербальной коммуникации содействуют процессу передачи информации в системе «социальный работник — клиент». С одной стороны, чтобы быть понятым и способным оказывать психологическое воздействие на клиента с целью изменения его поведения, социальному работнику необходимо владеть обоими этими средствами общения, уметь кодировать и передавать свои состояния и намерения в жестах, мимике, позах, интонациях. С другой стороны, в ходе наблюдения за вербальным и невербальным поведением клиента социальный работник получает информацию о том, как его воспринимает клиент, как строить с ним взаимоотношения. Коммуникативное взаимодействие — это процесс обмена коммуникативными действиями между субъектами посредством использования знаков вербальной и невербальной систем с целью взаимоинформирования, воздействия на интеллектуальное и эмоциональное состояние и его изменение и регулирование 5 .

Особенность социально-терапевтического контакта состоит в том, что в процессе взаимодействия с клиентом социальный работник воздействует на видение клиентом проблемы и тем самым на его поведение. Возникающая в результате этого интеракция ведет к определенному типу отношений. Таким образом, выбор стратегий действия преследует следующие цели 6 :

— воздействовать на клиента;

— установить с ним нужные отношения.

Г.Бернлер, Л.Юнссон предлагают трехчастную модель действия, которая охватывает три группы стратегий действия, различающихся по уровням управления и действия.

Во-первых, это стратегии, нацеленные на непосредственное осуществление изменений путем воздействия на базовый уровень. Они не требуют понимания со стороны клиента. Терапевт добивается изменений в жизненной ситуации клиента с помощью собственных действий.

Видео удалено.
  • ? клиенту противопоставляются только его собственное поведение и переживания;
  • ? осуществляется расширение когнитивных возможностей клиента
  • ? заинтересованность;
  • ? уважение;
  • ? теплота;
  • ? способность к самораскрытию;
  • ? достоверность;
  • ? самоизображение
Видео (кликните для воспроизведения).

Во-вторых, это действия, целью которых является побуждение клиента изменить свои базовые действия. Понимание системных процессов в этом случае основывается на обобщениях, т.е. для того, чтобы советы и предложения могли иметь эффект, надо, чтобы клиент обладал теми же качествами, что и другие люди, в том числе и сам терапевт. Терапевт добивается изменений в жизненной ситуации клиента путем прямого управления. В этом случае терапевт берет на себя ответственность за то, какого рода изменения необходимо осуществить, тогда как клиент отвечает за осуществление действий.

В-третьих, это действия, направленные на внутреннее изменение системы, что впоследствии может привести к изменениям поведения клиента. Эти действия требуют от социального работника глубокого психологического понимания клиента. Изменения в жизненной ситуации клиента происходят при этом путем косвенного управления. Цель косвенной терапии заключается в том, чтобы побудить клиента добровольно принять ответственность за свое изменение.

Такая трехчастная модель действия не предполагает использования только одной из стратегий. Как правило, в практике применяются все типы подходов, так как жизнь клиентов социальной терапии полна проблем, что обусловливает возможность применения разных типов поведения терапевта.

Необходимыми условиями установления и поддержки социально-терапевтического контакта, по мнению Роджерса, являются следующие характерные шаги терапевтической помощи:

— клиент приходит за помощью;

— поощряется свободное выражение;

— советующий принимает и проясняет;

— происходит постепенное выражение позитивных чувств;

— обнаружение позитивных импульсов;

— проявление инсайта (т.е. догадки, озарения);

— уменьшается потребность в помощи.

Этот последовательный ряд событий, предусматривающий не один сеанс, раскрывает этапы деятельности терапевта, побуждающей клиента при одобрении и поддержке определить собственный путь, чтобы в результате уже не нуждаться в поддержке 7 .

Дата добавления: 2014-10-22 ; Просмотров: 226 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Социальная работа представляет собой особый вид деятельности, характеризующийся тесным взаимодействием специалиста и клиента. Клиент как лицо, оказавшееся в тяжелой жизненной ситуации и нуждающееся в помощи, является объектом деятельности специалиста по социальной работе. Главной задачей специалиста является оказать клиенту поддержку, помочь решить проблему и научить его справляться с жизненными трудностями без посторонней помощи. Для выполнения этой нелегкой задачи специалист должен обладать всеми необходимыми навыками взаимодействия с клиентом. Ведь нередко между клиентом и специалистом возникают разногласия, как профессионального, так и межличностного характера, которые могут перерасти в конфликтные ситуации. Конфликты, возникающие при взаимодействии социального работника и его подопечного, мешают достижению поставленной цели — помочь клиенту стать полноценным членом общества, способным по мере возможностей самостоятельно решать свои проблемы. Поэтому, специалист должен уметь взаимодействовать со своим подопечным, избегая с ним конфликтных ситуаций и недопонимания. Следовательно, взаимодействие между социальным работником и клиентом играет решающую роль в деятельности специалиста по социальной работе.

Объект курсовой работы — взаимодействие специалиста социальной работы и клиента.

Предмет курсовой работы — особенности взаимодействия специалиста и клиента.

Цель курсовой работы — определить основные особенности взаимодействия социального работника и клиента.

Задачи курсовой работы:

1)определить сущность взаимодействия социального работника и клиента.

2)определить характер проблем и проблемы, возникающих при взаимодействии социального работника и клиента.

3)определить особенности взаимодействия социального работника и клиента.

Теоретической основой при выполнении курсовой работы являются научные исследования по теории социальной работы Фирсова М.В., Студеновой Е.Г ,Доброштана В.М. и Гусловой М.Н.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

СУЩНОСТЬ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА И КЛИЕНТА

Социальная работа как коммуникативная деятельность и социальная терапия

Социальной работе как профессиональной деятельности присущи специфические черты, одной из которых является характер отношений между специалистом по социальной работе и клиентом. В процессе социальной работы используются в основном субъект — субъектные отношения, причем помощь ориентирована прежде всего на активизацию потенциала самозащиты индивида или группы или носит лишь вспомогательный характер [4].

Социальная работа как вид деятельности является в сущности коммуникативной. Коммуникативное взаимодействие — это взаимосвязь, смысловой аспект взаимодействия. Основная цель взаимодействия социального работника и клиента — оптимизация механизмов социального функционирования индивида или социальной группы, предполагающая:

— увеличение степени самостоятельности клиента, его способности самому контролировать свою жизнь и более эффективно разрешать возникающие проблемы;

— создание условий, в которых клиент может в максимальной мере проявить свои возможности;

—адаптация или реадаптация человека в обществе.

Конечная цель деятельности социального работника предполагает достижение такого результата, когда у клиента отпадает необходимость в его помощи.

Коммуникативное взаимодействие — это процесс обмена коммуникативными действиями между субъектами посредством использования знаков вербальной и невербальной систем с целью взаимоинформирования, воздействия на интеллектуальное и эмоциональное состояние и его изменение и регулирование.

Все формы и методы взаимодействия социального работника можно разделить на две группы: работа с проблемой клиента и работа по поводу этой проблемы с другими учреждениями, организациями, службами. Внутри этих групп, в свою очередь, идет классификация различных видов социального взаимодействия. Так, например, к первой группе относятся вопросы о характере проблемы клиента (потеря работы, развод и т.п.), с одной стороны, и об особенностях клиента, с другой.

Важным компонентом социального взаимодействия являются профессиональные умения и навыки социального работника и, в частности, степень владения методами поддержки, социальной терапии, коррекции и реабилитации.

Взаимодействие социального работника и клиента составляет часть целенаправленного процесса практического воздействия соответствующих государственных структур, общественных организаций и объединений, в том числе и религиозных, на конкретные формы проявления социальных отношений или социальных действий. Этот процесс воздействия в научной терминологии получил название социальной терапии. В отличие от психотерапии она представляет собой конкретные услуги, организуя клиенту поддержку окружения, помогая справиться с социальными конфликтами и проблемами.

Социальная терапия осуществляется с помощью комплекса мер социально-экономического и организационно-воспитательного характера, направленных на приведение норм и правил клиента в соответствие с установленными или общепринятыми нормами и правилами взаимоотношений в обществе, преследуя конечную цель восстановления его социального статуса.

Характер и содержание этих мер обусловливаются показателями социального диагноза и спецификой самих социальных отношений или действий, при обязательном использовании в каждом конкретном случае допустимых, с точки зрения права и морали, приемов и способов проверки полученных результатов.

Социальная терапия на индивидуально-личностном или семейном уровне осуществляется с целью социальной адаптации и реабилитации индивида, а также разрешения конфликтных ситуаций на средовом уровне.

В процессе социально-терапевтического взаимодействия социального работника и клиента важное значение имеет вербальное и невербальное поведение. Как известно, жизненный опыт человека выражается с помощью двух способов: вербальным (языком слов) и невербальным (языком тела). Человеческая способность вербально — речевого общения возникла из необходимости постоянных межличностных контактов или взаимодействия в процессе различных видов общественной деятельности. Вербальная коммуникация преимущественно определяется законами психолингвистики и связана с формированием высказывания (экспрессивная речь) и его восприятием реципиентом (импрессивная речь).

В современной психологии невербальная коммуникация оценивается как более достоверная, чем словесная, так как она осуществляется, как правило, спонтанно, бессознательно. Средства невербальной коммуникации содействуют процессу передачи информации в системе «социальный работник — клиент». С одной стороны, чтобы быть понятым и способным оказывать психологическое воздействие на клиента с целью изменения его поведения, социальному работнику необходимо владеть этими дмумя средствами общения, уметь кодировать и передавать свои состояния и намерения в жестах, мимике, позах, интонациях. С другой стороны, в ходе наблюдения за вербальным и невербальным поведением клиента социальный работник получает информацию о том, как его воспринимает клиент, как строить с ним взаимоотношения.

Особенность социально-терапевтического контакта состоит в том, что в процессе взаимодействия с клиентом социальный работник воздействует на видение клиентом проблемы и тем самым на его поведение. Возникающая в результате этого интеракция ведет к определенному типу отношений.

Таким образом, выбор стратегий действия преследует следующие цели:

—воздействовать на клиента.

—установить с ним нужные отношения.

Г.Бернлер, Л.Юнссон предлагают трехчастную модель действия, которая охватывает три группы стратегий действия, различающихся по уровням управления и действия.

Во-первых, это стратегии, нацеленные на непосредственное осуществление изменений путем воздействия на базовый уровень. Они не требуют понимания со стороны клиента. Терапевт добивается изменений в жизненной ситуации клиента с помощью собственных действий.

Во-вторых, это действия, целью которых является побуждение клиента изменить свои базовые действия. Понимание системных процессов в этом случае основывается на обобщениях, т.е. для того, чтобы советы и предложения могли иметь эффект, надо, чтобы клиент обладал теми же качествами, что и другие люди, в том числе и сам терапевт. Терапевт добивается изменений в жизненной ситуации клиента путем прямого управления. В этом случае терапевт берет на себя ответственность за то, какого рода изменения необходимо осуществить, тогда как клиент отвечает за осуществление действий.

В-третьих, это действия, направленные на внутреннее изменение системы, что впоследствии может привести к изменениям поведения клиента. Эти действия требуют от социального работника глубокого психологического понимания клиента. Изменения в жизненной ситуации клиента происходят при этом путем косвенного управления. Цель косвенной терапии заключается в том, чтобы побудить клиента добровольно принять ответственность за свое изменение.

Такая трехчастная модель действия не предполагает использования только одной из стратегий. Как правило, в практике применяются все типы подходов, так как жизнь клиентов социальной терапии полна проблем, что обусловливает возможность применения разных типов поведения терапевта.

Необходимыми условиями установления и поддержки социально-терапевтического контакта, по мнению Роджерса, являются следующие характерные шаги терапевтической помощи:

клиент приходит за помощью;

поощряется свободное выражение;

советующий принимает и проясняет;

происходит постепенное выражение позитивных чувств

обнаружение определяется ситуация;

проявление инсайда (т.е. догадки, озарения);

уменьшается потребность в помощи.

Этот последовательный ряд событий, предусматривающий не один сеанс, раскрывает этапы деятельности терапевта, побуждающей клиента при одобрении и поддержке определить собственный путь, чтобы в результате уже не нуждаться в поддержке [1].

Степень участия социального работника в оказании практической и конкретной помощи при решении социальных проблем зависит от сферы деятельности клиента, его профессиональной роли и характера проблемы.

Несомненно, в первую очередь клиент должен использовать собственные возможности. Хотя социальный работник может выступить здесь в роли посредника, но он должен быть очень внимателен, поскольку с такой ролью связан определенный риск, когда вместо того, чтобы способствовать развитию активности клиента, он делает его более пассивным. Но если человек действительно плохо справляется с ситуацией или не способен действовать, то здесь необходим социальный работник, выступающий в качестве «второго я» [2].

Таким образом, взаимодействия социального работника и клиента построено на доверительных отношениях. Социальный работник должен помочь клиенту избавиться от проблемы с помощью различных методов (коммуникативное взаимодействие и социальная терапия), при минимальном вмешательстве в жизнь клиента. Клиент, в свою очередь, должен довериться социальному работнику для плодотворной работы.

Техника и средства психотерапевтического воздействия

Позиция психотерапевта. Ролевые стратегии, принимаемые психотерапевтом во взаимоотношениях с пациентами.

Ведущие параметры: авторитарность — партнерство в выборе целей и задач психотерапии и директивность-недирективность в их технической реализации, являющаяся одновременно мерой разделения ответственности за результаты психотерапии и активности психотерапевта.

Предлагаемая схема, опирающаяся на оси авторитарности-партнерства и директивности-недирективности, позволяет разграничить метафорически описываемые «родительские и партнерские» позиции. Выбор позиции, с одной стороны, зависит от индивидуальных особенностей психотерапевта и установок пациента (высокая экстернальность коррелирует с предпочтением авторитарных и директивных психотерапевтов), а с другой — диктуется концептуальной позицией («школой») психотерапевта и техническими особенностями используемых методов психотерапии. Авторитарная позиция «отца» характерна для реализации поведенческих и суггестивных методов, а «матери» — для медитативных техник. Позиция «сестры» адекватна клиент-центрированной психотерапии, нейтральная позиция «зеркала» — психодинамическим методам и позиция «директивного брата» — позитивной психотерапии. Показателем профессионализма психотерапевта является его способность сознательно и пластично занимать различные позиции исходя из интересов пациента и требований используемых методов.

Авторитарная позиция «сверху» подразумевает отношение к пациенту как к «объекту» врачебных манипуляций, сопровождается пространственным дистанцированием (гипнотизер, возвышающийся над своими пациентами) и подкрепляется имиджем «всезнающего мудреца». Более современный партнерский подход базируется на видении пациента в качестве равноправного «субъекта», на пространственном расположении «лицом к лицу» или «плечом к плечу в круге», на демократичном образе психотерапевта («простого парня» или «затейника»).

В групповой психотерапии вслед за Шиндлером (Schindler R.) выделяют альфа-позицию эмоционального лидера, бета-позицию лидера-эксперта, гамма-позицию пассивного конформиста и дельта-позицию отвергаемого «козла отпущения», объекта групповой агрессии. Эти позиции могут занимать все члены группы, но групповые психотерапевты занимают их сознательно соответственно фазе развития психотерапевтической группы.

Позиция психотерапевта (греч. psychз — душа + therapia — забота, уход, лечение) — ролевые стратегии, принимаемые психотерапевтом во взаимоотношениях с клиентом. Ведущие параметры позиции психотерапевта: «авторитарность — партнерство» в выборе целей и задач психотерапии (авторитарная позиция подразумевает отношение к клиенту как к объекту манипуляций со стороны психотерапевта, партнерство предполагает видение в клиенте равноправного партнера) и «директивность — недирективность» в их технической реализации (является одновременно мерой разделения ответственности за результат психотерапии).

Выбор позиции зависит от индивидуальных особенностей психотерапевта и установок пациента, диктуется концептуальной позицией психотерапевта и техническими особенностями используемых им методов психотерапии. Показателем профессионализма психотерапевта является его способность сознательно занимать различные позиции, исходя из интереса пациента и требований используемых методов.

В групповой психотерапии вслед за Р. Шиндлером выделяют альфа-позицию эмоционального лидера, бета-позицию лидера-эксперта, гамма-позицию пассивного конформиста и дельта-позицию отвергаемого «козла отпущения», объекта групповой агрессии. Каждую из этих позиций сознательно может занять групповой психотерапевт в зависимости от фазы развития психотерапевтической группы (эти же позиции может занять и каждый участник группы).

Позиция клиента во взаимодействии характеризует его обобщенное эмоциональное отношение к другим людям и к себе как к человеку. Позиция включает в себя переживания динамики взаимодействия с другим человеком как проявление равенства или неравенства, как проявление уважения к себе или пренебрежения.

В ситуации индивидуального психологического консультирования предметом взаимодействия является психологическая информация, а позиции взаимодействующих могут быть, на наш взгляд, описаны в виде следующих схем:

1. Взаимодействие на равных — оптимальный ваг| риант в индивидуальном консультировании, когда проблема ответственности за личностные изменения решается в соответствии с ролями, обозначенными профессией психолога-консультанта, который помогает личности расширить ее альтернативы, создает на материале предмета взаимодействия условия для принятия человеком ответственного, осмысленного решения об изменении.

Осознание психологом этого момента в интервью с клиентом возможно с помощью микротехник, обеспечивающих получение обратной связи. Главный момент в установлении такой позиции — это достижение конгруэнтности, соответствия с клиентом.

2. Взаимодействие с позиций «сверху» — одна из наиболее распространенных ошибок у практических психологов, которые подвержены житейской психологии устроительства (определение Л.Н. Толстого). Суть этой философии в том, что психолог, считая себя знатоком «правильной, хорошей» жизни, начинает воздействовать на клиента так, чтобы тот принял его критерии «хорошей» жизни. Часто это приводит к тому, что психолог начинает оценивать действия клиента как хорошие или плохие, как правильные или неправильные, то есть решает психологическую задачу клиента неадекватными ей этическими или социальными средствами. Это приводит к тому, что у клиента формируется зависимость от психолога, а сам психолог теряет основу профессиональной рефлексии. Мы уже отмечали, что в индивидуальном консультировании большое значение для профессиональной рефлексии имеет научное содержание нормы психического развития, с которым работает психолог при решении психологических задач.

Зачастую директивность и неадекватность психолога в такой позиции приводит к потере предмета взаимодействия. Вместо содержания психологической информации обсуждаются социальные, этические или нравственные нормы.

3. Взаимодействие с позиции «снизу» создает для клиента возможности открыто манипулировать психологом. Как писал Э. Шостром, «манипуляция — это псевдофилософия жизни, направленная на то, чтобы эксплуатировать и контролировать как себя, так и других» ‘.

Увидеть в клиенте манипулятора — профессиональный долг психолога, иначе из этой ситуации взаимодействия он выйдет победителем с укоренившимся сознанием превосходства в своих манипулятивных способностях.

Психолог, занимающий позицию снизу, по существу, отказывается от своей профессии, от обобщенной научной теории, и попадает под власть житейского манипулятора. Напомним, что Э. Шостром выделил восемь манипулирующих типов, знание о которых позволяет сделать направленной профессиональную рефлексию во взаимодействии с клиентом. Итак, основные манипулятивные типы.

1. Диктатор. Он безусловно преувеличивает свою силу, он доминирует, приказывает, цитирует авторитеты — короче, делает все, чтобы управлять своими жертвами. Разновидности Диктатора: Настоятельница, Начальник, Босс, Младшие Бога.

2. Тряпка. Обычно жертва Диктатора и его прямая противоположность. Тряпка развивает большое мастерство во взаимодействии с Диктатором. Он преувеличивает свою чувствительность. При этом — характерные приемы: забывать, не слушать, пассивно молчать. Разновидности Тряпки: Мнительный, Глупый, Хамелеон, Конформист, Смущающийся, Отступающий.

Источники


  1. Толстая, Наталья Золотой ключик к счастливому дому / Наталья Толстая. — М.: АСТ, 2014. — 320 c.

  2. Пинт, Александр Люблю — ненавижу, Или любовь как она есть / Александр Пинт. — М.: ИГ «Весь», 2011. — 737 c.

  3. Адизес Как преодолеть кризис менеджмента / Адизес, Ицхак. — М.: СПб: BestBusinessBoоks, 2017. — 286 c.
Взаимодействие терапевта и клиента на группе
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Жизнь на потом