Зависимый — созависимый сладкая парочка

Сегодня обсуждаем тему: зависимый - созависимый сладкая парочка с комментариями от профессионалов. В статье собраны самые важные с нашей точки зрения нюансы, которые заслуживают особого внимания.

Алкоголизм и созависимость – горькая радость, жестокая любовь

Часто люди склонны замечать только одну сторону проблемы. Глядя на алкоголика, можно решить, что он является проблемным сам по себе или больным человеком. От взгляда обывателя ускользает тот факт, что этот человек существует не отдельно сам по себе, это не «отрезанный ломоть», а часть общей системы семьи, в которой он родился, и частью той семьи, которую создал сам, став взрослым.

У зависимого есть партнёр – его супружеская половинка. В психологии такого человека называют «созависимым», т.е. зависимым от человека с зависимостью. Созависимый не принимает наркотики, не уходит в запой, ему это ни к чему, ведь его наркотик – это его партнёр. У каждого в этой паре есть нечто общее, хотя на первый взгляд они кажутся противоположностями друг друга.

[1]

Как у зависимых, так и у созависимых личностей в анамнезе – травма, сопряженная с проявлением сильных чувств, которые были вытеснены в бессознательное. Одна или несколько важных стадий развития в детстве были не пройдены эффективно. Такие люди не позволят себе чувствовать боль, грусть, злость и направлять их по адресу. Отказавшись от негативных чувств, они перекрывают одновременно поток чувств вообще, и позитивных тоже. Созависимые и зависимые люди плохо дифференцируют свои чувства и эмоции, с трудом могут сказать, что они чувствуют, будь то гнев или радость. Для них характерно ощущение унылой, серой жизни. Отсюда возникает желание увеличить амплитуду эмоций, чтобы получить хоть какое-то подтверждение, что они живы. Помните монолог главной героини фильма «Сталкер»? Она произносит его в конце фильма. Это трогающее душу признание является квинтэссенцией позиции зависимых и созависимых личностей.

Зависимый и созависимый, оба нуждаются в психологической помощи. Не случайно программа «12 шагов» для алкоголиков способствовала появлению программ для членов семей алкоголиков: «Анонимные созависимые» и «Взрослые дети алкоголиков». Зачем это делается? Напоминаю про системный подход к семье. Если алкоголик начнёт выздоравливать, это не вызовет энтузиазма у его созависимого партнёра, ведь он лишится своего «наркотика». Кого же созависимая личность будет спасать, кого корить, от чьего поведения страдать? Пропадут яркие краски, исчезнет горькая радость. На сознательном уровне созависимые будут уверять, что они только и мечтают о выздоровлении зависимого партнёра, но как только это случается на самом деле, они начинают делать всё, чтобы система вернулась на круги своя. Семья – это жесткая система, стремящаяся к гомеостазу. Изменение в одной её части влечёт за собой изменения для всех остальных элементов. В установившейся системе будет действовать импульс к сохранению имеющегося состояния ради безопасности, ради сохранения уже достигнутого. Такое положение вещей необходимо иметь в виду всем, кто стремится к исцелению своих душевных травм.

Как у зависимых, так и у созависимых есть своё «дно». Вы, возможно, слышали истории от алкоголиков или наркоманов в ремиссии: «Я дошёл до своего дна и тут почувствовал — это всё, дальше пути нет, и тут я понял, что пора завязывать». Это может случиться, когда человек вдруг осознаёт, что он спустил все свои сбережения и заложил квартиру, или он обнаруживает себя после очередного запоя в придорожной канаве, и тут он понимает «всё, хватит». Наличие рядом созависимого, по сути, затягивает спуск зависимого к такому «дну». Созависимый спасает своего партнёра, вытаскивает из канавы, чем оказывает ему медвежью услугу. Жестокая любовь – суть программы выздоровления. Это способность сказать нет, способность отпустить, скинуть не свою ношу, честно взглянуть на себя и, в конце концов, заняться своими проблемами. Жестокая любовь, это не о том, чтобы бросить близкого человека. Она выражается в словах: «Я отойду и верю, что ты справишься».

Созависимый уверен в том, что проблема есть у его партнёра, но никак не у него самого: «Проблема в алкоголизме мужа. Если бы не эта неприятность, всё в жизни было бы хорошо». Однако это заблуждение. Стоит алкоголику выздороветь, как фокус внимания созависимого переключится на другого человека, а свои личные проблемы так и останутся незамеченными. Жена может развестись с мужем, который «завязал» с выпивкой, выйти замуж за другого зависимого, и продолжать страдать. Дно у созависимых наступает, когда у них пропадает надежда. Тогда созависимый приходит на консультацию к психологу или в группу для созависимых и говорит: «У МЕНЯ проблема». Это первый шаг на пути к исцелению душевной раны.

Что такое созависимость?

Созависимость – это не первичная проблема, т.е. это лишь симптом, приобретённое с раннего возраста дисфункциональное поведение. Созависимость возникает вследствие незавершённости решения одной или более задач развития личности в детстве. К таким задачам относятся: установление доверия между матерью и ребёнком, формирование чувства базового доверия миру, создание фундамента психологической независимости от матери, умение полагаться на свою внутреннюю силу, заявлять о себе, своих потребностях и чувствах, брать ответственность за свои действия, делиться с другими, эффективно справляться со страхом и тревогой и т.д. Важны первые годы жизни, критически важные стадии, которые человек проходит примерно до 6 лет. Если в это время по каким-то причинам формирование личности не было здоровым, т.е. не завершенным до конца, с душевными незалеченными травмами, то формируется личность, которая психологически зависима от других, не имеет своего чётко ощущаемого «я», которое выделяло бы её среди других.

Созависимые люди испытывают постоянную потребность в одобрении со стороны, поддерживают унижающие достоинство отношения, чувствуют себя бессильными что-либо изменить, не осознают своих истинных желаний и потребностей, не распознают своих чувств и эмоций, с трудом их выражают или не выражают вовсе, не способны испытывать истинное чувство близости и любви.

Созависимость взрослых людей возникает тогда, когда два психологически зависимых человека устанавливают отношения друг с другом. В таких взаимоотношениях каждый вносит часть того, что необходимо другому. При этом ни один из партнёров не чувствует себя независимо от другого. Такие взаимоотношения лишены подлинной искренности и близости, поскольку ни один не может выразить себя, проявить свои истинные чувства, партнёры слишком сосредоточены друг на друге. Партнёры как бы «слипаются». Один заполняет внутреннюю «дыру» другого и наоборот. Они стремятся к тому, чтобы установить контроль друг над другом, со временем начинаются взаимные обвинения другого в своих проблемах. Фокус внимания таких людей всегда вовне, а не внутри. О личностном росте и развитии в такой паре говорить не приходится.

Созависимость.

Созависимость

это болезненное желание управлять поведением другого человека, учить, наставлять, воспитывать другого ВЗРОСЛОГО человека, стать необходимым и незаменимым для него.

Созависимость это зависимость от другого человека.

Созависимость – поиск слабостей и недостатков в близком человеке, внимание не на человека, не на его сильные стороны, а его слабости и пороки. Все внимание направлено на недостатки. Если другой в чем-то слаб, то созависимый чувствует себя более достойным, лучшим, и может развернуться как личность, почувствовать себя значимым. Это повышает самооценку. На здоровые стороны личности близкого человека созависимый не обращает внимания, это ему не выгодно. Для самореализации ему нужно управлять другим, чувствовать себя выше, лучше, правее. Нужен человек, которого можно подавить, сделать зависимым от себя и управлять им.

Читайте так же:  Феномен переживания индивидом чувства вины в современной психологической практике

Происходит самореализация через управление другим. Если нет другого, то нет самореализации. Пустота. Одиночество. Депрессия. Созависимый не переносит одиночество. Ему нужен кто-то для полноты жизнеощущения. Тот, посредством кого можно реализовать свои собственные потребности. Этот кто-то не должен его покинуть. Для этого он должен нуждаться в созависимом. «Я нужна», «Я сделаю его жизнь счастливой» – вдохновляющий девиз для созависимого. Поэтому браки созависимых крепки, хотя и приносят страдания.

Созависимость – концентрация внимания на другом. Себя созависимый не ощущает, полностью сосредоточен на другом. Это позволяет не замечать собственные недостатки.

Созависимый клеймит зависимого, но попробуйте отобрать у него зависимого, он станет самым несчастным человеком, потому что не будет поля для его личной реализации. Пустота. Бессмысленность существования. Созависимый может реализоваться только на фоне другого, благодаря другому. Поэтому созависимый не уходит от зависимого. Наоборот, стремится сплотиться с ним, доказать свою значимость для него, спасти непутевого близкого человека.

Созависимость мамы – причина болезни, бед и несчастий ее детей.

Если в семье есть зависимый, то есть и созависимый. Они как ключ и замок идеально подходят друг к другу. Они не могут друг без друга. Зависимый найдет себе в пару созависимого, а созависимый – зависимого. Потому что только в паре каждый из них может реализовать свой характер, свою суть.

Процесс подбора происходит совершенно бессознательно. Например, в семье жены, она была старшей сестрой, которая помогала маме, или мама болела и дочь выполняла функцию хозяйки дома. Такая девушка привыкла заботится и хорошо умеет выполнять роль спасателя. В семье мужа, он, возможно, был младшим или единственным сыном и его избаловали, решали за него вопросы его жизни. Такая пара очень крепка: один спасает, другой нуждается в спасении.

Созависимость – такая же болезнь, как и зависимость. Зависимый зависит от наркотиков, созависимый от зависимого, и через него тоже от наркотиков. Слабости человека больше притягивают созависимого, чем его сильные стороны. Есть над чем работать, что исправлять, чему посвятить жизнь, можно быть значимой, быть «сверху».

Созависимость – это хроническая болезнь. Включена в международный реестр заболеваний.

Созависимость как болезнь проходит те же этапы развития, как и зависимость. Излечение возможно, когда все стадии пройдены.

  1. шок: близкие не могут поверить.
  2. гнев: нападают и обвиняют зависимого, в душе ненависть.
  3. торг: обращаются к экстросенсам, гадалкам, отправляют к родственникам, в Турцию, на Канары, покупают машину, телефон, самого лучшего психолога …
  4. депрессия: все средства испробованы, ничто не помогло, чувство беспомощности и безвыходности.
  5. принятие.

Стадия принятия наступает, когда созависимый признает:

— что зависимость это серьезная психологическая проблема, сформированная на протяжении всей жизни,

— что зависимый с ней не справится в одиночку,

— что созависимый не может помочь зависимому освободиться от зависимости, поможет только Центр реабилитации, программа 12 шагов,

— что семья может создать условия для поддержания ремиссии, если члены семьи изменят свое поведение в отношении зависимого.

— что созависимый болен и ему нужна помощь.

Принятие это не смирение. После принятия созависимый начинает действоватьизменять себя. Через себя созависимый поможет близкому человеку удержаться от употребления. Прямые указания и советы не помогают. Они вызывают сопротивление со стороны взрослого человека. Изменив себя, созависимый создает атмосферу, в которой употребление становится невозможным, а может быть и не нужным.

Как освободиться от созависимости?

Перестать быть спасателем.

Признаки спасателя, от которых надо освободиться.

— контроль и тревога

— низкая самооценка и внешняя компенсация

— нарушение личных границ

— неумение заботиться о себе,

— незнание законов развития семейных систем, возрастных особенностей развития человека, правил построения близких, доверительных отношений.

Созависимость

Начиная с начала восьмидесятых годов ХХ века все чаще и чаще употребляется такой термин как созависимость. Под созависимостью в данном случае понимается состояние, которое возникает у членов семьи человека, страдающего какой-либо зависимостью. Иногда она протекает тяжелее самого заболевания. Поэтому очень важно обратиться в наркологическую клинику за оказанием помощи профессионалами.

Как проявляется созависимость и ее преодоление в наркологической клинике?

Рядом исследователей ранее давалось несколько различных по содержанию определений. Однако они только подчеркивали определенные стороны созависимости.

Созависимость проявляется в постоянной концентрации мыслей на чем-то или на ком-то. При этом наблюдается зависимость от этого объекта или человека, которая может быть эмоциональной, социальной или даже физической. В ряде случае такая зависимость от любого другого человека переходит в патологическое состояние, оказывающее влияние на все иные взаимоотношения.

Созависимость может проявляться в плохом здоровье, нарушившейся адаптации и проблемном поведении, причина которых кроется в совместном проживании с зависимым человеком.

К созависимости можно также отнести нарушение личности, которое основывается на:

  • необходимости постоянного контроля над ситуацией во избежание неблагоприятных последствий;
  • наличии явного невнимания к собственным нуждам и потребностям;
  • разрушающихся границах интимных и духовных взаимоотношений;
  • поглощении интересов дисфункционального лица собственными.

К другим проявлениям стоит отнести отрицание, депрессию, различные соматические заболевания, появившиеся в результате проживания с зависимым человеком.

Созависимость также может проявляться в эмоциональном, психологическом и поведенческом состоянии, развившемся в результате нахождения в состоянии длительного стресса и использования целого ряда подавляющих правил, наличие которых не позволяет открыто выразить свои чувства или обсудит возникшие проблемы как личностные, так и межличностные.

Созависимым можно считать человека, который стремиться взять вод свой личный и полный контроль поведение другого человек и при этом не заботится о собственных потребностях, удовлетворение которых является жизненно необходимым. Семье при этом отводится существенная роль по порождению и дальнейшему поддержанию такого аддиктивного (зависимого) поведения, в то время как могло быть проведено лечение алкоголизма в наркологической клинике.

Изучая специальную литературу, можно встретит такой термин как «аддиктивное поведение». С английского языка «addiction» переводится как пагубная привычка, склонность. В историческом плане данное понятие («addictus») в переводе с латинского обозначает человека, который связан долгами или же стал рабом благодаря наличию большого количества долгов.

Некоторое преимущество аддиктивного поведения кроется не только в интернациональной транскрипции, но и в возможности идентификации личности, имеющей привычки «аддикта» или «аддиктивной личности». У родственников уже могут быть отдельные психологические проблемы или же они могут их приобрести в процессе общения с зависимым человеком, благодаря которым они могут спровоцировать срыв аддикта. При длительном сохранении такого поведения у близких не только могут появиться определенные серьезные проблемы, но и разовьется состояние созависимости.

Созависимость будет проявляться в негативном изменение в личностных характеристиках и поведении родственников из-за зависимого поведения одного из членов семьи. При этом подразумеваются взаимоотношение между родственниками и зависимым членом семьи, которое выражается в травматическом изменении в психологическом состоянии первых.

Зависимость поддерживается сoзависимостью

В качестве примера стоит привести вариант, при котором родители, имеющие наркозависимого подростка, втягивается в процесс употребления наркотических веществ. Жизнь всей семьи начинает крутиться вокруг цикла приема наркотических препаратов ребенком. Взаимоотношения в семье строятся на мифах, взаимных очередных обещаниях и иллюзиях. В очередной раз сорвавшись, подросток начинает искренне раскаиваться. Он стремится загладить свою вину, давая щедрые обещания. Родители обманывают себя снова и снова, веря, что все самое страшное осталось позади. При этом у них складывается иллюзорное ощущение близости с подростком и при этом они получают надежду.

Читайте так же:  Почему люди толстеют

Столкнувшись с проблемой зависимого состояния, семья начинает выстраивать различные защитные системы, к которым можно отнести:

  • проекцию;
  • семейные мифы;
  • отрицание и замалчивание проблемы;
  • постепенное усиление изоляции и прочие системы.

Таким поведением ничего не подозревающие родственники провоцируют очередной срыв аддикта. В тот период, когда подросток не принимает наркотических веществ, внутри семьи постепенно нарастает напряжение, появляется тревога, учащаются придирки и усиливаются подозрения. В тот момент, когда напряжение достигнет своего максимума, кто-то обязательно не выдержит, спровоцировав конфликт, который обязательно приведет срыву.

Химическая зависимость

Надо лишь изучить факты и ознакомится с информацией, что представляет собой химическия зависимость. Надо понять, что необходимость в обвинении зависимого человека отсутствует, а необходимо лечение химической зависимости. В такой ситуации лучше сосредоточиться на собственных действиях. Ведь для себя вы можете стать не только помощником, но и мучителем. Не надо контролировать процесс употребления зависимым психоактивных веществ или следить за проявлением нехимической зависимости.

Лучше сосредоточьтесь на необходимости лечения и постарайтесь убедить в этом зависимого человека. Не покрывайте его, не охраняйте и не защищайте. Позвольте ему также страдать и лично отвечать за последствия, которые проявляются при злоупотреблениях. Не ищите причины того, почему употребляются психоактивные вещества, играет ваш близкий человек или демонстрирует любое другое зависимое поведение.

Постарайтесь сами вернуться к обычной жизни. Перестаньте угрожать. Говорите лишь то, что действительно думаете и обязательно исполняйте то, что пообещали. Не вынуждайте давать вам обещания и не выпрашивайте их сами. Забудьте про них и не вспоминайте в реальной жизни.

Не обращайтесь за помощью к некомпетентным лицам — лечение наркомании лучше доверить профессионалам!

Стремитесь к лечению для того, чтобы оздоровить отношения. Не скрывайте, что Вам нужна помощь в наркологической клинике. Откровенно и открыто говорить с зависимым человеком. Не укоряйте, не упрекайте, не делайте выговоров, не читайте моралей и нотацией и тем более не подлизывайтесь. Лучше информируйте алкоголика/наркомана о том, что его поведение не соответствует общепринятым нормам. В таком случае лечение алкоголизма будет более эффективным.

Воспринимайте его как взрослого человека

Не позволяйте зависимому человеку вредить Вам и Вашим детям. Не будьте марионеткой. Живите самостоятельно. Мы окажем Вам всю необходимую помощь. Нами разработана специальная программа для оказания помощи родственникам людей, страдающих различными зависимостями.

Признаки созависимости:

  • все мысли, чувства и поступки сосредоточены только на том, злоупотребляет ли родственник алкоголем/наркотиками;
  • острая необходимость в контролировании поведения зависимого человека для обеспечения воздержания объекта зависимости, а также готовность отвечать за его негативные поступки и долги;
  • стремление защитить зависимого от последствий, которые неизбежно возникают после употребления наркотиков и алкоголя. При этом Вы отказываетесь от собственных потребностей и стремлений, проявляя самопожертвование;
  • страх из-за возможного расставания и снижение самооценки, сопровождаемое маниакальными переживаниями из-за будущего;
  • состояние «эмоционального маятника», при котором чередуются разочарование с иллюзиями, отчаяние с беспорядком, наивная вера обещаниям с обидой;
  • состояние злости и сварливости, которые появляются при малейшем поводе и без него, чередуемые сонным отупением и чувством жалости к себе;
  • попытки доминирования и стремления взять на себя абсолютно все обязанности, которые связаны с домашней жизнью;
  • проблемы в сексуальной жизни.

Если Вы почувствовали, что Вам это близко, что речь как будто идет о Вас, обратитесь к нам!

Наш центр реабилитации разработал программу по оказанию помощи родственникам аддитивных людей.

С нами Вы обязательно вернетесь к нормальной жизни!

Тест на созависимость

  • Стремитесь ли Вы, несмотря не на что, решить все свои проблемы в одиночку?
  • Относите ли Вы себя к мученикам, не имеющим выбора?
  • Стремитесь ли Вы пожертвовать собой ради конечного результата?
  • Готовы ли Вы смириться со всеми неудобствами, болью или разочарованием, которые Вам причиняет зависимый человек?
  • Уверены ли Вы, что причина всех Ваших несчастий кроется в других людях и их поступках?
  • Злитесь ли Вы и испытываете ли горечь, стремитесь ли вызвать чувство вины у других (ого)?
  • Уверены ли Вы, что отвечаете за все то, что происходит с другими?
  • Испытываете ли чувство вины?
  • Стремитесь ли Вы уделить как можно больше времени работе, чтобы почувствовать себя получше?
  • Необходимо ли Вам быть хорошим для всех?
  • Вы не согласны с тем, что зависимый человек – больной человек?
  • Обеспечиваете ли Вы материальную поддержку зависимому, давая деньги?
  • Волнует ли Вас влияние наркотических препаратов на общество, на наносимый ими стране ущерб, без признания наличия химической зависимости в собственном доме?
  • Возникает ли у Вас желание попробовать какое-нибудь психоактивноее вещество, чтобы лучше понимать зависимого?
  • Принимались ли Вами наркотические вещества вместе с зависимым?
  • Знакомо ли Вам чувство апатии, смирились ли со своей участью?
  • Надеетесь ли Вы еще и понимаете смысл жизни?
  • Посещала ли Вас мысль о самоубийстве?
  • Мысли о смерти больше не пугают Вас, так как смерть стала для Вас приемлемым и реальным вариантом?
  • Для Вас характерна непреодолимая тяга к азартным играм?
  • Превышали ли Вы максимально допустимую скорость автомобиля, чувствуя при этом особое удовольствие и азарт?
  • Любите и принимаете активное участие в каком-нибудь экстремальном виде спорта?
  • Используете ли Вы при занятиях экстремальным видом спорта страховку?
  • Страдаете ли Вы от вредных привычек, разрушающих ваше здоровье (пьянства, табакокурения, обжорства, прием лекарств в большом количестве, сексуальных излишеств, необоснованных трат)?
  • Принимаете ли Вы сторону зависимого, соглашаясь с ним?
  • Стыдно ли Вам за наркотизацию близкого человека?
  • Вами движет страх?
  • Относите ли Вы себя к жертвам, жалясь при этом другим будучи уверенным, что Вас никто не способен понять, а потому не хочет помогать?
  • Боритесь ли Вы постоянно за чистоту?
  • Уверены ли Вы в своих силах, в своей грандиозности и при этом отрицаете «смирение»?
  • Можете ли Вы в ярости кинуться на другого с кулаками для улучшения собственного самочувствия?
  • Ваша сила при этом является Вашей гордостью?
  • Характерна ли для Вас роль шута, во время которой Вы защищаетесь от боли или близости, стремясь контролировать и манипулировать другими?
  • Нужно ли Вашим действиям одобрение?
  • Вы всеми способами стремитесь доставить зависимому удовольствие, ублажить его, оберегая и решая его проблемы, облегчая его страдания?
  • Все свободное время Вы тратите на интересы и увлечения зависимого, а не на свои?
  • Волнуют ли Вас лишь переживания зависимого, а не Ваши?
  • Ваши мечты касаются только зависимого?
  • Вы готовы все, в том числе и жизнь, ради зависимого?
  • Мы меньше общаетесь с людьми, а больше с зависимым?

Перечень вопросов можно продолжить и дальше. Однако если у Вас уже есть пять положительных ответов, то Вы – в ловушке.

Но это не ваша вина, это ваша беда!

Созависимость – болезнь, близкая к наркомании, а потому требует такого же внимания, как лечение наркомании. Выйти из этого состояния нелегко, но возможно. При этом неважно, будет ли нет зависимый человек употреблять наркотики/спиртное дальше.

Обращайтесь в наш центр реабилитации и Вы обязательно спасете семью и своих детей, создавав и защитив собственное пространство!

И встретились два одиночества. Скрытое проламывание психологических границ в созависимых отношениях

Любое созависимое поведение сводится к одному простому вопросу — это вопрос личностных границ человека. То, как нас научили их чувствовать и распознавать, определяет нашу дальнейшую жизнь, и то, как мы строим отношения.

Читайте так же:  Акцент на раздражении

Если в нашей семье границы личности всячески нарушались — и открыто, и скрыто, мы будем также вести себя в любых других отношениях. Ведь другого примера у нас не было.

Я хочу поговорить о процессах в отношениях, которые могут быть скрыты и мало распознаваемы, но которые в совокупности очень влияют на то, как мы чувствуем себя, приближаясь к другому.

Если физическое насилие, грубость, хамство, открытую конфликтность видно за версту (и тут все понятно: в отношениях какой-то кризис, гнойник, с ним важно что-то делать), то есть манипуляции, которых не видно, и от этого мы можем страдать гораздо больше.

Речь идет о созависимых отношениях, которые предполагают в своей базе отношения двух очень ранимых и незрелых личностей, которые смогут выживать только в сцепке друг с другом.

Если речь идет о личности здоровой, целостной (насколько это возможно для человека, ведь все мы имеем свои ранения), то такая личность будет чувствительной к любому взлому границ — и яркому, видимому, и нелегальному — скрытому.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Итак, те способы, которыми мы можем манипулировать друг другом, если плохо чувствуем себя и свои границы:

1. Когда другому плохо — нужно срочно ему помочь

Вы можете стремиться делать это сами или чувствовать, что с вами так обращаются другие. И если в этот момент вы как-то эмоционально уязвимы, не в ресурсе и нуждаетесь в поддержке — такого рода интервенции могут очень порадовать. Да-да. Ведь так приятно кому-нибудь облегчить страдания или наоборот — быть тем, кому их облегчают. Причем, без просьбы или обращения, а так — само собой, как волшебство!

Впрочем, здесь есть ловушка.

Тот, кто помогает, начинает чувствовать безраздельную власть над тем, кому помогает. По закону дополнения — тот, кому помогают, начинает чувствовать глубокую признательность и, своего рода, ощущение, что находится в плену. Хотя и сладком плену.

Естественно, никто из этой парочки не проясняет, что именно нужно другому, хочет ли этот другой того-то или того-то. Все просто делается, без прояснения. Но неизбежно (да, это неизбежно!) через какое-то время появляется некоторая тяжесть — и у одного, и у второго. Первому партнер надоедает (нужно все время контролировать, чтобы с другим было все хорошо, а это очень обременительно), второму — страшно и даже ужасно (ведь его могут в любой момент бросить, не выдержать и отдалиться, оставив наедине с собой. А ведь он уже успел так привыкнуть!).

Если у людей нарушена чувствительность, они не смогут распознать эти аспекты и вовремя заметить собственные границы и ответственность. За свою жизнь — в первую очередь. И оставить ответственность за жизнь партнера ему самому.

Как не попасться на эту ловушку

Здесь самый действенный способ — это ваши ощущения. Все, что только можете распознать — хоть головная боль, хоть чувство, что «что-то не так», хоть просто легкое одурманивание в голове. Иногда — резкое желание выпить, покурить или поесть (когда, в общем-то, сыт). Обычно у людей с созависимыми паттернами чувства притуплены, они слабо их распознают. Поэтому, следует ориентироваться на телесные ощущения. Если вы обнаружили затяжную растерянность (или что «что-то не так») — сразу приостановитесь во всех процессах. Не принимайте помощь, и не оказывайте ее. Сделайте паузу. И спросите себя: что я в данный момент переживаю? Что меня раздражает? Что я хочу, чтобы было? Чего я хочу, чтобы не было? Важно вернуть себя к себе — любыми путями.

2. Мы были так близко друг к другу — как одно целое. И вмиг все пропало!

Контрзависимые люди — те же зависимые, только контр :). То есть, со знаком «минус». Они не «прилипают» к объекту зависимости, они резко «выдергиваются» из контакта с другим, как только учуют, что теряют ощущение себя. Это не имеет отношения к личностной свободе, а лишь к попытке избавиться от страха поглощения, отбежав на нужную дистанцию.

Но внутри им также важна привязанность и близость, как и всем людям. Даже, скорее, очень важна. Они всей душой к ней стремятся, и всей душой ее пугаются. Такие уж они противоречивые.

Поэтому, с одной стороны, они отчаянно ищут кого-то теплого, нежного и принимающего, с другой — отчаянно от него бегут, как только начинают получать долгожданную нежность и любовь.

Парадоксально, грустно, печально. Но факт.

Если рядом человек со склонностью к созависимым формам поведения (аддикт преследования) — то резкое исчезновение контрзависимого партнера причинит сильную боль. И созависимый начнет отчаянно догонять и возвращать свою «сбежавшую половину» (именно половину, поскольку в таких отношениях личности априори не являются целостными). Процесс будет цикличным. Контрзависимый отбежит на безопасную дистанцию, передохнет, и начнет скучать по тому, с кем было так хорошо! Попробует вернуться, но опять «выпрыгнет» в ужасе поглощения. А созависимый снова почувствует сильнейшую боль.

На что нужно здесь обратить внимание

Если с вами так поступают или вы так поступаете — попробуйте заметить те переживания, которые возникают при резком сближении и резком разрыве. Попробуйте заметить свои мотивы, когда вы «всей душой» тянетесь к, на самом деле, малознакомому человеку. Попробуйте заметить чувства, которые испытываете при резком обрывании связи — боль, ярость, обида? Или — сильное облегчение, но также глубокое одиночество?

В любом случае, если ваши переживания заряжены, амплитуда энергии в теле высока (то есть вы эмоционально дико взбудоражены — не важно, от «опьянения другим» или ярости) — это значит, что «созависимая программа» начала работать. Это значит, что ваша личность психологически очень голодна и вынуждена работать на сильных оборотах, поскольку очень нуждается, сильно и давно фрустрированы потребности. В этом случае рекомендована очная консультация психолога в Киеве или других городах — для исследования собственных личностных границ, как вы их «теряете», не ощущаете, «забываете», и как в этом нарушается ваша личностная целостность, ценность и т.д.

3. Провокация конкуренции за партнера

Как мне привязать к себе человека, со слабым ощущениям собственной ценности, которого я уже много раз «спас» от многих невзгод, очень хорошо и искренне к нему отнесся, впечатлился и восхитился им, и этим заимел над ним очень большую власть? Еще я несколько раз резко отверг его — избежав близости.

Очень просто. Добавить в этот замечательный коктейль «изюминку» — провокацию конкуренции!

Я буду много рассказывать тебе о своих отношениях с другими — женщинами, мужчинами. Я буду делать это «как-бы просто рассказываю, делюсь опытом». Но, я буду подкладывать в «бочку меда — ложку дегтя». Ненароком, я буду сравнивать наши и те отношения. Или людей, на которых ты злишься, я буду оправдывать.

Я буду всячески провоцировать то, чтобы ты почувствовал необходимость борьбы за меня. И все равно с кем, хоть с Папой Римским.

Я буду как бы невзначай намекать тебе, что «ты не единственный у меня» и даже более беспощадно. что ты легко заменим! И вместе с тем, невербально, оказывать такие знаки внимания, которые будут говорить обратное: что ты для меня — все!

Читайте так же:  Где грань между уязвимостью и позицией жертвы

На что нужно обратить внимание

Когда вы едите вкусный и сладкий торт, да еще и очень голодны, а может, просто давно не ели сладкого и тааак хотелось такого тортика! И тут попадается какая-то червоточина. не знаю, кусочек перца горошком или красного жгучего. А может быть что-то просто очень горькое и противное. И психика, которая так воодушевилась этим долгожданным тортиком, захочет не заметить этого неприятного события — этого перчика. Ну как же — так было хорошо, и тут. Может, это мне показалось?

Вот то, на что важно непременно обратить внимание: на возникающую в голове мысль: мне показалось! Возможно, это будет не мысль, а просто слезы выступят на глазах — и будет казаться, что «просто расстроился, неизвестно от чего». Или какое-то неведомое раздражение или ощущение собственной неуместности, которое мозг припишет «моим личным тараканам». Вот на это все очень важно обратить внимание. Именно эти «знаки» — и есть ключики, которые вскрывают манипуляции. Благодаря им есть шанс изменить созависимый паттерн. Если вы заметили что-то подобное — опять же — сделайте паузу в общении. Увеличьте дистанцию. И подробно разберите ваши ощущения со своим психотерапевтом.

Вы спросите, а как же условно «здоровая личность» будет реагировать на такой нелегальный взлом границ?

Скажу так. Первое, условно здоровую личность будет все настораживать! С самого начала! Особенно — попытка другого резко и быстро войти в доверительный контакт, рассказывая много подробностей о своей личной истории, расспрашивая об истории другого, активно заботясь о другом или наоборот — сильно его не замечая и игнорируя (или и то, и то — попеременно). И так далее по сценарию.

Настороженность и, соответственно, выдерживание безопасной дистанции, здоровое раздражение на попытки взлома границ — вот те чувства, которые испытывает условно здоровая личность (я говорю условно — так как абсолютно здоровых, как вы знаете, не бывает) при встрече с человеком, демонстрирующим созависимые или контрзависимые паттерны поведения. Можно также почувствовать нежность, грусть, печаль, сожаление, бессилие. В среднем диапазоне интенсивности.

Никаких аффектов типа безграничной нежности, умопомрачительного сексуального возбуждения или дикой ярости! Аффективные реакции всегда маркируют уже свершившуюся «сцепку» двух ранимых и нуждающихся людей.

Другие публикации, которые я рекомендую прочитать на эту тему:

Психолог в Киеве в вашем районе (ст. м. «Шулявская», напротив завода «Большевик»). Онлайн психолог – консультации по Skype.

Автор Елена Митина http://elenamitina.com.ua

[2]

Использование материалов разрешено только с указанием авторства и активной ссылки на сайт.

Зависимость и созависимость — разница

Обсуждали в кулуарах зависимость и созависимость. И если это — две стороны одного и того же зависимого поведения, то в чём разница.⠀

Расшариваю своё 😇⠀

Зависимые — отказались от саморегуляции в отношениях и с помощью отношений. Они нашли, что выпить, понюхать, уколоть, посмотреть или поиграть. И если в отношениях какое-то напряжение — то они уже выход знают. А со временем это даже и не выход, а — повод.⠀
Следовательно, в отношениях они на себя ответственности ни за что не берут.⠀

А созависимые — наоборот, пытаются отвечать за то, что по определению не в их власти. Пытаются залезать другому в мозг, контролировать весь мир. Ищут ответы на вопросы, как мне изменить себя, чтобы он. Развивают чувствительность к тому, что чувствует другой, подавляя чувствительность к тому, что чувствуют они сами. Считают себя очень эмпатичными, принимая гиперконтроль за эмпатию. На самом деле, они неспособны проэмпатировать чужой душе, пока не успокоят собственную тревогу.⠀

По степени деструктивности и сложности для изменений в запущенных случаях — созависимые даже сложнее, чем зависимые.⠀

Зависимый — созависимый: сладкая парочка

ЗАВИСИМЫЙ — СОЗАВИСИМЫЙ: СЛАДКАЯ ПАРОЧКА

«Я – это ты, ты – это я,

[3]

и никого не нужно нам…

Слова из популярной песни

В фокус профессиональной деятельности психотерапевта довольно часто попадает клиенты с проблемой созависимых отношений.

[3]

Каков он, созависимый клиент?

Типичные характеристики созависимой личности – включенность в жизнь другого, полная поглощенность его проблемами и делами. Созависимая личность патологически привязана к другому: супругу, ребенку, родителю.

Кроме выделенных качеств, для созависимых людей также характерны следующие:

• потребность в постоянном одобрении и поддержке со стороны других;

• неопределенность психологических границ;

• ощущение своего бессилия что-либо изменить в деструктивных отношениях и др.

Созависимые люди всей своей жизнью делают членов своей системы зависимыми от них. При этом созависимый активно вмешиваются в жизнь зависимого, контролируют его, знает, как лучше поступать и что делать, маскируя свой контроль и вмешательство под любовь и заботу. Об этом я писал в статье «Агрессия созависимых»

Другой член пары – зависимый – обладает, соответственно, противоположными качествами: он безынициативен, безответственен, не способен к самоконтролю.

Созависимые отношения с бытовой точки зрения

Традиционным является взгляд на зависимых как на некое социальное зло, а на созависимых как на их жертв. Поведение созависимых, как правило, социально одобряется и принимается, в то время как действия зависимого единодушно порицается и осуждается. И это неудивительно. Зависимый из-за своей патологической привязанности к объекту зависимости разрушает семью, отношения, да и самого себя, все больше и больше деградируя как личность.

С бытовой точки зрения все так и выглядит – зависимый всячески разрушает отношения, созависимый же пытается их спасать.

Психологическая точка зрения на созависимые отношения

Однако, с психологической точки зрения, вклад созависимого в такие патологические отношения ничуть не меньше зависимого. Созависимый сам не в меньшей степени нуждается в зависимом и сам поддерживает такого рода отношения – он зависимый от зависимого. Это вариант так называемой «человеческой» зависимости.

Созависимые сами поддерживают отношения зависимости, а когда они становятся сложновыносимы, то тогда обращаются к специалисту, чтобы он «вылечил» зависимого, то есть по сути – вернул его в прежние зависимые отношения. Любые же попытки зависимого выйти из-под контроля созависимого вызывают у последнего много агрессии.

Функция зависимого в отношениях

Партнер созависимого – зависимый – воспринимается им как объект и его функция в паре созависимый-зависимый сравнима с функцией объекта зависимого (алкоголь, наркотик…). Эта функция состоит в том, чтобы «затыкать дыру» в идентичности созависимого (в нашем случае – партнера) для того, чтобы получить возможность ощутить себя целым, обрести смысл жизни. Неудивительно, что для созависимого зависимый, несмотря на все свои недостатки (с точки зрения общества и самого созависимого), оказывается так важен, ведь он обеспечивает для него важнейшую функцию – смыслообразующую. Без него жизнь созависимого теряет всякий смысл. Отсюда такая сильная привязанность созависимого к зависимому. У зависимого же для этого есть свой объект привязанности — алкоголь, наркотик и т.д.

Неудивительно, что в картине Мира созависимого другой человек занимает такое важное место. Но при всей нужности другого для созависимого и фиксированности на нем, отношение к нему чисто инструментальное – как к функции. На самом деле Другого для созависимого, в силу его эгоцентрической позиции, как Иного, отдельного человека с его переживаниями, чаяниями, желаниями просто нет. Да, Другой присутствует в картине Мира созависимого, даже гипертрофированно, но только функционально.

Читайте так же:  Как сменить привычку к неудачам на привычку к успехам

В плане же психологического развития зависимый и созависимый находятся примерно на одном уровне. Безусловно, это уровень пограничной организации структуры личности с характерными для него эгоцентризмом, импульсивностью как неспособностью удерживать аффект, низкой самооценкой, инфантилизмом (смотри об этом в статье «Мир глазами пограничного клиента»). Пара зависимый-созависимый образуется по принципу дополнительности. Сложно представить пару человека с автономным Я и созависимого.

Общим для них является также патологическая привязанность к объекту зависимости. В случае созависимой структуры личности таким объектом, как говорилось ранее, выступает партнер. В случае зависимой – «нечеловеческий» объект. Неясен механизм «выбора» объекта, но и в том, и в другом случае мы имеем дело с зависимой структурой личности.

Каким образом люди с такой структурой личности попадают на психотерапию?

Чаще всего психотерапевт имеет дело с двумя видами запроса:

1. Запрос делает созависимый, а клиентом психотерапевта становится зависимый (созависимый приводит либо отправляет на терапию зависимого). В этом случае мы встречаемся со стандартной для психотерапии ситуацией: заказчиком выступает созависимый, а клиентом становится зависимый. Данная ситуация представляется прогностически неблагоприятной для терапии, поскольку здесь мы реально не имеем дело с клиентом – не соблюдается одно из необходимых условий терапии – признание клиентом собственного «вклада» в сложившуюся проблемную ситуацию, как, впрочем, и отрицание наличия самой проблемы. В качестве примера рассматриваемой ситуации можем привести случаи обращения родителей с запросом «исправить» проблемное поведение ребенка, либо одного из супругов, желающего избавить партнера от патологической привычки.

2. Созависимый сам обращается за терапией. Это прогностически более перспективный вариант для терапии. Здесь мы в одном лице имеем дело и с клиентом, и с заказчиком. Например, родители обращаются за профессиональной помощью с желанием разобраться в проблемных отношениях с ребенком, либо кто-то из супругов хочет с помощью психотерапевта понять причину не устраивающих его отношений с партнером.

Если в первом случае психотерапия в принципе невозможна, то во втором у созависимого клиента появляется шанс. При этом, такие клиенты обычно плохо поддаются психотерапии, так как спектр их проблем обусловлен базисным дефектом их психики. Отсутствие самоконтроля, инфантилизм, ограниченная сфера интересов, «приклеенность» к объекту зависимости являются серьезным вызовом для психотерапевта.

Созависимые отношения как система

Работа как с зависимыми, так и созависимыми клиентами не ограничивается отношениями терапевт-клиент, а неизбежно втягивает психотерапевта в полевые отношения. Психотерапевту приходится работать не с одним человеком, а с системой. Он постоянно оказывается втянутым в эти системные отношения. Для психотерапевта это очень важно осознавать. Если он оказывается втянут в системные отношения, то теряет профессиональную позицию и становится профессионально неэффективным, так как нельзя изменить систему, находясь в самой системе.

Одной из форм «втягивания» терапевта в систему являются так называемые треугольники. Треугольники являются необходимым атрибутом жизни зависимых-созависимых. Все многообразие ролей, лежащее в основе «игр, в которые играют люди», может быть сведено к трем основным – Спасателя, Преследователя и Жертвы. Об этом смотри более подробно в статье Еще раз о созависимости: сестрица Аленушка https://www.b17.ru/article/10037/

Особенности терапевтических отношений

Зависимые от отношений клиенты легко распознаются уже при первом контакте. Чаще всего в роли инициатора встречи выступает созависимый близкий родственник зависимого – мать, жена… Нередко первым чувством терапевта является удивление. И не случайно. Поговорив со звонившей матерью о проблемах ее мальчика, закономерно интересуешься, сколько ему лет? К своему удивлению узнаешь, что мальчику 25, 30, а то и больше…

Так сталкиваешься с одним из центральных качеств личности зависимого – его инфантильностью. Суть психической инфантильности в несовпадении психологического возраста и возраста паспортного. Взрослые мужчины, женщины в своем поведении демонстрируют нетипичные для их возраста детские черты – обидчивость, импульсивность, безответственность. Такие клиенты сами не осознают своих проблем и не способны просить о помощи у окружения – обычно за помощью обращаются их родственники или кто-то приводит их на терапию буквально «за руку». Психотерапевту предстоит работать с «маленьким ребенком», не осознающим своих желаний, потребностей, своей отдельности от окружения. Зависимые всегда остаются для созависимых детьми.

Анализируя терапевтические отношения в работе с описываемыми клиентами, необходимо отметить, что они (отношения) достаточно неустойчивы по причине сопротивлений в работе со стороны как клиента (зависимого-созависимого), так и терапевта.

Созависимый (чаще всего заказчик терапии) недоволен результатами работы, так как психотерапевт делает не то, чего бы он хотел. Он чаще всего сознательно сопротивляется терапии, всячески ей препятствует, используя арсенал от самых безобидных способов – отговорок зависимого от терапии, до достаточно серьезных – угроз как клиенту терапии, так и самому терапевту.

Зависимый (клиент) – с одной стороны сознательно хочет изменений, с другой – бессознательно всячески ей сопротивляется, так как патологически привязан к созависимому. Он инфантилен, безынициативен, его удерживает вина, страх. Он часто бессознательно подключает к сопротивлению объекты системы.

У психотерапевта также могут неосознанно включаться механизмы сопротивления работе. Чувства, которые он испытывает к клиенту, сложно отнести к разряду позитивных: страх, злость, безысходность…

Страх возникает в результате того, что позиция психотерапевта довольно уязвима, ей легко можно нанести вред, так как содержание психологической помощи недостаточно понятно простым обывателям. В работе психолога/терапевта нет четких объективных критериев успешности терапии. Позиция психолога/терапевта уязвима и в юридическом плане – зачастую у него отсутствует лицензия на такого рода деятельность в силу законодательных особенностей. Позиция специалиста также неустойчива и в плане конкуренции с коллегами-медиками – «психотерапевтами в законе». Любая жалоба со стороны недовольного заказчика может создать много сложностей у психолога/психотерапевта.

Отчаяние связано с тем, что работа с такими клиентами долгая и медленная, а изменения незначительные и неустойчивые.

Злость обусловлена тем, что клиент – манипулятор, пограничная личность, он большой специалист по нарушению психологических границ, в том числе и границ терапии и терапевта.

Терапия клиента с зависимой структурой личности

Психотерапия клиента с зависимой структурой личности – долгосрочный проект. Существует мнение, что ее длительность исчисляется из расчета один месяц терапии за каждый прожитый год клиента. Почему эта терапия длится так долго? Ответ очевиден – это терапия не конкретной проблемы человека, а изменение его картины Мира и таких его структурных компонентов, как концепция Я, концепция Другого и концепция Жизни. Смотри об этом более подробно в статьях https://www.b17.ru/article/19245/

Для иногородних возможно консультирование и супервизия по скайпу.
Скайп
Login: Gennady.maleychuk

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Регистрируйтесь на сайте b17.ru и получайте доступ к интересной информации по практической психологии

Источники


  1. Маркова, Надежда За пределами одиночества / Надежда Маркова. — М.: ИГ «Весь», 2014. — 208 c.

  2. Кинг, Д. Любовница, подруга и жена. Психология супружества / Д. Кинг. — М.: ФАИР-ПРЕСС, Информпресс+, 2019. — 384 c.

  3. Гитин, В. Г. Эта покорная тварь — женщина / В.Г. Гитин. — М.: Торсинг, 2015. — 544 c.
Зависимый — созависимый сладкая парочка
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here